Решения и постановления судов

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа “Обобщение практики передачи Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа дел на новое рассмотрение

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО - ВЯТСКОГО ОКРУГА

ОБОБЩЕНИЕ

ПРАКТИКИ ПЕРЕДАЧИ ФЕДЕРАЛЬНЫМ АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ

ВОЛГО - ВЯТСКОГО ОКРУГА ДЕЛ НА НОВОЕ РАССМОТРЕНИЕ

В 2000 году Федеральный арбитражный суд Волго - Вятского округа на основании поданных заявителями кассационных жалоб рассмотрел 2335 дел.

По 217 из них судебные акты, принятые арбитражными судами субъектов Федерации округа, признаны ошибочными, а потому подлежали в кассационном порядке пересмотру.

Как известно, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - Кодекс) предоставляет кассационной инстанции на сегодняшний день достаточно широкие полномочия.

Одно из таких полномочий изложено в пункте 3 статьи 175 Кодекса.

Согласно этой норме, федеральный арбитражный суд округа вправе отменить судебные акты первой и апелляционной инстанций как недостаточно обоснованные, а дело передать на новое рассмотрение.

Применение пункта 3 статьи 175 Кодекса имело место в анализируемом периоде в 60 случаях, что составило 27,6% от числа отмененных.

Изучение материалов этих дел и соответствующей на этот счет литературы позволило сделать вывод о стоящей перед кассационной инстанцией проблеме применения названной нормы. Ведь указанное в ней полномочие окружного суда не согласуется в полной мере с другими нормами арбитражного судопроизводства.



В соответствии со статьей 162 Кодекса федеральные арбитражные суды округов уполномочены проверять лишь законность принятого решения или постановления. В то время как по пункту 3 статьи 175 Кодекса передать дело на новое рассмотрение кассация вправе в том случае, когда установит, что судебные акты первой и апелляционной инстанций недостаточно обоснованны.

Данное правило не соответствует и содержанию статей 174 и 176 Кодекса, в коих ничего не говорится о проверке судом округа обоснованности судебных актов, либо что он может отменить решение или постановление нижестоящих инстанций ввиду их необоснованности.

Другая норма Кодекса - статья 124 - гласит: “Решение арбитражного суда должно быть законным и обоснованным“.

Следовательно, законность и обоснованность - понятия взаимосвязанные. И вполне очевидно, что необоснованный судебный акт не может быть законным.

С этой позиции и действовал Федеральный арбитражный суд Волго - Вятского округа, принимая решение о направлении дела на новое рассмотрение.

Основаниями тому служили неполное выяснение арбитражными судами субъектов округа обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, неправильное определение предмета доказывания или круга доказательственных фактов по делу.

Обращено внимание и на характер споров.

Большинство судебных ошибок, явившихся причиной принятия судами незаконных и необоснованных судебных актов, установлено по спорам, вытекающим из гражданских правоотношений. Из них особо выделились дела о ненадлежащем исполнении обязательств.

К примеру, арбитражный суд удовлетворил иск товарищества с ограниченной ответственностью, предметом которого являлось требование о взыскании стоимости ученических столов, полученных и принятых на ответственное хранение по накладной и счету - фактуре ответчиком.

При принятии решения суд исходил из предварительной договоренности об отгрузке товара, а представленную памятку приемосдатчика и показания бывшего начальника управления бартерных операций ответчика посчитал достаточными доказательствами раскредитовки и разгрузки последним вагона.



Утверждения арбитражного суда о согласии руководства ответчика приобрести и принять столы на ответственное хранение признаны кассационной инстанцией не основанными на достоверных фактах. Из-за отсутствия в копии железнодорожной накладной данных о номере вагона (подлинный транспортный документ не истребован), а в памятке приемосдатчика ссылки на номер отправки и дату поступления товара невозможно было сделать вывод о принадлежности отгрузочных и приемных документов к спорной отправке.

Кроме того, не был предметом обсуждения вопрос о том, является ли заявитель требования надлежащим истцом. Представленное соглашение свидетельствовало лишь о проведении взаимозачета между участниками отношений и не содержало сведений о правопреемстве, поскольку не было подписано всеми лицами предполагаемых действий. Какие-либо иные документы на этот счет в деле отсутствовали.

Поскольку названные выше обстоятельства не получили надлежащей правовой оценки в суде первой и апелляционной инстанций, их судебные акты отменены, дело передано на новое рассмотрение.

По другому делу, отменяя судебный акт первой инстанции и отказывая в иске обществу с ограниченной ответственностью о взыскании стоимости недостающих трикотажных изделий, поступивших по железнодорожной накладной, апелляция неполно исследовала обстоятельства, входящие в предмет доказывания.

Согласно товарно - транспортной накладной и акту вскрытия спорный контейнер с трикотажем был доставлен автоколонной за пломбой со следами повторного сжатия, с неясными оттисками и вскрыт в присутствии шофера.

Одновременно приемной комиссией грузополучателя и водителем автотранспортной организации составлена ведомость сверки фактического наличия товаров в контейнере с данными счета грузоотправителя, которой зафиксирована недостача материальных ценностей с конкретным указанием ассортимента недостающих изделий.

Имеющийся в деле пакет товарно - транспортных и приемных документов, подтверждающий факт недостачи, должен быть оценен судом в совокупности.

Однако апелляционная инстанция оставила без исследования указанную выше ведомость, потому ее вывод о нарушении истцом требований статьи 157 Устава автомобильного транспорта РСФСР и раздела 10 Правил составления актов признан окружным судом несостоятельным, а отказ в иске по мотиву лишения приемных документов истца юридической силы - неправомерным.

Недостаточно обоснованными признавались судебные акты по ряду дел, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств по договору аренды.

Представленные материалы свидетельствовали о заключении между акционерным обществом и индивидуальным предпринимателем договора аренды вагона - бытовки, согласно которому арендатор обязался вносить ежемесячную арендную плату не позднее 15 числа следующего месяца, а также возвратить имущество. В случае просрочки исполнения обязательств наступает ответственность в виде взыскания пени в размере 10% за каждый день.

По статье 622 Гражданского кодекса Российской Федерации законодатель предусмотрел обязанность арендатора при прекращении договора аренды вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа. В противном случае арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки.

Указав на несвоевременное внесение арендной платы и возврат имущества по истечении срока действия договора, суд иск удовлетворил.

При этом обоснованность требований заявителя о взыскании арендных платежей в спорный период и имущественных санкций за допущенную просрочку он не исследовал, доводы же ответчика и представленные им доказательства о вызове арендодателя для передачи имущества проигнорировал.

Данные обстоятельства имели существенное значение для рассмотрения настоящего спора, потому оставление их судом без правовой оценки привело к отмене его решения и направлению дела на новое рассмотрение.

Признавая обоснованными аналогичные требования истца по другому делу, арбитражный суд исходил из того, что договор аренды заключен со стороны ответчика уполномоченным лицом и исполнялся сторонами с момента его подписания и до возврата арендованного имущества. Руководствовался он при этом статьей 606 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Между тем, выводы суда о фактическом исполнении договора и надлежащем оформлении документов на право передачи арендатору имущества сделаны по недостаточно исследованным обстоятельствам, входящим в предмет доказывания.

В качестве доказательств реального исполнения договора и полномочий на право его заключения представителем ответчика суд принял документы, вызывающие сомнение в их объективности. Представленные истцом копии доверенностей подписаны не руководителем ответчика, а иным лицом, что противоречит пункту 5 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации. Учредительные документы о полномочиях этого лица суд не истребовал.

Не был предметом исследования и вопрос, касающийся пользования имуществом именно ответчиком. Как явствовало из представленных приказов, в командировку для перевозки электронных табло выезжали представители абсолютно иной организации, а не ответчика.

Установлено также, что имеющиеся в деле копии документов надлежащим образом не заверены, тождество содержащихся в них текстов не подтверждено и подписью судьи, тогда как исходя из обстоятельств спора требовалась оценка их подлинников.

При этих условиях Федеральный арбитражный суд Волго - Вятского округа решение первой инстанции отменил и дело направил на новое рассмотрение.

Значительное число судебных ошибок при разрешении споров названной категории свидетельствует, прежде всего, об определенных трудностях, возникающих у судов именно в этой области права.

Сложности у судов вызывало и применение Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“.

В арбитражный суд обратился налоговый орган с заявлением о признании несостоятельным акционерного общества как отсутствующего должника на основании статей 177, 180 вышеназванного Закона.

Суд, отказывая в удовлетворении иска по причине непредставления истцом доказательств, свидетельствующих об отсутствии руководителя - должника и невозможности установления его места нахождения, не учел, что положения параграфа 2 главы 10 этого же Закона применяются и в случаях, когда имущество должника - юридического лица заведомо не позволяет покрыть судебные расходы по делу о банкротстве или когда в течение последних 12 месяцев не проводились операции по счетам должника, а также при наличии иных признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской или иной деятельности должника.

Имеющиеся в материалах дела доказательства об отсутствии операций по счету акционерного общества и ведении им какой-либо предпринимательской деятельности в течение года в судебном заседании тем не менее оценены не были, что послужило основанием направления дела на новое рассмотрение.

Принятие кассационной инстанцией подобного вердикта имело место по спорам о признании сделок недействительными.

Арбитражный суд отказал в иске администрации города о признании недействительным по статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации заключенного Комитетом по управлению имуществом области с организацией инвалидов договора аренды нежилого помещения, поскольку интересы истца заключением в 1997 году ответчиками спорного договора нарушены не были. До октября 1999 года объект находился в реестре областной собственности. Исследование же вопроса, за счет каких именно отчислений осуществлено строительство объекта аренды, как не имеющего значения для разрешения настоящего спора, производиться, по мнению суда, не должно.

С подобной аргументацией третья инстанция не согласилась.

При разрешении споров о праве собственности в отношении объектов, не включенных либо необоснованно включенных в соответствующий реестр собственности или перечень, арбитражный суд при определении их принадлежности конкретным субъектам на праве собственности должен руководствоваться приложениями NN 1, 2 и 3 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 N 3020-1 (см. пункт 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.98 N 8 “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“).

Администрация города, требуя признания спорного договора недействительным, доказывала, что сданные в аренду помещения предусмотрены в Приложении N 3 к указанному постановлению как построенные за счет пятипроцентных отчислений на строительство объектов социально - культурного назначения и находятся в ее ведении.

Данное обстоятельство, как посчитал окружной суд, является юридически значимым, так как непосредственно влияет на правовой статус объекта аренды и суду не следовало уклоняться от его проверки.

В другом случае, арбитражный суд признал недействительной сделку приватизации государственного предприятия в части включения в состав приватизируемого имущества нежилого помещения, применив при этом правила статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как усматривалось из представленных в дело документов, приватизация производилась не на основании сделки отчуждения государственного имущества, а в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 01.07.92 N 721 “Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества“ путем принятия КУГИ решения об учреждении акционерного общества на основе имущества госпредприятия, утверждении плана приватизации, устава АО и его регистрации.

Передавая дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция отметила, что отмененными судебными актами был недостаточно обоснован вывод о незаконности сделки приватизации, не были оценены представленные истцом доказательства применительно к основаниям образования акционерного общества, законности учредительных документов относительно включения в уставный капитал спорного имущества.

При повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции рекомендовано предложить истцу уточнить свои исковые требования, акцентировав внимание на проверке законности учредительных документов общества.

Анализ споров в области административных правоотношений показал, что необоснованность судебных актов чаще других устанавливалась кассационной инстанцией в связи с возникающими у судов трудностями при применении налогового законодательства. В частности, неправильное применение и толкование статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации не раз было причиной пересмотра решения или постановления суда и передачи дела на новое рассмотрение.

К примеру, арбитражный суд удовлетворил иск общества с ограниченной ответственностью о признании недействительным постановления налогового органа, указав на пропуск последним установленного статей 101 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент вынесения постановления) срока для его принятия, исчисляя этот срок с даты составления им акта проверки.

Такой вывод кассация признала неправомерным.

Согласно статье 100 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 31.07.98 N 147-ФЗ) по истечении двухнедельного срока со дня получения налогоплательщиком акта проверки для представления письменных возражений руководитель (заместитель руководителя) налогового органа обязан рассмотреть этот акт, а также документы, представленные налогоплательщиком, в срок не более 14 дней. Решение же (постановление) по результатам рассмотрения материалов проверки в соответствии с пунктом 1 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации должно быть вынесено им в течение 10 дней.

То есть, исчисление данных сроков начинается со дня вручения налогоплательщику акта налоговой проверки, а не со дня его составления, как ошибочно полагал суд.

Дело направлено в арбитражный суд на новое рассмотрение для дачи надлежащей оценки представленных доказательств и доводов сторон.

Или, решением налогового органа индивидуальный предприниматель был привлечен к ответственности в виде уплаты штрафа за допущенные при исчислении подоходного налога нарушения. Впоследствии налоговая инспекция, изменив мотивировку, приняла новое постановление, в соответствии с которым предприниматель привлекался к той же самой ответственности и в тех же размерах.

Объединив в одно производство требования предпринимателя о признании недействительным вторичного постановления и требования налогового органа, обратившегося со встречным иском о взыскании недоимки по спорному налогу, суд первой инстанции рассмотрел спор по существу.

Апелляционная инстанция, отменяя решение суда и признавая постановление налоговой инспекции недействительным по формальным основаниям, сослалась на нормы статей 140, 142 Налогового кодекса Российской Федерации, в силу которых такой акт может быть признан недействительным только по жалобе налогоплательщика вышестоящим налоговым органом или судом.

Согласившись с выводами апелляции о неправомерности действий налоговой инспекции, окружной суд тем не менее счел ее постановление недостаточно убедительным ввиду следующего.

На основании пункта 6 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, касающихся производства по делам о налоговых правонарушениях, не во всех случаях является безусловным основанием для отмены принятого решения. Суду в этой ситуации необходимо анализировать, насколько допущенные нарушения затрагивают права и охраняемые законом интересы налогоплательщиков, в частности, при определении начального момента течения шестимесячного пресекательного срока для обращения в суд с заявлением о взыскании налога за счет имущества физического лица (пункт 3 статьи 48 Налогового кодекса Российской Федерации).

В рассматриваемом случае налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании заниженного налога и штрафа в пределах шести месяцев со дня первоначально вынесенного решения, что соответственно не ухудшило положение налогоплательщика.

С учетом изложенного, окружной суд отменил постановление апелляционной инстанции и направил дело для рассмотрения по существу заявленного спора.

Не были исключением и судебные ошибки среди споров, связанных с использованием контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением.

Так, при рассмотрении нескольких исков Государственной налоговой инспекции арбитражный суд усмотрел в действиях предпринимателей, осуществляющих перевозку пассажиров на автобусах ПАЗ, нарушения Закона Российской Федерации “О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением“.

Согласно статье 1 этого Закона денежные расчеты с населением при осуществлении торговых операций или оказании услуг на территории Российской Федерации производятся всеми предприятиями (в том числе физическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в случае осуществления ими торговых операций или оказания услуг) с обязательным применением контрольно - кассовых машин.

Исключения из данного правила предусмотрены в Перечне отдельных категорий предприятий (в том числе физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в случае осуществления ими торговых операций или оказания услуг), которые в силу пункта 1 его вправе производить расчеты без применения контрольно - кассовых машин в части оказания услуг населению при условии выдачи ими документов строгой отчетности, приравненных к чекам, по формам, утвержденным Минфином Российской Федерации по согласованию с Государственной межведомственной экспертной комиссией по контрольно - кассовым машинам.

Как следовало из материалов дел, предприниматели пассажирам при оплате проезда выдавали контрольные билеты.

По мнению суда субъекта Российской Федерации, автобус использовался ответчиками в режиме маршрутного такси, а согласно части “г“ пункта 2 названного Перечня продажа билетов и талонов за проезд без использования контрольно - кассового аппарата допускается лишь в городском общественном транспорте, потому иски налогового органа о взыскании с предпринимателей штрафов им были удовлетворены.

Между тем, принимая подобное решение, суд недостаточно полно и всесторонне исследовал обстоятельства дел, в частности, не проверил источник приобретения контрольных билетов, обеспечение строгой отчетности их расходования, соответствие билетов установленной форме, вследствие чего кассационная инстанция отменила судебные акты первой и апелляционной инстанций, а дела передала на новое рассмотрение.

Приведенные примеры являются, на наш взгляд, наиболее характерными с точки зрения раскрываемости судебных ошибок, допущенных арбитражными судами при применении норм материального права.

И не случайно акцентировалось внимание на категориях споров, поскольку применение судом той или иной нормы закона напрямую зависит от конкретно рассматриваемого правоотношения, которому он должен дать правильную юридическую квалификацию.

Значительным оказалось число судебных актов, отмененных в кассационном порядке с передачей дел на новое рассмотрение по причине нарушения или неправильного применения процессуальных правил.

Среди допущенных нарушений - рассмотрение первой и апелляционной инстанциями дел в отсутствие участвующих лиц (третьих лиц), не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания. Такое нарушение процесса указывает на игнорирование арбитражными судами правил, предусмотренных соответствующими нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и являющихся гарантией реализации в арбитражном процессе принципа состязательности и осуществления сторонами предоставленных им законом прав на судебную защиту.

Другими безусловными основаниями пересмотра судебных актов явились:

- разрешение дел о признании недействительными актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов вопреки требованиям статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в незаконном составе - судьей единолично;

- вынесение решения или постановления не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривающего дело.

При изучении кассационных производств установлены и такие процессуальные нарушения, которые свидетельствовали не только об ошибочности выводов арбитражных судов, но и ставили под сомнение правильность разрешения ими дел.

К принятию необоснованных судебных актов привело игнорирование судом положений статьи 58 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно данной норме, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Судебным актом арбитражного суда факт исполнения истцом обязанности по уплате акцизов признан доказанным на основании представленного им письма финансового отдела районной администрации, принятого судом в качестве налогового освобождения.

При рассмотрении другого дела по иску об обжаловании бездействия налогового органа, выразившегося в неучете того же факта уплаты заявителем спорного акциза, суд отказался обсуждать возражения налоговой инспекции относительно погашения налогоплательщиком акцизного долга, сославшись на преюдициальную связь, возникшую по данному делу из фактической основы прошлого решения.

Однако суд не учел, что налоговый орган не принимал участия в первоначально рассматриваемом споре, а значит, обстоятельства, установленные тем решением суда, не имели для настоящего спора преюдициального значения. На этом основании решение и постановление суда отменены, дело передано на новое рассмотрение.

Или, к предъявлению заявителем иска в арбитражный суд привело ненадлежащее исполнение должником своих обязательств по соглашению сторон о зачете взаимных требований.

Суд, прекращая производство по делу, сослался на то, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности рассмотрения споров, связанных с признанием недействительным соглашения о взаимозачете требований.

В соответствии со статьями 153, 154 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть односторонними, двух- или многосторонними.

По пункту 1 статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации договор - это соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Оспариваемое соглашение о зачете взаимных требований по своей правовой природе является многосторонней сделкой (договором) и носит экономический характер. Поэтому, в силу статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такой спор подлежал рассмотрению арбитражным судом.

В другом случае суд посчитал, что истцом не был соблюден определенный пунктом 1 статьи 104 Налогового кодекса Российской Федерации претензионный порядок урегулирования спора: требование об уплате направлено не юридическому лицу, а его филиалу.

Между тем филиал, являясь в силу пункта 2 статьи 55 Гражданского кодекса Российской Федерации обособленным подразделением юридического лица, независимо от места нахождения, осуществляет функции его представительства. Следовательно, налоговый орган, проверив деятельность филиала и вручив ему как представителю юридического лица соответствующее требование, исполнил обязанность, возложенную на него пунктом 1 статьи 104 Налогового кодекса Российской Федерации.

Судебный акт арбитражного суда отменен, дело передано ему на новое рассмотрение.

Выводы:

Как видно из приведенных примеров, среди названных причин передачи дел на новое рассмотрение есть и такие, когда выводы суда прямо противоречили материалам дела; доводы сторон и представленные ими в обоснование своих требований или возражений доказательства игнорировались судами при вынесении вердиктов; порой, усматривался и абсолютно формальный подход к разрешению споров.

Ошибочность принятых судебных актов, конечно, в определенной мере можно объяснить сложностью и противоречивостью нормативно - правовой базы регулирования рыночных отношений. Однако их необоснованность обусловлена, прежде всего, недостаточной досудебной подготовкой к рассмотрению споров, поверхностным изучением материалов дел.

Необходимым считаем в настоящей справке обратить внимание на реагирование арбитражных судов по поводу вынесения кассацией постановлений об отмене принятых ими судебных актов и передаче дел на новое рассмотрение.

Принимая такое решение, окружной суд всегда старался дать конкретные указания о путях устранения допущенных недостатков.

И следует отметить, что предлагаемые рекомендации третьей инстанции, как правило, выполняются судами субъектов региона.

Свидетельством тому является проведенный анализ материалов дел, поступивших на рассмотрение окружного суда повторно после их передачи на новое рассмотрение.

Из 13 таких дел в 6 случаях были приняты иные, нежели первоначальные, решения. По 7 остальным вынесение аналогичных решений обосновывалось соблюдением принципа состязательности (извещение сторон повторно надлежащим образом - 5), а также полным и всесторонним исследованием всех обстоятельств и материалов дел, каковые не получили должной оценки при раннем рассмотрении споров (2).

Информационно - аналитический отдел