Решения и постановления судов

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2007 по делу N А14-3670-200724/33б Требования о признании недействительным решений собрания кредиторов удовлетворены правомерно, так как на момент проведения оспариваемого собрания заявитель обладал 89 процентами голосов по денежным обязательствам и его голос подлежал учету при подсчете результатов голосов, чего сделано не было.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 декабря 2007 г. по делу N А14-3670-200724/33б

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 18 декабря 2007 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 декабря 2007 года.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу временного управляющего Муниципального унитарного предприятия Б. Ж., г. Бутурлиновка Воронежской области, на определение Арбитражного суда Воронежской области от 31.10.2007 г. в рамках дела N А14-3670-2007/24/33б,

установил:

открытое акционерное общество В., г. Воронеж обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о признании недействительным решений собрания кредиторов Муниципального унитарного предприятия Б. от 01.10.2007 года.

В ходе судебного разбирательства, в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом первой инстанции был принят отказ заявителя от заявленных требований в части обязания временного управляющего МУП Б. провести повторно первое собрание кредиторов должника надлежащим образом - в соответствии с ФЗ “О несостоятельности (банкротстве) и установить временному управляющему срок (дату), до наступления которой он должен созвать и провести первое собрание кредиторов должника.

Определением Арбитражного суда Воронежской области от 31.10.2007 года по делу N А14-3670-2007/24/33б требования заявителя удовлетворены. Решение первого собрания кредиторов МУП Б. от 01.10.2007 года признано недействительным.



Не согласившись с состоявшимся определением, временный управляющий Муниципального унитарного предприятия Б. Ж. обратился с апелляционной жалобой, в которой сослался на нарушение норм материального права, в связи с чем, просил определение суда первой инстанции отменить, а апелляционную жалобу удовлетворить.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель Открытого акционерного общества В. возражал против доводов апелляционной жалобы, считает определение суда первой инстанции законным и обоснованным, не подлежащим отмене, а доводы апелляционной жалобы несостоятельными, просил оставить обжалуемый судебный акт без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Представитель Муниципального унитарного предприятия Б. возражал против доводов апелляционной жалобы, считает определение суда первой инстанции законным и обоснованным, не подлежащим отмене, а доводы апелляционной жалобы несостоятельными, просил оставить обжалуемый судебный акт без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Представители временного управляющего Муниципального унитарного предприятия Б. Ж. поддержали доводы апелляционной жалобы, считают обжалуемый судебный акт подлежащим отмене, а апелляционная жалоба удовлетворению.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции представитель Администрации Бутурлиновского городского поселения город Бутурлиновка, ФНС России в лице МИ ФНС России N по Воронежской области не явился.

Учитывая, что в материалах дела имеются сведения о надлежащем извещении, лиц, не явившихся в судебное заседание, о месте и времени судебного заседания, на основании статей 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба рассматривалась в их отсутствие.

Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, выслушав участвующих в судебном заседании лиц, суд апелляционной инстанции считает определение суда первой инстанции законным и обоснованным, а апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 14.06.2007 года определением Арбитражного суда Воронежской области в отношении Муниципального унитарного предприятия Б. введена процедура наблюдения, временным управляющим назначен Ж.

14.08.2007 года определением Арбитражного суда Воронежской области удовлетворено и включено в третью очередь реестра требований кредиторов Муниципального унитарного предприятия Б. требование Открытого акционерного общества В. в размере 6 268 000 рублей 79 коп. основного долга, 226 910 рублей 67 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, 500 рублей расходов по госпошлине. Основанием включения указанной задолженности в реестр требований кредиторов послужило определение арбитражного суда от 19.02.2007 года об утверждении мирового соглашения между ОАО В. и МУП Б., согласно которому сумма задолженности должника перед кредитором за компенсацию потерь электрической энергии составила 8702777 рублей 93 коп. основного долга, 226910 рублей 67 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 01.02.2006 года по 31.12.2006 года и 500 рублей госпошлины.

01.10.2007 года временным управляющим Муниципального унитарного предприятия Б. проведено первое собрание кредиторов.



В соответствии с протоколом первого собрания кредиторов Муниципального унитарного предприятия Б. от 01.10.2007 года в собрании принимали участие представители Федеральной налоговой службы России (МИ ФНС N по Воронежской области) и Открытого акционерного общества В.

На первом собрании кредиторов должника приняты решения: о принятии к сведению отчета временного управляющего; об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и введении процедуры конкурсного производства; об избрании саморегулируемой организации, которая должна представить в арбитражный суд кандидатуры арбитражных управляющих НП С.; об установлении арбитражному управляющему ежемесячного вознаграждения в размере 10 000 рублей; дополнительных требований к кандидатуре арбитражного управляющего не определять; реестродержателя не привлекать; не образовывать комитет кредиторов; определить регулярность проведения собрания не реже оного раза в три месяца по адресу: р.п. Т., ул. С., дом 143; об избрании представителем собрания кредиторов представителя МИ ФНС РФ N по Воронежской области С.

Открытое акционерное общество В., обладающее на день проведения собрания 89% голосов по денежным обязательствам, голосовало против принятия перечисленных решений: предлагал другую кандидатуру представителя собрания кредиторов, другую саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, иное место проведения собрания кредиторов, что подтверждается бюллетенями для голосования, представленными в материалы дела. Однако, временным управляющим при подсчете результатов голосования голоса ОАО В. не учитывались.

В связи с указанными обстоятельствами Открытое акционерное общество В. обратилось с заявлением о признании решений собрания кредиторов недействительными в арбитражный суд.

В соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.

В соответствии с пунктом 3 статьи 12 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)“ конкурсный кредитор, уполномоченный орган обладают на собрании кредиторов числом голосов, пропорциональным размеру их требований к общей сумме требований по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Вместе с тем, абзац 2 указанного пункта предусматривает, что убытки, подлежащие возмещению за неисполнение обязательства, для целей определения числа голосов на собрании кредиторов не учитываются. Руководствуясь правилом, установленным абзацем 2 пункта 3 статьи 12 Закона о банкротстве временный управляющий отказал Открытому акционерному обществу В. в возможности участвовать в собрании кредиторов с правом голоса.

При этом временный управляющий не учел следующего.

На основании статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

По смыслу закона возмещение убытков является мерой ответственности лица, совершившего противоправное действие, вызвавшее неблагоприятные имущественные последствия у иных участников гражданского оборота.

По мнению временного управляющего, тем противоправным действием, которое служит основанием ответственности должника, служит ненадлежащее исполнение договора на оказание услуг по передаче электрической энергии, выражающееся в том, что должник допустил потери электроэнергии в ходе ее передачи. Стоимость последних, как считает заявитель апелляционной жалобы, подлежит взысканию в виде убытков. При этом, как указывается в жалобе, обязанность по возмещению убытков у должника возникла не из договора, а непосредственно из закона.

Между тем, анализ законодательства в области электроэнергетики не позволяет, по общему правилу, отнести потери в электрических сетях к убыткам, вызванным действиями должника.

Пункт 3 статьи 26 Федерального закона “Об электроэнергетике“ устанавливает, что порядок определения потерь в электрических сетях и порядок оплаты этих потерь определяется Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии.

В разделе V Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (в редакции, действовавшей в спорный период, далее - Правила), определяет фактические потери электрической энергии в электрических сетях как разницу между объемом электрической энергии, поставленной в электрическую сеть из других сетей или от производителей электрической энергии, и объемом электрической энергии, потребленной энергопринимающими устройствами, присоединенными к этой сети, а также переданной в другие сетевые организации (пункт 36 Правил).

Сетевые организации обязаны компенсировать фактические потери электрической энергии, возникшие в принадлежащих им объектах сетевого хозяйства, за вычетом потерь, включенных в цену на электрическую энергию (пункт 37 Правил).

Муниципальное унитарное предприятие Б. обладает признаками сетевой организации (статья 3 Закона об электроэнергетике), поэтому обязано компенсировать фактические потери электроэнергии в сетях при оказании услуг по ее передаче.

Кроме того, данная обязанность предусмотрена договором на оказание услуг по передаче (транзиту) электрической энергии N 2 от 01.07.00 г., с учетом изменений, внесенных сторонами дополнительным соглашением от 11.11.2004 г. (пункты 1.2., 2.1.2, 2.3.3, 3.1 - 3.4).

Из существа договорного обязательства следует, что исполнитель - Муниципальное унитарное предприятие Б. не имел возможности избежать потерь электроэнергии в ходе ее транзита, прежде всего потому что часть передаваемой энергии должна затрачиваться на поддержание в рабочем состоянии трансформаторных и иные подстанций, распределительных пунктов, прочего оборудования, предназначенного для передачи электрической энергии.

Стороны, заключая договор, оценивали потери передаваемой электроэнергии как необходимые расходы, относящиеся в силу закона и договора на счет исполнителя.

Таким образом, указанные обстоятельства не позволяют рассматривать потери в электрических сетях как вид убытков в форме реального ущерба, на чем настаивает арбитражный управляющий. Иное означало бы возложение на должника ответственности без каких-либо на то оснований.

Исходя из изложенного, следует признать несостоятельными довод апелляционной жалобы о том, что обязательства исполнителя не были исполнены в части, а ОАО В. понесла убытки в размере стоимости “потерянной“ электроэнергии.

В соответствии с пунктом 4 статьи 15 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ в случае, если решение собрания кредиторов нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, третьих лиц либо принято с нарушением установленных настоящим Федеральным законом пределов компетенции собрания кредиторов, такое решение может быть признано недействительным арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, или третьих лиц.

Согласно пункту 6 статьи 16 Закона о банкротстве требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер, если иное не определено настоящим пунктом.

В связи с вышеизложенным, права кредитора - ОАО В. на первом собрании кредиторов должника были нарушены, так как на момент проведения собрания кредитор обладал 89% голосов по денежным обязательствам и его голос подлежал учету при подсчете результатов голосов, чего сделано не было.

Следовательно, суд первой инстанции обоснованно признал решение первого собрания кредиторов Муниципального унитарного предприятия Б. от 01.10.2007 года недействительным.

С учетом изложенного, определение Арбитражного суда Воронежской области от 31.10.2007 года по делу N А14-3670-2007/24/33б следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу временного управляющего Муниципального унитарного предприятия Б. Ж. - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 110, 267, 268, пунктом 1 части 4 статьи 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

определение Арбитражного суда Воронежской области от 31.10.2007 года по делу N А14-3670-2007/24/33б - оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.