Решения и постановления судов

Постановление ФАС Московского округа от 16.09.1999 N КГ-А40/2944-99 Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности и

обоснованности решений (определений, постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

от 16 сентября 1999 г. Дело N КГ-А40/2944-99

(извлечение)

Акционерный коммерческий банк “МАПО-Банк“ обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Открытому акционерному обществу “Уфимский нефтеперерабатывающий завод“ (ОАО “УНПЗ“) о взыскании с последнего, как с поручителя, задолженности в сумме 17059699 руб. 30 коп. по кредитному договору N 328-К от 18.11.97, процентов за пользование кредитом и неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств по договору.

ОАО “УНПЗ“ предъявило встречный иск к АКБ “МАПО-Банк“ о применении последствий ничтожной сделки - договора поручительства N 328-П от 18.11.97.

До принятия решения суд привлек к участию в деле в качестве 3-го лица, не заявляющего самостоятельных требований, ЗАО “Боярин-С“, являющееся заемщиком по кредитному договору N 328-К от 18.11.97.

Решением от 26.11.98 в удовлетворении первоначального и встречного исков отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.01.99 решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.04.99 решение и постановление отменены и дело направлено на новое рассмотрение.

До принятия решения истец заявил об увеличении размера исковых требований и просил взыскать 13670000 руб. долга и 112392661 руб. 28 коп. неустойки.

Решением от 21.06.99 в удовлетворении основного и встречного исков отказано.

В апелляционном порядке законность и обоснованность решения не проверялась.

В кассационной жалобе АКБ “МАПО-Банк“ просит отменить решение, ссылаясь на неправильное применение судом п. 1 ст. 367 ГК РФ, несоответствие решения требованиям ст. 127 АПК РФ, неправильное толкование ст. ст. 807 и 819 ГК РФ.

В заседании кассационной инстанции заявитель привел доводы, аналогичные изложенным в жалобе.

Представитель ОАО “УНПЗ“ возразил против доводов жалобы, ссылаясь на их необоснованность и на правильное применение судом норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителей сторон, кассационная инстанция не находит оснований к отмене решения, исходя из следующего.

Судом установлено, что между АКБ “МАПО-Банк“ и ЗАО “Боярин-С“ заключен кредитный договор N 328-КЛ от 18.11.97, в соответствии с которым банк предоставил заемщику кредит в виде кредитной линии в размере 13000000000 неденоминированных рублей со сроком возврата до 18.02.98.

Дополнительным соглашением N 1 от 24.12.97 лимит кредитной линии был увеличен до 14000000000 неденоминированных рублей.

Исполнение обязательств по кредитному договору обеспечено договором поручительства N 328-П от 18.11.97, заключенным между АКБ “МАПО-Банк“ и ОАО “УНПЗ“, с дополнительным соглашением к нему N 1 от 24.12.97, в соответствии с которым поручитель согласился на увеличение его ответственности в сторону увеличения кредитной задолженности на 1000000 руб.

В материалах дела (т. 1 л. д. 27, 30) имеются заверенные истцом копии дополнительного соглашения N 2 от 18.02.98 к кредитному договору N 328-КЛ от 18.11.97 и дополнительного соглашения N 2 от 18.02.98 к договору поручительства N 328-П от 18.11.97, на которые истец ссылается в качестве основания иска.

В соответствии с этими двумя дополнительными соглашениями срок действия кредитной линии был продлен до 01.06.98 с увеличением процентной ставки до 42% годовых, а поручитель - ОАО “УНПЗ“ - дал согласие на указанные изменения к кредитному договору.

Оспаривая подлинность подписи генерального директора ОАО “УНП3“ на дополнительном соглашении N 2 к договору поручительства N 328-П от 18.11.97, ответчик заявил ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы и об истребовании у истца подлинного экземпляра указанного допсоглашения в связи с его отсутствием у ОАО “УНПЗ“ (т. 1, л. д. 92).

Однако судом экспертиза не была назначена в связи с заявлением АКБ “МАПО-Банк“ об отсутствии у него подлинных экземпляров указанных выше дополнительных соглашений и о признании их недействительными решением ресурсного комитета банка (т. 1, л. д. 95 - 97).

Представленные истцом документы: служебная записка в кредитный комитет и решение последнего - свидетельствуют о том, что дополнительные соглашения существовали, были оформлены и подписаны; истец в исковом заявлении, поданном 18.08.98, ссылался на них в качестве основания иска, хотя на момент подачи иска, судя по дате, имелось решение кредитного комитета от 24.06.98, которое служит подтверждением того, что вопрос о недействительности дополнительного соглашения N 2 к кредитному договору возник в связи с тем, что сам истец признал, что допсоглашение N 2 к договору поручительства подписано лицом, подлинность подписи которого вызывает сомнение (причем, как следует из материалов дела, такое сомнение возникло у обеих сторон).

Таким образом, дополнительным соглашением N 2 к кредитному договору внесены изменения в этот договор, влекущие увеличение ответственности поручителя, без согласия последнего.

В связи с этим суд сделал правильный вывод о том, что поручительство ответчика прекратилось в связи с изменением кредитного договора, влекущим увеличение ответственности поручителя, и правильно применил п. 1 ст. 367 ГК РФ.

Из имеющегося в деле расчета задолженности по кредитному договору (т. 1, л. д. 8 - 9), подписанного руководителем и главным бухгалтером “МАПО-Банк“, следует, что заемщик - ЗАО “Боярин-С“ - частично погашал задолженность по процентам, исходя из ставки 42% годовых, что также свидетельствует о том, что дополнительное соглашение N 2 к кредитному договору было заключено истцом и заемщиком и ими исполнялось.

В связи с этим доводы кассационной жалобы о неправильном применении судом п. 1 ст. 367 ГК РФ являются неосновательными.

Проверяя законность решения в полном объеме, кассационная инстанция пришла к выводу, что суд правомерно отказал в удовлетворении встречного иска, поскольку ответчиком не доказано заключение договора поручительства с нарушением закона по тем основаниям, которые изложены во встречном иске, в связи с чем суд обосновано отказал в применении последствий недействительности ничтожной сделки.

На основании изложенного кассационная инстанция пришла к выводу, что решение принято при правильном применении норм материального права и с соблюдением норм процессуального права, а доводы кассационной жалобы не опровергают законность принятого судебного акта.

Руководствуясь ст. ст. 171, 174 - 177 АПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 21.06.99 по делу N А40-25581/98-43-355 Арбитражного суда г. Москвы оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.