Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.04.2005 N Ф08-1296/2005 В соответствии с нормами статьи “Понятие неустойки“ Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

от 26 апреля 2005 года Дело N Ф08-1296/2005“

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа при участии представителей от заявителя - общества с ограниченной ответственностью “Синдикат“, представителей от должника - открытого акционерного общества “Тульский завод “Электропривод“, рассмотрев кассационную жалобу открытого акционерного общества “Тульский завод “Электропривод“ на определение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.02.2005 по делу N А32-2531/2005-31/4ТР, установил следующее.

ООО “Синдикат“ обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21.04.2004 - 22.12.2004 по делу N 338/04-8МО о взыскании с ОАО “Тульский завод “Электропривод“ (далее - завод) 25161878 рублей, в том числе 12644160 рублей основного долга, 12517718 рублей пеней за просрочку исполнения обязательства, 133213 рублей 87 копеек арбитражного сбора.

Определением от 07.02.2005 заявление о выдаче исполнительного листа удовлетворено. С завода взыскано в пользу ООО “Синдикат“ 25161878 рублей, в том числе 12644160 рублей основного долга, 12517718 рублей пеней за просрочку исполнения обязательства, 133213 рублей 87 копеек арбитражного сбора.

Судебный акт мотивирован тем, что по договору цессии от 27.09.2004 N 27/04 к ООО “Синдикат“ перешли все права ООО “Наутилус-В“ по договору от 11.02.98 N 115/Э, в том числе право требования к заводу и право на предъявление иска в третейский суд на основании дополнительного соглашения от 16.02.98 N 1. Региональный коммерческий арбитражный суд г. Армавира, указанный в третейской оговорке, переименован в Межрегиональный арбитражный суд. Суд отклонил довод завода о недействительности третейского соглашения. С учетом третейского соглашения суд признал, что ООО “Синдикат“ подало заявление в Арбитражный суд Краснодарского края с соблюдением правил подсудности (статьи 38, 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В кассационной жалобе завод просит отменить определение как незаконное. В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылается на то, что Межрегиональный арбитражный суд не является третейским судом, о котором договорились завод и ООО “Наутилус-В“. Третейское соглашение противоречит правилам подсудности рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа, установленного статьями 38 и 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Решение третейского суда не было объявлено. Межрегиональный арбитражный суд не вынес определения по заявлению завода об отсутствии у данного суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор. Договор цессии является ничтожным, поскольку в нем не согласован предмет договора. Третейский суд сделал выводы на основании неполной оценки представленных доказательств.

В отзыве на кассационную жалобу ООО “Синдикат“ просит оставить определение без изменения. В судебном заседании представители завода поддержали доводы кассационной жалобы, а представители ООО “Синдикат“ просили ее отклонить.

Изучив материалы дела и выслушав представителей участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено арбитражным судом, завод (поставщик) и ООО “Наутилус-В“ (покупатель) заключили договор поставки от 11.02.98 N 115/3. В дополнительном соглашении от 16.02.98 N 1 стороны обязались передавать все споры, возникающие из договора от 11.02.98 N 115/3, в том числе связанные с его заключением, изменением, расторжением, недействительностью, исполнением, на рассмотрение в Региональный коммерческий арбитражный суд (постоянно действующий третейский суд) со штаб-квартирой в г. Армавире.

По договору цессии от 27.09.2004 N 27/04 ООО “Наутилус-В“ уступило ООО “Синдикат“ право требования к заводу по договору от 11.02.98 N 115/Э и дополнительному соглашению от 16.02.98 N 1.

Решением Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21.12.2004 - 22.12.2004 по делу N 338/04-8МО с завода в пользу ООО “Синдикат“ взыскано 25161878 рублей, в том числе 12644160 рублей основного долга, 12517718 рублей пеней за просрочку исполнения обязательства, 133213 рублей 87 копеек арбитражного сбора. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Арбитражный суд Краснодарского края отклонил довод завода о том, что в дополнительном соглашении от 16.02.98 не указаны ни Межрегиональный арбитражный суд, ни Региональный коммерческий арбитражный суд (постоянно действующий третейский суд) г. Армавира. По мнению суда, указание в третейском соглашении слов “со штаб-квартирой в г. Армавире“ носит технический характер, поскольку в г. Армавире действовал один постоянно действующий третейский суд - Региональный коммерческий арбитражный суд г. Армавира, который впоследствии переименован в Межрегиональный арбитражный суд.



Данный вывод суда является необоснованным. Согласно пункту 1 статьи 1 Регламента Межрегионального арбитражного суда он образован (а не переименован) торгово-промышленными палатами, подписавшими соглашение об организации деятельности суда 21.12.98, в то время как копия дополнительного соглашения между сторонами, содержащая третейское соглашение о рассмотрении споров в Региональном коммерческом арбитражном суде, датирована 16.02.98. Таким образом, дополнительное соглашение не предусматривало рассмотрение спора в Межрегиональном арбитражном суде. Указание в пункте 2 той же статьи Регламента Межрегионального арбитражного суда о его преемстве по отношению к Региональному коммерческому арбитражному суду г. Армавира не является обязательным для завода, который не дал согласия на рассмотрение спора в суде, не предусмотренном третейским соглашением.

В силу пункта 3 статьи 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства.

В случаях одновременного обращения с заявлениями об оспаривании решения третейского суда и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда необходимо применять пункт 8 статьи 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии с указанной нормой данные заявления рассматриваются в арбитражном суде субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда.

Согласно статье 19 Федерального закона “О третейских судах в Российской Федерации“ (далее - Закон) постоянно действующий третейский суд осуществляет третейское разбирательство в соответствии с правилами постоянно действующего третейского суда, если стороны не договорились о применении других правил третейского разбирательства. Правила третейского разбирательства, согласованные сторонами, не могут противоречить обязательным положениям Закона, не предоставляющим сторонам права договариваться по отдельным вопросам. Статья 32 Закона императивно определяет, что после исследования обстоятельств дела третейский суд большинством голосов третейских судей, входящих в состав третейского суда, принимает решение. Решение объявляется в заседании третейского суда. Третейский суд вправе объявить только резолютивную часть решения. Статьи 20, 32, 33 не допускают возможности определения места рассмотрения дела не по месту разбирательства, где должно быть объявлено решение или его резолютивная часть, а по месту размещения штаб-квартиры суда. В спорном случае дело рассматривалось в г. Москве, где должно было быть оглашено решение или его резолютивная часть. В протоколе судебного заседания третейского суда отмечено, что после удаления на совещание сторонам объявлено решение (л. 204 третейского дела). Между тем в самом решении третейского суда от 21 - 22 декабря 2004 г. местом разрешения спора указан г. Армавир, что не соответствует названным нормам Закона. Данное нарушение дало формальный повод для рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа в Арбитражном суде Краснодарского края, а не по месту нахождения должника, как того требует часть 3 статьи 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В ходе разбирательства в третейском суде ответчик заявил об отсутствии компетенции у суда в связи с фальсификацией третейского соглашения и просил провести соответствующую экспертизу. Суд отклонил данное ходатайство, сославшись на отсутствие доказательств фальсификации. Однако вопросы установления фальсификации документа требуют специальных познаний, то есть назначения соответствующей экспертизы по подлиннику документа в соответствии со статьей 29 Закона. Отказ в определении подлинности подписи бывшего директора завода Карпухина В.П. и давности ее учинения в дополнительном соглашении от 16.02.98 не может быть восполнен пояснениями Карпухина В.П. Немотивированно отказав в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы, третейский суд нарушил принципы состязательности и равноправия сторон (статья 18 Закона).

Договором поставки от 11.02.98 N 115/Э, по которому взыскана задолженность, определен срок его действия по 31.12.98. Спецификацией от 16.02.98 стороны определили периоды поставок с последним сроком поставки до 16.02.2002, тем самым изменив и срок действия договора. Спорным дополнительным соглашением от 16.02.98 срок действия договора определен до полного выполнения обязательств сторонами, что не соответствует статье 190 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 1 статьи 511 Кодекса обязанность по восполнению недопоставки сохраняется за поставщиком в следующих периодах в пределах срока действия договора. По смыслу статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации ввиду неопределенности срока действия договора обязанность по поставке товаров прекратилась у завода по истечении срока поставки последней партии товаров, определенного названной спецификацией. Между тем третейский суд взыскал с завода договорную неустойку за просрочку поставки товара за период после прекращения данной обязанности у ответчика. Таким образом, на ответчика возложена гражданско-правовая ответственность при отсутствии на то правовых оснований.

Определяя соразмерность взыскиваемой неустойки наступившим последствиям от нарушения обязательства, третейский суд руководствовался текущими ценами на аналогичные товары на момент рассмотрения спора. Однако по смыслу статьи 524 Кодекса покупатель имеет право на получение убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и ценой на момент прекращения у поставщика обязанности по поставке товара в натуре, а не на момент предъявления иска спустя продолжительное время после прекращения названной обязанности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Согласно части 1 статьи 333 Кодекса, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

В силу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации законодатель устанавливает основания и пределы необходимых ограничений прав и свобод конкретного лица в целях защиты прав и законных интересов других лиц. Это касается и свободы договора при определении на основе федерального закона такого его условия, как размеры неустойки - они должны быть соразмерны указанным в этой конституционной норме целям.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из предусмотренных в законе правовых способов, направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки. Поэтому в части первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации заложена обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и отрицательными последствиями, наступившими для кредитора в результате нарушения обязательства.

Третейский суд ввиду неправильного применения норм материального права не проверил вопрос несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

Согласно части 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа в случаях, если: спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом; сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону; решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

Из толкования данной нормы следует, что здесь имеются в виду и принципы отдельных отраслей права.

Изложенные нарушения свидетельствуют о том, что стороны не договаривались о передаче дела на рассмотрение Межрегионального арбитражного суда; процедура третейского разбирательства не соответствовала федеральному закону, поскольку суд нарушил установленные статьей 18 Закона принципы законности, состязательности и равноправия сторон и предписанные статьями 20, 32, 33 правила о месте судебного разбирательства. На ответчика возложена имущественная ответственность, не предусмотренная ни договором, ни законом, то есть при отсутствии правовых оснований.

Основания для удовлетворения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21.12.2004 - 22.12.2004 по делу N 338/04-8МО отсутствуют.



Руководствуясь статьями 274, 284, 286 - 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.02.2005 по делу N А32-2531/2005-31/4ТР отменить.

ООО “Синдикат“ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Межрегионального арбитражного суда (постоянно действующего третейского суда) от 21.12.2004 - 22.12.2004 по делу N 338/04-8МО отказать.

Взыскание с ОАО “Тульский завод “Электропривод“ по отмененному определению прекратить.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.