Решения и постановления судов

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.09.2007 N 17АП-5194/2007-ГК по делу N А60-2148/2007-С3 Сделки по приватизации гражданами жилых помещений не могут являться предметом рассмотрения арбитражными судами. Доказательств того, что данные сделки признаны недействительными, суду не представлено. Следовательно, вина администрации в причинении истцу материального ущерба, связанного с приватизацией жилых помещений, а также причинно-следственная связь между совершением этих сделок и наступившими для истца последствиями материального характера не усматриваются.

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

по проверке законности и обоснованности решений

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

от 26 сентября 2007 г. Дело N А60-2148/2007-С3 17АП-5194/2007-ГК“

(извлечение)

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу истца - открытого акционерного общества “Р“ - на решение Арбитражного суда Свердловской области от 6 июня 2007 г. по делу N А60-2148/2007-С3 по иску открытого акционерного общества “Р“ к администрации городского округа Ревда (третье лицо - Финансовое управление в городском округе Ревда) о взыскании убытков и

УСТАНОВИЛ:

открытое акционерное общество “Р“ (далее - ОАО “Р“) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к городскому округу Ревда о возмещении убытков, возникших в связи с невыполнением ответчиком обязательств по договору от 01.10.2001 N 230.

Определением от 06.04.2007 суд, по ходатайству истца, произвел замену ненадлежащего ответчика надлежащим - администрацией городского округа Ревда (л.д. 89-90).

Определением от 06.04.2007 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Финансовое управление в городском округе Ревда (л.д. 89-90).



Заявлением от 02.04.2007 N 342 (л.д. 120-121) истец изменил правовые основания исковых требований со ссылкой на ст. 35, 52, 53 Конституции Российской Федерации, ст. 15, 16, 124, 125, 1064, 1069, 1071, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 2 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20.02.2002 N 22-О; изменение правовых оснований иска было принято судом первой инстанции в порядке ст. 49 АПК РФ.

Решением от 06.06.2007 в удовлетворении иска отказано (л.д. 129-133).

Истец - ОАО “Р“ - с решением не согласен по мотивам, изложенным в апелляционной жалобе, просит решение отменить, принять по делу новый судебный акт.

Как указывает заявитель апелляционной жалобы, по состоянию на 30.09.2001 АООТ “Р“ являлось собственником многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: Свердловская область, г. Ревда, ул. Кирзавод, 18.

Согласно договору от 01.10.2001 N 230 АООТ “Р“ безвозмездно передало в муниципальную собственность муниципального образования “Ревдинский район“ объекты жилищно-коммунального хозяйства в соответствии с пообъектным актом приема-передачи. Указанный договор N 230 не прошел государственную регистрацию, следовательно, названный жилой дом никогда не являлся объектом муниципальной собственности.

Согласно акту приема-передачи в муниципальную собственность подлежал передаче жилой дом N 18 без комнаты в квартире N 17; поскольку сторонами в договоре N 230 не согласовано условие о том, какая из двух комнат в квартире N 17 остается в собственности истца, а какая передается на условиях дарения в муниципальную собственность, сделка по передаче в муниципальную собственность квартиры N 17 является ничтожной. Следовательно, обе комнаты в квартире N 17 никогда не являлись муниципальной собственностью. С учетом изложенного не является значимым обстоятельством, подлежащим установлению по настоящему спору, вопрос о площади жилой комнаты, расположенной в квартире N 17 и являвшейся до ее приватизации собственностью МО “Ревдинский район“.

На момент заключения договоров приватизации комнат в квартире N 17 собственником комнат являлось АООТ “Р“. Однако, несмотря на данное обстоятельство, были заключены договоры приватизации комнат, в результате чего комнаты были переданы в собственность граждан. В обоснование правомерности действий муниципального образования по заключению договоров приватизации глава Ревдинского района в письме от 25.08.2005 N 01-2297 сослался на п. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N 3020-1. Данная ссылка необоснованна в силу того, что жилой дом, расположенный по адресу: Свердловская область, г. Ревда, ул. Кирзавод, 18, никогда не находился в управлении местных органов исполнительной власти г. Ревда Свердловской области, являлся сначала объектом государственной собственности, а затем - частной собственностью истца. Таким образом, п. 2 названного Постановления не может служить правовым основанием для приватизации принадлежащего истцу объекта недвижимости, расположенного в коммунальной квартире.

Согласно ст. 1 Закона РСФСР от 04.07.1991 N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в РСФСР“ приватизация жилья - бесплатная передача или продажа в собственность граждан на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном фонде. Таким образом, действие данного Закона не распространяется на отчуждение жилых объектов, находящихся в частной собственности.

Фактически у истца принудительно было изъято принадлежащее ему на праве собственности имущество, при этом никаких соответствующих решений и иных нормативно-правовых актов МО “Ревдинский район“ не принимало.

Предусмотренные законом случаи принудительного изъятия имущества у собственника перечислены в п. 2 ст. 235 ГК РФ и не связаны с настоящим делом. Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном ст. 306 ГК РФ.



В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: Закон РФ “Об основах федеральной жилищной политики“ имеет дату 24.12.1992, а не 24.12.2002.

В ст. 10 Закона РФ от 24.12.2002 “Об основах федеральной жилищной политики“ указано, что принудительное изъятие недвижимости в жилищной сфере без согласия собственника не допускается, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон. Принудительное изъятие недвижимости по основаниям, предусмотренным законом, при отсутствии согласия собственника может производиться лишь на основании решения суда или арбитражного суда. Никакие решения Арбитражного суда Свердловской области об изъятии у истца двух спорных комнат не принимались.

Предметом исковых требований истца по делу является взыскание убытков, причиненных противоправными действиями ответчика, а не требование об изъятии имущества из чужого незаконного владения физических лиц, поэтому настоящий спор подведомствен арбитражному суду.

Выводы суда об отсутствии вины ответчика в причинении истцу материального ущерба противоречат имеющимся в деле доказательствам.

Суд в обжалуемом решении не привел в обоснование своих выводов ни одной ссылки на нормы материального права, что является нарушением ч. 3 п. 4 ст. 170 АПК РФ.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: в статье 547 Гражданского кодекса РФ пункт 3 отсутствует.

В заседании апелляционного суда представитель истца доводы, изложенные в апелляционной жалобе, поддержал. Истцом было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела заявления об исправлении опечатки, допущенной в тексте апелляционной жалобы, в указании нормы права, а именно - вместо п. 3 ст. 547 ГК РФ читать п. 3 ст. 574 ГК РФ. Ходатайство судом рассмотрено и удовлетворено в порядке ст. 159, 184 (ч. 5) АПК РФ.

Ответчик - администрация городского округа Ревда - представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит оставить решение без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Как указывает ответчик, договор N 230 был подписан обеими сторонами в отсутствие каких-либо особых условий о передаче имущества; в акте приема-передачи не указано, какие именно комнаты должны быть оставлены в собственности истца. После заключения договора истцом в администрацию были переданы все без исключения поквартирные карточки, все квартиры были приняты на учет, МУ “У“ осуществляло работу по взысканию оплаты за жилые помещения и коммунальные услуги со всех жильцов, содержало переданные дома, какое-либо финансирование со стороны истца по совместному содержанию переданных домов не производилось. Оснований для отказа обратившимся жителям с заявлениями о приватизации у ответчика не имелось, поскольку право собственности истца на какие-либо комнаты не было зарегистрировано, следовательно, права собственника ответчиком нарушены не были.

Довод апелляционной жалобы о том, что любая безвозмездная передача имущества является дарением, основывается на неправильном толковании действующего законодательства и не имеет отношения к предмету доказывания по настоящему делу.

Вывод истца о том, что жилые дома до настоящего времени являются его собственностью, ошибочен и не подтверждается правоустанавливающими документами.

То обстоятельство, что в договоре N 230 не согласовано условие о том, какая именно комната остается в собственности истца, не влияет на действительность названного договора.

Кроме того, истцом не представлены доказательства того, что сделки по приватизации гражданами жилых помещений признаны недействительными.

Исходя из изложенного, вина ответчика в причинении истцу материального ущерба, связанного с приватизацией спорного помещения, а также причинно-следственная связь между совершением сделки приватизации и наступившими для истца последствиями отсутствуют.

Третье лицо отзыв на апелляционную жалобу не представило.

Апелляционным судом дело рассмотрено в порядке, предусмотренном ст. 266, 268 АПК РФ.

Исковое заявление истца содержит требование о возмещении убытков, возникших в связи с невыполнением ответчиком обязательств по договору от 01.10.2001 N 230.

Согласно ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. По общему правилу убытки подлежат взысканию при наличии доказательств, подтверждающих возникновение убытков у лица, право которого нарушено, причинную связь между понесенными убытками и действиями ответчика, а также размер убытков.

Для наступления ответственности за причинение вреда (ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации) необходимо также наличие доказательств, подтверждающих противоправность поведения причинителя вреда и его вину.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска, правомерно исходил из следующего.

По условиям п. 1.1 договора от 01.10.2001 N 230 предметом договора является передача жилого фонда АООТ “Д“, содержание и совместное финансирование расходов ЖКХ.

В соответствии с п. 2.1 договора АООТ “Д“ обязалось передать в муниципальную собственность МО “Ревдинский район“ безвозмездно объекты жилищно-коммунального хозяйства в соответствии с пообъектным актом приема-передачи (приложение N 1 к договору).

Как следует из акта N 1, в муниципальную собственность МО “Ревдинский район“ принят жилой дом N 18 без комнаты в квартире N 17 (л.д. 74).

Между тем, в акте не указано, какая именно комната в квартире N 17 была передана в муниципальную собственность МО “Ревдинский район“, а какая из комнат должна остаться во владении АООТ “Д“. Иных документов, свидетельствующих об идентификации переданной в муниципальную собственность жилой комнаты квартиры N 17, не представлено, в связи с чем не представляется возможным установить площадь жилой комнаты в названной квартире дома N 18, являющейся объектом муниципальной собственности МО “Ревдинский район“.

Причинение истцу ущерба от приватизации должно быть связано с виновными действиями администрации городского округа Ревда. Однако сделки по приватизации гражданами жилых помещений в силу арбитражного процессуального законодательства не могут являться предметом рассмотрения арбитражными судами.

Доказательств того, что сделки по приватизации жилых помещений в квартире N 17 дома N 18 по ул. Кирзавод в установленном порядке признаны недействительными, суду не представлено.

Следовательно, при данных обстоятельствах вина администрации городского округа Ревда в причинении истцу материального ущерба, связанного с приватизацией жилых помещений, а также причинно-следственная связь между совершением этих сделок и наступившими для истца последствиями материального характера не усматриваются.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что фактически у истца принудительно было изъято принадлежащее ему на праве собственности имущество, неправомерен, поскольку спорное имущество было передано истцом на основании договора о передаче объектов ЖКХ в муниципальную собственность от 01.10.2001 N 230 и акта приема-передачи N 1, которые подписаны обеими сторонами без замечаний.

Истец указывает, что предметом исковых требований по делу является взыскание убытков, причиненных противоправными действиями ответчика, а не требование об изъятии имущества из чужого незаконного владения физических лиц, поэтому настоящий спор подведомствен арбитражному суду. Названный довод правомерен; суд первой инстанции в отсутствие нарушений норм процессуального права рассмотрел спор по существу, производство по делу прекращено не было.

Из имеющегося в деле плана приватизации (л.д. 96-108) следует, что приватизируемые объекты недвижимости являются государственной собственностью Свердловский области; из плана не усматривается то обстоятельство, что собственником спорного имущества является истец. Кроме того, в плане приватизации спорное имущество не указано.

В апелляционной жалобе истец со ссылкой на ст. 574 ГК РФ указывает, что договор N 230 от 01.10.2001 следует расценивать как договор дарения. Названный довод не может быть оценен как правомерный, поскольку передача жилого дома, расположенного по адресу: Свердловская область, г. Ревда, ул. Кирзавод, 18, в муниципальную собственность осуществлена на основании действовавшего на момент передачи имущества Постановления Правительства РФ от 07.03.1995 N 235 “О порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность“.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что суд в обжалуемом решении не привел в обоснование своих выводов ни одной ссылки на нормы материального права, несостоятелен, поскольку правовая оценка обстоятельствам дела с учетом предмета заявленного иска дана судом на основании ст. 15, 1064 Гражданского кодекса РФ.

Исходя из изложенного, решение суда является законным и обоснованным, принятым при полном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, без нарушений норм материального и процессуального права, следовательно, отмене не подлежит.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные при подаче апелляционной жалобы, относятся на истца в соответствии со ст. 110 АПК РФ.

Руководствуясь ст. 258, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 6 июня 2007 года по делу N А60-2148/2007-С3 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Открытому акционерному обществу “Д“ возвратить из федерального бюджета излишне уплаченную при подаче апелляционной жалобы госпошлину в размере 1950 руб. по платежному поручению N 2098 от 02.07.2007.

Постановление может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня вынесения в Федеральный арбитражный суд Уральского округа через Арбитражный суд Свердловской области.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.