Решения и постановления судов

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31.05.2006 N Ф04-6936/2005(23030-А27-26) по делу N А27-16662/2005-2 Дело в части признания недействительным решения налогового органа о доначислении налога на прибыль передано на новое рассмотрение, так как суд не исследовал довод налогового органа о том, что налогоплательщик обязан был обнаружить момент истечения срока исковой давности по взысканию дебиторской задолженности.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО - СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 мая 2006 года Дело N Ф04-6936/2005(23030-А27-26)“

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области на решение от 13.12.2005 (изготовлено в полном объеме 15.12.2005) и постановление апелляционной инстанции от 13.02.2006 (изготовлено в полном объеме 17.02.2006) Арбитражного суда Кемеровской области по делу N А27-16662/2005-2 по заявлению открытого акционерного общества “Разрез Сибиргинский“, город Мыски, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области о признании частично недействительным решения N 112 от 18.05.2005,

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество “Разрез Сибиргинский“ (далее - ОАО “Разрез Сибиргинский“), город Мыски, обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области о признании недействительным решения N 112 от 18.05.2005 в части привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 47572 рублей 75 копеек, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 517584 рублей, за неполную уплату налога на имущество в виде штрафа в размере 198811 рублей 80 копеек, за неполную уплату платы за пользование водными объектами в виде штрафа в размере 43936 рублей 60 копеек, за неполную уплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 86737 рублей 80 копеек, доначисления налога на прибыль в размере 237863 рублей 76 копеек, налога на добавленную стоимость в размере 2587918 рублей, налога на имущество в размере 994059 рублей, платы за пользование водными объектами в размере 219683 рублей, налога на добычу полезных ископаемых в размере 433689 рублей, начисления соответствующих указанным налогам пени.

Решением от 15.12.2005 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 17.02.2006, заявленные требования удовлетворены.

Признано недействительным решение N 112 от 18.05.2005 в обжалуемой части.

Судебные инстанции мотивировали данный вывод тем, что у налогоплательщика имелись законные основания для отнесения во внереализационные расходы суммы дебиторской задолженности. Общество правомерно применило льготу по налогу на добавленную стоимость при оказании услуг загородным детским оздоровительным лагерем “Таежный“, оказанные услуги оформлены путевками на бланках строгой отчетности, утвержденных приказом Минфина Российской Федерации от 10.12.1999 N 90н “Об утверждении бланков строгой отчетности“, по форме N 1.

Налоговый орган необоснованно доначислил налог на добавленную стоимость в сумме 479760 рублей и налог на добычу полезных ископаемых в размере 433689 рублей, в результате увеличения выручки, полученной от реализации угля, применив, в нарушение требований пункта 10 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, для определения рыночной цены, метод последующей реализации, так как им не принимались иные меры по установлению рыночной цены, а реально существующие на рынке цены реализованных обществом марок не исследовались.



Судами также сделан вывод, что у налогового органа отсутствовали основания для доначисления налога на имущество в размере 994059 рублей, так как дорога, находящаяся на балансе общества, является дорогой общего пользования, поэтому общество обоснованно реализовало право на льготу по указанному налогу.

Суды также пришли к выводу об отсутствии оснований для доначисления платы за пользование водными объектами в размере 17194 рублей и платы за сверхлимитное водопользование по ручью “Медвежий“, поскольку вывод об осуществлении обществом сверхлимитного забора воды из скважины опровергается материалами дела. Доначисление платы за пользование водными объектами в размере 120524 рублей необоснованно, поскольку общество, осуществляя деятельность по добыче полезных ископаемых, осуществляло забор воды в технических целях.

В кассационной жалобе налоговый орган, ссылаясь на нарушение судебными инстанциями норм материального права, просит отменить принятые судебные акты и принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Ссылаясь на пункт 1 статьи 54, статью 272, статьи 318 - 320 Налогового кодекса Российской Федерации, указывает, что к внереализационным расходам текущего налогового периода может относиться сумма дебиторской задолженности со сроком исковой давности, истекшим в прошлых налоговых периодах, только в случае, если невозможно определить конкретный период совершения ошибки (искажения), то есть момент истечения срока исковой давности по взысканию указанной задолженности, в противном случае налогоплательщик вправе уменьшить налогооблагаемую прибыль на сумму убытка от списания безнадежной задолженности только того налогового периода, в котором истек срок исковой давности. Поскольку срок исковой давности в отношении дебиторской задолженности заявителя истек в 2001 году, вследствие чего данный убыток подлежит включению в состав внереализационных расходов именно 2001 года.

В период проведения выездной проверки отсутствовали какие-либо официально информационные источники для установления рыночной цены, которые могли быть использованы налоговым органом при определении цены реализованной заявителем угольной продукции, поэтому инспекция воспользовалась единственным возможным методом определения рыночной цены, применив метод последующей реализации.

Общество неправомерно применило льготу по налогу на добавленную стоимость, так как в нарушение статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации заявителем не выполнены необходимые требования для применения данной льготы.

Так как спорная автодорога находится на балансе общества, является его собственностью и не относится к автомобильным дорогам общего пользования, налогоплательщик неправомерно воспользовался льготой по налогу на имущество в отношении автодороги город Мыски - поселок Чувашка - поселок Чуазас.

Ежегодное утверждение лимитов не означает, что они должны считаться в целом по году, напротив, различные в течение года уровень водоносного горизонта и количество выпадаемых осадков свидетельствуют о необходимости применения конкретного (индивидуального) на каждый месяц лимита водопотребления, установленного ГУПР ООС МПР России по Кемеровской области.

Для установления лимитов налогоплательщику необходимо представить иное (нежели на выдачу лицензии) заявление и, как следствие, получить иной (отдельный) документ - лимиты водопользования, при их отсутствии пользование водными объектами будет считаться сверхлимитным.

Также считает, что ОАО “Разрез Сибиргинский“ является плательщиком платы за пользование водными объектами в части добычи попутной (карьерной воды).



В возражениях на кассационную жалобу общество просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения, поскольку являются правомерными действия по списанию нереальной ко взысканию дебиторской задолженности; льгота, установленная подпунктом 18 пункта 3 статьи 149 НК РФ, не ставится в зависимость от наличия у налогоплательщика соответствующего кода государственной статистики; Налоговый кодекс Российской Федерации не ставит в зависимость на получение льготы способ нумерации путевок.

Неправомерными считает общество и требования налогового органа о необоснованном использовании налогоплательщиком льготы по налогу на имущество в отношении автодороги г. Мыски-Чувашка, так как этот объект не является дорогой общего пользования.

Кроме того, по мнению общества, лимит водопотребления установлен для него годовой, он не был превышен в течение года; лицензией на водопотребление закреплено право налогоплательщика на пользование водным объектом ручей “Медвежий“ и установлен годовой лимит в пределах 157,68 тыс. куб. м; водопользование осуществлено в пределах указанных в лицензии лимитов.

Общество указало также на то, что доказательств забора воды из водных объектов, отвечающих требованиям статьи 17 Водного кодекса Российской Федерации, налоговым органом не представлено.

Заслушав представителей сторон, поддержавших доводы, изложенные в жалобе и в отзыве на нее, суд кассационной инстанции, в соответствии с требованиями статей 274, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проверив правильность применения судебными инстанциями норм материального и процессуального права, пришел к выводу об отмене состоявшихся по делу судебных актов в части.

Материалами дела установлено, что налоговым органом проведена выездная налоговая проверка ОАО “Разрез Сибиргинский“ за период с 2002 по 2004 год.

По результатам проверки составлен акт N 6 от 19.04.2005, на основании которого вынесено решение N 112 от 18.05.2005, которым, в частности, общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 47572 рублей 75 копеек, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 517584 рублей, за неполную уплату налога на имущество в виде штрафа в размере 198811 рублей 80 копеек, за неполную уплату платы за пользование водными объектами в виде штрафа в размере 43936 рублей 60 копеек, за неполную уплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 86737 рублей 80 копеек.

Обществу также доначислен налог на прибыль в размере 237863 рублей 76 копеек, налог на добавленную стоимость в размере 2587918 рублей, налог на имущество в размере 994059 рублей, плата за пользование водными объектами в размере 219683 рублей, налог на добычу полезных ископаемых в размере 433689 рублей, начислены соответствующие указанным налогам пени.

Не согласившись с вынесенным решением в указанной части, ОАО “Разрез Сибиргинский“ обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Исследуя положения пункта 1 части 1 статьи 146, пункта 18 части 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанции сделали вывод о том, что возможность применения налоговой льготы поставлена в зависимость от характера предоставляемых услуг. Необходимыми условиями применения налоговой льготы являются: соответствие формы реализуемых путевок форме, утвержденной в установленном порядке как бланк строгой отчетности, и расположение санаторно-курортных и оздоровительных учреждений, учреждений отдыха, в которые реализуются путевки, на территории Российской Федерации.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо “10.12.1991“ имеется в виду “10.12.1999“.

Исследуя полно и всесторонне представленные сторонами доказательства в указанной части, суды пришли к выводу, что общество реализовывало путевки и оказывало оздоровительные услуги в детском оздоровительном лагере “Таежный“, расположенном на территории Российской Федерации, реализация путевок проводилась в соответствии с требованием приказа Минфина Российской Федерации от 10.12.1991 N 90-Н “Об утверждении бланков строгой отчетности“.

Представленные сторонами доказательства в этой части исследованы судами непосредственно, дана надлежащая правовая оценка доводам налогового органа о несоответствии вида оказанных услуг статистическому коду, поскольку рассматриваемая льгота не ставится в зависимость от наличия у налогоплательщика соответствующего кода государственной статистики, к тому же данные коды не предназначены для целей налогового законодательства.

Кассационная инстанция соглашается с выводами судов о том, что обществом правомерно применена льгота, предусмотренная пунктом 18 части 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, поэтому необоснованным является начисление инспекцией налога на добавленную стоимость в размере 189120 руб.

Исследуя доводы общества о необоснованном доначислении налога на добавленную стоимость в размере 2398798 руб. и налога на добычу полезных ископаемых в сумме 433689 руб., а также соответствующих пеней и штрафных санкций, анализируя положения статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, суд пришел к выводу, что законодательством о налогах и сборах установлена определенная последовательность действий налогового органа при использовании полномочий по доначислению налога.

В связи с тем, что налоговым органом не соблюден порядок определения рыночной цены сделки между взаимозависимыми лицами, установленный статьей 40 Налогового кодекса Российской Федерации, нарушения в этой части являются неустранимыми, судами сделан обоснованный вывод о том, что цена по спорной сделке соответствует уровню рыночных цен.

Исследуя положения пункта “г“ статьи 5 Закона Российской Федерации “О налоге на имущество предприятий“, пункта 6 статьи 1 Закона Российской Федерации “О дорожных фондах в Российской Федерации“, а также письмо Главы муниципального образования “Город Мыски“ N 1014 от 22.08.2005, паспорта автобусных маршрутов, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что автомобильная дорога г. Мыски - п. Чувашка - п. Чуазас соединяет между собой населенные пункты и по ней следуют маршруты городского и междугороднего транспорта, осуществляющие пассажирские и грузовые перевозки как для жителей населенных пунктов, так и для промышленных предприятий.

В этой связи кассационная инстанция соглашается с выводом о том, что спорная дорога правомерно квалифицирована как автомобильная дорога общего пользования, поэтому доначисление налога на имущество в сумме 994059 руб. является необоснованным.

Анализируя положения статьи 4 Федерального закона от 06.05.1998 N 71-ФЗ “О плате за пользование водным объектами“, статей 28, 46, 48, 90 Водного кодекса Российской Федерации, а также Постановление Правительства Российской Федерации от 03.04.1997 N 383 “Об утверждении Правил предоставления в пользование водных объектов, находящихся в государственной собственности, установления и пересмотра лимитов водопользования, выдачи лицензии на водопользование и распорядительной лицензии“, а также материалы дела, подтверждающие лимиты водоотведения и водопотребления, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что обществом не превышен установленный годовой лимит водопользования за 2003 год. Налоговый орган факт превышения обществом лимита не установил.

Поскольку пятикратные ставки платы за сверхлимитное водоотведение применяются только в случае превышения предприятием установленного годового лимита, судами сделан правомерный вывод о том, что основания для доначисления налогоплательщику платы за пользование водными объектами в размере 17194 руб. отсутствовали.

Исследованная в судебном заседании лицензия на водопользование КЕМ N 00291 ТР ДВХ от 05.05.2003 закрепила право общества на пользование спорным водным объектом. Ею был установлен годовой лимит в пределах 157,68 тыс. куб. м, водопользование осуществлялось обществом, в том числе и по ручью “Медвежий“, в указанных пределах.

Доводы налогового органа о необходимости указания лимитов в документе, отдельно от лицензии, не принимаются кассационной инстанцией во внимание, поскольку они были исследованы судом апелляционной инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, которую кассационная инстанция считает правомерной.

Исследуя положения статей 1 и 2 Федерального закона от 06.05.1998 N 71-ФЗ “О плате за пользование водными объектами“, статьи 17 Водного кодекса Российской Федерации, арбитражные суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что для отнесения к плательщикам платы за пользование водными объектами необходимо непосредственное осуществление пользования водным объектом.

Настаивая на правомерности доначисления платы за пользование водными объектами в размере 120524 руб., соответствующих пеней и налоговых санкций, налоговый орган не представил доказательств того, что общество, осуществляя забор попутной подземной воды в целях уменьшения влажности добываемого угля с применением водоотливных установок, тем самым производило пользование подземным водным объектом и что откачиваемые воды имеют статус водного объекта, который отвечает требованиям статьи 17 Водного кодекса Российской Федерации.

При изложенных обстоятельствах кассационная инстанция считает правомерными выводы суда о том, что при отсутствии объекта платы не может быть и налогового правонарушения.

Кассационная инстанция с учетом изложенных выше оснований считает состоявшиеся по делу судебные акты законными и подлежащими оставлению без изменения.

Вместе с тем суд кассационной инстанции считает неправомерными выводы судов первой и апелляционной инстанций о признании недействительным решения налогового органа от 18.05.2005 N 112 в части, касающейся отнесения на расходы 2002 года дебиторской задолженности в сумме 991099 руб.

Основанием к этому является нарушение судами первой и апелляционной инстанций требований статей 71 и 268 АПК РФ, то есть неполное исследование материалов дела и представленных налоговым органом доказательств, отсутствие в судебных актах мотивов непризнания в указанной части доводов налогового органа.

Так, в соответствии с требованиями пунктов 1 и 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации, в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией.

К внереализационным расходам, в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном налоговом периоде, в частности, суммы безнадежных долгов.

Из пункта 2 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги, по которым истек установленный срок исковой давности.

Доводы налогового органа о том, что исходя из требований статьи 12 Федерального закона N 129-ФЗ от 21.11.1996 “О бухгалтерском учете“, пункта 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, налогоплательщик не только имел возможность, но и был обязан обнаружить момент истечения срока исковой давности по взысканию дебиторской задолженности, не исследованы судами в совокупности, в том числе, в соответствии с требованиями статей 54 и 272 Налогового кодекса Российской Федерации.

Нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права в указанной части могло привести к принятию неправильного решения и постановления (часть 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), в связи с чем дело в указанной части подлежит направлению на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду надлежит исследовать указанные в настоящем постановлении обстоятельства в совокупности и в зависимости от установленного принять решение по существу спора.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, частью 1 статьи 288, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 15.12.2005 и постановление от 17.02.2006 апелляционной инстанции Арбитражного суда Кемеровской области по делу N А27-16662/2005-2 отменить в части признания недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области от 18.05.2005 N 112, касающегося отнесения на расходы 2002 года дебиторской задолженности в сумме 991099 руб.

Дело в этой части направить на новое рассмотрение в первую инстанцию этого же суда.

В остальной части решение от 15.12.2005 и постановление от 17.02.2006 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.