Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.10.2001 N А42-4020/01-20 Работы считаются импортируемыми, если они выполняются за границей, но их результаты используются на территории РФ. В случае выполнения и использования результатов работ на таможенной территории РФ признак ввоза (импорта) отсутствует, а потому оплата таких работ валютными денежными средствами является валютной операцией, связанной с движением капитала, на совершение которой требуется разрешение (лицензия) ЦБ РФ.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 октября 2001 года Дело N А42-4020/01-20

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Бухарцева С.Н., судей Ветошкиной О.В., Почечуева И.П., при участии от Северо-Западного регионального управления валютного контроля Минфина Российской Федерации Бабиченко В.Л. (доверенность от 25.12.2000), Кожемякина С.В. (доверенность от 25.12.2000), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Северо-Западного регионального управления валютного контроля Минфина Российской Федерации на решение Арбитражного суда Мурманской области от 18.07.2001 по делу N А42-4020/01-20 (судьи Сачкова Н.В., Соломонко Л.П., Драчева Н.И.),

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество “Триада плюс“ (далее - ОАО “Триада плюс“) обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с иском к Северо-Западному региональному управлению валютного контроля в лице Мурманского отдела (далее - Управление ВК) о признании недействительным его решения от 04.04.2001 N 20304010.

Управлением ВК заявлен встречный иск о взыскании с ОАО “Триада плюс“ в доход государства 93399,72 норвежской кроны.

Решением суда от 18.07.2001 признано недействительным решение Управления ВК от 04.04.2001 N 20304010. В удовлетворении встречного иска отказано. В решении, в частности, суд указал, что Управлением ВК нарушен срок, предусмотренный статьей 38 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях (далее - КоАП). В то же время суд не принял во внимание довод истца о том, что после совершения валютных операций ТОО “Триада плюс“ реорганизовано путем преобразования в ОАО “Триада плюс“. Это обстоятельство, по мнению истца, освобождает его от ответственности за нарушение валютного законодательства.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе Управление ВК просит отменить решение суда как принятое с нарушением норм материального права. По мнению подателя жалобы, арбитражным судом нарушены положения Закона Российской Федерации “О валютном регулировании и валютном контроле“ (далее - Закон о валютном регулировании), а также применены нормы КоАП, не подлежащие применению.

ОАО “Триада плюс“ о времени и месте слушания дела извещено надлежащим образом, однако своих представителей в суд не направило, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.



В отзыве на кассационную жалобу ОАО “Триада плюс“ просит оставить решение суда без изменения, а жалобу - без удовлетворения, указывая на ее необоснованность.

В судебном заседании представитель Управления ВК поддержал доводы, изложенные в жалобе.

Законность обжалуемого решения суда проверена в кассационном порядке.

Кассационная инстанция считает, что решение суда подлежит отмене как недостаточно обоснованное, а дело - направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Как усматривается из материалов дела, товарищество с ограниченной ответственностью “Триада плюс“ (правопредшественник ОАО “Триада плюс“) заключило с фирмой “Олав Фискебек АС“ (Норвегия, далее - инофирма) договор от 01.07.96 на осуществление инофирмой ремонтных и отделочных работ в офисе, расположенном по адресу: Мурманск, ул. С.Перовской, дом 17а. За выполненные ремонтные работы ТОО “Триада плюс“ 12.07.96 и 05.12.96 перечислило инофирме валюту в общей сумме 93399,72 норвежской кроны. Постановлением администрации города Мурманска от 20.12.96 N 458 ТОО “Триада плюс“ “перерегистрировано“ в ОАО “Триада плюс“.

Решением Управления ВК от 30.01.2001 на основании подпункта “а“ пункта 1 статьи 14 Закона о валютном регулировании с ОАО “Триада плюс“ в доход государства взыскано 93399,72 норвежской кроны, полученных по недействительной сделке, поскольку истцом совершены валютные операции, связанные с движением капитала, без разрешения Центрального банка Российской Федерации (далее - ЦБ Российской Федерации).

В соответствии со статьей 2 Закона о государственном регулировании импорт - это ввоз товара, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них, на таможенную территорию Российской Федерации из-за границы без обязательства об обратном вывозе. Факт импорта фиксируется в момент пересечения товаром таможенной границы Российской Федерации, получения услуг и прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Понятия таможенной территории и таможенной границы Российской Федерации даны в статье 3 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК Российской Федерации). Согласно этой статье ТК Российской Федерации таможенную территорию Российской Федерации составляют сухопутная территория Российской Федерации, территориальные и внутренние воды и воздушное пространство над ними. Пределы таможенной территории Российской Федерации, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов являются таможенной границей Российской Федерации.

В статье 1 Закона Российской Федерации “О государственной границе Российской Федерации“ от 01.04.93 N 4730-1 указано, что государственная граница Российской Федерации есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации.

Применительно к работам их ввоз на таможенную территорию Российской Федерации из-за границы возможен в том случае, если работы выполнены за пределами таможенной территории Российской Федерации, но их полезные свойства использованы на территории России.



В случае выполнения и использования результатов работ на таможенной территории Российской Федерации отсутствует признак ввоза их на таможенную территорию Российской Федерации, а следовательно, и импорт работ.

Из материалов дела видно, что ремонтные работы выполнены и их результаты использованы на таможенной территории Российской Федерации.

Таким образом, ТОО “Триада плюс“ совершены валютные операции, связанные с движением капитала (пункт 10 “е“ Закона о валютном регулировании), осуществление которых в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Закона о валютном регулировании и пунктом 4 раздела 2 письма Госбанка СССР от 24.05.91 требует наличия лицензии ЦБ Российской Федерации. Разрешение ЦБ Российской Федерации на осуществление таких валютных операций истцом не получено.

Вывод суда о нарушении Управлением ВК требований статьи 38 КоАП следует признать ошибочным. Данный вывод не может служить основанием для удовлетворения иска ОАО “Триада плюс“ и отказа во встречном иске.

При рассмотрении споров, связанных с применением ответственности за совершение валютных операций без разрешения ЦБ Российской Федерации, необходимо учитывать, что обязательными условиями для наступления такой ответственности является одновременно как совершение валютной операции, так и отсутствие специального разрешения. Поскольку Законом о валютном регулировании не установлен предельный срок получения разрешения (лицензии) ЦБ Российской Федерации, соответствующее валютное правонарушение следует рассматривать как длящееся и исчислять срок наложения взыскания с момента его обнаружения.

Так как акт проверки соблюдения валютного законодательства составлен 27.03.2001, а решение Управления ВК о привлечении ОАО “Триада плюс“ к административной ответственности вынесено 04.04.2001, кассационная инстанция считает, что положения статьи 38 КоАП не нарушены.

В то же время суд не исследовал всесторонне и полно доводы ОАО “Триада плюс“ о реорганизации ТОО “Триада плюс“ после совершения валютных операций, связанных с движением капитала.

В материалах дела отсутствуют и судом не оценены уставы, учредительные документы и передаточный акт ТОО “Триада плюс“ и ОАО “Триада плюс“. Из имеющегося в материалах дела постановления администрации города Мурманска от 20.12.96 и свидетельства о государственной регистрации предприятия за N 3770 лишь следует, что ТОО “Триада плюс“ “перерегистрировано“ в ОАО “Триада плюс“. Поэтому вывод суда о приведении устава и иных документов ТОО “Триада плюс“ в соответствие с Федеральным законом “Об акционерных обществах“ не обоснован и не вытекает из материалов дела.

Закон о валютном регулировании не содержит указания на то, что к правоотношениям об ответственности за нарушения валютного законодательства применяется гражданское законодательство, а также на возможность применения ответственности, предусмотренной этим законом, к правопреемнику реорганизованного юридического лица, допустившего правонарушения, выявленные после реорганизации.

Вместе с тем следует учитывать положения статьи 11 Закона РСФСР “О предприятиях и предпринимательской деятельности“, действовавшей в момент “перерегистрации“ ТОО “Триада плюс“, согласно которым товарищество с ограниченной ответственностью (акционерное общество закрытого типа) представляет собой объединение граждан и (или) юридических лиц для совместной хозяйственной деятельности. Уставный фонд товарищества (акционерного общества) образуется только за счет вкладов (акций) учредителей.

Таким образом, названной нормой закона товарищество с ограниченной ответственностью отождествляется с акционерным обществом закрытого типа.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации “О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах“ от 02.04.97 N 4/8 (пункт 6) указано, что в соответствии с пунктом 1 статьи 68 Гражданского кодекса Российской Федерации хозяйственное общество одного вида может быть преобразовано в хозяйственное общество другого вида, при этом не исключается возможность преобразования обществ, относящихся к одной организационно-правовой форме юридического лица (акционерных обществ), - закрытых в открытые и открытых в закрытые. При рассмотрении споров, связанных с преобразованием акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа необходимо учитывать, что изменение типа общества не является реорганизацией юридического лица (его организационно-правовая форма не изменяется).

Учитывая вышеизложенное, кассационная инстанция считает, что судом неполно выяснены фактические обстоятельства дела, связанные с “перерегистрацией“ ТОО “Триада плюс“ и в связи с этим принятое решение недостаточно обосновано.

При таких обстоятельствах следует признать, что решение суда подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду необходимо истребовать уставы, учредительные документы ОАО “Триада плюс“ и его правопредшественника, а также передаточный акт для установления факта реорганизации предприятия или его отсутствия. И в зависимости от установленных обстоятельств принять решение о правомерности привлечения истца к ответственности за нарушение валютного законодательства.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 174 и 175 (пункт 3) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Мурманской области от 18.07.2001 по делу N А42-4020/01-20 отменить.

Дело передать на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий

БУХАРЦЕВ С.Н.

Судьи

ВЕТОШКИНА О.В.

ПОЧЕЧУЕВ И.П.