Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2006, 10.07.2006 N 09АП-5664/2006-АК по делу N А40-2649/06-106-25 Решение суда первой инстанции об удовлетворении заявления о признании недействительным предписания антимонопольного органа о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции, оставлено без изменения, т.к. требования оспариваемого предписания не соответствуют законодательству и нарушают права и законные интересы заявителя.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по проверке законности и обоснованности решений

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

3 июля 2006 г. Дело N 09АП-5664/2006-АК10 июля 2006 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 3 июля 2006 г.

Полный текст постановления изготовлен 10 июля 2006 г.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи П., судей З., С., при ведении протокола секретарем судебного заседания Р., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ФАС России на решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.03.2006 по делу N А40-2649/06-106-25 по заявлению ОАО “Газпром“ к Федеральной антимонопольной службе России, 3 лицо - ООО “Уренгойгазпром“ о признании недействительным предписания, при участии: от заявителя - И. по дов. от 12.10.2005 N 01/0400-500д, ответчика - П.А. по дов. от 12.05.2006 N ИА/7159, уд. N 002072, от 3-го лица - М. по дов. от 25.05.2006 N РС/38-764,
УСТАНОВИЛ:

ОАО “Газпром“ обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным и отмене предписания ФАС России N АГ/12824 от 05.09.05.

Решением от 24.03.2006 Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил заявленные требования в полном объеме. При этом суд исходил из того, что оспариваемое предписание не соответствует нормам действующего законодательства и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Ответчик не согласился с решением суда и подал апелляционную жалобу, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований. В обоснование указывается, что решение суда принято с нарушением норм материального права.

ОАО “Газпром“ и третье лицо - ООО “Уренгойгазпром“ представили отзывы на апелляционную жалобу, в которых просят оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения. Считают, что решение суда вынесено законно и обоснованно, при полном и всестороннем исследовании доказательств по делу. Указывают, что ответчиком при выдаче предписания нарушены положения ст. ст. 12, 18 Закона “О конкуренции“. Считают, что оспариваемое предписание носит карательно-превентивный характер.

В судебном заседании представитель ответчика доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, изложил свою позицию, указанную в апелляционной жалобе, просил отменить решение суда первой инстанции, поскольку считает его незаконным и необоснованным, и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований. Считает, что оспариваемое предписание выдано законно и обоснованно и ничьих прав не нарушает, сослался на ст. 18 Закона “О конкуренции“. Пояснил, что предписание направлено на обеспечение конкуренции на товарном рынке, субъектами которого являются участники сделки ООО “Уренгойгазпром“ и ОАО “Нортгаз“. Указал, что сделка приводит к доминирующему положению ОАО “Газпром“ и ООО “Уренгойгазпром“.

Представитель заявителя поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает жалобу необоснованной, изложил свои доводы, указанные в отзыве на жалобу, просил решение суда оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать. Считает, что оспариваемое предписание не соответствует требованиям ст. 18 Закона о конкуренции. Указал, что совершаемая сделка не может привести к ограничению конкуренции на товарных рынках и усиливать доминирующее положение хозяйствующих субъектов. Пояснил, что совершенная сделка была направлена на восстановление ранее существовавшего положения на соответствующем товарном рынке.

Представитель третьего лица полностью поддержал позицию представителя заявителя, поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает ее необоснованной, просил решение суда оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, изложил свои доводы, указанные в отзыве на апелляционную жалобу.



Законность и обоснованность решения проверены в соответствии со ст. ст. 266 и 268 АПК РФ. Суд апелляционной инстанции, выслушав объяснения сторон, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, считает, что решение подлежит оставлению без изменения, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, 05.09.2005 Федеральная антимонопольная служба, рассмотрев ходатайство ООО “Уренгойгазпром“ о получении предварительного согласия ФАС России на приобретение 100% обыкновенных голосующих акций ОАО “Нортгаз“, на основании п. 5 ст. 18 Закона “О конкуренции“ выдала предписание за N АГ/12824 о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции до тех пор, пока в собственности группы лиц ООО “Уренгойгазпром“ находится пакет акций ОАО “Нортгаз“ в размере от 51 до 100 процентов.

Вынося оспариваемое предписание, ответчик исходил из того, что совершение указанной сделки может привести к ограничению конкуренции на рынке поставки (реализации) газа.

Признавая указанное предписание недействительным, суд первой инстанции правомерно исходил из незаконности и необоснованности данного ненормативного акта.

Доводы ФАС России, положенные в основу апелляционной жалобы, не могут являться основанием для изменения или отмены обжалуемого судебного акта в связи со следующим.

Так, ответчик ссылается на то, что в результате совершения сделки по покупке ООО “Уренгойгазпром“ 100% акций ОАО “Нортгаз“ группа лиц ОАО “Газпром“ усилит доминирующее положение на рынке добычи газа и газового конденсата, что приведет к ограничению конкуренции.

Данный довод судом апелляционной инстанции признается несостоятельным, так как противоречит обстоятельствам дела.

Как усматривается из материалов дела и достоверно установлено судом, единственным учредителем и участником ООО “Уренгойгазпром“ является ОАО “Газпром“, которому принадлежит 100% уставного капитала ООО “Уренгойгазпром“, занимающее доминирующее положение в сфере добычи природного газа и газового конденсата и на рынке реализации природного газа в пределах РФ, включено в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке добычи газа долю в размере 94%.

10.06.2005 ОАО “Газпром“, ООО “Уренгойгазпром“, “Реди (Ю.К.) Лимитед“, ОАО “Нортгаз“, а также ряд миноритарных акционеров ОАО “Нортгаз“ заключили договор об урегулировании с целью прекращения судебных разбирательств и договорились о том, что 51% акционерного капитала “Нортгаза“ должны быть возвращены УГП и что консолидированному держателю должно принадлежать остальные 49% уставного капитала “Нортгаза“.

Согласно условиям договора об урегулировании, ООО “Уренгойгазпром“ намеревается приобрести 5100 обыкновенных голосующих акций АО “Нортгаз“ от “Реди (Ю.К) Лимитед“, составляющих 51% от обыкновенных голосующих акций АО “Нортгаз“. В будущем, на основании опциона, предусмотренного договором об урегулировании, ООО “Уренгойгазпром“ может приобрести у ряда акционеров ОАО “Нортгаз“ 4900 обыкновенных голосующих акций, составляющих 49% от обыкновенных голосующих акций АО “Нортгаз“, что в совокупности составит 100% обыкновенных голосующих акций АО “Нортгаз“.

Принимая оспариваемое решение, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что заключение договора об урегулировании, в том числе лицом, занимающим доминирующие положение в сфере добычи природного газа и газового конденсата на рынке реализации природного газа в пределах РФ, не является нарушением антимонопольного законодательства и не может привести к ограничению конкуренции на этом рынке, не предоставляет этому обществу какие-либо преимущества при осуществлении деятельности, не создает неравные условия независимым организациям по сравнению с организациями ОАО “Газпром“.

Целью данного соглашения является урегулирование споров и прекращение судебных разбирательств, а также возвращение ООО “Уренгойгазпром“ незаконно выбывшего из его владения пакета акций ЗАО “Нортгаз“, составляющего 51% уставного капитала и возможное в будущем при наступлении определенных условий приобретение еще пакета акций, составляющих 49% уставного капитала. Данное соглашение в части приобретения ООО “Уренгойгазпром“ является добровольным исполнением судебных актов о признании недействительными сделок, в результате которых пакет акций незаконно выбыл из владения ООО “Уренгойгазпром“.

К тому же, как усматривается из оспариваемого предписания, оно выдано о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции до тех пор пока в собственности группы лиц ООО “Уренгойгазпром“ находится пакет акций ОАО “Нортгаз“ в размере от 51 до 100 процентов. Таким образом, для целей выдачи предписания для антимонопольного органа было достаточно нахождения в собственности третьего лица 51% акций.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что сделка, о согласовании которой ООО “Уренгойгазпром“ было подано ходатайство в ФАС России, не привела и не могла привести к ограничению конкуренции на рынке добычи и реализации природного газа и газового конденсата, не привела к возникновению или усилению доминирующего положения хозяйствующего субъекта-заявителя, поскольку была направлена на восстановление корпоративного контроля и возврат обществу контрольного пакета ОАО “Нортгаз“.

Таким образом, в результате совершенной сделки не произошло возникновение либо усиление доминирующего положения ОАО “Газпром“ и ООО “Уренгойгазпром“ на рынке добычи природного газа, не произошло ограничение конкуренции в какой-либо иной форме, а произошло восстановление ранее существовавшего положения на соответствующем товарном рынке.



Согласно п. 4 ст. 18 Закона “О конкуренции“ предписание может быть выдано исключительно в том случае, если конкретная сделка может привести к ограничению конкуренции на рассматриваемом товарном рынке, в том числе, в результате возникновения или усиления доминирующего положения хозяйствующего субъекта.

В связи с чем, принимая во внимание отсутствие фактических предпосылок для выдачи предписания, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для выставления соответствующих требований группе лиц, и, как следствие, их несоответствию п. п. 4, 5 ст. 18 Закона “О конкуренции“.

Что касается довода ответчика относительно законности требований о предоставлении информации на основании ст. 11, п. 5 ст. 12, ст. 14 Закона, то он также является несостоятельным.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка данному доводу апелляционной жалобы.

Положения ст. 11, п. 5 ст. 12, ст. 14 содержат указание на общие полномочия, которые ФАС России вправе реализовывать по мере возникновения необходимости в рамках своей компетенции (требовать предоставления сведений от хозяйствующих субъектов). Вместе с тем, указанные положения не распространяются на предписания, выдаваемые, в том числе по результатам рассмотрения ходатайств о согласовании сделок.

В данном случае, согласно п. 4 ст. 18 Закона “О конкуренции“ антимонопольный орган вправе удовлетворить ходатайство и выдать определенный вид предписания - предписание, содержащее требование о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции (состязательности хозяйствующих субъектов на рассматриваемых товарных рынках - рынках добычи и реализации газа). В связи с чем, не может быть признано законным выставление требований (п. п. 1 и 2 предписания), имеющих целью не обеспечение конкуренции, а установление дополнительного государственного контроля над действиями группы лиц, возложении на заявителя постоянных и обязательных для исполнения обязанностей по представлению документов и сведений, не имеющее целью обеспечить конкуренцию.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что указанные положения Закона не наделяют ФАС России компетенцией включать в предписание требования, направленные на общую защиту неопределенного круга лиц (в т.ч. потребителей услуг группы лиц на товарных рынках, отличных от рынков, рассматриваемых, в связи с совершаемой сделкой (рынки оказания услуг по транспортировке газа, рынок оказания услуг по стабилизации нестабильного газового конденсата - п. п. 3, 4 предписания), поскольку данное право прямо не следует и противоречит положениям п. п. 4, 5 ст. 18 Закона “О конкуренции“.

Необоснованным также является утверждение ответчика о соответствии нормам антимонопольного законодательства п. 4 оспариваемого предписания.

Как установлено в ходе судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции и видно из материалов дела, ООО “Уренгойгазпром“ осуществляет деятельность по стабилизации нестабильного газового конденсата (НГК) и занимает определенную долю на данном сегменте товарного рынка. Вместе с тем, предметом сделки не является покупка ООО “Уренгойгазпром“ активов (оборудования) по стабилизации НГК, а объект сделки (ОАО “Нортгаз“) не является переработчиком-конкурентом общества на данном рынке (он может функционировать на нем лишь как потребитель данных услуг), в связи с чем, осуществляемая сделка не может повлиять на состязательность - способность других газоперерабатывающих заводов-конкурентов ООО “Уренгойгазпром“ перерабатывать продукты нефтегазодобычи на своих мощностях.

В силу прямого указания Федерального закона от 31.03.99 N 69-ФЗ “О газоснабжении в РФ“ ОАО “Газпром“ является единственным собственником Единой системы газоснабжения. Согласно ст. 4 Федерального закона от 17.08.95 N 147-ФЗ “О естественных монополиях“ транспортировка газа (природного, сухого отбензиненного) по трубопроводам является естественно-монопольным видом деятельности, который в границах РФ осуществляет лишь один хозяйствующий субъект. Таким образом, в силу 100% доминирующего (естественно-монопольного положения), ОАО “Газпром“ конкуренция на данном товарном рынке невозможна, а услуги по транспортировке газа по трубопроводам являются товарным рынком на котором отсутствует конкуренция (ст. 3 Закона от 17.08.95).

Учитывая изложенное, совершаемая сделка не может каким-либо образом повлиять на конкуренцию на данном товарном рынке (которая отсутствует), а также усилить доминирующее положение ОАО “Газпром“, занимающего в силу указанного Закона 100% данного товарного рынка.

Оспариваемое предписание также не может быть вынесено и в отношении рынка иного углеводородного сырья (кроме газа) - газового конденсата, нефти, поскольку способность ООО “Уренгойгазпром“ (ОАО “Газпром“) ограничить конкуренцию на данных рынках в результате совершенной сделки не доказана и не установлена ФАС России.

К тому же ограничить конкуренцию на рынке может лишь лицо, занимающее доминирующее положение на соответствующем товарном рынке (обладающее в силу своего преимущественного положения рыночной властью), включенное в Реестр лиц, занимающих долю свыше 35% на данном рынке, либо лицо, чье доминирующее положение доказано в установленном законом порядке.

Вместе с тем, ни ООО “Уренгойгазпром“, ни ОАО “Газпром“ не включены в Реестр лиц, занимающих на рынке добычи газового конденсата либо нефти свыше 35%, в связи с чем, требования оспариваемого предписания не соответствуют закону и нарушают права и законные интересы заявителя.

Апелляционной инстанцией рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу принятого решения и не могут служить основанием для его отмены.

При таких обстоятельствах, основания для удовлетворения апелляционной жалобы ФАС России отсутствуют.

Апелляционный суд считает решение суда по настоящему делу законным и обоснованным, поскольку оно принято по представленному и рассмотренному заявлению, с учетом фактических обстоятельств, материалов дела и действующего законодательства. Нарушений норм процессуального права апелляционной инстанцией не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 266 - 269 и 271 АПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.03.2006 по делу N А40-2649/06-106-25 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.