Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.02.2005 по делу N А66-2207-04 Решение суда об удовлетворении требований прокурора о признании недействительным заключенного между ответчиками договора купли-продажи подлежит отмене, поскольку суд неправильно указал на начало течения срока исковой давности со дня, когда прокурору стало известно о заключении договора. Срок исковой давности по данному требованию следует исчислять со дня, когда лицо, чьи права нарушены и в чьих интересах заявлен иск, узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 февраля 2005 года Дело N А66-2207-04“

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Кирилловой И.И., судей Афанасьева С.В. и Чертилиной З.А., при участии прокурора Хорошевского И.А. (удост. N 90592), от ООО “Простор“ ген. директора Глазова О.Н. (протокол от 30.12.01), рассмотрев 14.02.05 в открытом судебном заседании кассационную жалобу ООО “Простор“ на решение от 22.06.04 (судья Куров О.Е.) и постановление апелляционной инстанции от 28.10.04 (судьи Рожина Е.И., Кораблева М.С., Рощупкин В.А.) Арбитражного суда Тверской области по делу N А66-2207-04,

УСТАНОВИЛ:

Прокурор Тверской области обратился в Арбитражный суд Тверской области с иском к открытому акционерному обществу “Медстекло-Борисовское“ (далее - ОАО “Медстекло-Борисовское“) и обществу с ограниченной ответственностью “Простор“ (далее - ООО “Простор“) о признании недействительным заключенного между ответчиками договора купли-продажи векселей от 05.11.02.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, к участию в деле привлечено общество с ограниченной ответственностью “Стройрезервгрупп“ (далее - ООО “Стройрезервгрупп“).

Решением от 22.06.04, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 28.10.04, иск удовлетворен.

В кассационной жалобе ООО “Простор“, ссылаясь на несоответствие выводов суда установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение и постановление, в иске отказать.

По мнению подателя жалобы, судом неправомерно отказано в применении исковой давности по заявлению ответчика; оспариваемая сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности общества и не может быть отнесена к разряду крупных, кроме того, судом первой инстанции необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела в связи с невозможностью участия в процессе представителя ответчика, в результате чего ООО “Простор“ лишилось квалифицированной юридической помощи.

В судебном заседании представитель ООО “Простор“ поддержал жалобу, прокурор возразил против ее удовлетворения.



Остальные участники процесса извещены о времени и месте рассмотрения дела, но представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, 05.11.02 между ответчиками заключен договор купли-продажи векселей, согласно которому ООО “Простор“, являясь комиссионером ООО “Стройрезервгрупп“, обязалось передать в собственность ОАО “Медстекло-Борисовское“ (покупателя) два простых векселя открытого акционерного общества “Межотраслевой концерн “ЭнергоПромАтом“ (СК N 0003581, СК N 0003582) общей номинальной стоимостью 100 млн руб., подлежащих оплате по предъявлении, но не ранее 23.07.05, а покупатель обязался принять векселя и оплатить их договорную стоимость в общей сумме 50 млн руб. комиссионеру в течение 20 дней после подписания акта приема-передачи векселей. Согласно акту приема-передачи от 05.11.02 указанные векселя переданы комиссионером покупателю.

Определением Арбитражного суда Тверской области от 18.11.02 по делу N А66-7806-02 принято к производству заявление Министерства финансов Российской Федерации о признании ОАО “Медстекло-Борисовское“ несостоятельным (банкротом).

Определением от 18.02.03 в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим назначен Калакутин Юрий Федорович.

Определением от 06.06.03 в отношении должника введено внешнее управление на срок 18 месяцев, внешним управляющим назначен Алюкаев Александр Александрович.

В собственности Российской Федерации находятся акции ОАО “Медстекло-Борисовское“ в количестве 1080 штук, что составляет 4,3% уставного капитала общества. Указанные акции переданы в доверительное управление открытому акционерному обществу “Биопрепарат“ по договору от 28.02.95, о чем сделана соответствующая запись в реестре акционеров ОАО “Медстекло-Борисовское“.

Полагая, что сделка по купле-продаже векселей, совершенная в преддверии банкротства, ухудшила финансовое состояние должника, кредиторов, создала условия для банкротства, не соответствует требованиям статьи 78 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ от 08.01.98 N 6-ФЗ, статьям 78, 79 Федерального закона “Об акционерных обществах“ (далее - Закон об акционерных обществах), в соответствии с правом, предоставленном ему статьей 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, прокурор обратился с настоящим иском.

В силу статьи 233 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ от 26.10.02 N 127-ФЗ по настоящему делу должны применяться нормы данного закона (далее - Закон о банкротстве).

В соответствии с пунктом 3 статьи 103 Закона о банкротстве сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче такого заявления, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.



Суд первой инстанции правильно установил, что прокурор не доказал факта предпочтительного удовлетворения требований одних кредиторов должника перед другими его кредиторами в результате оспариваемой сделки, в связи с чем суд правомерно не нашел оснований для признания спорного договора недействительным в соответствии с положениями пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции на основании имеющихся в деле доказательств правомерно отнес спорную сделку к категории крупных для ОАО “Медстекло-Борисовское“ по основаниям, предусмотренным статьей 78 Закона об акционерных обществах, и установил несоблюдение ответчиком требований статьи 79 Закона об акционерных обществах относительно порядка совершения такого рода сделок.

В то же время кассационная инстанция находит, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в связи с неправильным применением судами обеих инстанций норм материального права.

В соответствии с частью второй статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Ответчиком до вынесения судом решения заявлено о пропуске прокурором исковой давности, при этом срок течения исковой давности ООО “Простор“ исчисляет с даты подачи Министерством финансов Российской Федерации заявления в арбитражный суд о признании ОАО “Медстекло-Борисовское“ банкротом, то есть с 13.11.02.

Исковое заявление подано 15.03.04.

Суд первой инстанции, отказывая в применении исковой давности, указал, что прокурору стало известно о заключении договора от 05.11.02 только 03.02.04 из письма внешнего управляющего ОАО “Медстекло-Борисовское“ в прокуратуру Тверской области, содержащего просьбу провести проверку действий генерального директора общества по приобретению вышеназванных векселей и обратиться в арбитражный суд с иском о применении последствий недействительности данной сделки как ничтожной.

Исчислив начало течения срока исковой давности по заявленному иску с момента, когда прокурор узнал о совершении оспариваемого договора, суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права.

В соответствии с частью первой статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Поскольку прокурору не принадлежит материальное право, его нельзя рассматривать как лицо, чье право нарушено. Поэтому при исчислении срока исковой давности следует исходить из того момента, когда не прокурор, а лицо, чьи права нарушены и в чьих интересах заявлен иск, узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Данный вывод следует из Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года N 15/18 “О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности“, в пункте 11 которого указано, что в соответствии со статьей 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.

Таким образом, довод подателя жалобы о том, что срок исковой давности по настоящему иску прокурора должен исчисляться с момента подачи заявления о признании ОАО “Медстекло-Борисовское“ банкротом либо с момента введения в отношении должника процедуры наблюдения, также является ошибочным ввиду вышеизложенного.

Апелляционная инстанция, признав не основанным на законе вывод суда первой инстанции о начале течения срока исковой давности, указала, что поскольку требование прокурора заявлено на основании законодательства о банкротстве, а иск о признании сделки недействительной по данному основанию внешний управляющий предъявляет от своего имени, и он не мог обратиться в суд с иском ранее введения процедуры внешнего управления (06.06.03), то с указанной даты следует исчислять срок исковой давности по заявленным прокурором требованиям.

Данный вывод суда апелляционной инстанции также является ошибочным в связи с противоречием его как названным нормам материального права, так и обстоятельствам дела.

Признав обоснованным вывод суда первой инстанции об отсутствии основания для признании спорного договора недействительным в соответствии с положениями пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве, апелляционная инстанция тем не менее связала начало течения исковой давности с моментом возникновения у внешнего управляющего права на обращение от своего имени с иском о признании договора недействительным по этому же основанию, в то время как исковые требования, по которым суд признал не пропущенным срок исковой давности, имели другое основание - нарушение порядка совершения крупной сделки.

Согласно пункту 1 статьи 103 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником, в том числе до даты введения внешнего управления, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего по основаниям, предусмотренным федеральным законом.

Прокурор просил в том числе признать сделку недействительной как крупную, совершенную с нарушением порядка, установленного федеральным законом (Законом об акционерных обществах).

В силу пункта 7 статьи 103 Закона о банкротстве в случаях, предусмотренных пунктом 1 этой же статьи, иск о признании сделки недействительной или применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляется внешним управляющим от имени должника, но не от своего имени, вопреки указанию апелляционной инстанции.

Соответственно и срок исковой давности при исчислении его со дня, когда лицо, в чьих интересах предъявлен иск прокурором, узнало или должно было узнать о нарушении своего права, подлежит исчислению со дня совершения должником сделки в том случае, когда иск предъявлен в защиту интересов должника. При этом для определения начала течения срока исковой давности по иску прокурора о признании недействительной крупной сделки не имеет значения момент назначения внешнего управляющего, поскольку последний не заявлял иск от имени должника и потому отсутствуют основания для исчисления срока исковой давности для прокурора с момента назначения внешнего управляющего.

В соответствии с частью первой статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок, совершенных в том числе юридическими лицами, в уставном фонде которых есть доля участия Российской Федерации. Именно на право, предоставленное ему данной статьей, и ссылается прокурор в исковом заявлении.

Прокурор, обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, не указал истца, в интересах которого он выступает и чьи права, по мнению прокурора, нарушены.

В отзыве на апелляционную жалобу ответчика (том 2, л.д. 138) прокурор указывает, что статья 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не предоставляет прокурору право на предъявление иска в защиту государственных и общественных (публичных) интересов.

Такое мнение не основано на законе, тем не менее прокурор настаивает в отзыве, что настоящий иск носит неперсонифицированный характер, не предъявлен в защиту чьих-либо интересов.

Апелляционная инстанция не согласилась с доводами прокурора в этой части и указала, что в соответствии с нормами статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации им заявлен иск в защиту государственных интересов, поскольку материалами дела подтверждено, что в собственности государства находится 4,3% акций ОАО “Медстекло-Борисовское“, переданных в доверительное управление ОАО “Биопрепарат“.

Статья 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не ограничивает право прокурора на обращение в суд защитой только государственных либо общественных интересов, а наличие в собственности государства акций само по себе не лишало прокурора возможности выступить в защиту иных интересов в пределах, ограниченных законом.

Тем не менее, установив, что иск заявлен в защиту государственных интересов, при исчислении срока исковой давности апелляционная инстанция связала начало течения срока с назначением внешнего управляющего, хотя он в данном случае может выступать от имени должника, а не в защиту государственных интересов.

Коль скоро апелляционная инстанция полагала, что иск заявлен в защиту государственных интересов, то следовало исходить из того обстоятельства, когда орган государственного управления, в чью компетенцию входят вопросы управления и распоряжения государственной собственностью, узнал или должен был узнать о нарушении своего права оспариваемой сделкой.

По настоящему делу ответчиком заявлено о пропуске прокурором срока исковой давности, поэтому для разрешения судом вопроса о применении либо неприменении исковой давности необходимо установить момент, когда лицо, чьи права нарушены и в чьих интересах заявлен иск, узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Так как права самого прокурора оспариваемым договором не нарушены, он мог обратиться с иском в суд лишь в защиту чьих-то интересов, причем это могут быть как интересы конкретных лиц, так и интересы государства либо общества в целом. Противоположное мнение прокурора не основано на законе.

С учетом изложенного заинтересованное лицо должно быть привлечено к участию в деле в надлежащем качестве.

Такое самостоятельное основание иска, как ничтожность сделки, совершенной с нарушением требований пункта 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, на что указывалось прокурором, должно быть рассмотрено судом после решения вопроса о привлечении вышеназванного лица в соответствующем качестве.

Признав Российскую Федерацию лицом, в защиту интересов которого предъявлен иск, апелляционная инстанция тем самым приняла решение о правах и обязанностях лица, к участию в деле не привлеченного.

В случае если будет установлена ничтожность сделки как совершенной с нарушением пункта 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, то сокращенный срок исковой давности к требованию, заявленному по этому основанию, не подлежит применению, что не освобождает суд от обязанности рассмотреть заявление ответчика о применении срока давности по тому же требованию, заявленному по иному основанию, свидетельствующему об оспоримости сделки.

Обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 22.06.04 и постановление апелляционной инстанции от 28.10.04 Арбитражного суда Тверской области по делу N А66-2207-04 отменить.

Передать дело на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Председательствующий

КИРИЛЛОВА И.И.

Судьи

АФАНАСЬЕВ С.В.

ЧЕРТИЛИНА З.А.