Решения и постановления судов

Постановление ФАС Московского округа от 04.11.2002 N КГ-А40/7246-02 Суд правомерно удовлетворил исковые требования об истребовании имущества из чужого незаконного владения, т.к. у ответчика отсутствуют правовые основания для удержания спорного имущества.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности и

обоснованности решений (определений, постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

от 4 ноября 2002 г. Дело N КГ-А40/7246-02

(извлечение)

Закрытое акционерное общество (ЗАО) “Геба-96“ обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Закрытому акционерному обществу (ЗАО) “Банк ВДНХ“ об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Исковые требования мотивированы тем, что по договору о финансовом лизинге движимого имущества N 47-Л от 30.10.2000 г., заключенному между сторонами, истец (лизингодатель) передал ответчику (лизингополучателю) автомобиль ГАЗ 3110-411, укомплектованный дополнительным оборудованием; автомобиль является собственностью ЗАО “Геба-96“; договор был впоследствии расторгнут по соглашению сторон 30.09.2001 г. путем подписания двустороннего соглашения; в соответствии со статьей 17 Закона “О лизинге“ и пунктом 1.2 дополнения к договору лизинга ответчик должен был возвратить имущество собственнику, однако до настоящего времени имущество, являвшееся предметом договора лизинга, собственнику не возвращено.

Решением от 9 июля 2002 года исковые требования удовлетворены путем изъятия у ЗАО “Банк ВДНХ“ и передачи ЗАО “Геба-96“ спорного автомобиля с дополнительным оборудованием.

Решение мотивировано тем, что во исполнение договора финансового лизинга N 47-Л от 30.10.2000 г. истец передал ответчику по акту приемки - передачи от 15.11.2000 г. спорный автомобиль с комплектующими изделиями; дополнением от 30.09.2001 г. стороны расторгли указанный договор; ответчик принял на себя обязательство возвратить истцу автомобиль в трехдневный срок по акту приемки - передачи, однако автомобиль не был передан; право собственности истца на спорный автомобиль подтверждено договором купли - продажи от 24.10.2000 г. N ГЛФ94/ПР и паспортом транспортного средства.



Постановлением апелляционной инстанции от 9 сентября 2002 года решение оставлено без изменения с подтверждением содержащихся в нем выводов.

Одновременно суд апелляционной инстанции прекратил производство по апелляционной жалобе ЗАО “Банк ВДНХ“ в части требований о признании договоров N 32-Л, 46-Л, 47-Л недействительными сделками и о применении последствий недействительности сделок.

В кассационной жалобе конкурсный управляющий ЗАО “Банк ВДНХ“ просит отменить судебные акты, ссылаясь на то, что судом обеих инстанций не дана оценка доводам ответчика о том, что у истца не имеется правовых оснований для истребования имущества, так как право собственности истца основано на ничтожной сделке; суд необоснованно не удовлетворил ходатайство ответчика об отложении дела слушанием для подготовки и предъявления встречного иска; судом не дана оценка дополнительному соглашению о расторжении договора лизинга, как притворной сделке, прикрывающей досрочное прекращение обязательств ЗАО “Геба-96“ по передаче имущества в собственность ЗАО “Банк ВДНХ“; судом не были применены нормы статьи 9 Закона “О лизинге“ и статей 28, 47.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“.

В заседании кассационной инстанции представитель конкурсного управляющего привел доводы, аналогичные изложенным в жалобе.

Представитель истца возразил против доводов жалобы, ссылаясь на их необоснованность, возражения изложены в отзыве, приобщенном к материалам дела.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителей сторон, кассационная инстанция не находит оснований к отмене судебных актов, исходя из следующего.

Судом обеих инстанций правильно определены правоотношения между истцом и ответчиком, как возникшие из договора финансовой аренды (лизинга), которые регулируются нормами статей 665 - 670 Гражданского кодекса Российской Федерации и нормами Федерального закона “О лизинге“.

Судом установлено, что по договору о финансовом лизинге движимого имущества с последующим выкупом имущества N 47-Л от 30.10.2000 г. истец передал по акту приемки - передачи от 15.11.2000 г. ответчику в лизинг выбранный ответчиком автомобиль ГАЗ-3110-411 с дополнительным оборудованием; указанный автомобиль приобретен истцом по договору купли - продажи N ГЛФ 94/ПР от 24.10.2000 г., заключенному между ЗАО “Геба-96“ и ООО “Гелфорд“; право собственности на автомобиль принадлежит ЗАО “Геба-96“, что подтверждается договором купли - продажи и паспортом транспортного средства.

В договоре купли - продажи N ГЛФ 94/ПР от 24.10.2000 г. в пункте 1.1 указано, что автомобиль приобретается покупателем (ЗАО “Геба-96“) для передачи в лизинг ЗАО “Банк ВДНХ“.

Дополнением от 30.09.2001 г. к договору N 47-Л от 30.10.2000 г. ЗАО “Геба-96“ и ЗАО “Банк ВДНХ“ расторгли договор финансового лизинга по соглашению сторон, что предусмотрено пунктом 10.2 названного договора, при этом ответчик обязался в течение трех дней передать автомобиль истцу по акту приемки - передачи, как имущество, являющееся собственностью лизингодателя (истца).



Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из условий договора N 47-Л от 30.10.2000 г., дополнительного соглашения от 30.09.2001 г. о расторжении договора и статьи 11 Федерального закона “О лизинге“, сделав вывод об отсутствии у ответчика правовых оснований для удержания спорного имущества.

Довод кассационной жалобы о том, что соглашение о расторжении договора финансового лизинга является притворной сделкой, прикрывающей досрочное прекращение обязательств ЗАО “Геба-96“ по передаче автомобиля в собственность ЗАО “Банк ВДНХ“, не может быть признан обоснованным по следующим основаниям.

В соответствии с частью 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворной является сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку. При этом воля лиц, заключивших притворную сделку, направлена не на достижение правовых последствий, вытекающих из заключенной сделки, а на достижение последствий той сделки, которую стороны в действительности имели в виду.

Однако соглашение сторон о расторжении договора всегда направлено на прекращение обязательств. В соответствии с частью 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

В данном случае соглашение между истцом и ответчиком от 30.09.2001 г. направлено на прекращение обязательств обеих сторон (а не только истца) по договору финансового лизинга; возможность расторжения договора финансового лизинга по соглашению сторон предусмотрена пунктом 10.2 этого договора, поэтому отсутствуют правовые основания для квалификации соглашения о расторжении договора финансового лизинга, как притворной сделки.

В соответствии с частью 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Иное в данном случае установлено, поскольку и соглашением сторон, и нормами Федерального закона “О лизинге“ предусмотрена обязанность лизингополучателя возвратить предмет лизинга лизингодателю, за которым сохраняется право собственности на предмет лизинга.

Довод кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции неправомерно отклонено ходатайство ответчика об отложении дела слушанием для подготовки и предъявления встречного иска, не может служить основанием для отмены судебных актов, поскольку сделка по основаниям недействительности, предусмотренным статьей 28 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“, является оспоримой; иск о признании недействительной оспоримой сделки может быть предъявлен в самостоятельном порядке, на что сослался суд первой инстанции, отклоняя ходатайство.

Давая пояснения в суде кассационной инстанции, представитель конкурсного управляющего ЗАО “Банк ВДНХ“ сообщил, что иск о признании недействительным договора о финансовом лизинге N 47-Л от 30.10.2000 г. был впоследствии предъявлен в самостоятельном порядке.

Поскольку встречный иск в рамках настоящего дела не предъявлялся и не рассматривался, у суда не было оснований применять нормы статей 28 и 47.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций“, в связи с чем необоснованным является довод заявителя о неприменении судом указанных норм.

Не может быть признана обоснованной ссылка заявителя на Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 25.02.1998 г., поскольку титул истца, как собственника автомобиля, являющегося предметом лизинга, основывается не на соглашении о расторжении договора финансового лизинга, на ничтожность которого ссылается ответчик, а на договоре купли - продажи N ГЛФ 94/ПР от 24.10.2000 г. и факте регистрации автомобиля на имя ЗАО “Геба-96“, как собственника транспортного средства. Заявитель не привел каких-либо доводов и не представил каких-либо доказательств, подтверждающих ничтожность указанного договора купли - продажи.

Спорный автомобиль не является имуществом ЗАО “Банк ВДНХ“ и не входит в конкурсную массу, в связи с чем суд, исходя из условий договора о финансовом лизинге, соглашения сторон о его расторжении и норм Федерального закона “О лизинге“, пришел к правомерному выводу об отсутствии у ответчика правовых оснований для удержания спорного автомобиля.

На основании изложенного кассационная инстанция пришла к выводу, что решение и постановление приняты при правильном применении норм материального права, нарушений норм процессуального права, на которые ссылался заявитель, не установлено, в связи с чем кассационная жалоба по изложенным в ней доводам не может быть удовлетворена.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 9 июля 2002 года и постановление от 9 сентября 2002 года по делу N А40-22699/02-11-245 Арбитражного суда города Москвы оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Отменить приостановление исполнения решения от 09.07.2002 г. и постановления от 09.09.2002 г. по определению Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.10.2002 г. N КГ-А40/7246-02.