Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.07.2005, 04.07.2005 по делу N А40-22621/05-99-136 Суд признал недействительным решение налогового органа в части отказа возместить НДС, поскольку налогоплательщиком представлены все необходимые документы для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

11 июля 2005 г. Дело N А40-22621/05-99-1364 июля 2005 г. “

(извлечение)

Резолютивная часть решения объявлена 4 июля 2005 года.

Полный текст решения изготовлен 11 июля 2005 года.

Арбитражный суд г. Москвы в составе судьи К., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи П.Т.В., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению ООО “Вега Топ“ к Инспекции ФНС РФ N 31 по г. Москве о признании частично недействительным решения от 31.03.2005 N 1792, при участии: от заявителя - П.А.Ю., дов. от 15.10.2003, адвоката, И., дов. от 25.11.2004, от ответчика - П.В.А., дов. от 27.05.2005 N 14-17/5234, начальника юридического отдела, С., дов. от 28.02.2005 N 14-17/1727, государственного налогового инспектора,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью “Вега Топ“ (далее - общество) просит признать частично недействительным решение Инспекции ФНС РФ N 31 по г. Москве (далее - инспекция) от 31.03.2005 N 1792 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Оспариваемой частью решения отказано в возмещении налога на добавленную стоимость за январь и февраль 2001 г., доначислены соответствующие суммы налога, пени, налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) за неполную уплату налога и по п. 1 ст. 126 Кодекса за непредставление истребованных инспекцией документов. В части отказа в возмещении налога за август 2001 г. общество не оспаривает решение инспекции.



В обоснование своих требований заявитель указал, что он вправе применять налоговую ставку 0 процентов и требовать возмещения налога как экспортер товаров, налогообложение которых производится по налоговой ставке 0 процентов согласно подпункту 1 п. 1 ст. 164 Кодекса. Общество представило налоговому органу документы, необходимые в соответствии с п. 1 ст. 165 Кодекса для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов, однако инспекция неправомерно отказала в этом.

Право общества на применение налоговой ставки 0 процентов по экспортным операциям и на возмещение налога за январь и февраль 2001 г. подтверждено вступившими в законную силу решениями Арбитражного суда г. Москвы по ранее рассмотренным делам о признании недействительными решений инспекции по результатам камеральных проверок. В этой связи общество заявило об освобождении от доказывания обстоятельств, установленных судебными актами, на основании ч. 2 ст. 69 АПК РФ.

Инспекция против требования возразила, указав, что при проведении выездной налоговой проверки были выявлены новые основания и приведены новые доводы об отсутствии у общества права на возмещение налога, которые не устанавливались судебными актами по ранее рассмотренным делам. Поэтому новые обстоятельства, установленные выездной налоговой проверкой, подлежат доказыванию на общих основаниях.

Заслушав объяснения представителей сторон, исследовав письменные доказательства, суд находит требование подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества, по результатам которой принято оспариваемое решение.

Названные решения противоречат установленным по настоящему делу и ранее рассмотренным Арбитражным судом г. Москвы делам фактическим обстоятельствам, не соответствуют ст. ст. 156, 176 Кодекса по следующим основаниям.

В отношении экспортных операций по рассматриваемым периодам (январь, февраль 2001 г.) инспекция уже выносила решения по результатам камеральных проверок.

В отношении налогового периода январь 2001 г. инспекцией было принято решение 22.12.2003 N 22-31/100 (т. 1, л. д. 32 - 35) об отказе полностью в возмещении сумм налога на добавленную стоимость, в котором признано неправомерным применение налоговой ставки 0 процентов при реализации товаров на экспорт в сумме 17990389 руб., отказано в возмещении налога в размере 2477979 руб. и начислен налог в размере 3598078 руб.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.09.2004 по делу N 40-48666/03-111-551 (т. 1, л. д. 36 - 43) признано не соответствующим п. 1 ст. 164, ст. 165, п. 4 ст. 176 Кодекса и недействительным названное решение инспекции. Суд также обязал инспекцию возместить обществу за январь 2001 г. 2477979 руб. налога путем возврата из федерального бюджета.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2004 N 09АП-4739/04-АК (т. 1, л. д. 44 - 48) указанное решение было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба инспекции - без удовлетворения.



Все обстоятельства экспорта, подтверждения налоговой ставки 0 процентов и применения налоговых вычетов по суммам налога, уплаченным российским поставщикам, установлены названными судебными актами арбитражного суда по делу 40-48666/03-111-551, вступившими в законную силу.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

Поэтому обстоятельства, установленные названными судебными актами, не подлежат доказыванию при рассмотрении настоящего дела.

Вместе с тем судом выявлены новые доводы и аргументы, приведенные в оспариваемом решении инспекции, которые не устанавливались арбитражным судом по ранее рассмотренному делу.

За налоговый период январь 2001 г.

В пункте 1.1 решения инспекция ссылается на то обстоятельство, что договор субкомиссии от 18.03.1999 N Ю-537-99 (л. д. 91 - 93, т. 1) между ООО “Нижнекамскнефтехим-сервис“ (ООО “НКНХ-сервис“) и ОАО “Нижнекамскнефтехим“ (ОАО “НКНХ“) был заключен ранее договора комиссии от 05.01.2000 N Ю-537-99 между обществом и ООО “НКНХ-сервис“ (т. 1, л. д. 88 - 93), а также контракта N 643/05766801/0041 от 29.12.1999 (т. 1, л. д. 94 - 98). По мнению инспекции, это противоречит сути правоотношений комиссии и субкомиссии и свидетельствует о невозможности осуществления обществом поставки товара на экспорт.

Указанные доводы заявлялись инспекцией при рассмотрении дела N 40-48666/03-111-551. При новом рассмотрении дела к участию в деле в качестве третьего лица было привлечено ОАО “Нижнекамскнефтехим“, представившее указанные договоры комиссии и контракт с иностранным покупателем, которые были исследованы судами всех инстанций (стр. 1 постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2004).

Судами исследованы и оценены договоры комиссии и субкомиссии, а также экспортные контракты. Как поясняли представители заявителя и третьего лица, хозяйственные отношения между названными лицами являются длительными и договоры действуют в течение нескольких лет. При таких обстоятельствах суд не считает, что предшествующее договору комиссии заключение договора субкомиссии нарушает нормы гражданского или налогового законодательства.

В пункте 1.1 договора субкомиссии от 18.03.1999 N Ю-537-99 (л. д. 91 - 93, т. 1) указано, что товар является собственностью комитента - ООО “НКНХ-сервис“. Это указание в договоре также не может служить основанием для отказа в возмещении налога, т.к. судебными актами было установлено существо правоотношений между названными организациями - реализация на экспорт посредством заключения договоров комиссии и субкомиссии принадлежащих на праве собственности заявителю нефтепродуктов, которые были произведены ОАО “НКНХ“.

В пункте 1.3 решения указано на невозможность идентификации поступившей валютной выручки на суммы 430272 долл. США и 215136 долл. США, что также заявлялось инспекцией при рассмотрении дела N 40-48666/03-111-551. Судом было установлено, что указанные суммы, соответствующие фактурной стоимости экспортированного товара, поступили на счет комиссионера, о чем свидетельствуют представленные выписки из лицевого счета. Суммы выручки за вычетом комиссионного вознаграждения были переведены комитенту. В поручении на перевод указано назначение платежа - перевод экспортной выручки по договору комиссии. Выручка поступила по контракту N 643/05766801/0041 (т. 1, л. д. 100 - 101, 109).

Вывод суда по данному доводу отражен в судебных актах (стр. 11 решения, стр. 5 постановления апелляционной инстанции).

Указание в свифт-сообщении банка плательщика, расположенного в Германии, не опровергает поступления валютной выручки от иностранного покупателя - фирмы “Хендэ Корпорейшн, Корея“, так как иностранный покупатель вправе производить оплату с любого счета. Как следует из представленных в судебном заседании письменных пояснений представителя комиссионера ОАО “Нижнекамскнефтехим“ (п. 1), в соответствии с приложением 1 к контракту N 643/05766801/0041 от 29.12.1999, заключенному между ОАО “НКНХ“ и “Хендэ Корпорейшн“, оплата за поставленный товар производится посредством безотзывного документарного аккредитива, открытого или компанией “Хендэ Корпорейшн“, или заграничным филиалом этой компании в пользу ОАО “НКНХ“. Авизующим банком является “Банк Зенит“, Москва. Оплата по аккредитиву производится непосредственно на счет ОАО “НКНХ“ в Нижнекамском филиале АКБ “Ак Барс Банк“. В банковских авизо от 16.08.2000, от 30.08.2000 и от 07.09.2000 указано, что суммы поступали на счет ОАО “НКНХ“ в Нижнекамском филиале этого банка из “Чо Хунг Бэнк“ (Дойчланд) ГмбХ. В графе 21 названных авизо обозначен связывающий номер - ЕХР/0165. Уведомление Банка “Зенит“ об открытии указанного аккредитива и авизо представлены в материалы дела.

Довод инспекции о том, что свифт-сообщения в нарушение ст. 16 Закона РСФСР от 25.10.1991 N 1807-1 выполнены на иностранном языке, суд считает несостоятельным, т.к. в данном случае речь идет о документах, оформленных по правилам международных актов.

В пункте 1.4 решения при анализе транспортных и товаросопроводительных документов инспекция повторно привела доводы об отсутствии на поручениях на погрузку подписи администрации судна и об отсутствии на коносаментах отметок пограничных таможенных органов о вывозе товара, и ему была оценка арбитражным судом в деле N 40-48666/03-111-551. Выводы суда по данному доводу отражены в судебных актах (стр. 14, абзацы 1 - 7 решения, стр. 6, абз. 8, стр. 7, абз. 2, постановления апелляционного суда).

При рассмотрении настоящего дела судом рассмотрен новый довод инспекции о противоречии между содержанием поручений на погрузку (т. 1, л. д. 121, 122, 123, 124, 126, 127), в которых указан порт разгрузки Роттердам, и коносаментами (т. 1, л. д. 125, 128), в которых указан порт разгрузки Пусан, Корея. Данный довод признан неосновательным, так как в соответствии с поручением на погрузку экспортируемый товар загружается на судно и следует либо до пункта назначения, либо до порта перегрузки (перевалки). В рассматриваемых случаях таким портом является Роттердам, где товар был перегружен и доставлен до места назначения (порт Пусан) по контракту N 643/.../0041. Это подтверждается письмом ЗАО “Совмортранс“ от 23.06.2005 и пояснениями представителя комиссионера - ОАО “НКНХ“ (п. 2), которые представлены в материалы дела.

То обстоятельство, что в коносаментах и поручениях на погрузку не отражена организация ООО “Вега Топ“, не может служить основанием для отказа в подтверждении правомерности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов. Отгрузку товара на экспорт осуществляло не само общество, а ОАО “НКНХ“, действующее как субкомиссионер на основании договора от 18.03.1999 N Ю-537-99.

Довод о том, что обществом не представлены документы по транспортировке экспортируемого товара по территории РФ, также был заявлен инспекцией и ранее рассмотрен судом по делу N 40-48666/03-111-551. В решении суда первой инстанции (стр. 11, абзацы 5 - 6) указано, что из протокола N 39 от 14.07.00 следует, что каучук БК 1675 Н (388,8 т) является комиссионным товаром по контракту N 643/0041 с фирмой “Хендэ Корпорейшн“. В соответствии со ст. 509 ГК РФ поставка может осуществляться путем отгрузки товара не только покупателю, но и другому лицу, указанному покупателем. ОАО “НКНХ“ являлось российским поставщиком экспортированного товара и стороной по контракту с иностранным покупателем на основании договора комиссии. Будучи комиссионером, ОАО “НКНХ“ поставило иностранному покупателю товар по поручению собственника - общества. Судом установлено, что собственником экспортированного товара является общество (стр. 9 последний абзац решения).

В пункте 1.5 решения инспекция повторно приводит доводы о том, что:

- на копиях ГТД отсутствуют личные номерные печати сотрудников таможенного органа;

- отметки “Товар вывезен полностью“ нечитаемы;

- установлены расхождения между ГТД и контрактом: в ГТД указан товар БК-175 Н, а в контракте - БК-1675Н.

Эти обстоятельства рассмотрены и установлены судом по делу N 40-48666/03-111-551. Судом установлено наличие отметок о вывозе товара на всех ГТД.

Расхождение в наименовании товара вызвано технической ошибкой (опиской), фактически экспортирован синтетический каучук БК-1675 Н. Факт описки подтверждается объяснительными записками лиц, допустивших указанную описку, и пояснениями представителя комиссионера - ОАО “Нижнекамскнефтехим“ (п. 3), имеющимися в материалах дела.

В пункте 1.6 решения при анализе документов, подтверждающих правомерность применения налоговых вычетов, инспекция указала на отсутствие фактов поставки товара как в адрес ОАО “НКНХ“, так и в адрес общества. При этом инспекция приводит такие же доводы, которые были изложены в предыдущем решении от 22.12.2003 N 22-31/100 (стр. 3, абзацы 3, 4), признанном недействительным судом.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что общество являлось собственником отправленного на экспорт товара. Данный товар (каучук БК-1675-Н) был приобретен у ОАО “НКНХ“ следующим образом. В соответствии с договором поставки товара от 18.06.1999 N Ю-1128-99 с изменением N 1 общество приобрело у ОАО “НКНХ“ каучук БК-1675 Н путем встречной поставки пентан-гексановой фракции. Поставка пентан-гексановой фракции открытому акционерному обществу “НКНХ“ была осуществлена ЗАО “Сырт“, в связи с чем ЗАО “Сырт“ стало кредитором ОАО “НКНХ“. Общество заключило с ЗАО “Сырт“ договор уступки права требования от 20.06.2000 N С-12/00 за поставку ЗАО “Сырт“ пентан-гексановой фракции ОАО “НКНХ“. В соответствии с данным договором уступки права требования ОАО “НКНХ“ поставило обществу 388800 кг каучука БК-1675Н, что подтверждается реестром N 2890 по взаимозачетам и счетом-фактурой поставщика от 01.08.2000 N 18099.

Выводы суда по данному доводу отражены на стр. 9, абзацы 5, 6, стр. 10, абзацы 1 - 5, решения первой инстанции, стр. 7, абзацы 3 - 7, стр. 8, последний абзац, постановления апелляционной инстанции.

Инспекция утверждает, что не представлены документы, подтверждающие оплату приобретенного товара, включая уплату суммы налога. Как установлено решением арбитражного суда по делу N 40-48666/03-111-551 (стр. 10, абзацы 3 - 5), оплата товара подтверждается счетом-фактурой 18099 от 01.08.2000, реестром по взаимозачетам N 2890. Погашение кредиторской задолженности по договору уступки права требования от 20.06.2000 N С-12/00 подтверждается платежными поручениями от 19.09.2000 N 159, от 20.10.2000 N 178 и выписками банка от 19.09.2000 и от 23.10.2000.

Оплата услуг комиссионера ОАО “НКНХ-Сервис“ подтверждается актом взаиморасчетов от 24.08.2000 N 26 и счетом-фактурой от 24.08.2000 N 44Б, актом взаиморасчетов от 04.09.2000 N 27 и счетом-фактурой от 04.09.2000 N 51/2.

Выводы Девятого арбитражного апелляционного суда по данному доводу изложены в постановлении (стр. 7, абзацы 3 - 7).

Инспекция указывает также, что общество не осуществило никаких платежей в адрес ЗАО “Сырт“ за переданное ему право требования задолженности.

Однако, как указывалось выше, погашение кредиторской задолженности по договору уступки права требования от 20.06.2000 N С-12/00 подтверждается платежными поручениями и выписками банка о фактическом перечислении денежных средств.

Доводу инспекции о том, что в представленных бухгалтерских балансах ЗАО “Сырт“ числится в составе кредиторов, Девятый апелляционный арбитражный суд дал оценку (стр. 7, последний абзац постановления). Как следует из постановления апелляционной инстанции, договоры уступки права требования с ЗАО “СЫРТ“ заключались в течение года на каждую партию приобретаемого товара, в дальнейшем реализуемого на экспорт. Кроме того, в 2000 году общество приобретало для реализации внутри страны товар (бутан технический) у ЗАО “Сырт“ с последующей оплатой. Поэтому ежеквартально на балансе общества образовывалась кредиторская задолженность перед ЗАО “Сырт“.

Судом исследована реальность затрат общества на оплату начисленных сумм налога на добавленную стоимость. Как следует из решения суда (стр. 10, абзац 7, стр. 11, абзац 2), выручка за первую партию товара - 430272 долл. США поступила на счет комиссионера в соответствии с выпиской банка от 16.08.2000. Выручка за вторую партию товара - 215136 долл. США - поступила на счет комиссионера в соответствии с выпиской банка от 29.08.2000. Как следует из материалов дела, в соответствии с выписками банка “Авангард“ от 28.08.2000, 29.08.2000, 31.08.2000 комиссионер перечислил обществу денежные средства, полученные от иностранного покупателя за экспортированный товар, в суммах соответственно 2973585,23 руб., 7847193,50 руб. и 5970024 руб., всего 16790802 руб. Указанные суммы являлись выручкой за поставленный на экспорт товар, т.е. собственными средствами общества. Как следует из решения суда (стр. 10, абзац 3), общество погасило кредиторскую задолженность перед ЗАО “Сырт“ по договору уступки права требования от 20.06.2000 N С-12/00 платежными поручениями N 159 от 19.09.2000 и 178 от 20.10.2000. Следовательно, сумма налога была уплачена поставщику в составе цены товара из собственных средств общества.

Сумма налога, уплаченного комиссионеру, была удержана комиссионером в составе комиссионного вознаграждения комиссионера при переводе выручки от иностранного покупателя, что подтверждается актами взаиморасчетов N 26 и 27, счетами-фактурами N 446 и 52/2. Следовательно, расходы общества на оплату начисленных сумм налога являлись реальными.

Доводу инспекции относительно реестра по взаимозачетам N 2890 от 16.08.2000 также дана судебная оценка. Судами установлено, что взаимозачет по реестру N 2890 подтвержден бухгалтерскими документами общества. Указанный взаимозачет отражен в карточках счета 48 “Реализация прочих активов“, 58.2 “Уступка права требования“, 60 “Расчеты с поставщиками и подрядчиками“. Вывод суда по данному доводу отражен в судебных актах (стр. 11, последнее предложение, стр. 12, абзац 1 решения, стр. 7, абзац 9 постановления).

Наименование товаров в реестре “Пентан, бутан, пропбут“ соответствует наименованию “пентан-гексановая фракция“, т.к. указанные элементы являются составными частями указанной фракции.

Согласно учетной политике общества на 2000 год велся раздельный учет реализации внутри страны и реализации на экспорт. Расчеты с ЗАО “Сырт“ по договорам уступки права требования и расчеты за приобретаемый товар для реализации внутри РФ учитывались на разных балансовых счетах.

На момент предъявления в инспекцию документов по экспорту за январь 2001 г. задолженность перед ЗАО “Сырт“ по договору уступки права требования за данный период отсутствовала. Погашение договора уступки права требования произведено путем перечисления денежных средств платежными поручениями от 19.09.2000 N 159 и от 20.10.2000 N 178. Вывод суда по данному доводу отражен в постановлении апелляционного суда (стр. 7, последний абзац, стр. 8, абзац 1).

За налоговый период февраль 2001 г.

В п. 2.1 решения инспекция приводит аналогичные доводы о невозможности факта экспорта товара. В отношении контрактов N 643/0041 и N 643/9030 инспекция указывает на то, что часть текста указанных контрактов не читается, имеются неоговоренные исправления. При рассмотрении дела N 40-48666/03-111-551 за январь 2001 г. оригинал контракта представлялся суду третьим лицом ОАО “НКНХ“.

При рассмотрении названного дела судом было установлено, что в течение 2000 г. общество, являясь комитентом, осуществляло по договору комиссии реализацию сырья (синтетический каучук БК 1675 Н) иностранным покупателям - фирме “Хендэ Корпорейшн“ (Корея) и фирме Ниж США, (США). Общество являлось собственником экспортированного товара, приобретенного у ОАО “НКНХ“, что подтверждается реестром по взаимозачетам от 31.08.2000 N 3093, счетом-фактурой поставщика от 29.08.2000 N 19570. Поставка товара на экспорт осуществлялась ОАО “НКНХ“ на основании договора комиссии от 18.03.1999 N Ю-537-99 с ООО “НКНХ-Сервис“, которое, в свою очередь, выступало в качестве агента общества по договору комиссии на экспорт от 05.01.2000 N 643/44958595/002. Выручка за поставленный на экспорт товар от иностранного лица - покупателя на счет комиссионера в российском банке поступила полностью и была перечислена собственнику товара в соответствии с условиями договора комиссии.

Вывод судов по доводам инспекции отражен в судебных актах (стр. 1, последний абзац, стр. 2, абзацы 1 - 3, решения суда первой инстанции, стр. 3, абзацы 10 - 12, постановления апелляционной инстанции).

В пункте 2.3 решения инспекция ссылается на отсутствие информации об иностранном покупателе в свифт-сообщении, а также на то, что выручка поступила не из Кореи, а из банка, расположенного в Германии.

Расчет за поставку товара осуществлялся покупателем с расчетного счета банка, находящегося в Германии. Факт оплаты товара покупателем установлен арбитражным судом. Вывод судов по данному доводу отражен в судебных актах (стр. 2, абзац 3, стр. 4, абзацы 4, 5, решения суда первой инстанции, стр. 2, предпоследний абзац, постановления апелляционной инстанции).

В пункте 2.4 инспекция заявляет доводы об отсутствии подписи администрации судна в поручениях на погрузку и отсутствии на коносаментах отметок пограничных таможенных органов о вывозе товара. Указанные доводы исследовались судами по делу N А40-55587/03-116-653, выводы суда отражены в судебных актах (стр. 5, абзацы 4 - 6, стр. 6, абзац 1, решения первой инстанции, стр. 4, последний абзац, стр. 5, абзац 2, постановления кассационной инстанции).

Название судна изменено на реальное, что является обязанностью отправителя и не опровергает факт экспорта, установленный арбитражным судом.

Довод инспекции о противоречиях между содержанием поручения на погрузку, в котором указан порт разгрузки Бремен, и коносаментом, в котором указан порт разгрузки Пусан, Корея, является необоснованным. В соответствии с поручением на погрузку экспортируемый товар загружается на судно и следует либо до пункта назначения, либо до порта перегрузки (перевалки), которым в данном случае является Бремен, где товар был перегружен и доставлен до места назначения (порт Пусан) по контракту N 643/.../0041. Аналогично и в отношении коносамента, в котором указан порт разгрузки Пуэро Кабелло, по контракту N 643/.../9030. В коносаментах указаны порты, расположенные вне таможенной территории Российской Федерации.

Выводы суда по данному доводу отражены в судебных актах (стр. 2, абзац 3, решения первой инстанции, стр. 2, абзацы 9 - 11, постановления апелляционной инстанции).

В пункте 2.5 решения инспекция указывает, что на ГТД отсутствуют личные номерные печати сотрудников таможни, отметки “Товар вывезен полностью“ не читаются, в одной ГТД указан товар БК-175Н, а в контракте указан товар БК-1675 Н.

Арбитражным судом были исследованы ГТД и допущенная описка при указании наименования товара. Судом установлено наличие отметок о вывозе товара на всех ГТД. Выводы суда по данному доводу отражены в судебных актах (стр. 4, абзацы 3 - 6, решения, стр. 2, предпоследний абзац постановления апелляционной инстанции).

В пункте 2.6 инспекция приводит доводы о том, что факт поставки товара ни в адрес ОАО “НКНХ“, ни в адрес общества не подтвержден документально.

Указанный довод уже был заявлен инспекций при рассмотрении дела N А40-55587/03-116-653, где установлено, что экспортированный товар являлся собственностью общества и был оплачен российским поставщикам (с учетом НДС).

Для подтверждения факта оплаты продукции поставщикам общество дополнительно представляло в инспекцию и суду документы в соответствии с описью от 19.09.2003:

- договор поставки товара от 18.06.1999 N Ю-1128-99 с изменением N 1, счет-фактуру N 19570 от 29.08.2000;

- договоры уступки права требования от 24.08.2000 N С-15/00 и от 28.04.2000 N С-16/00;

- реестр по взаимозачетам от 31.08.2000 N 3093, акт взаиморасчетов от 13.09.2000 N 28, счет-фактуру от 13.09.2000 N 67/1, акт взаиморасчетов от 06.09.2000 N 28, счет-фактуру от 08.09.2000 N 68/1, акт взаиморасчетов от 12.10.2000 N 30, счет-фактуру от 12.09.2000 N 92а, акт взаиморасчетов от 19.10.2000 N 31, счет-фактуру от 18.10.2000 N 102а, акт взаиморасчетов от 12.10.2000 N 29, счет-фактуру от 12.10.2000 N 93а, акт взаиморасчетов от 18.10.2000 N 32, счет-фактуру от 18.10.2000 N 101а;

- платежные поручения N 158 от 15.09.2000, N 161 от 21.09.2000, N 206 от 23.11.2000, N 216 от 06.12.2000 в погашение кредиторской задолженности согласно договорам уступки права требования N С-15/00 от 24.08.2000 и N С-16/00 от 28.08.2000, выписки банка о перечислении указанных средств.

Вывод суда по данному доводу отражен в судебных актах (стр. 6, абзацы 3 - 5, решения суда первой инстанции, стр. 3, абзацы 7 - 8, постановления апелляционной инстанции, стр. 5, абзац 3, постановления кассационной инстанции).

Таким образом, в отношении экспортных операций общества за январь и февраль 2001 г. на суммы реализации 17990389 руб. и 22796945 руб., указанными решениями арбитражного суда, вступившими в законную силу, применение ставки 0 процентов было признано правомерным. Указанными решениями на инспекцию была возложена обязанность возместить обществу путем возврата из бюджета НДС в суммах 2477979 руб. и 3032065 руб.

Следовательно, начисление инспекцией в оспариваемом решении налога в сумме 8157466,80 рублей (3598077,80 + 4559389), пени на указанные суммы и привлечение к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 20 процентов от суммы налога (что составило 1631493 руб.) являются недействительными.

Подпунктом “b“ пункта 1 резолютивной части решения общество привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде штрафа в размере 11050 руб. за непредоставление указанных в требовании документов.

Общество оспаривает привлечение его к ответственности в виде штрафа в размере 8500 руб.

Инспекция ссылается на то, что по требованию N 1225 от 28.10.04 (т. 1, л. д. 66) общество не представило документы для проведения выездной налоговой проверки. Однако истребованные документы были представлены обществом 05.11.2004, о чем свидетельствуют отметка инспекции и расписка сотрудника инспекции на описи документов (т. 1, л. д. 67).

Заявитель указал также, что все истребованные документы представлялись в инспекцию в ходе камеральных проверок за январь и февраль 2001 г., что подтверждается отметками инспекции на письмах от 14.08.2003 N 11 и от 19.09.2003 N 15.

Что касается требования инспекции о представлении бухгалтерской отчетности за 2001 г. с отметками налогового органа о ее принятии, то указанная отчетность была представлена в полном объеме, что подтверждается письмом от 24.12.2004 N 41 с отметкой инспекции о получении (т. 1, л. д. 69).

Инспекция ссылается также на неисполнение требования от 17.12.2004 N 1319 о представлении документов (т. 1, л. д. 68). Заявитель указал, что в требовании от 17.12.2004 N 1319 инспекция запросила подлинники документов по вопросу правомерности возмещения НДС за периоды январь, февраль 2001 г. Указанные подлинники документов не могли быть представлены в тот момент в инспекцию, так как на 23.12.2004 было назначено рассмотрение дела в Девятом арбитражном апелляционном суде и документы были необходимы для подтверждения обстоятельств экспорта в апелляционной инстанции. Указанные подлинники документов представлялись суду и инспекции на обозрение.

В требовании от 17.12.2004 N 1319 перечислены 4 договора/контракта, 8 свифт-сообщений, 18 ГТД, 11 поручений на погрузку, 10 коносаментов, общим числом 51 документ (подлинники). Как было изложено выше, общество не имело возможности представить подлинники указанных документов в тот момент по причине необходимости их представления в судебное заседание. Правомерность решения в этой части общество не оспаривает.

Как следует из решения инспекции (стр. 4, абзац 1), общее количество копий документов, представленных к камеральной налоговой проверке за периоды январь, февраль 2001 г., составляет 221 лист. Исходя из этого инспекцией был сделан необоснованный вывод, что общество не представило 221 документ, за что должно быть привлечено к ответственности в виде штрафа в размере 10050 рублей (221 документ х 50 руб.).

Поэтому в части привлечения к ответственности в размере 8500 руб. суд признает решение недействительным.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 6 статьи 164 Налогового кодекса РФ, а не пункт 7 статьи 164.

Согласно абз. 1 п. 4 ст. 176 НК РФ суммы, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктами 1 - 6 пункта 1 ст. 164 Кодекса, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации, указанной в пункте 7 ст. 164 Кодекса, и документов, предусмотренных ст. 165 Кодекса.

Общество представило налоговому органу необходимые в соответствии с п. 1 ст. 165 НК РФ документы для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов. Поэтому решение налогового органа подлежит признанию недействительным как противоречащее закону и нарушающее права налогоплательщика.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 69, 167, 170, 171, 201 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

признать недействительным, не соответствующим ст. ст. 165, 176 Налогового кодекса Российской Федерации принятое в отношении ООО “Вега Топ“ решение Инспекции ФНС РФ N 31 по г. Москве от 31.03.2005 N 1792 “О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, за исключением:

- привлечения к налоговой ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ в размере 2550 руб. (пп. “b“ пункта 1 резолютивной части решения);

- выводов о неполной уплате налога на добавленную стоимость за август 2001 г. в сумме 52650,70 руб., начисления соответствующих этой сумме налога пеней и привлечения к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ (подпункты “б“, “в“ пункта 3.1, подпункт “а“ пункта 1 резолютивной части решения);

- пункта 3.2 резолютивной части решения.

Возвратить заявителю из федерального бюджета госпошлину - 2000 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок после его принятия путем подачи апелляционной жалобы в Девятый арбитражный апелляционный суд.