Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 06.06.2003 N 48-Г03-5 Дело по иску о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с незаконным лишением премиального вознаграждения направлено на новое рассмотрение, поскольку суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства по делу.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 2003 года

Дело N 48-Г03-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.,

судей Харланова А.В.,

Василевской В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 6 июня 2003 года кассационную жалобу М. на решение Челябинского областного суда от 19 марта 2003 года по его иску к Федеральному государственному унитарному предприятию - производственному объединению “Маяк“ (ФГУП ПО “Маяк) о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Василевской В.П., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

М. работает слесарем механосборочных работ в цехе 117 отделения герметизации завода 20 ФГУП ПО “Маяк“ с 15 мая 2000 года.

Текст данного абзаца сохранен в соответствии с оригиналом.

В июне 2002 года М. обратился в суд с иском к предприятию о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, указывая, что на основании акта N 20-22-ДСП от 2 апреля 2002 года служебного расследования, утвержденного директором завода 20, незаконно был лишен в апреле 2002 года причитающегося ему премиального вознаграждения за нарушение в работе требований технологической документации, тогда как фактически вины его в этом нет; незаконная выплата премии повлекла впоследствии уменьшение начисления заработной платы в виде отпускных и причинение психологических и нравственных страданий.

Представители ответчика заявленные истцом требования не признали и пояснили, что премия за апрель месяц М. не выплачена правомерно в связи со снижением ему до “0“ коэффициента трудового участия за ненадлежащее исполнение им трудовых обязанностей при выполнении порученного задания по переупаковке “изделия“.

Решением Челябинского областного суда от 19 марта 2003 года в удовлетворении исковых требований отказано.



В кассационной жалобе М., оспаривая законность решения, просит о его отмене ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, недоказанности установленных им обстоятельств, существенного нарушения норм процессуального права (ст. ст. 56, 57, 67, 196, 198 ГПК РФ), повлекшего вынесение незаконного решения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене с направлением дела в суд первой инстанции на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из акта служебного расследования N 20-22 ДСП от 02.04.02 г., М. лишен премии за апрель месяц 2002 года за то, что он, “получив у комплектовщика “изделие“ в работу по журналу учета, перед началом работы не проверил соответствие полученного изделия с ППК (протоколом приемочного контроля - разъяснение ответчика на л.д. 40), чем нарушил п. 1.3 ТБ 25000.0035, после чего вскрыл контейнер, в котором находилось “изделие“, и произвел переупаковку (сварку в бюкс); в результате было переупаковано одно “изделие“, а оформлена переупаковка другого с таким же обозначением и заводским номером“ (л.д. 20).

Обсуждая вопрос о законности лишения истца указанного премиального вознаграждения, суд согласился с доводами представителей ответчика и указал, что согласно утвержденному на заводе N 20 ФГУП ПО “Маяк“ Положению о премировании рабочих завода за коллективные результаты труда премия работникам выплачивается в соответствии с коэффициентом трудового участия, определенным руководителем коллектива за отчетный период при выполнении ими сменных заданий и отсутствии замечаний по качеству выполняемых работ; М. коэффициент трудового участия по итогам работы за апрель 2002 года снижен до “0“ на основании указания начальника отделения герметизации завода за допущенные им при оформлении переупаковки и сдаче переупакованного специального изделия в хранилище нарушения пунктов 2.2.1; 2.2.2 и 2.2.3 Инструкции слесаря механосборочных работ отделения герметизации цеха N 117, пункта 1.7 Инструкции о порядке оперативно-технического учета, хранения и транспортирования специальной продукции на участке 90 (отделении герметизации) N ВЛ/8594.

Между тем данный вывод суда не основан на материалах дела и не подтвержден соответствующими доказательствами.

Утверждение суда о нарушении истцом пунктов 2.2.1; 2.2.2 и 2.2.3 Инструкции слесаря механосборочных работ является неправомерным, поскольку названные пункты какие-либо обязанности слесаря механосборочных работ по проверке соответствия полученного “изделия“ с протоколом приемочного контроля (ППК) не предусматривают.

Более того, нарушение положений данной Инструкции М. актом служебного расследования от 02.04.02 года в вину не ставилось, и данных о том, что он ознакомлен с этой Инструкцией, в деле не имеется.

Пункт 1.7 Инструкции о порядке оперативно-технического учета, хранения и транспортирования специальной продукции на участке 90 (отделение герметизации), предусматривающий необходимость прекращения работы в случае обнаружения работником нарушения порядка работы со спецпродукцией и на который сослался суд в подтверждение довода законности лишения истца премии, также не свидетельствует о том, что слесарь механосборочных работ обязан проверять соответствие полученного изделия с протоколом приемочного контроля (ППК).

Таким образом, доводы суда о том, что М. в силу своих трудовых обязанностей слесаря механосборочных работ обязан был выявить несоответствие выданного в работу “изделия“ порученному заданию и принять меры по исполнению требований Инструкции, являются несостоятельными.

В то же время содержащуюся в акте служебного расследования ссылку на нарушение истцом п. 1.3 ТБ 25000.0035 суд оставил без внимания, исследования и какой-либо проверки (л.д. 20).

Согласно утвержденному на основании ст. 144 Трудового кодекса РФ по согласованию с председателем профсоюзного комитета директором завода и введенному в действие с 1 июня 2001 года Положению о премировании рабочих завода за коллективные результаты труда, а также “Примерному перечню производственных упущений, которые могут служить основанием для полного или частичного лишения виновного работника премии, начислений за основные результаты хозяйственной деятельности“, Генеральному директору ПО “Маяк“ и директору завода предоставлено право лишать отдельных рабочих премии полностью или частично за производственные упущения, предусмотренные названным “Перечнем“, путем издания приказа с указанием причин (п. 5.7 - л.д. 112, 113).

Как видно из дела, соблюдение ответчиком указанного порядка лишения М. премии судом не проверено, полномочным ли лицом или органом и в установленном ли на заводе порядке применена к нему названная мера воздействия, судом не выяснено, соответствующий на этот счет приказ суду не представлен.

Ссылка же суда на правомерность лишения истца премиального вознаграждения на основании указания начальника отделения герметизации от 16 мая 2002 года на л.д. 21 - 23 вызывает сомнения, так как согласно пункту 4.5 Положения о премировании рабочих завода за коллективные результаты труда руководитель подразделения вправе устанавливать конкретные меры КТУ в зависимости от показателей премирования, а не за производственные упущения в работе в виде нарушения или невыполнения должностных производственных инструкций, за что непосредственно лишен премии истец (л.д. 105, 111, 112).

Ссылаясь на показания свидетелей по делу в подтверждение вины М. в допущенных нарушениях с работой “изделия“, суд не учел, что в силу ст. 60 ГПК РФ они не относятся к числу допустимых доказательств.

Тот факт, что М. прошел по своей специальности обучение, стажировку, сдал соответствующие экзамены и т.д., правового значения не имеет, юридических последствий не создает, и, следовательно, ссылка суда на это обстоятельство в подтверждение обоснованности его вины в производственном упущении является неправомерной.



Таким образом, суд допустил несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и неправильно определил по делу юридически значимые обстоятельства: характер трудовых обязанностей М. как слесаря механосборочных работ цеха N 117 отделения герметизации, не установил и не выяснил, входила ли в его обязанности проверка соответствия полученного им “изделия“ с протоколом приемочного контроля, а также правомерность лишения его премии на основании указания начальника отделения герметизации, то есть допустил нарушение ст. 362 ГПК РФ.

С учетом изложенного решение суда является незаконным и подлежит отмене с направлением дела в тот же суд на новое рассмотрение.

При новом разбирательстве необходимо устранить допущенные нарушения, полно и всесторонне исследовать обстоятельства дела и постановить решение, отвечающее требованиям закона.

Руководствуясь ст. ст. 360, 366, абз. 2 ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Челябинского областного суда от 19 марта 2003 года отменить и дело направить в тот же суд в ином составе судей.