Решения и постановления судов

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.05.2004 N А33-1385/03-С3-Ф02-1825/04-С1 Судебные инстанции правомерно отказали в удовлетворении в полном объеме требований налогового органа об уплате НДС, пени и штрафа, поскольку суммы НДС, доначисленного по экспортным операциям, осуществленным налогоплательщиком в соответствующие периоды, выявлены с нарушением норм закона.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

кассационной инстанции по проверке законности

и обоснованности решений (постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

от 25 мая 2004 г. Дело N А33-1385/03-С3-Ф02-1825/04-С1“

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Парской Н.Н.,

судей: Борисова Г.Н., Юдиной Н.М.,

при участии в судебном заседании представителей:

от Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 4 по Красноярскому краю - Черняева Д.А. (доверенность N 13 от 18.05.2004), Шадт Л.А. (доверенность N 2 от 05.01.2004),



от открытого акционерного общества “Ачинский глиноземный комбинат“ - Лысенко Е.А. (доверенность от 28.01.2004), Гопиенко А.С. (доверенность N 24 АА 003126 от 17.05.2004),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 4 по Красноярскому краю на решение от 26 ноября 2003 года и постановление апелляционной инстанции от 11 февраля 2004 года по делу N А33-1385/03-С3 (суд первой инстанции: Радзиховская В.В.; суд апелляционной инстанции: Плотников А.А., Бычкова О.И., Раздобреева И.А.),

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество “Ачинский глиноземный комбинат“ (далее - комбинат) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения N 76 от 30.01.2003 Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 4 по Красноярскому краю (далее - налоговая инспекция) в части доначисления налогов, пени, а также привлечения к налоговой ответственности в сумме 161138806 рублей 61 копейки, в том числе по налогу на имущество: налог в размере 5293328 рублей, пени в размере 2778057 рублей 52 копеек, налоговые санкции в размере 1058665 рублей 60 копеек; по налогу на добавленную стоимость: налог в размере 103773174 рублей 93 копеек, пени в размере 21537661 рубля 17 копеек, налоговые санкции в размере 20754634 рублей 99 копеек; по налогу на прибыль: налог в размере 3269484 рублей, пени в размере 475449 рублей 80 копеек, дополнительные платежи в размере 277571 рубля, налоговые санкции в размере 653896 рублей 80 копеек; по налогу на пользователей автомобильных дорог: пени в размере 1266882 рублей 80 копеек.

Налоговая инспекция обратилась со встречным заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о взыскании с комбината налоговых санкций за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в размере 15973132 рублей 79 копеек, в том числе по налогу на добавленную стоимость в размере 15106126 рублей 59 копеек, по платежам за пользование недрами в размере 3006 рублей 20 копеек, по налогу на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы в размере 864000 рублей.

Решением суда от 26 ноября 2003 года заявление комбината удовлетворено частично, решение налоговой инспекции N 76 от 30.01.2003 признано недействительным в части доначисления налога на добавленную стоимость в размере 75530632 рублей 93 копеек, начисления пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 15000696 рублей 57 копеек; привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату сумм налога в результате неправильного исчисления и занижения налоговой базы в виде штрафа в размере 20% от неуплаченных сумм налога на добавленную стоимость в сумме 15106126 рублей 59 копеек.

Встречное заявление налоговой инспекции удовлетворено частично, с общества взыскано 867006 рублей 20 копеек налоговых санкций.

В удовлетворении остальной части заявленных требований по первоначальному и встречному заявлениям отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 11 февраля 2004 года решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке его законности в связи с нарушением норм материального и процессуального права.



Как полагает заявитель кассационной жалобы, арбитражным судом при принятии судебных актов не приняты во внимание следующие доводы:

1) поскольку комбинат осуществлял реализацию продукции акционерному обществу закрытого типа (далее - АОЗТ) “Экоформ“ по договору N 525 от 01.09.1995 и иных отношений с указанным обществом не установлено, то спорные векселя получены в оплату за отгруженную продукцию, в связи с чем комбинат, с учетом требований его учетной политики, при передаче их третьему лицу обязан был исчислить и уплатить соответствующую сумму налога на добавленную стоимость. Кроме того, утрата комбинатом материального права требования по спорным векселям с момента истечения срока их предъявления и срока исковой давности не исключает возможность реализации указанных ценных бумаг, что в соответствии со статьями 39, 146 Налогового кодекса Российской Федерации признается объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость;

2) в связи с тем, что возможность использования передаваемого имущества (объекты незавершенного строительства: общежитие, крытый каток, подстанция и компрессорная) зависит от соответствия данного имущества определенным требованиям, что в отсутствие актов ввода в эксплуатацию установить невозможно, то безвозмездная передача такого имущества должна облагаться налогом на добавленную стоимость;

3) поскольку фактически денежные средства по реализации глинозема и сульфата калия стали собственностью комбината (комитента) только в момент заключения соглашения N 201-137 от 28.05.2001 об урегулировании взаимных задолженностей, то моментом возникновения налогооблагаемого оборота по налогу на добавленную стоимость для комбината является май 2001 года.

В отзыве на кассационную жалобу комбинат сослался на несостоятельность изложенных в ней доводов, указывая на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов.

Дело рассматривается по правилам, установленным главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представители сторон подтвердили доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и возражений относительно жалобы и проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, законность судебных актов и правильность применения арбитражным судом норм материального и процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как установлено Арбитражным судом Красноярского края, налоговой инспекцией была проведена выездная налоговая проверка комбината по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2000 по 01.01.2002 (по налогу на добавленную стоимость - за период с 01.10.1999 по 01.05.2002). По результатам проверки составлен акт N 431 от 15.11.2002 и принято решение N 76 от 30.01.2003.

Данное решение было изменено решениями налоговой инспекции N 78 от 31.01.2003, N 479 от 13.05.2003, N 576 от 17.11.2003, а также решением N 11-04/11037 от 02.10.2003 Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Красноярскому краю, Таймырскому (Долгано-Ненецкому) и Эвенкийскому автономным округам.

Налоговой инспекцией комбинату направлены требования N 3730, 3730а, 3735, 3735а по состоянию на 31.01.2003, которыми предложено в срок до 10.02.2003 уплатить налоги, пени и налоговые санкции в добровольном порядке.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, комбинат обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании его недействительным.

Суд, удовлетворяя требования комбината по обжалуемым эпизодам, пришел к выводу об обоснованности требований комбината и недоказанности выводов налоговой инспекции, отраженных в оспариваемом решении.

В соответствии со статьей 3 Закона Российской Федерации от 08.12.1991 N 1992-1 “О налоге на добавленную стоимость“ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) объектами налогообложения по налогу на добавленную стоимость являются обороты по реализации на территории Российской Федерации товаров, выполненных работ, оказанных услуг.

Согласно пункту 2 статьи 8 названного Закона датой совершения оборота считается день поступления средств за товары (работы, услуги) на счета в учреждениях банков, а при расчетах наличными деньгами - день поступления выручки в кассу.

Налоговой инспекцией по результатам проверки был доначислен налог на добавленную стоимость за декабрь 2000 года с операций по мене векселей АОЗТ “Экоформ“ в связи с тем, что данные векселя, по мнению налоговой инспекции, были получены комбинатом за отгруженную продукцию

Согласно письму Государственной налоговой службы Российской Федерации от 30.08.1996 N ВГ-6-13/616 “По отдельным вопросам учета и отчетности для целей налогообложения“ и письму Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 25 февраля 1999 г. N 03-4-09/39 “О налоге на добавленную стоимость“, при осуществлении расчетов за поставленную продукцию (работы, услуги) векселем датой совершения оборота считается день поступления денежных средств по векселю при реализации по оплате. Предприятие-продавец, применяющее при исчислении налогооблагаемой базы метод определения выручки от реализации продукции (работ, услуг) по оплате, расчеты с бюджетом по налогу на добавленную стоимость должно производить при наступлении одного из следующих моментов: поступление денег по векселю, как при наступлении срока погашения векселя, так и при его досрочном погашении; передача векселя по индоссаменту в счет погашения своей кредиторской задолженности за ранее полученные и оприходованные товары (работы, услуги).

Налоговой инспекцией не представлены доказательства, что векселя АОЗТ “Экоформ“ были получены комбинатом за отгруженную продукцию.

Кроме того, налоговой инспекцией в кассационной жалобе указано, что комбинат осуществлял реализацию продукции АОЗТ “Экоформ“ по договору N 525 от 01.09.1995. Однако согласно представленной в материалы дела копии, указанный договор был заключен комбинатом и АОЗТ “Экоформ“ как договор комиссии, которым реализация товаров комбинатом в адрес АОЗТ “Экоформ“ не предусматривалась. Кроме того, судом было установлено, что в бухгалтерском учете комбината спорные векселя отражались на счете 58 “Краткосрочные финансовые вложения“. Данные векселя в декабре 2000 года были переданы по договору мены. Гашение векселей или передача их по индоссаменту не могла быть произведена в связи с истечением срока требования платежа по ним.

При таких обстоятельствах судом был сделан правильный вывод о неправомерном доначислении налога на добавленную стоимость, пени и налоговых санкций.

Согласно подпункту “т“ пункта 1 статьи 5 Закона Российской Федерации от 08.12.1991 N 1992-1 “О налоге на добавленную стоимость“ от налога на добавленную стоимость освобождается стоимость жилых домов, детских садов, клубов, санаториев и других объектов социально-культурного и жилищно-коммунального назначения, а также дорог, электрических сетей, подстанций, газовых сетей, водозаборных сооружений и других подобных объектов, передаваемых безвозмездно органам государственной власти (или по их решению специализированным предприятиям, осуществляющим использование или эксплуатацию указанных объектов по их назначению) и органам местного самоуправления.

Из материалов дела следует, что комбинатом были переданы администрации города Ачинска указанные объекты, в том числе незавершенные строительством общежитие, крытый каток, подстанция и компрессорная.

Назначение названных объектов при их строительстве как социально-культурное и жилищно-коммунальное налоговой инспекцией не опровергается.

Судом с учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении N 276-О от 05.06.2003, а также с учетом положений пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации сделан правильный вывод об обоснованном применении комбинатом льготы по налогу на добавленную стоимость при передаче указанных объектов и неправомерном доначислении налоговой инспекцией сумм налога в данном случае.

Судом полно и всесторонне был исследован вопрос обоснованности и правомерности доначисления налоговой инспекцией комбинату налога на добавленную стоимость за июнь 2001 года по экспортным операциям.

В соответствии с подпунктом “а“ пункта 1 статьи 5 названного Закона “О налоге на добавленную стоимость“ от налога на добавленную стоимость освобождаются экспортируемые товары, как собственного производства, так и приобретенные, экспортируемые работы и услуги, а также услуги по транспортировке, погрузке, разгрузке, перегрузке экспортируемых товаров и по транзиту иностранных грузов через территорию Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что комбинатом были заключены договора комиссии с обществом с ограниченной ответственностью (далее - ООО) “Альфа-Эко“ на поставку продукции комбината на экспорт. На основании заключенного 28.05.2001 соглашения N 201-137 об урегулировании взаимных задолженностей между комбинатом и ООО “Альфа-Эко“, согласно которому взаимные обязательства по указанным договорам комиссии стороны посчитали прекращенными в полном объеме, а также учитывая учетную политику комбината, налоговая инспекция сделала вывод об определении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость датой заключения названного соглашения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 996 Гражданского кодекса Российской Федерации вещи, поступившие комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего. В связи с чем суд обоснованно признал моментом совершения оборота, облагаемого налогом на добавленную стоимость, период, в котором денежные средства за отгруженную на экспорт продукцию поступили на расчетный счет комиссионера.

Правомерность данного вывода подтверждается установленными пунктом 2 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации положениями, в соответствии с которыми оплатой товара признается, в частности, поступление денежных средств на счета налогоплательщика либо его комиссионера, поверенного или агента в банке или в кассу налогоплательщика (комиссионера, поверенного или агента).

На основании исследования представленных в материалы дела договоров комиссии и документов, подтверждающих реальный экспорт продукции комбината через комиссионера и поступление выручки от иностранных покупателей на счет комиссионера, суд пришел к правильному выводу о неправомерности действий налоговой инспекции по доначислению налога на добавленную стоимость по указанным операциям в 2001 году.

Судом кассационной инстанции не могут быть приняты доводы заявителя кассационной жалобы о том, что представленные в ходе судебного разбирательства документы, подтверждающие фактический экспорт, не были предметом проверки, результаты которой обжалуются комбинатом.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 03.07.1997 N 916-р был определен порядок начисления и уплаты налога на добавленную стоимость при закупке иностранным лицом у российского лица сырьевых товаров и передаче другому российскому лицу для переработки и последующего вывоза готовой продукции за границу предприятиями алюминиевой промышленности, в соответствии с которым при подтверждении факта экспорта произведенной для иностранных фирм-нерезидентов готовой продукции указанные операции освобождаются от обложения налогом на добавленную стоимость в соответствии с Законом Российской Федерации “О налоге на добавленную стоимость“.

В случае неподтверждения предприятиями-налогоплательщиками в течение 180 дней факта экспорта произведенной для иностранных фирм-нерезидентов готовой продукции налоговые органы взыскивают соответствующие суммы налога на добавленную стоимость с налогоплательщиков.

Учитывая, что названные экспортные операции осуществлялись комбинатом в 1997, 1998 годах, налоговая инспекция обязана была проверить правильность исчисления, своевременность уплаты в бюджет и обоснованность льготирования этих операций в указанные периоды.

Из материалов дела следует, что проведенными ранее проверками правильности исчисления налога на добавленную стоимость налоговой инспекцией не были выявлены нарушения. В связи с чем судом был сделан обоснованный вывод, что суммы налога на добавленную стоимость, доначисленного по экспортным операциям, осуществленным в 1997, 1998 годах, выявлены налоговой инспекцией с нарушением норм статьи 87 Налогового кодекса Российской Федерации в результате повторной налоговой проверки и за период деятельности налогоплательщика, превышающий три календарных года, предшествовавших году проведения проверки.

При таких обстоятельствах судебные акты, принятые на основании всестороннего и полного исследования представленных в дело доказательств и при правильном применении норм материального и процессуального права, отмене или изменению не подлежат.

Учитывая изложенное и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к выводу, что принятые по делу судебные акты должны быть оставлены без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 26 ноября 2003 года и постановление апелляционной инстанции от 11 февраля 2004 года Арбитражного суда Красноярского края по делу N А33-1385/03-С3 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Н.Н.ПАРСКАЯ

Судьи:

Г.Н.БОРИСОВ

Н.М.ЮДИНА