Решения и постановления судов

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2007 N 17АП-6004/07-АК по делу N А71-4363/07-А18 Оснований для привлечения к ответственности нет, поскольку административным органом допущены существенные процессуальные нарушения при производстве по делу об административном правонарушении.

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 октября 2007 г. N 17АП-6004/07-АК

Дело N А71-4363/07-А18

(извлечение)

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

при участии:

от заявителя: не явился, извещен надлежащим образом,

от ответчика: не явился, извещен надлежащим образом,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу ответчика по делу

ОАО “Ф“



на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики

от 18.07.2007 года

по делу N А71-4363/07-А18,

по заявлению Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Удмуртской Республике в лице Отдела государственного пожарного надзора г. Можги и Можгинского района Удмуртской Республики.

к ОАО “Ф“

о привлечении к административной ответственности

установил:

Главное Управление МЧС РФ по Удмуртской Республике в лице Отдела государственного пожарного надзора г. Можги и Можгинского района Удмуртской Республики обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о привлечении ОАО “Ф“ к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 18.07.2007 г. заявленные требования удовлетворены: общество привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 40 000 руб.

Не согласившись с решением суда, общество обратились с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить. Заявитель жалобы полагает, состав вменяемого правонарушения в действиях общества отсутствует, оно является швейным предприятием, на осуществление данной деятельности лицензия не требуется. Считает, что осуществление деятельности без лицензии МЧС России по эксплуатации пожароопасных производственных объектов необходимо квалифицировать по ст. 9.1 КоАП РФ и данный спор подлежал рассмотрению в суде общей юрисдикции. При этом полагает, что швейное предприятие к опасному производственному объекту не относится, поскольку в производственном процессе не используются вещества, предусмотренные в приложении 1 к Федеральному закону “О промышленной безопасности опасных производственных объектов“. Указывает, что судом при рассмотрении спора не учтены объемы производства, площадь складских помещений, характеристика складов, количество складируемых материалов и готовой продукции. Считает, что законный представитель общества не участвовал при составлении протокола об административном правонарушении, в котором указано, что при его составлении участвовал директор ОАО “Ф“ без указания его ФИО. Также отметил, что в заявлении о привлечении к ответственности неверно указано наименование привлекаемого к ответственности лица.



Административный орган письменный отзыв на жалобу не представил.

Стороны в заседание суда не явились, что в порядке ч. 3 ст. 156 АПК РФ не препятствует рассмотрению дела без их участия.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного акта в порядке ст. 266 АПК РФ, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение подлежит отмене в силу следующего.

Как видно из материалов дела, отделом государственного пожарного надзора г. Можга и Можгинского УР проведена проверка ОАО “Ф“, в ходе которой выявлено осуществление без лицензии в области пожарной безопасности деятельности по эксплуатация пожароопасных производственных объектов - хранение, производство и переработка твердых горючих и трудногорючих веществ и материалов (ткани, пыль, волокна), результаты проведенной проверки оформлены актом N 63 от 08.06.2007 г. (л.д. 10-12).

В ходе проверки протоколом от 25.05.2007 г. были изъяты образцы тканей, по результатам оценки воспламеняемости вынесено заключение N 04 от 01.06.2007 г., которым установлено, что образцы текстильного материала являются легковоспламеняемыми (л.д. 33-36).

Выявленное нарушение явилось основанием для составления протокола об административном правонарушении от 09.06.2007 г. N 40, в котором указано, что общество осуществляло деятельность по эксплуатации пожароопасного производственного объекта без лицензии, в действиях общества установлены признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ (л.д. 5-6).

Административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Согласно ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (лицензия) обязательно (обязательна), является административным правонарушением.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ “О лицензировании отдельных видов деятельности“ под лицензируемым видом деятельности понимается вид деятельности, на осуществление которого на территории Российской Федерации требуется получение лицензии в соответствии с данным Федеральным законом.

В порядке п. 1 ст. 17 названного Закона лицензированию подлежит деятельность по эксплуатации пожароопасных производственных объектов.

Положением о лицензировании деятельности по эксплуатации пожароопасных объектов, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.2002 N 595, определен порядок лицензирования деятельности по эксплуатации пожароопасных производственных объектов, осуществляемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

В силу подп. “а“ п. 1 указанного Положения под пожароопасными производственными объектами понимаются объекты, на которых используются (производятся, хранятся, перерабатываются) легковоспламеняющиеся, горючие и трудногорючие жидкости, твердые горючие и трудногорючие вещества и материалы (в том числе пыль и волокна), вещества и материалы, способные гореть при взаимодействии с водой, кислородом воздуха и друг с другом.

Исходя из п. 9 Норм пожарной безопасности (НПБ 105-03) “Определение категорий помещений, зданий и наружных установок по взрывоопасной и пожарной безопасности“, утвержденных Приказом Министерства по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Российской Федерации от 18.06.2003 N 314, при определении пожароопасных свойств веществ и материалов допускается использование справочных данных, опубликованных головными научно-исследовательскими организациями в области пожарной безопасности или выданных Государственной службой стандартных данных.

Так, согласно справочнику “Пожаровзрывоопасность веществ и материалов и средства их тушения“ (под редакцией Б., К., книга вторая, М., Химия, 1990 г.), согласованному с Государственной службой стандартных справочных данных, хлопок является горючим волокнистым легковоспламеняющимся веществом, склонным тлеть длительное время от источника зажигания (искра, тлеющая сигарета, др.) с поглощением газообразных продуктов горения, температура воспламенения составляет 210 градусов Цельсия. Бязь, ситец и синтепон также являются горючим материалом.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что общество осуществляет деятельность по пошиву и хранению одежды из различных видов тканей, на территории общества расположены швейные цеха, столярный и токарный цех, склад готовой продукции, при этом лицензия на осуществление деятельности в области пожарной безопасности не имеется (л.д. 10-12, 33-36, 43).

При таких обстоятельствах судом первой инстанции сделан правильный вывод о наличии состава вменяемого административного правонарушения в действиях общества.

Доводы жалобы о том, что правонарушение следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, основаны на неверном толковании закона.

Частью 1 ст. 9.1 КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

При этом предметом мероприятия согласно распоряжению N 85 от 13.04.2007 г. был контроль выполнения обществом обязательных требований пожарной безопасности, установленных действующим законодательством, его целью явилось пресечение нарушений в области пожарной безопасности (л.д. 8), нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов административным органом не исследовались.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Федеральный закон N 116-ФЗ имеет дату 21.07.1997, а не 21.07.2007.

Более того, применение ст. 9.1 КоАП РФ возможно только в отношении предприятий, являющихся опасными производственными объектами, однако из материалов дела усматривается, что общество не отнесено к опасным производственным объектам в порядке Федерального закона N 116-ФЗ от 21.07.2007 г. “О промышленной безопасности опасных производственных объектов“ и Постановлением Правительства РФ от 24.11.1998 г. N 1371 “О регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов“.

Доводы жалобы о том, что административным органом допущены процессуальные нарушения при составлении протокола об административном правонарушении, который был составлен без участия законного представителя общества, являются обоснованными.

В соответствии с ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайства об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Согласно ч. 3-5 ст. 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также иным участникам производства по делу разъясняются их права и обязанности, предусмотренные вышеуказанным Кодексом, о чем делается запись в протоколе.

В силу ч. 1, 2 ст. 25.4 КоАП РФ защиту прав и законных интересов юридического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, или юридического лица, являющегося потерпевшим, осуществляют его законные представители.

Законными представителями юридического лица в соответствии с настоящим Кодексом являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Полномочия законного представителя юридического лица подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение.

Согласно правовой позиции Пленума ВАС РФ, изложенной в Постановлении N 46 от 26.07.2007 г. “О внесении дополнений в Постановление Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 г. N 10 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях“, при рассмотрении дел об оспаривании решений (постановлений) административных органов о привлечении к административной ответственности судам следует проверить, были ли приняты административным органом необходимые и достаточные меры для извещения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, либо его законного представителя о составлении протокола об административном правонарушении в целях обеспечения возможности воспользоваться правами, предусмотренными статьей 28.2 КоАП РФ.

В целях КоАП РФ законными представителями юридического лица являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица (часть 2 статьи 25.4 КоАП РФ).

Указанный перечень законных представителей юридического лица является закрытым. В связи с этим судам необходимо учитывать, что представитель юридического лица, действующий на основании доверенности, в том числе руководитель его филиала или подразделения, законным представителем не является. Поэтому его извещение не может рассматриваться как извещение законного представителя.

Согласно полученному обществом уведомлению от 06.06.2007 г. N 325 законному представителю общества необходимо явиться для составления протокола 08.06.2007 г. в 15.00 (л.д. 42).

Однако в указанный в уведомлении срок протокол не составлялся, он был составлен 09.06.2007 г., при этом в материалах дела доказательств уведомления общества о явке для составления протокола 09.06.2007 г. не имеется.

Из текста протокола видно, что при его составлении участвовал И., данное лицо поименовано в протоколе качестве директора ОАО “Ф“ (л.д. 6-7).

Между тем, из материалов дела следует, что генеральным директором общества является Г. (л.д. 56-50), а И. является главным механиком (доверенность N 2 от 07.06.2007 г.).

Доверенность N 2 от 07.06.2007 г., выданная руководителем ОАО “Ф“ Г., главному механику И., не уполномочивает данное лицо надлежащим образом на участие при составлении протокола (л.д. 46).

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что административным органом не были приняты необходимые и достаточные меры для извещения законного представителя общества о составлении протокола об административном правонарушении, протокол составлении без участия законного представителя общества.

Согласно п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 г. N 10 нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. Существенный характер нарушений определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела.

Суд апелляционной инстанции считает, что административным органом допущены существенные процессуальные нарушения при производстве по делу об административном правонарушении, и при таких обстоятельствах оснований для привлечения к ответственности не имелось.

На основании изложенного жалоба подлежит удовлетворению, решение суда от 18.07.2007 г. отмене.

В силу того, что закон не предусматривает уплату госпошлины по данной категории споров, ошибочно уплаченная госпошлина в сумме 1000 руб. подлежит возврату обществу из бюджета.

Руководствуясь ст. 258, 269, п. 1, 2 ч. 1 ст. 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 18.07.2007 г. отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать.

Возвратить ОАО “Ф“ из федерального бюджета 1000 руб. ошибочно уплаченной госпошлины.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев с даты его вынесения через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.