Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.09.2003 N А21-4266/03-С1 Поскольку налогооблагаемая прибыль при фактически произведенных затратах и расходах за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия, уменьшается на суммы, направленные на финансирование капитальных вложений производственного назначения, суд признал необоснованным решение налогового органа о привлечении общества к ответственности за неполную уплату налога на прибыль.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 сентября 2003 года Дело N А21-4266/03-С1

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Эльт Л.Т., судей Афанасьева С.В. и Бухарцева С.Н., при участии от ООО “Лукойл-Калининградморнефть“ Боровковой Ж.Н. (доверенность от 14.04.2003) и Гайдуковой М.В. (доверенность от 25.04.2003 N 17-1/1949), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Калининградской области и ООО “Лукойл-Калининградморнефть“ на решение от 03.06.2003 (судья Приходько Е.Ю.) и постановление апелляционной инстанции от 03.07.2003 (судьи Мельник И.А., Гелеверя Т.А., Конева В.В.) Арбитражного суда Калининградской области по делу N А21-4266/03-С1,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью “Лукойл-Калининградморнефть“ (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о признании недействительным в части принятых Управлением Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Калининградской области (далее - УМНС) требований от 03.04.2003 N 1 и N 2 об уплате налогов, а также решения от 03.04.2003 N 28 о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения.

УМНС обратилось в арбитражный суд со встречным заявлением о взыскании с общества налоговых санкций в размере 47107713 рублей 82 копеек.

Решением суда от 03.06.2003 заявление общества удовлетворено частично, оспариваемые ненормативные правовые акты признаны недействительными в части доначисления налога на прибыль, дополнительных платежей по нему, налогу на добавленную стоимость, налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы, страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, пеней и штрафов по указанным платежам. В остальной части в удовлетворении требований общества отказано. В удовлетворении встречного заявления УМНС отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 03.07.2003 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе УМНС просит отменить указанные судебные акты в части удовлетворения требований общества, ссылаясь на неправильное применение судебными инстанциями подпункта “а“ пункта 1 статьи 5 Закона Российской Федерации “О налоге на прибыль предприятий и организаций“ (далее - Закон о налоге на прибыль), статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), статьи 44 Закона Российской Федерации “О недрах“, пунктов 20 и 21 Перечня выплат, на которые не начисляются страховые взносы в государственные социальные внебюджетные фонды, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.97 N 546 (далее - Перечень выплат).

В кассационной жалобе общество просит отменить указанные судебные акты в части отказа в удовлетворении заявления общества и принять новое решение об их удовлетворении в этой части. По мнению подателя жалобы, судебные инстанции неправильно применили пункт 20 приказа Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н и необоснованно не признали АЗС в качестве единого объекта основных средств.

В судебном заседании представители общества поддержали доводы жалобы общества и возражали против удовлетворения жалобы УМНС.

УМНС, надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения жалобы, своих представителей в заседание суда кассационной инстанции не направило, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке. Суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Как видно из материалов дела, УМНС провело выездную налоговую проверку общества за период с 01.01.99 по 30.06.2002, о чем составлен акт проверки от 27.02.2003 N 1. По результатам рассмотрения материалов проверки УМНС вынесло решение от 03.04.2003 N 28, на основании которого обществу доначислены налог на прибыль, дополнительные платежи по нему, налог на добавленную стоимость, налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы, страховые взносы в государственные внебюджетные фонды, а также пени по указанным платежам. Кроме того, общество привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ.

В ходе проверки установлено, что в 1999 и 2000 годах общество в связи с приобретением автозаправочных станций (далее - АЗС) воспользовалось налоговой льготой, предусмотренной подпунктом “а“ пункта 1 статьи 6 Закона о налоге на прибыль. В соответствии с указанной правовой нормой при исчислении налога на прибыль облагаемая прибыль при фактически произведенных затратах и расходах за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия, уменьшается на суммы, направленные предприятиями отраслей сферы материального производства на финансирование капитальных вложений производственного назначения (в том числе в порядке долевого участия), а также на погашение кредитов банков, полученных и использованных на эти цели, включая проценты по кредитам. Эта льгота предоставляется указанным предприятиям, осуществляющим соответственно развитие собственной производственной базы и жилищное строительство, включая погашение кредитов банков, полученных и использованных на эти цели, при условии полного использования ими сумм начисленного износа (амортизации) на последнюю отчетную дату.



Принимая оспариваемое решение, УМНС исходило из того, что на основании решения внеочередного собрания участников от 27.01.2001 общество передало в третьем квартале 2001 года приобретенные АЗС в качестве вклада в уставный капитал дочерней организации общества. По мнению УМНС, после отчуждения имущества налогоплательщик обязан восстановить к уплате в бюджет сумму налога на прибыль, в отношении которой ранее им была применена налоговая льгота.

Суды первой и апелляционной инстанций признали позицию налогового органа не основанной на законодательстве о налогах и сборах, которое не ставит право налогоплательщика на применение налоговой льготы в зависимость от обстоятельств, наступивших по окончании соответствующего налогового периода.

Кроме того, пункт 4.1 Инструкции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 15.06.2000 N 62 “О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на прибыль предприятий и организаций“, на который ссылается УМНС, устанавливает, что при реализации или безвозмездной передаче (в течение двух лет с момента получения льготы по прибыли, направленной на финансирование капитальных вложений) основных средств и объектов, не завершенных строительством, при приобретении и сооружении которых предприятиям были предоставлены льготы по налогу на прибыль, налогооблагаемая прибыль подлежит увеличению на остаточную стоимость этих основных средств и произведенные затраты по объектам, не завершенным строительством, в пределах сумм предоставленной льготы.

Между тем передача обществом основных средств в качестве вклада в уставный капитал, имеющая инвестиционный характер и связанная с приобретением обществом их эквивалента в виде долей участия в юридическом лице, не является ни безвозмездной передачей, ни реализацией товаров (работ, услуг), что подтверждается подпунктом 4 пункта 3 статьи 39 НК РФ.

Не основано на законе и требование УМНС о восстановлении для целей налогообложения прибыли на сумму остаточной стоимости основных средств, переданных обществом мэрии города Калининграда в четвертом квартале 1999 года. Налоговый орган не опроверг выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что стоимость указанных основных средств не учитывалась при применении налоговой льготы и уменьшала налогооблагаемую прибыль через амортизационные отчисления.

Доначисляя обществу налог на добавленную стоимость, УМНС исходило из того, что передача АЗС в уставный капитал юридического лица влечет обязанность налогоплательщика восстановить к уплате в бюджет сумму налога, уплаченную при их приобретении и предъявленную к вычету.

Между тем в соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона Российской Федерации “О налоге на добавленную стоимость“ сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая внесению в бюджет, определяется как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные им товары (работы, услуги), и суммами налога, фактически уплаченными поставщикам за поступившие (принятые к учету) материальные ресурсы (работы, услуги), стоимость которых относится на издержки производства и обращения. Следовательно, налог по материальным ресурсам принимается к зачету в том отчетном периоде, когда ресурсы приобретены (оприходованы), а не в тех отчетных периодах, в которых они будут фактически израсходованы.

Законодательство о налогах и сборах, действовавшее в период приобретения обществом АЗС, то есть в 1999 - 2000 годах, не предусматривало обязанности налогоплательщика восстановить к уплате в бюджет сумму налога на добавленную стоимость, которая ранее на основании закона принята к вычету.

В ходе налоговой проверки УМНС установило, что в 1999 - 2001 годах общество передало часть отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы, оставленных в его распоряжении, основному акционерному обществу - ОАО “Нефтяная компания “Лукойл“ для финансирования работ по геологическому изучению недр. Основанием для передачи суммы указанных отчислений послужили Программа геологоразведочных работ на территории Калининградской области на 1999 год, Государственные территориальные программы геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы на 2000 и 2001 годы, утвержденные Министерством природных ресурсов Российской Федерации и администрацией Калининградской области. Правомерность передачи отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы подтверждена письмом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 24.04.2003 N ПС-06-47/2592 (том 3, листы дела 138 - 139).

В соответствии со статьей 44 Закона Российской Федерации “О недрах“ пользователи недр, осуществляющие добычу всех видов полезных ископаемых, разведанных за счет государственных средств, производят отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы. При этом часть отчислений, в том числе все отчисления, производимые при добыче общераспространенных полезных ископаемых и подземных вод, используемых для местных нужд, по представлению федерального органа управления государственным фондом недр и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации направляется в бюджеты субъектов Российской Федерации для целевого финансирования работ по воспроизводству минерально-сырьевой базы в соответствии с территориальными программами геологического изучения недр. Из них часть отчислений по представлению территориальных органов федерального органа управления государственным фондом недр может передаваться добывающим предприятиям, самостоятельно проводящим работы по геологическому изучению недр.

Учитывая, что передача суммы отчислений произведена обществом на основании решения компетентных органов государственной власти для использования по целевому назначению - для финансирования работ по самостоятельному геологическому изучению недр, вывод налогового органа о недоплате обществом в бюджет указанной суммы отчислений является неправомерным.

Суды первой и апелляционной инстанций также обоснованно отклонили ссылку УМНС на пункт 7 Инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации от 31.12.96 N 44 “О порядке исчисления, уплаты в Фонд воспроизводства минерально-сырьевой базы и целевом использовании отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы“, согласно которому добывающие организации, являющиеся дочерними (зависимыми) акционерными обществами, по согласованию с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, Министерством природных ресурсов Российской Федерации и другими федеральными органами исполнительной власти (в соответствии с их компетенцией) могут передавать основному (преобладающему) акционерному обществу для целевого использования часть отчислений, оставляемых этим организациям для самостоятельного финансирования геологоразведочных работ.

Изменение заявителем в 1999 году организационно-правовой формы - преобразование из открытого акционерного общества в общество с ограниченной ответственностью - не повлекло изменения порядка использования отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы и не изменило отношений общества с ОАО “Нефтяная компания “Лукойл“. Кроме того, положения статьи 44 Закона Российской Федерации “О недрах“ не связывают право на передачу отчислений добывающим предприятиям с организационно-правовой формой последних.

При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций по рассмотренному эпизоду следует признать обоснованными.

В ходе налоговой проверки установлено, что между обществом и негосударственным пенсионным фондом “ЛУКойл-ГАРАНТ“ (далее - НПФ) заключен договор от 15.04.97 о негосударственном пенсионном обеспечении работников. Налоговый орган полагает, что общество необоснованно не включило в базу по единому социальному налогу и страховым взносам в государственные внебюджетные фонды денежные средства, перечисленные в пользу НПФ для зачисления на солидарный пенсионный счет.



В соответствии со статьей 1 Федеральным законом от 20.11.99 N 197-ФЗ “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 2000 год“ базой для начисления страховых взносов являются выплаты в денежной и (или) натуральной форме, начисленные в пользу работников по всем основаниям независимо от источников финансирования, включая вознаграждения, выплачиваемые работникам и иным физическим лицам.

Согласно пункту 1 статьи 237 НК РФ налоговая база по единому социальному налогу определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 НК РФ, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц. При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 НК РФ), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника или членов его семьи, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в их интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238 НК РФ).

Как предусмотрено пунктом 2 статьи 237 НК РФ, налогоплательщики, производящие выплаты физическим лицам, определяют налоговую базу отдельно по каждому физическому лицу с начала налогового периода по истечении каждого месяца нарастающим итогом.

Следовательно, в налоговую базу по единому социальному налогу и базу для исчисления взносов в государственные внебюджетные фонды включаются доходы, которые получены конкретными физическими лицами, в том числе реально полученная ими материальная выгода.

Между тем, как показывает анализ заключенного обществом договора о негосударственном пенсионном обеспечении, его условия предусматривают зачисление выплачиваемых взносов на солидарный пенсионный счет. Средства, учитываемые на указанном счете, являются обезличенными до момента получения пенсионным фондом распоряжения вкладчика (общества), индивидуализирующего лицо, имеющее право на получение пенсионных накоплений. После получения упомянутого распоряжения пенсионный фонд открывает именной пенсионный счет лицу, в пользу которого распределены пенсионные накопления.

Указанные условия договора соответствуют статьям 3 и 12 Федерального закона от 07.05.98 N 75-ФЗ “О негосударственных пенсионных фондах“.

Таким образом, до момента индивидуализации лица, имеющего право на получение пенсионных накоплений, их сумма находится в распоряжении общества и не является доходом (материальной выгодой) конкретных работников (физических лиц).

Нельзя признать обоснованной ссылку УМНС на то, что заключенный обществом договор относится к договорам страхования. В соответствии со статьями 2 и 3 Федерального закона от 07.05.98 N 75-ФЗ “О негосударственных пенсионных фондах“ различаются деятельность негосударственного пенсионного фонда по негосударственному пенсионному обеспечению и деятельность в качестве страховщика, а также договор негосударственного пенсионного обеспечения и договор об обязательном пенсионном страховании.

Учитывая вышеизложенное, выводы судов первой и апелляционной инстанций по рассмотренным эпизодам следует признать обоснованными.

В ходе налоговой проверки установлено, что в 2000 и 2001 годах обществом приобретены АЗС, а также ограждения, площадки с асфальтным покрытием и замощения из бетонных плит. Каждому из перечисленных объектов основных средств присвоен отдельный инвентарный номер. При этом общество, исчисляя налоговую базу по налогу на прибыль, применило единую норму амортизации ко всем объектам в целом.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в указанной части, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что каждый из упомянутых объектов основных средств выполняет самостоятельные функции и учитывается отдельно в бухгалтерском учете общества.

В соответствии с пунктом 6 Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств“ ПБУ 6/01, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н, единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект. Инвентарным объектом основных средств признается объект со всеми приспособлениями и принадлежностями, или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенный для выполнения определенной работы.

В случае наличия у одного объекта нескольких частей, имеющих разный срок полезного использования, каждая такая часть учитывается как самостоятельный инвентарный объект.

Обособленный учет различных частей объекта основных средств предполагает и различный порядок начисления по ним амортизации.

При таких обстоятельствах следует признать, что решение суда и постановление апелляционной инстанции соответствуют нормам материального и процессуального права и отмене не подлежат.

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 286 и 287 (пункт 1 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 03.06.2003 и постановление апелляционной инстанции от 03.07.2003 Арбитражного суда Калининградской области по делу N А21-4266/03-С1 оставить без изменения, а кассационные жалобы Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Калининградской области и ООО “Лукойл-Калининградморнефть“ - без удовлетворения.

Председательствующий

ЭЛЬТ Л.Т.

Судьи

АФАНАСЬЕВ С.В.

БУХАРЦЕВ С.Н.