Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2003 N 44-Г03-1 В удовлетворении заявления об оспаривании некоторых положений Закона Пермской области “О порядке ведения личных дел государственных, муниципальных служащих Пермской области“ от 13.12.2001 N 1904-337 отказано правомерно, поскольку предоставление государственными, муниципальными служащими сведений о доходах и имуществе, принадлежащем им на праве собственности, предусмотрено федеральным законодательством.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2003 года

Дело N 44-Г03-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврентьевой М.Н.,

судей Маслова А.М.,

Пирожкова В.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению исполняющего обязанности прокурора Пермской области об оспаривании Закона области “О порядке ведения личных дел государственных, муниципальных служащих Пермской области“ от 13.12.01 N 1904-337 в части по кассационному протесту первого заместителя прокурора Пермской области на решение Пермского областного суда от 29 ноября 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Маслова А.М., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

исполняющий обязанности прокурора Пермской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению подпункта 2 п. 8, подпункта 4 пункта 3 статьи 3 Закона Пермской области “О порядке ведения личных дел государственных, муниципальных служащих Пермской области“ от 13 декабря 2001 года N 1904-337, которыми предусмотрено предоставление государственными, муниципальными служащими сведений о доходах и имуществе, принадлежащем им на праве собственности, зарегистрированной в органе государственной налоговой службы по месту постоянного жительства. Эти сведения предоставляются как при оформлении личного дела служащих, так и в процессе службы и приобщаются к личному делу ежегодно.

По утверждению прокурора требование о регулярном представлении этих сведений противоречит ст. 12, подпункту 5 п. 4 ст. 21 Федерального закона “Об основах государственной службы Российской Федерации“ от 31.07.95. Полагает, что такие сведения должны предоставляться в государственные органы налоговой службы и составляют служебную тайну, в кадровую службу такие сведения предоставляться не должны.

Представители Законодательного Собрания Пермской области и администрации Пермской области требования прокурора не признали.

Решением Пермского областного суда от 29 ноября 2002 г. в удовлетворении заявления исполняющему обязанности прокурора Пермской области отказано.

Первый заместитель прокурора Пермской области подал кассационный протест, в котором просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявленные требования. Считает, что суд неправильно применил материальный закон, ограничив права государственных и муниципальных служащих, не учел, что общие принципы организации органов государственной власти находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, при этом закон Пермской области не должен противоречить Федеральному закону. Государственные и муниципальные органы субъекта Российской Федерации не могут гарантировать конфиденциальность сведений, составляющих служебную тайну.



Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста, письменных объяснений Председателя Законодательного собрания Пермской области, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что ст. 71 Конституции Российской Федерации относит к ведению Российской Федерации только федеральную государственную службу. Согласно ст. 2 Федерального закона “Об основах государственной службы Российской Федерации“ государственная служба включает в себя федеральную государственную службу, находящуюся в ведении Российской Федерации и государственную службу субъектов Российской Федерации, находящуюся в их ведении. Ст. 76 Конституции Российской Федерации устанавливает, что вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и нормативных актов, а в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой ст. 76 Конституции РФ, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Оспариваемый Закон Пермской области основан на Указе Президента Российской Федерации от 15 мая 1997 года N 484.

Выводы суда соответствуют приведенным федеральным нормативным правовым актам, не опровергаются доводами кассационного протеста.

Утверждение о том, что Законом Пермской области установлено дополнительное ограничение прав государственных и муниципальных служащих области, нельзя признать основанным на федеральном законодательстве. Статьей 4 Федерального закона Российской Федерации “Об основах государственной службы Российской Федерации“ предусмотрено, что законодательство Российской Федерации о государственной службе состоит из Конституции Российской Федерации, настоящего Федерального закона, федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также конституций, уставов, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. Вопросы, регулируемые в соответствии с настоящим Федеральным законом нормативными актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, могут также регулироваться федеральным законом.

Указом Президента РФ от 15 мая 1997 г. N 484 “О представлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправления, сведений о доходах и имуществе“ (с изменениями от 4 марта 1998 г., 31 мая 1999 г., 25 июля 2000 г.) признано необходимым ежегодное представление лицами, замещающими государственные должности государственной службы субъектов Российской Федерации и должности в органах местного самоуправления, сведений о своих доходах и принадлежащем им имуществе; установлено, что организация проверки сведений, сообщенных гражданином при поступлении на государственную службу в соответствии с Федеральным законом “Об основах государственной службы Российской Федерации“, проверки соблюдения установленных законодательством Российской Федерации ограничений лицами, замещающими государственные должности субъектов Российской Федерации, а также лицами, замещающими государственные должности государственной службы субъектов Российской Федерации, возлагается на кадровую службу соответствующего государственного органа (п. п. 1 и 2). Рекомендовано органам государственной власти субъектов Российской Федерации определить порядок представления сведений, предусмотренных настоящим Указом, государственными служащими государственной службы субъектов Российской Федерации и должностными лицами органов местного самоуправления (п. 17).

Таким образом, Закон Пермской области не противоречит приведенному Указу Президента Российской Федерации, который принят в соответствии с Федеральным законом “Об основах государственной службы Российской Федерации“.

Вопрос обеспечения конфиденциальности представляемых сведений не относится к обстоятельствам, имеющим юридическое значение при рассмотрении дела в порядке нормоконтроля.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит доводы кассационного протеста убедительными, влекущими отмену решения суда, постановленного в соответствии с требованиями материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. 305 п. 1 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Пермского областного суда от 29 ноября 2002 г. оставить без изменения, а кассационный протест первого заместителя прокурора Пермской области - без удовлетворения.