Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.2004 N А56-17239/03 Поскольку КУГИ не является стороной оспариваемой сделки (договор о долевом участии в строительстве, заключенный между обществом и ЖСК) и не является лицом, заинтересованным в ее совершении или в признании ее недействительной, суд отказал в удовлетворении требования КУГИ о признании недействительным данного договора в связи с тем, что КУГИ не является надлежащим истцом по данному делу.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 февраля 2004 года Дело N А56-17239/03“

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Коняевой Е.В., судей Власовой М.Г. и Сергеевой И.В., при участии от КУГИ Федорова К.В. (доверенность от 05.01.04), от ЖСК “Вега-96“ председателя Гугнина В.С., Егорова С.Н. (доверенность от 21.11.01), рассмотрев 18.02.04 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга на решение от 22.08.03 (судья Барканова Я.В.) и постановление апелляционной инстанции от 11.11.03 (судьи Кожемякина Е.В., Копылова Л.С., Горшелев В.В.) Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-17239/03,

УСТАНОВИЛ:

Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (далее - КУГИ) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к закрытому акционерному обществу “Клаб“ (далее - ЗАО “Клаб“) и жилищно-строительному кооперативу “Вега-96“ (далее - ЖСК “Вега-96“) о признании недействительной ничтожной сделки - дополнительного соглашения от 05.11.96 N 1 к договору N 1 от 28.10.96 о долевом участии в строительстве, заключенному между ответчиками.

Решением от 22.08.03 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 11.11.03 решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе КУГИ просит отменить принятые по делу судебные акты и признать дополнительное соглашение от 05.11.96 N 1 к договору N 1 о долевом участии недействительным.

Податель жалобы не согласен с выводами судебных инстанций о действительности оспариваемого дополнительного соглашения и отсутствии заинтересованности у истца в признании сделки ничтожной.

В отзыве на кассационную жалобу ЖСК “Вега-96“ просит оставить ее без удовлетворения, а принятые по делу судебные акты - без изменения.



В судебном заседании представитель КУГИ поддержал доводы жалобы, а представитель ЖСК “Вега-96“ против ее удовлетворения возразил.

ЗАО “Клаб“ надлежащим образом извещено о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, однако своего представителя в суд не направило, в связи с чем жалоба рассмотрена в его отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как установлено судом и следует из материалов дела, между ЗАО “Клаб“ и ЖСК “Вега-96“ 28.10.96 заключен договор N 1 о долевом участии, согласно которому стороны обязались осуществить долевое строительство и ввод в действие жилых домов в квартале 21 севернее улицы Новоселов, корпусы 21 и 22, причем доля участия в строительстве ЖСК “Вега-96“ составила 76% от стоимости строительства, а доля ЗАО “Клаб“ - 24%.

В дальнейшем, 05.11.96, ответчики подписали дополнительное соглашение N 1 к указанному договору, согласно которому ЗАО “Клаб“ обязалось вступить в члены ЖСК “Вега-96“ с паевым взносом в виде незавершенного строительства в квартале 21 севернее улицы Новоселов, корпусы 21 и 22, общей полезной площадью 19019,7 кв.м, а ЖСК “Вега-96“ обязалось в период действия договора о долевом участии в строительстве переоформить на себя в установленном законом порядке инвестиционный договор с КУГИ аренду земельного участка; после оформления документов на владение земельным участком и объектом ЖСК “Вега-96“ несет затраты, связанные с передачей в собственность города жилой площади и денежных средств (в размере, установленном решением инвестиционно-тендерной комиссии).

КУГИ, полагая, что его права и законные интересы как стороны по инвестиционному договору от 03.07.95 N 00-(и)002585(17), заключенному с ЗАО “Клаб“, нарушены, обратилось с иском о признании недействительным дополнительного соглашения N 1 к договору от 28.10.96.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции исходили из того, что отсутствуют основания для признания дополнительного соглашения недействительным.

Изучив материалы дела и довода кассационной жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ничтожной сделкой является сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со статьей 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.



Частью второй статьи 166 ГК РФ установлено, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Между тем КУГИ не является стороной оспариваемой сделки и в результате ее совершения ничего не лишился и ничего не приобрел. Кроме того, истец не является стороной, что-либо получающей при условии применения последствий недействительности ничтожной сделки. При таких обстоятельствах истец не может быть признан заинтересованным лицом, а следовательно, и надлежащим истцом по данному делу.

Таким образом, у истца отсутствует материальное и процессуальное требование к ответчикам. Данное обстоятельство является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска.

В качестве основания для признания оспариваемой сделки недействительной истец указал нарушение статьи 7 Закона РСФСР “Об инвестиционной деятельности в РСФСР“ от 26.05.91 N 1488-1 и статьи 209 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 7 указанного закона основным правовым документом, регулирующим производственно-хозяйственные и другие взаимоотношения субъектов инвестиционной деятельности, является договор (контракт) между ними.

Истец, полагая, что таким договором является инвестиционный договор от 03.07.95 N 00-(и)002585(17), считает, что передача ЗАО “Клаб“ объекта незавершенного строительства в качестве паевого взноса не могла быть осуществлена до выполнения ответчиком всех инвестиционных условий по договору от 03.07.1995, а именно: до передачи в собственность Санкт-Петербурга 7% общей площади квартир, а также 450 кв.м общей площади встроенно-пристроенных помещений. Выполнение инвестиционных условий, оформленное протоколом, является в соответствии с пунктом 6.3 договора основанием для оформления права ЗАО “Клаб“ на объект.

КУГИ также считает, что ЗАО “Клаб“, не будучи собственником объекта строительства, могло распоряжаться им только после оформления на него прав.

Как следует из договора об инвестиционной деятельности от 03.07.95, КУГИ предоставил ЗАО “Клаб“ земельный участок для застройки в целях осуществления инвестиционного проекта по строительству на условиях договора. Условиями договора (в редакции дополнительного соглашения N 3 от 22.08.2000) предусматривалось, в частности, что АОЗТ “Клаб“ безвозмездно передает в собственность Санкт-Петербурга 7% жилой площади дома для распределения Комитетом по жилищной политике в установленном порядке, а также передает в собственность города 450 кв.м общей площади встроенно-пристроенных помещений для размещения Центра дневного пребывания престарелых Невского административного района Санкт-Петербурга.

Первая и апелляционная инстанции, исходя из условий инвестиционного договора и других материалов дела, установили, что объект незавершенного строительства был приобретен ЗАО “Клаб“ на возмездной основе.

Довод КУГИ о несоответствии оспариваемой сделки статье 7 Закона РСФСР “Об инвестиционной деятельности в РСФСР“ также обоснованно отклонен судом, поскольку оспариваемое соглашение не подпадает под действие указанного закона.

Поскольку нарушение своих прав и законных интересов истец связывает прежде всего с неисполнением или ненадлежащим исполнением ЗАО “Клаб“ условий инвестиционного договора, истец не лишен права требовать от стороны по договору исполнения принятых на себя обязательств и (или) требовать применения к должнику мер гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Таким образом, по основаниям, указанным истцом, оспариваемое дополнительное соглашение правомерно не было признано недействительным решением суда и постановлением апелляционной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 22.08.03 и постановление апелляционной инстанции от 11.11.03 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-17239/03 оставить без изменения, а кассационную жалобу Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга - без удовлетворения.

Председательствующий

КОНЯЕВА Е.В.

Судьи

ВЛАСОВА М.Г.

СЕРГЕЕВА И.В.