Решения и постановления судов

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2006, 06.07.2006 N 09АП-6866/2006-АК по делу N А40-11372/06-84-79 Решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления о признании недействительными ненормативных актов антимонопольного органа оставлено без изменения, т.к. заявитель, занимающий доминирующее положение на рынке снабжения тепловой энергией, при заключении договоров на теплоснабжение и при их исполнении навязывал контрагенту невыгодные условия договоров, самостоятельно определяя группу потребителей тепловой энергии.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по проверке законности и обоснованности решений

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

29 июня 2006 г. Дело N 09АП-6866/2006-АК6 июля 2006 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 29 июня 2006 г.

Полный текст постановления изготовлен 6 июля 2006 г.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи П., судей К., З., при ведении протокола секретарем судебного заседания Х., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ОАО “МОЭК“ на решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.04.2006 по делу N А40-11372/06-84-79 судьи Б. по заявлению ОАО “Московская объединенная энергетическая компания“ к УФАС по г. Москве и Московской области, 3-е лицо: ФГУП “ ЖКУ РАН“, о признании недействительным решения и предписания, при участии от заявителя: С. 5.12.2004 доверенность N 649 от 11.05.2006 от ответчика: Ж. удостоверение N 002150 от 17.10.2005, доверенность от 10.01.2006 N 3-08, от 3-го лица: П.С. 5.08.2002 доверенность от 28.06.2006 N 10132-161.2/925,

УСТАНОВИЛ:

ОАО “Московская объединенная энергетическая компания“ (далее ОАО “МОЭК“) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительными решения и предписания от 24.01.06 по делу N 7-55/2005 УФАС по г. Москве и Московской области

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 27 апреля 2006 г. в удовлетворении заявленных требований отказано. При этом суд исходил из того, что обжалуемые решение и предписание соответствуют требованиям законодательства и направлены на пресечение нарушения антимонопольного законодательства, в связи с чем, отсутствует нарушение прав и законных интересов заявителя.

Заявитель не согласился с решением суда и подал апелляционную жалобу, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять новый судебный акт. В обоснование указывается, что судом не в полном объеме выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также неверно применены нормы материального права.

В отзыве на апелляционную жалобу третье лицо поддержало решение суда, с доводами апелляционной жалобы не согласилось. Просит решение оставить без изменения, в удовлетворении жалобы отказать.

В письменных объяснениях, ответчик решение суда первой инстанции поддержал, просил оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

В судебном заседании представитель заявителя доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, изложил свою позицию, указанную в апелляционной жалобе, просил отменить решение суда первой стадии полностью, поскольку считает его незаконным и необоснованным и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Считает, что ответчиком нарушены требования Закона “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ и превышены свои полномочия.

Представители ответчика и третьего лица поддержали решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласились по основаниям, указанным соответственно в письменных пояснениях и отзыве на жалобу. Считают жалобу необоснованной, изложили свои доводы, просили решение суда оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Законность и обоснованность решения проверены в соответствии со ст. ст. 266 и 268 АПК РФ. Суд апелляционной инстанции, выслушав объяснения сторон, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, доводы апелляционной жалобы, отзыва и письменных пояснений, считает, что решение подлежит оставлению без изменения, исходя из следующего.

Согласно ч. 1 ст. 198 АПК РФ, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный акт (решение или действие) не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагает на них какие-либо обязанности, создает иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, в круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, входят проверка соответствия оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту и проверка факта нарушения оспариваемым актом прав и законных интересов заявителя.

Анализ материалов дела свидетельствует, что судом первой инстанции правильно определен круг обстоятельств подлежащих доказыванию по настоящему делу.

Как следует из материалов дела, поводом к возбуждению дела о нарушении антимонопольного законодательства явился факт обращения к ответчику ФГУП “ЖКУ РАН“ письмом N 5206 от 01.08.05.

При проведении административного расследования ответчиком установлены следующие обстоятельства.

01.08.02 между ФГУП “ЖКУ РАН“ и заявителем был заключен договор энергоснабжения для потребителей тепловой энергии и горячей воды N 636002, а также дополнительное соглашение к договору о замене стороны в договоре от 01.01.05 в соответствии с которым в период с 01.01.05 услуги по теплоснабжению объектов, находящихся на балансе ФГУП “ЖКУ РАН“ осуществляет истец.

31.03.05 третьим лицом в адрес заявителя направлено письмо с просьбой о выставлении счетов за теплоснабжение жилищного фонда ФГУП “ЖКУ РАН“ по тарифу “Население“, а также произвести перерасчет задолженности с учетом неправомерно выставляемых тарифов.

Однако, истец в соответствии с письмом от 26.04.05 N 25-6/3209 отказал в удовлетворении просьбы 3-го лица, в части изменения, применяемых к его жилому фонду, тарифов.

В соответствии с письмом РЭК г. Москвы от 30.08.05 N 62-02-780/5, направленным в адрес УФАС в 2005 году, Региональная энергетическая комиссия г. Москвы неоднократно направляла в адрес филиалов заявителя разъяснения, касающиеся применения тарифов на тепловую энергию жилищным организациям, в соответствии с которыми истец был обязан рассчитывать объем поставленной жилищным организациям тепловой энергии для нужд населения по тарифу “Население, ЖСК, ТСЖ“, а оплату за потребляемую энергию для собственных нужд по тарифу “Организации, финансируемые из городского и федерального бюджета, жилищные организации“. В этих целях счета на оплату должны выставляться раздельно по группам потребителей, для чего необходимо внести соответствующие изменения и дополнения в соответствующие и вновь заключаемые договоры энергоснабжения.

Административным органом также установлено, что при заключении договоров на теплоснабжение с абонентами заявитель самостоятельно определял группу потребителей тепловой энергии, в соответствии с которой осуществляется оплата за услуги по теплоснабжению абонентами.

По результатам рассмотрения указанного обращения, ФАС вынесла оспариваемые решение и предписание.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, были предметом исследования суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка, в связи с чем, суд апелляционной инстанции считает, что они не могут явиться основанием изменения или отмены решения суда.

Так, довод о том, что антимонопольный орган вышел за пределы предоставленных ему прав и полномочий, не соответствует установленным по делу обстоятельствам, материалам дела и действующему законодательству.

Согласно п. 1 Положения о территориальном органе Федеральной антимонопольной службы (далее - Положение), утвержденного Приказом ФАС России от 13.10.2004 N 135 Территориальный орган Федеральной антимонопольной службы (далее - территориальный орган) осуществляет функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства в сфере конкуренции на товарных рынках и защиты конкуренции на рынке финансовых услуг (далее - антимонопольное законодательство), деятельности субъектов естественных монополий (в части установленных законодательством полномочий антимонопольного органа), рекламы (в части установленных законодательством полномочий антимонопольного органа).

Согласно п. 4.1.1 Положения, территориальный орган осуществляет контроль и надзор за соблюдением коммерческими и некоммерческими организациями, территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления антимонопольного законодательства, законодательства о естественных монополиях (в части установленных законодательством полномочий антимонопольного органа), в том числе за действиями субъектов оптового и розничного рынков электроэнергии на территории региона, занимающих исключительное положение на указанных рынках (пп. “ж“ п. 4.1.4 Положения).

Положения Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“, в том числе п. 1 ст. 5 данного Закона, не содержат каких-либо ограничений полномочий антимонопольного органа при осуществлении контроля за хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение на каком-либо товарном рынке.

В рамках рассмотренного дела о нарушении антимонопольного законодательства, административный орган, не подменял орган исполнительной власти, уполномоченный контролировать применение государственных регулируемых цен (тарифов) на тепловую энергию в части обоснованности величины и правильности применения этих цен (тарифов) и соответственно не проверял обоснованность величины и правильности применения тарифов ОАО “МОЭК“. Для установления обоснованности величины и правильности применения тарифов ОАО “МОЭК“ в соответствии с порядком рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства, утвержденного Приказом ФАС России N 12 от 02.02.2005, была привлечена Региональная энергетическая комиссия г. Москвы (далее - РЭК г. Москвы) -исполнительный орган субъекта РФ, уполномоченный устанавливать тарифы, а также контролировать правильность их применения.

Таким образом, обоснованность величины и правильности применения тарифов ОАО “МОЭК“ по запросу Управления исх. N 7-672/4868 от 24.08.2005 проверена РЭК г. Москвы исх. N в62-02-780/5 от 30.08.2005, а антимонопольный орган действовал в рамках возложенных на него действующим федеральным законодательством функций и во исполнение своих обязанностей.

Довод заявителя о недоказанности ответчиком факта доминирующего положения, также признается апелляционным судом несостоятельным.

Определение антимонопольным органом доли хозяйствующего субъекта на рынке при включении его в Реестр, и определение доминирующего положения субъекта являются разными функциями, как по содержанию, так и по целям, на которые направлено их осуществление.

Порядок формирования и ведения Реестра хозяйствующих субъектов, имеющих на рынке определенного товара долю более 35 процентов, утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 февраля 1996 г. N 154 “О Реестре хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35 процентов“ (далее - Порядок).

Цель исследования товарного рынка при включении в Реестр, контроль за экономической концентрацией, в соответствии с возложенными на антимонопольные органы функциями.

Определение же доминирующего положения хозяйствующего субъекта относится к случаям нарушения антимонопольного законодательства.

Факт доминирования определяется на основании критериев, предусмотренных ст. 4 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“.

Административным органом при рассмотрении антимонопольного дела установлено, что имущество, участвующее в передаче тепловой энергии (основные производственные средства), принадлежавшее хозяйствующим субъектам, занимавшим долю 100% на рынке снабжения тепловой энергией через присоединенную сеть, а именно ГУП “Мостеплоэнерго“, ГУП “Мосгортепло“, ГУП “Теплоремонтналадка“ передано ОАО “МОЭК“ на основании договоров аренды в размере не менее 80%.

Указанные хозяйствующие субъекты включены Приказом ТУ ММО МАП России от 03.02.03 N 28 в Реестр с долей 100%. При включении данных ГУПов в Реестр был проведен необходимый анализ товарного рынка, на который ссылается заявитель. Указанный Приказ о включении в Реестр оспорен не был, действовал на момент принятия Решений.

В соответствии со ст. 4 Закона “О конкуренции...“ доминирующим признается исключительное положение хозяйствующего субъекта на рынке товара, не имеющего заменителя, дающее ему возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет 65% и более.

Таким образом, как административным органом, так и судом первой инстанции, с учетом установленных по делу обстоятельств и на основании положений Закона “О конкуренции...“ сделан правильный и обоснованный вывод о доминировании ОАО “МОЭК“ на рынке снабжения тепловой энергией через присоединенную сеть.

Кроме того, в соответствии с Приказом ГКАП РФ от 03.06.1994 N 67 “О методических рекомендациях по определению доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке“ в п. 2, где определены основные этапы определения доминирующего положения, указано, что вышеприведенный перечень параметров оценки рыночной структуры не является исчерпывающим и может быть дополнен при рассмотрении конкретных случаев. Вместе с тем, не всегда задача определения доминирующего положения хозяйствующего субъекта требует от антимонопольных органов анализа всех параметров, характеризующих товарный рынок.

Кроме того, в соответствии с п. 8 ст. 12 Закона “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности...“ антимонопольный орган вправе устанавливать доминирующее положение хозяйствующего субъекта.

Довод апелляционной жалобы о недоказанности судом факта нарушения заявителем порядка ценообразования, также не соответствует установленным обстоятельствам и материалам дела.

Имеется в виду статья 2 Федерального закона “О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации“ от 14.04.1995 N 41-ФЗ.

Статья 2 Закона о государственном регулировании устанавливает, что орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов устанавливает тарифы на электрическую и тепловую энергию, поставляемую энергоснабжающими организациями потребителям, в том числе населению.

В соответствии с пунктом 54 раздела V Основ ценообразования в отношении тепловой и электрической энергии, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109 (далее - Основы ценообразования), органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов устанавливают тарифы на тепловую энергию, производимую электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии, в рамках установленных Федеральной службой по тарифам предельных минимальных и (или) максимальных уровней тарифов на указанную тепловую энергию, а также тарифы на тепловую энергию, за исключением тарифов на тепловую энергию, производимую электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии.

В соответствии с пунктом 21 Правил государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109 (далее - Правила регулирования тарифов) постановление регулирующего органа включает в себя величину тарифов и (или) их предельных уровней с разбивкой по категориям (группам) потребителей.

Кроме того, согласно постановлению ФСТ России N 66-э/1 от 25.08.2003 “О предельных уровнях тарифов на электрическую и тепловую энергию на 2004 год“ органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов устанавливают тарифы на электрическую и тепловую энергию по соответствующим субъектам Российской Федерации, предусматривая, при необходимости, их календарную разбивку, а также разбивку по категориям потребителей с учетом региональных и иных особенностей.

ОАО “МОЭК“ своими действиями по применению тарифа “Жилищные организации“ при расчетах с ЖКУ РАН за тепловую энергию, поступающую на нужды населения, вместо тарифа “Население“, нарушило законодательство Российской Федерации.

Таким образом, ОАО “МОЭК“ своими действиями нарушает действующий порядок ценообразования в отношении тепловой энергии, потребляемой населением в домах, обслуживаемых ЖКУ РАН.

Довод заявителя о недоказанности судом первой инстанции и административным органом фактов навязывания 3-му лицу, невыгодных для него условий договора, также не соответствует материалам дела.

Согласно ст. 424 ГК РФ в предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

Имеются в виду статьи 54, 61 Основ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 N 109.

В соответствии с ст. ст. 54, 61 Постановления Правительства РФ от 26.02.2004 N 109 “О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации“ на розничном рынке при расчетах по двусторонним (в том числе долгосрочным) договорам купли-продажи тепловой энергии (мощности) применяются тарифы, устанавливаемые органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов.

Согласно п. 1.2 типовых договоров энергоснабжения, заключенных между ОАО “МОЭК“ и ЖКУ РАН, ОАО “МОЭК“ обязуется руководствоваться действующим законодательством РФ, Прейскурантом N 09-01 “Тарифы на электрическую и тепловую энергию“, Решениями Региональных энергетических комиссий г. Москвы и Московской области об индексации тарифов на тепловую энергию. Данное обязательство получило отражение в частности и в п. 3.1. договора, в котором указано что расчет за потребленную тепловую энергию производится по тарифам соответствующих групп потребителей, утвержденным действующим законодательством, Решениями Региональных энергетических комиссий г. Москвы и Московской области.

Однако при заключении договоров на теплоснабжение с ЖКУ РАН, заявителем использованы утвержденные уполномоченными лицами данного хозяйствующего субъекта “Справочники тарифов по горячей воде“, действующие на соответствующий период. При определении группы потребителей, ОАО “МОЭК“ в договоры на теплоснабжение, заключенные с ЖКУ РАН, внесены тарифы в соответствии с действующими на момент заключения договоров “Справочниками тарифов по горячей воде“.

Комиссией установлено, что “Справочник тарифов по горячей воде“, разработанный ОАО “МОЭК“, не является приложением к договору на теплоснабжение, заключаемому ОАО “МОЭК“ с абонентами.

Согласно пояснениям представителя ЖКУ РАН при заключении указанных договоров на теплоснабжение, ЖКУ РАН не ознакомлена с действующими на момент заключения договоров “Справочниками тарифов по горячей воде“, в соответствии с которыми ОАО “МОЭК“ определена группа потребителей и тариф на услуги по теплоснабжению. Кроме того, ОАО “МОЭК“ не ознакомило ЖКУ РАН с изменениями, вносимыми в указанный “Справочник тарифов по горячей воде“.

Таким образом, в связи с отсутствием в договоре части существенной информации сторона по договору была введена в заблуждение относительно группы потребителей, к которой ее отнесло ОАО “МОЭК“, а также тарифа, в соответствии с которым осуществляется оплата за услуги по теплоснабжению. Факт неправомерного условия договора был установлен при проведении Московской городской военной прокуратурой проверки исполнения должностными лицами Квартирно-эксплуатационного управления г. Москвы бюджетного законодательства в части финансирования и подготовки жилищно-коммунального хозяйства к эксплуатации в зимних условиях. Кроме того, в материалах дела имеется претензия ЖКУ РАН к ОАО “МОЭК“ по поводу обоснованности применения тарифов.

Таким образом, материалами дела установлено, что заявитель как при заключении с ЖКУ РАН договоров на теплоснабжение, так и при их исполнении, навязывал контрагенту условия договора на теплоснабжение, невыгодные для него.

Ссылка заявителя на положения ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации не может быть принята во внимание, поскольку ст. 5 Закона РФ “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ устанавливает исключение из этого принципа.

Иные доводы апелляционной жалобы сводятся к толкованию норм материального права и признаются судом апелляционной инстанции ошибочными.

Таким образом, рассмотрев все доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований, предусмотренных в ст. 201 АПК РФ для признания оспариваемого актов недействительным, что влечет отказ в удовлетворении апелляционной жалобы.

Учитывая изложенное, апелляционный суд считает, что суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал обстоятельства дела, что установлено при рассмотрении спора и в апелляционном суде.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено. Расходы по госпошлине подлежат отнесению на заявителя.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269 и 271 АПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.04.2006 по делу N А40-11372/06-84-79 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.