Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.11.1999 N А13-3373/99-14 Налогоплательщик вправе предъявить к возмещению (зачету) из бюджета только те уплаченные поставщикам товаров суммы, которые являются налогом на добавленную стоимость, начисленным в установленном законом порядке по приобретенным товарам.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 ноября 1999 года Дело N А13-3373/99-14

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Эльт Л.Т., судей Ломакина С.А., Почечуева И.П., при участии от Государственной налоговой инспекции по городу Череповцу Румянцевой М.А. (доверенность от 19.08.99 N 16-02), Маркова В.П. (доверенность от 07.07.99 N 3134), Ухова А.А. (доверенность от 01.01.99 N 17-09), от ООО “Стилброк“ Челнокова П.А. (доверенность от 24.06.99 N 21), Федорова А.А. (доверенность от 17.06.98 N 12), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Государственной налоговой инспекции по городу Череповцу на решение Арбитражного суда Вологодской области от 20.08.99 по делу N А13-3373/99-14 (судьи Виноградова Т.В., Богатырева В.А., Осокина Н.Н.),

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью “Стилброк“ (далее - ООО “Стилброк“) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском о признании недействительным постановления Государственной налоговой инспекции по городу Череповцу (далее - ГНИ) от 08.06.99 N 02-05/5-40/34 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

До принятия решения суда истец в порядке статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изменил исковые требования и просил признать недействительным оспариваемое постановление ГНИ с изменениями от 15.07.99 в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 239478419 рублей и пеней в сумме 43803016 рублей за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость.

Решением от 20.08.99 исковые требования удовлетворены.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе ГНИ просит решение суда первой инстанции отменить, ссылаясь на неправильную квалификацию судом отношений между ООО “Стилброк МП“ и ООО “БТС“, а также на неправильное применение судом Закона Российской Федерации “О налоге на добавленную стоимость“, поскольку, по мнению ГНИ, предъявление к возмещению из бюджета сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных предприятию, применяющему упрощенную систему налогообложения для субъектов малого предпринимательства, неправомерно.

В отзыве на кассационную жалобу ООО “Стилброк“ возражает против удовлетворения кассационной жалобы, считая решение суда законным и обоснованным.

В судебном заседании представители ГНИ поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, а представители ООО “Стилброк“ - в отзыве на нее.

Законность судебного акта проверена в кассационном порядке.

Суд кассационной инстанции считает, что решение суда принято по недостаточно исследованным обстоятельствам и подлежит отмене, с направлением дела на новое рассмотрение.

Как следует из материалов дела, ГНИ проведена выездная налоговая проверка ООО “Стилброк“ по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.07.97 по 31.12.98. По результатам проверки составлен акт от 14.05.99 N 02-15/5-40, на основании которого ГНИ приняла постановление о привлечении ООО “Стилброк“ к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 08.06.99 N 02-15/5-40/34. Указанное постановление оспаривается истцом (с учетом изменения исковых требований) в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 239478419 рублей и пеней в сумме 43803016 рублей.

Доначисленная недоимка по налогу на добавленную стоимость, по мнению ГНИ, образовалась в результате неправомерного предъявления истцом к возмещению (зачету) из бюджета суммы налога по металлопродукции, приобретенной у предприятия (ООО “Стилброк МП“), перешедшего на упрощенную систему налогообложения и не являющегося плательщиком налога на добавленную стоимость. В связи с этим налоговый орган полагает, что ООО “Стилброк МП“ было не вправе указывать отдельной строкой в своих счетах сумму налога на добавленную стоимость по реализуемой продукции.



ООО “Стилброк“ считает оспариваемое постановление незаконным и нарушающим его права в связи с тем, что ООО “Стилброк МП“, заключая с истцом договоры поставки металлопродукции, действовало как посредник (агент) по агентскому договору с ООО “БТС“, являвшемуся собственником реализованной продукции.

Признавая недействительным оспариваемое постановление, суд первой инстанции согласился с позицией ООО “Стилброк“.

Суд кассационной инстанции полагает, что выводы суда являются недостаточно обоснованными.

В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона Российской Федерации “О налоге на добавленную стоимость“ сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая внесению в бюджет заготовительными, снабженческо-сбытовыми, оптовыми и другими предприятиями, занимающимися продажей и перепродажей товаров, в том числе по договорам комиссии и поручения (за исключением предприятий розничной торговли, общественного питания и аукционной продажи товаров), определяется как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные товары (работы, услуги), и суммами налога, уплаченными поставщикам этих товаров и материальных ресурсов (работ, услуг), стоимость которых относится на издержки производства и обращения.

Из приведенной правовой нормы следует,что налогоплательщик вправе предъявить к возмещению (зачету) из бюджета только те уплаченные поставщикам товаров суммы, которые являются налогом на добавленную стоимость, начисленным в установленном законом порядке по приобретенным товарам. В качестве поставщика металлопродукции по имеющимся в материалах дела договорам поставки от 14.04.98 N ДП-98009, от 17.04.98 N ДП-98012, от 03.08.98 N ДП-98037 и от 14.09.98 N ДП-98052 выступало ООО “Стилброк МП“. Даже если согласиться с доводом истца в том, что ООО “Стилброк МП“ действовало как агент ООО “БТС“, следует признать, что для ООО “Стилброк“ поставщиком металлопродукции являлось ООО “Стилброк МП“, заключавшее договоры поставки от собственного имени и участвовавшее в правоотношениях по поставке в качестве стороны. Такой вывод соответствует абзацу второму пункта 1 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации. В связи с этим вывод суда о том, что агент - ООО “Стилброк“ - не является поставщиком товара, следует признать ошибочным.

Поскольку судом установлено и сторонами не оспаривается, что ООО “Стилброк МП“ в рассматриваемый период применяло упрощенную систему налогообложения для субъектов малого предпринимательства, оно не являлось плательщиком налога на добавленную стоимость, что предусмотрено пунктом 2 статьи 1 Федерального закона “Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства“. Следовательно, на ООО “Стилброк МП“ не распространяется действие Закона Российской Федерации “О налоге на добавленную стоимость“ и, в частности, предусмотренный пунктом 1 статьи 7 указанного Закона порядок реализации товаров с учетом налога на добавленную стоимость и с выделением суммы налога отдельной строкой.

Истец полагает, что предъявленные им к зачету (возмещению) из бюджета суммы налога на добавленную стоимость представляют собой суммы налога, начисленные собственником металлопродукции - ООО “БТС“ - по ее реализации. Однако в материалах дела отсутствуют доказательства этого обстоятельства. Налоговая инспекция со ссылками на материалы проверки ООО “БТС“ утверждает, что суммы налога, начисленные этой организацией по реализации металлопродукции, и суммы налога, предъявленные к возмещению (зачету) истцом, различаются. Указанное обстоятельство не исследовалось судом и не получило оценки в обжалуемом решении.

Недостаточно обоснованным является также вывод суда о том, что ООО “Стилброк МП“, заключая договоры поставки металлопродукции с истцом, действовало как агент на основании агентского договора с ООО “БТС“. Из акта проверки от 14.05.99 N 02-15/5-40, счетов-фактур и других материалов дела следует, что истец приобретал металлопродукцию, по которой относил суммы налога на расчеты с бюджетом, с первого по четвертый квартал 1998 года. В материалах дела имеются договоры поставки, датированные 14.04.98, 17.04.98, 03.08.98 и 14.09.98, в то время как агентские договоры, которые, по утверждению истца, послужили основанием для заключения договоров поставки, датированы 01.10.98, 19.10.98 и 30.11.98. При вынесении обжалуемого решения данное противоречие судом не устранено, обстоятельства заключения и исполнения указанных договоров судом не исследовались. Оценка изложенных обстоятельств имеет важное значение для правильного разрешения дела, поскольку сам истец связывает правомерность своих действий по предъявлению сумм налога на добавленную стоимость к возмещению (зачету) из бюджета с наличием и фактической реализацией агентских отношений между ООО “БТС“ и ООО “Стилброк МП“.

При новом рассмотрении дела суду необходимо исследовать первичные документы (в частности, счета-фактуры), составленные ООО “БТС“ по реализации продукции, и установить, совпадают ли указанные в них суммы налога на добавленную стоимость с суммами налога, выделенными отдельной строкой в счетах ООО “Стилброк МП“ и предъявленными к возмещению истцом. В целях установления фактических взаимоотношений сторон суду следует исследовать вопрос о наличии между ООО “Стилброк“ и ООО “Стилброк МП“ агентских договоров в период существования спорных правоотношений, а также фактическое исполнение указанных договоров сторонами. Необходимо также установить, каким образом отражались операции по получению металла от ООО “БТС“ в бухгалтерском учете ООО “Стилброк МП“ - на балансе (то есть в порядке, предусмотренном для покупателя товара) или за балансом (то есть в порядке, установленном для посредника). При этом следует учитывать, что в соответствии с частью 1 статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении споров о признании недействительными актов государственных органов обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия указанных актов, возлагается на орган, принявший акт. Следовательно, по настоящему делу налоговый орган обязан доказать свои выводы о юридической квалификации отношений между ООО “БТС“ и ООО “Стилброк МП“, для чего должен использовать, в частности, свои полномочия по осуществлению встречной проверки ООО “Стилброк МП“.

С учетом изложенного и руководствуясь пунктом 3 статьи 175 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Вологодской области от 20.08.99 по делу N А13-3373/99-14 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий

ЭЛЬТ Л.Т.



Судьи

ЛОМАКИН С.А.

ПОЧЕЧУЕВ И.П.