Решения и постановления судов

Определение Верховного Суда РФ от 07.02.2003 N 48-В02-8 Дело по иску о признании недействительным договора по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судами первой и кассационной инстанций допущено неправильное применение и толкование норм материального права, а судом надзорной инстанции допущено существенное нарушение норм процессуального права.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2003 года

Дело N 48-В02-8

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.,

судей Корчашкиной Т.Е.,

Потапенко С.В.

В документе, видимо, допущен пропуск текста: имеется в виду “...владельцев именных ценных бумаг“.

рассмотрела в судебном заседании 7 февраля 2003 г. по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на постановление президиума Челябинского областного суда от 2 октября 2002 г. дело по иску ЗАО “Челябинский комбинат строительных материалов и изделий“ (далее - ЗАО “ЧЕЛКСМИ“) и Ч. к ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ о признании недействительным договора по ведению реестра владельцев именных ценных.

В документе, видимо, допущен пропуск текста: имеется в виду “...прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации...“.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., объяснения представителя Н. К., возражавшей против доводов протеста, представителей ЗАО ЧЕЛКСМИ“ Ш. и Д., поддержавших доводы протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Засеевой Э.С., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ЗАО “Челябинский комбинат строительных материалов и изделий“ и Ч. обратились в Металлургический районный суд г. Челябинска с иском о признании недействительным договора от 31 октября 2001 г. на оказание услуг по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, заключенного между ЗАО “ЧЕЛКСМИ“ Н. и ОАО “Компания-регистратор “Панорама“ (в настоящее время ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“).

Решением суда от 12 июля 2002 г. указанный договор признан недействительным (ничтожным).

Определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 26 августа 2002 г. решение оставлено без изменения.



Постановлением президиума Челябинского областного суда от 2 октября 2002 г. состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене постановления президиума Челябинского областного суда от 2 октября 2002 г. в связи с допущенным существенным нарушением норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорного протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 “О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации“ по делам, по которым до 1 февраля 2003 г. принесены протесты в порядке надзора должностными лицами судов и прокуратуры, указанными в ст. 320 ГПК РСФСР, порядок гражданского судопроизводства должен определяться главой 36 ГПК РСФСР.

В силу ст. 327 ГПК РСФСР при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и процессуального права судами первой и кассационной инстанций по имеющимся в деле материалам в пределах доводов протеста. В интересах законности суд может выйти за пределы протеста.

Судебная коллегия считает необходимым удовлетворить протест в части отмены постановления президиума Челябинского областного суда от 2 октября 2002 г., поскольку этим судом надзорной инстанции допущено существенное нарушение норм процессуального права. В то же время, в интересах законности выходя за доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может оставить в силе решение суда первой инстанции и кассационное определение, поскольку судами первой и кассационной инстанций допущено неправильное применение и толкование норм материального права.

Постановление президиума Челябинского областного суда подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 157 ГПК РСФСР в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается.

Отменяя решение суда первой инстанции и определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда, президиум областного суда указал на то, что суд первой инстанции, рассмотрев дело в отсутствие ответчика, не извещенного о месте и времени судебного разбирательства, нарушил ч. 1 ст. 157 ГПК РСФСР, а судебная коллегия, несмотря на допущенное судом существенное нарушение норм процессуального права, оставила решение суда без изменения.

Однако вывод суда надзорной инстанции о том, что в материалах дела отсутствуют сведения о надлежащем извещении ответчика ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ о времени и месте судебного заседания, опровергается материалами дела. Имеющиеся в деле копии телеграмм от 08.07.2002 свидетельствуют о том, что ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ было извещено о судебном заседании, назначенном на 11.07.2002 в 9.00 по адресу: г. Челябинск, ул. Пекинская, 8, в Металлургическом районном суде (т. 3, л.д. 1 - 6).

Факт вручения этих телеграмм ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ подтвержден соответствующими уведомлениями отделения связи от 09.07.2002 (т. 2, л.д. 153 - 158).

Согласно ч. ч. 2, 3 ст. 157 ГПК РСФСР если лица, участвующие в деле, надлежаще извещены о времени и месте судебного заседания, суд откладывает разбирательство дела в случае признания уважительными причин их неявки.

Стороны обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин. Суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, если сведения о причинах неявки отсутствуют, либо если суд признает причины неявки неуважительными либо если ответчик умышленно затягивает производство по делу.

Как видно из материалов дела, ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ не поставило суд в известность о причинах неявки своего представителя в судебное заседание и не представило доказательства уважительности этих причин, в связи с чем суд был вправе рассмотреть дело в отсутствие данного ответчика.

При этом вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившегося представителя ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ судом обсуждался, и с учетом мнения сторон судом вынесено определение о рассмотрении дела в отсутствие этого ответчика (т. 3, л.д. 9).



Кроме того, в силу ч. 1 ст. 14 ГПК РСФСР гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Несмотря на то, что при рассмотрении данного дела по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением, где выражено несогласие с доводами протеста, из материалов дела видно, что с жалобой в порядке надзора на решение Металлургического районного суда г. Челябинска от 12 июля 2002 г. ОАО “Регистратор Р.О.С.Т.“ не обращалось, поэтому у суда надзорной инстанции не имелось оснований для постановки вопроса о нарушении его прав.

Указанные нарушения процессуального закона, допущенные президиумом Челябинского областного суда, могли привести к неправильному разрешению дела, а потому в силу ч. 1 ст. 308 и п. 2 ст. 330 ГПК РСФСР являются основанием к отмене постановления президиума.

Вместе с тем согласно п. 1 ст. 330 ГПК РСФСР основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в надзорном порядке является неправильное применение или толкование норм материального права. Это нарушение допущено при рассмотрении данного дела в первой и кассационной инстанциях.

Удовлетворяя исковые требования, эти судебные инстанции исходили из того, что оспариваемый договор с регистратором мог быть заключен только на основании решения совета директоров акционерного общества, так как акт приема-передачи документов регистратору от акционерного общества был подписан сторонами 25 марта 2002 г., с этого момента договор вступил в силу, а с 1 января 2002 г. утверждение регистратора отнесено к компетенции совета директоров. На этом основании суд посчитал данный договор ничтожной сделкой.

Однако такой вывод суда сделан на основе неправильного толкования норм материального права.

Согласно п. 17 ст. 65 Федерального закона “Об акционерных обществах“ к компетенции Совета директоров относится утверждение регистратора общества и условий договора с ним, а также расторжение договора с ним.

Эта норма установлена Федеральным законом от 7 августа 2001 г. “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об акционерных обществах“, вступившим в силу с 1 января 2002 г.

Исходя из этого, до 1 января 2002 г. утверждение регистратора общества и условий договора с ним относилось к компетенции генерального директора общества как единоличного исполнительного органа.

Как видно из материалов дела, 31 октября 2001 г. ЗАО “Челябинский комбинат строительных материалов и изделий“ в лице генерального директора Н. заключило с ОАО “Компания - Регистратор “Панорама“ договор на оказание услуг по ведению реестра именных ценных бумаг. На момент заключения договора Н. как генеральный директор акционерного общества не превысил своей компетенции. По существу предметом оспариваемого договора как раз и было утверждение регистратора акционерного общества и определение условий выполнения регистратором своих обязательств по ведению реестра акционеров.

Согласно п. 6.8 договора он вступает в силу с момента подписания. В п. 6.9 договора указано, что “положения договора, применение которых обусловлено фактической передачей реестра от эмитента к регистратору, вступают в силу в день, следующий за днем подписания соответствующего акта приема-передачи и описи“.

Из приведенных положений оспариваемого договора следует, что в части назначения регистратора и определения условий его работы он вступил в силу с момента подписания. Одним из таких условий является подписание акта передачи документов, которые необходимы регистратору для выполнения своих обязательств по договору. Отсрочка вступления в силу договора в этой части его исполнения не колеблет вывода о вступлении этого же договора в силу в остальной, по сути основной части, касающейся назначения конкретного регистратора.

При таких обстоятельствах у суда первой и кассационной инстанций не было законных оснований для вывода о том, что оспариваемый договор был заключен с нарушением закона и в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожной сделкой.

Согласно п. 2 ст. 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Федеральным законом от 7 августа 2001 г. “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об акционерных обществах“, вступивший в силу с 1 января 2002 г., не установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Поэтому судами первой и кассационной инстанций сделан неправильный вывод о том, что при заключении оспариваемого договора нарушены требования п. 17 ст. 65 Федерального закона “Об акционерных обществах“.

При данных обстоятельствах по делу решение суда первой инстанции и кассационное определение нельзя признать законными и эти судебные постановления в силу п. 1 ст. 330 ГПК РСФСР подлежат отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть, что согласно п. 4 ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 24.07.2002 N 96-ФЗ “О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации“ дела, которые находятся в производстве судов общей юрисдикции и которые в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации отнесены к подведомственности арбитражных судов, в течение двух недель со дня введения в действие параграфа 1 “Подведомственность“ главы 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с согласия истцов передаются судами общей юрисдикции на основании определения суда в арбитражные суды в соответствии с правилами подсудности, установленными Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и действующими на момент передачи дела.

Если истец не согласен на передачу его дела судом общей юрисдикции в арбитражный суд, суд общей юрисдикции прекращает производство по данному делу в связи с неподведомственностью дела суду общей юрисдикции.

На основании ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Металлургического районного суда г. Челябинска от 12 июля 2002 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 26 августа 2002 г. и постановление президиума Челябинского областного суда от 2 октября 2002 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.