Решения и постановления судов

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23.04.2003 N 127п2003 Надзорная инстанция переквалифицировала действия осужденного с п. п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 162 (разбой) на ч. 3 ст. 30 и п. п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ (покушение на грабеж).

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 апреля 2003 г. N 127п2003

(извлечение)

Пензенским областным судом 1 марта 1999 г. З. осужден по п. п. “а“, “б“, “в“, “г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ и п. п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Он признан виновным в тайном хищении (краже) чужого имущества и разбое.

Р., З., Т. с не установленным следствием лицом 24 октября 1996 г. по договоренности между собой с целью тайного хищения чужого имущества решили проникнуть в строящийся дом, принадлежащий А.

Не установленное следствием лицо осталось во дворе дома следить за окружающей обстановкой, а Р., З. и Т. из дома похитили мотоблок “Нева“, различные инструменты и другое имущество А. общей стоимостью 8686120 неденоминированных руб., причинив потерпевшему значительный ущерб.

В ночь с 16 на 17 ноября 1996 г. Р., З. и Т. пришли к дачному дому, принадлежащему Ш. Т. остался во дворе, а Р. и З. проникли в дом и похитили оттуда комплект плетеной мебели, плафон-абажур, картину и стол на общую сумму 2165 тыс. неденоминированных руб.

Вечером 16 июля 1997 г. Р., З., Т. и не установленное следствием лицо вновь решили совершить кражу из дома А. Не установленное следствием лицо осталось во дворе следить за обстановкой, а Р., З. и Т. проникли в дом и украли прицеп к автомобилю, инструменты и вещи А. общей стоимостью 13280 тыс. неденоминированных руб.

20 октября 1998 г. Р. и З. проникли в дом, где проживал Т., стали требовать у него деньги и другие ценности. При этом Р. нанес потерпевшему 12 ударов руками и ногами по различным частям тела и один в грудь, причинив его здоровью вред средней тяжести и другие телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью.



Затем Р. и З. в присутствии Т. стали искать в доме ценные вещи, однако, ничего не обнаружив, с места преступления скрылись.

В первом часу 21 октября 1998 г. Р., желая скрыть содеянное ими, возвратился в дом Т. и, взяв на кухне столовый нож, нанес потерпевшему пять ударов в шею и восемь ударов в живот, причинив телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью, от которых наступила смерть потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 июня 1999 г. приговор в отношении З. оставила без изменения.

По этому же приговору осуждены Р. и Т., в отношении которых надзорного производства не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный З. просил о пересмотре судебных решений, ссылаясь на то, что за разбой осужден необоснованно, так как потерпевшего Т. не избивал и предварительного сговора на это у него с Р. не было, хищение имущества потерпевшего они намеревались совершить тайно; действия Р. являются эксцессом исполнителя.

Президиум Верховного Суда РФ 23 апреля 2003 г. надзорную жалобу осужденного удовлетворил, указав следующее.

Квалифицируя действия З. по п. п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 162 УК РФ, суд сослался в приговоре на то, что о корыстных мотивах Р. и З. и их цели завладения денежными сбережениями и ценным имуществом Т. свидетельствуют как их показания, так и фактические материалы дела. Именно с этой целью он и Р., разбив окно, повредив запорные устройства на двери, около 23 часов, т.е. ночью, ворвались в жилое помещение и оба требовали деньги у престарелого человека, заведомо зная о том, что он жил там один. Их действия и характер примененного насилия воспринимались потерпевшим в тот момент как реальная опасность для жизни и здоровья.

Умыслом З. также охватывалось то, что он участвовал в хищении, соединенном с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, которое применялось с его (З.) ведома и согласия.

Р. же при этом причинил Т. вред здоровью средней тяжести, он и З. в поисках денег и ценных вещей перевернули в доме все ящики, раскидали все имущество.

Однако с этим выводом суда первой инстанции согласиться нельзя.



Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Данных о том, что Р. и З. заранее договорились о хищении денежных средств и имущества Т. путем разбоя, в приговоре не приведено.

Нет их и в материалах уголовного дела.

При допросе в качестве подозреваемого З. показал, что, действительно, по предложению Р. вместе с ним проник на террасу дома Т., намереваясь похитить что-либо ценное. Стоя на террасе, слышал, как Р., прошедший в комнату, требовал от кого-то деньги. Затем услышал испуганный голос деда и понял, что Р. его избивает. Он вошел в комнату и, увидев выдвинутые шкафы, понял, что Р. что-то здесь уже искал. С этой же целью он (З.) перевернул ящик, но ничего ценного не нашел. Искал ли что-нибудь еще не помнит. Подошедший Р. сообщил, что также ничего не нашел, и они ушли из квартиры.

Из показаний осужденного Р., данных в качестве подозреваемого, обвиняемого, а также при проведении следственного эксперимента и положенных судом в основу приговора, видно, что с целью хищения денег и имущества они с З. проникли в дом Т., но, требовал ли З. с потерпевшего деньги, не помнит, однако искали они их вместе. Удары Т. наносил только он, без согласования с З.

При таких данных действия З. должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и п. п. “а“, “б“, “в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ как покушение на открытое хищение чужого имущества (грабеж).