Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2003 N 35-В03пр-1 В удовлетворении искового заявления о взыскании авторского вознаграждения отказано правомерно, поскольку при отсутствии авторского договора применяются минимальные ставки авторского вознаграждения, предусмотренные законодательством.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2003 года

Дело N 35-В03пр-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврентьевой М.Н.,

судей Еременко Т.И.,

Хаменкова В.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 30 января 2003 года дело по иску В.И.В., Г.О.П., К.А.Д., К.Н.А. и других к ОАО “Конаковский фаянсовый завод“ о взыскании авторского вознаграждения по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Конаковского районного суда от 6 апреля 2001 года, и определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 19 июня 2001 года и постановление президиума Тверского областного суда от 4 октября 2002 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, объяснения представителя Г.О.В. по доверенности Ш.В.В., Ш.В.П., поддержавших протест и объяснения представителя ОАО “Конаковский фаянсовый завод“ по доверенности В.Ю., возражавшей против удовлетворения протеста, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

В.И.В., Г.О.П., К.А.Д., К.Н.А. и другие обратились в суд с иском к ОАО “Конаковский фаянсовый завод“ о взыскании авторского вознаграждения.

В обоснование исковых требований ссылались на то, что в период работы художниками Конаковского фаянсового завода создали произведения декоративно-прикладного искусства, за тиражирование которых с апреля 1994 года по апрель 1996 года завод отказался выплатить им авторское вознаграждение. Дело неоднократно рассматривалось судебными органами.

Решением Конаковского районного суда от 6 апреля 2001 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 19 июня 2001 года, в удовлетворении исковых требований истцам отказано.

Постановлением президиума Тверского областного суда от 4 октября 2002 года судебные постановления оставлены без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора РФ отклонен.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене судебных постановлений в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права, повлекшими вынесение незаконного решения суда.



Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим отклонению.

Как видно из материалов дела, истцы работали художниками Конаковского фаянсового завода и являются авторами ряда произведений декоративно-прикладного искусства, которые завод тиражировал.

Авторские правоотношения до 3 августа 1992 года регулировались Гражданским кодексом РСФСР 1964 года, согласно ст. ст. 479, 483 которого автору принадлежало право на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами, в том числе и служебного. Ставки авторского вознаграждения устанавливаются Советом Министров РСФСР.

Аналогичные положения закреплены и в принятых Верховным Советом СССР 31 мая 1991 года “Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик“, действовавших с 3 августа 1992 года по 2 августа 1993 года, а также Законе РФ “Об авторском праве и смежных правах“ от 9 июля 1993 года, действующем с 3 августа 1993 года по настоящее время.

Размер авторского вознаграждения за тиражирование произведений декоративно-прикладного искусства со 2 июня 1960 года по 21 марта 1994 года определялся постановлением Совета Министров РСФСР от N 793 от 2 июня 1960 года “Об авторском вознаграждении за использование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства“, а с 21 марта 1994 года по настоящее время - Постановлением Правительства РФ N 218 от 21 марта 1994 года “О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства“.

В соответствии с п. п. 1 - 3 раздела II “Положения о минимальных ставках авторского вознаграждения за воспроизведение произведений изобразительного искусства и тиражирование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства“, утвержденного данным Постановлением Правительства РФ, ставки авторского вознаграждения, предусмотренные настоящим Положением, являются минимальными и применяются, если иное не определено в договоре между плательщиком и автором.

В протесте на основании изложенного сделан вывод о том, что как ранее, так и ныне действующим гражданским и авторским законодательством за истцами закреплено право на получение авторского вознаграждения за тиражирование ответчиком созданных ими произведений декоративно-прикладного искусства, а право истцов на получение авторского вознаграждения подтверждено заключением эксперта, а также письмом Российского Авторского общества, которым суд не дал надлежащей оценки, а также не принял во внимание признание ответчиком требований истцов и наличие у завода с некоторыми из них заключенных авторских договоров (л.д. 100 - 101, 129 - 131, 159 - 160, 232 - 233), а размер авторского вознаграждения стороны также определяли в соответствии с указанным выше Постановлением Правительства РФ, из расчета 4 процента от отпускной цены каждого экземпляра изделия (л.д. 159 - 160, 180 - 184).

С такими доводами протеста согласиться нельзя.

Разрешая спор и отказывая истцам в иске, суд сослался на то, что изделия декоративно-прикладного искусства, за которые они просят взыскать авторское вознаграждение, созданы в процессе исполнения ими трудовых обязанностей, право на них принадлежит заводу; впервые тиражировались до введения в действие Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах“, которым отменено ранее действовавшее законодательство. Обратной силы закон не имеет, поэтому к данным правоотношениям неприменим, а, кроме того, основанием для выплаты авторского вознаграждения по этому закону является договор, которого истцы с ответчиком не заключали, несмотря на поступавшие предложения.

Ссылка в протесте на л.д. 100 - 101, 129 - 131, 159 - 160, 232 - 233, а также на л.д. 159 - 160, 180 - 184 в подтверждение доводов о том, что за истцами закреплено право на получение авторского вознаграждения за тиражирование ответчиком созданных ими произведений декоративно-прикладного искусства, а право истцов на получение авторского вознаграждения подтверждено заключением эксперта, а также письмом Российского Авторского общества, которым суд не дал надлежащей оценки, а также не принял во внимание признание ответчиком требований истцов и наличие у завода с некоторыми из них заключенных авторских договоров не может быть признана состоятельной.

Так на л.д. 100 - 101 содержится отзыв акционерного общества на кассационную жалобу истцов по ранее принятому судебному решению, л.д. 129 - 131 это заключение эксперта Б., которому суд дал оценку в решении суда, л.д. 159 - 160 - письмо генерального директора ОАО “Конаковский фаянсовый завод“ суду, ответчика по настоящему делу, оценку доводам которого также дал суд в решении суда, л.д. 232 - 233 - письмо РАО, в котором высказано мнение по поводу заявленных требований, а л.д. 180 - 184 - это протокол судебного заседания. По существу в протесте предлагается переоценка выводов суда, что не основано на законе.

В соответствии с п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 9 июля 1993 года N 5352-1 “О порядке введения в действие Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах“ он применяется к отношениям по созданию, а также использованию объектов авторского права, возникшим после 3 августа 1993 года, т.е. даты официального опубликования.

Истцами были получены все выплаты, ранее причитающиеся им по закону, истцы же ставили вопрос о выплате им авторского вознаграждения в 1994-1996 гг., т.е. после изменения законодательства, которым предусмотрено заключение договоров. Суд правильно сделал вывод о том, что требования истцов не основаны на законе.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 1 статьи 329 ГПК РСФСР, а не пункт 2 статьи 329 ГПК РСФСР.

Руководствуясь ст. 329 п. 2 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации



определила:

протест заместителя Генерального прокурора РФ отклонить, постановленные по делу решения оставить без изменения.