Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 20.03.2007, 22.03.2007 по делу N А40-29960/06-129-200 Исковые требования о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату НДС удовлетворены, так как налоговым органом не представлено доказательств получения заявителем необоснованной налоговой выгоды, полученной вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной деятельности, а также того, что операции для целей налогообложения учтены не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

20 марта 2007 г. Дело N А40-29960/06-129-20022 марта 2007 г. “

(извлечение)

В тексте документа, видимо, допущены опечатки: данное решение имеет даты 20.03.2007, 22.03.2007, а не 20.03.2006, 22.03.2006.

Резолютивная часть решения объявлена 20.03.2006.

Полный текст решения изготовлен 22.03.2006.

Арбитражный суд в составе: председательствующего Ф., членов суда: единолично, с участием от заявителя - Д. (дов. N 039 от 15.05.06, (дов. N 038 от 15.05.06, (дов. N 115 от 12.10.06, ответчика - Г. (дов. от 26.02.07, удостоверение ФНС УР N 176125); Б.Д. (дов. от 29.12.2006, удостоверение ФНС УР N 207803); Б.А. (дов. от 28.12.06, удостоверение ФНС УР N 001693), рассмотрел дело по заявлению ОАО “СДМ-лизинг“ к ответчику/заинтересованному лицу ИФНС РФ N 33 по г. Москве о признании недействительным решения

УСТАНОВИЛ:

заявитель обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным пункта 2 решения ИФНС РФ N 33 по г. Москве от 30.12.2005 N 16/283 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.



Решением Арбитражного суда г. Москвы от 30.06.2006, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2006 требования заявителя удовлетворены.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.12.2006 N КА-А40/12353-06 решение от 30.06.2006 и постановление от 19.09.2006 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Ответчик против удовлетворения требований возражал по основаниям, изложенным в оспариваемом решении и отзыве.

Выслушав доводы представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства с учетом указаний суда кассационной инстанции, суд считает, что заявленные требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 30 декабря 2005 г. Инспекцией ФНС РФ N 33 вынесено решение N 16/283 об отказе в привлечении налогоплательщика - ОАО “СДМ-лизинг“ к ответственности за совершение налогового правонарушения.

ОАО “СДМ-лизинг“ оспаривает пункт 2 указанного решения, которым заявителю предложено уплатить исчисленную в завышенных размерах сумму НДС 26654848 руб., уменьшить на исчисленные в завышенных размерах суммы НДС к возмещению по НДС в сумме 38799016 руб.

Согласно оспариваемому решению ОАО “СДМ-лизинг“ было отказано в предоставлении налогового вычета по приобретенному имуществу, предназначенному для передачи в лизинг.

В решении указано, что ОАО “СДМ-лизинг“ учитывает приобретенное имущество, предназначенное для передачи в лизинг, на счете 03 “Доходные вложения в материальные ценности“. Однако поскольку, по мнению ИФНС N 33 в НК РФ не предусмотрен порядок применения налоговых вычетов НДС при приобретении доходных вложений в материальные ценности, ОАО “СДМ-лизинг“ не вправе применять данный вычет.

Суд считает, что доводы налогового органа не соответствуют требованиям НК РФ.

На основании Положения по бухгалтерскому учету “Учет основных средств“ ПБУ 6/01. утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению, утвержденных Приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н, в случае принятия к бухгалтерскому учету материально-вещественных ценностей, отвечающих требованиям признания их основными средствами (здания, сооружения, иное имущество), но изначально предназначенных не для использования непосредственно в производстве продукции (выполнении работ, оказании услуг), а для предоставления за плату во временное пользование (временное владение и пользование) с целью получения дохода, указанные объекты следует рассматривать в качестве доходных вложений в материальные ценности и отражать на отдельном счете 03 “Доходные вложения в материальные ценности“.



В связи с изложенным, по основным средствам, предназначенным для сдачи в аренду по договору лизинга, вычет налога на добавленную стоимость осуществляется после отражения их стоимости на указанном счете 03 “Доходные вложения в материальные ценности“ при соблюдении условий, предусмотренных вышеуказанным п. 2 ст. 171 Кодекса, и в порядке, установленном абз. 1 и 2 п. 1 ст. 172 Кодекса.

Порядок применения налоговых вычетов установлен статьей 172 НК РФ. В соответствии с пунктом 1 этой статьи налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию РФ, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных этой статьей и при наличии первичных документов.

Имеется в виду Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденная Приказом Минфина РФ от 31.10.2000 N 94н.

ОАО “СДМ-лизинг“ отразило приобретенное для передачи в лизинг имущество на счете 03 “Доходные вложения в материальные ценности“ в соответствии с Инструкцией по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций утвержденной Приказом Минфина РФ 31.10.2000 N 2000 N 94н, в связи с чем указанное имущество не могло быть принято к бухгалтерскому учету в качестве основного средства на счет 01 “Основные средства“. Указанный счет - 03 “Доходные вложения в материальные ценности“ является балансовым счетом для учета имущества, приобретенного в собственность и передаваемого во временное владение и пользование.

Нормами НК РФ, регулирующими порядок вычетов по НДС, не регламентируется, на каких счетах бухгалтерского учета должно учитываться оборудование, переданное в лизинг. Ст. ст. 171, 172 НК РФ право на налоговые вычеты не связывается со счетом, на котором учтено приобретенное и сданное в лизинг имущество.

Кроме этого Министерство финансов РФ неоднократно в своих Письмах подтверждало правомерность налоговых вычетов, если имущество отражается на счете 03 “Доходные вложения в материальные ценности“ (Письмо N 03-04-11/261 от 04.10.2005 и Письмо N 03-04-11/257 от 03.10.2005).

Таким образом, в соответствии с приведенными выше нормами НК РФ, для применения вычетов ОАО “СДМ-лизинг“ необходимо и достаточно иметь счета-фактуры, оплатить предъявленные ему суммы НДС, оприходовать приобретенные товары (работы, услуги).

Товары (работы, услуги) должны быть приобретены для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения. Иных требований для применения вычетов НК РФ не установлено.

В указанной части выводы суда приняты судом кассационной инстанции.

В постановлении суда кассационной инстанции указано, что судебными инстанциями не установлено, какое имущество было приобретено обществом для последующей передачи его в лизинг, не установлены факты приобретения имущества у конкретных лиц, не установлено, на основании каких договоров купли-продажи и товарных накладных имущество было передано и в каком количестве, на какую сумму приобреталось имущество для передачи в лизинг, не исследованы вопросы его оплаты и уплаты налога на добавленную стоимость для подтверждения налогового вычета. Вывод судебных инстанций о факте приобретения обществом имущества и его оплате, основанный на обезличенных договорах купли-продажи, счетах-фактурах, товарных накладных, платежных поручениях, инвентарных карточках учета, без оценки каждого доказательства не может быть положен в основу вывода о доказанности правомерности применения налогового вычета обществом и не дает возможность оценить обоснованность выводов судебных инстанций.

В материалах дела имеются и судом исследованы следующие документы, подтверждающие приобретение и передачу имущества в лизинг:

1) Договоры лизинга (финансовой аренды) N 275/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 3 л.д. 10 - 56), N 274/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 3 л.д. 57 - 96), N 272/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 3 л.д. 97 - 150, том 4 л.д. 1 - 5), N 273/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 4 л.д. 6 - 70), N 280/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 4 л.д. 71 - 124).

2) Агентский договор N 209-ЮР/04 от 24.06.2004 (том 4 л.д. 125 - 150, том 5 л.д. 1 - 5),

3) Договор купли-продажи товара, предназначенного для передачи в лизинг N СДМ-01/04 от 31.08.2004 (том 5, л.д. 6 - 182);

4) Выборочно представлены на каждую единицу имущества (том 5 л.д. 109 - 150 том 6 л.д. 1 - 22):

а) Спецификации N ДР-1/5.2/05-283/А, СЗМН-2/4/04-192/А, СМН-2/7/04-286/А, СТН-1/71/05-891/А к договору купли-продажи товара, предназначенного для передачи в лизинг N СДМ-01/04 от 31.08.2004,

б) Номерные дополнения N ДР-1/5.2/05-283-1/А, ДР-1/5.2/05-283-1/А, СЗМН-2/4/04-192-1/А, СЗМН-2/4/04-192-1/А, СМН-2/7/04-286-1/А, СМНП-1/3/05-316-1/А, СМНП-1/3/05-316-1/А, СТН-1/71/05-891-1/А, СТН-1/71/05-891-1/А к договорам лизинга (финансовой аренды) N 275/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 3 л.д. 10 - 56), N 274/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 3 л.д. 57 - 96), N 272/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 3 л.д. 97 - 150, том 4 л.д. 1 - 5), N 273/ЮР-04 от 26.08.2004 (том 4 л.д. 6 - 70), N 280/ЮР-04 от 26.08.2004;

в) платежные поручения N 00000790 от 29.03.05, N 00004090 от 26.08.05, N 00003872 от 19.08.05, N 0000353 от 30.12.04, N 00000156 от 22.11.04, N 00003636 от 28.07.05, N 00000580 от 16.03.05, N 00001988 от 14.05.05, N 00003623 от 28.07.05;

в) счета-фактуры N 1477/Л от 28.06.05, N 1477/Л от 28.06.05, N 1310/Л от 21.06.05, N 1827-1/Л от 13.07.05, N 1174/Л от 14.06.05, N 1174/Л от 14.06.05, N 1092/Л от 08.06.05, N 1092/Л от 08.06.05;

г) Акты приемки-передачи готового к эксплуатации предмета лизинга N 2208 от 09.08.05, N 2208 от 09.08.05, N 2204 от 09.08.05, N 2318 от 17.08.05, N 2430 от 25.08.05, N 2430 от 25.08.05, N 2225 от 10.08.05, N 2225 от 10.08.05;

д) книга покупок за август 2005 г. (том 6 л.д. 23 - 48).

Налоговый орган не ставит под сомнение полноту и достоверность представленных заявителем документов, подтверждающих приобретение и передачу в лизинг имущества, а также уплату НДС в составе платежей, перечисленных поставщикам оборудования. Документы, подтверждающие осуществление финансово-хозяйственных операций по приобретению и передаче в лизинг оборудования, в материалах дела имеются.

В постановлении ФАС МО указано на то, что не были исследованы доводы налогового органа, содержащиеся в оспариваемом решении, о том, что источником денежных средств для приобретения оборудования являются заемные средства, полученные по кредитным соглашениям N 1185 и 1186 с ОАО “Внешторгбанк“, по договору займа N 06/AL-05 с компанией “ALAY LIMITED“, по договору о предоставлении кредитной линии б/н от 05.03.2005 с компанией РАНГЛКО Холдинг Лимитед, а также авансовые платежи от лизингополучателей, что все расходы лизингодателя оплачиваются лизингополучателем, что произведенные расходы по оплате приобретенного для сдачи в лизинг имущества не обладают характером реальных затрат и не могут быть признаны фактически уплаченными.

Заявитель использовал в рассматриваемом налоговом периоде заемные денежные средства, предоставленные по кредитному соглашению N 1185 от 06.12.2004, заключенному между ОАО “СДМ-лизинг“ и ОАО Банк внешней торговли, в рамках дополнительного соглашения N 15 от 28.07.2005 (том. 5 л.д. 85 - 108).

Заявитель полностью и своевременно исполняет свои обязательства по указанному кредитному соглашению (справка ОАО Банк внешней торговли об отсутствии задолженности по кредитным договорам - том 2 л.д. 105 - 142).

В соответствии со ст. 807 ГК РФ деньги или другие вещи передаваемые заимодавцем заемщику по договору займа поступают в собственность последнего. Следовательно, заемщик вправе распоряжаться ими по своему усмотрению, а цена товара (в т.ч. сумма налога) были уплачены заявителем денежными средствами, принадлежащими заявителю.

В Определении от 04.11.2004 N 324-О Конституционный Суд РФ разъяснил, что положение пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации рассматривалось Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 8 апреля 2004 года N 169-О в связи с применением его в конкретном деле об уплате налога на добавленную стоимость путем предъявления права требования, при том что у налогоплательщика имелась кредиторская задолженность. Как следует из Определения КС РФ N 169-О, указал КС РФ в Определении N 324-О, во взаимосвязи с Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.02.2001, праву на возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость корреспондирует обязанность по уплате налога на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме. Поэтому положение пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации не может рассматриваться как препятствующее - при соблюдении указанного условия, вытекающего из природы налога на добавленную стоимость, - использованию любых законных гражданско-правовых способов реализации товаров (работ, услуг) и обусловленных этими способами форм фактической уплаты сумм налога и порядка осуществления права на возмещение уплаченного налога за счет средств федерального бюджета. Таким образом, из Определения от 08.04.2004 N 169-О не следует, что налогоплательщик, во всяком случае, не вправе произвести налоговый вычет, если сумма налога на добавленную стоимость уплачена им поставщику товаров (работ, услуг) в составе цены, в частности денежными средствами (в том числе до момента исполнения налогоплательщиком обязанности по возврату займа).

Заемных денежных средств в рассматриваемый налоговый период, полученных по кредитным соглашениям N 1186 с ОАО “Внешторгбанк“, по договору займа N 06/AL-05 с компанией “ALAY LIMITED“, по договору о предоставлении кредитной линии б/н от 05.03.2005 с компанией РАНГЛКО Холдинг Лимитед, заявитель не получал.

Налоговый орган не представил какие-либо доказательства, подтверждающие, что заемные средства не возвращаются заявителем и не подлежат возврату в будущем.

Таким образом, ОАО “СДМ-лизинг“ соблюдены все предусмотренные НК РФ условия для применения данного вычета.

Других оснований для отказа в возмещении НДС в оспариваемом решении не содержится.

В отзыве на заявление налоговый орган приводит также другие доводы, обосновывающие правомерность, с точки зрения налогового органа, отказа в применении налоговых вычетов, а именно о недобросовестности заявителя, о взаимозависимости участников сделки, об экономической нецелесообразности проведенных сделок.

В постановлении ФАС МО указано на то, что не дана оценка доводам налогового органа о том, что общество с сентября 2004 г. не осуществляет реальной хозяйственной деятельности, являясь участником “лизинговой схемы“, направленной на уклонение от уплаты налога на имущество и возврат НДС, уплаченного нефтяным концерном ОАО “АК Транснефть“ при приобретении основных средств для своих дочерних предприятий, о взаимозависимости участников сделки, об экономической нецелесообразности проведенных сделок для участников договоров лизинга. Налоговый орган (и ФАС МО в вынесенном постановлении) сослались на то, что основанием для признания за заявителем отсутствия права на налоговый вычет по НДС является то, что заявитель в заключении и исполнении рассматриваемых лизинговых сделок не принимал, передав все полномочия ООО “Транснефтьлизинг“ по агентскому договору.

В соответствии с указаниями ФАС МО суд повторно исследовал указанные обстоятельства и установил следующее.

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума ВАС от 12.10.06 N 53 создание (равно как и приобретение) предприятия незадолго до начала совершения хозяйственной операции, является обстоятельством, которое в совокупности и взаимосвязи с другими аналогичными обстоятельствами, может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, довод налогового органа о недобросовестности заявителя в связи с приобретением его кипрской офшорной компанией “Дайверн Трейдинг лимитед“, не обоснован, поскольку указанный факт сам по себе не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Как следует из материалов дела, ОАО “СДМ-лизинг“ создано в 2000 г., что подтверждается свидетельством о регистрации (том 1, л.д. 2). Основным видом хозяйственной деятельности является приобретение и передача имущества в лизинг (финансовая аренда).

Факт осуществления реальной хозяйственной деятельности подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами (заключенные договоры лизинга, заключенные договоры купли-продажи товара, предназначенного для передачи в лизинг, спецификации на каждую единицу имущества).

Относительно взаимозависимости участников сделок налоговый орган указывает, что нефтяной холдинг “Транснефть“ использует схему, приобретая через контролируемую им лизинговую компанию ОАО “СДМ-лизинг“ все объекты основных средств для дочерних предприятий холдинга, в результате чего уходит от уплаты налога на имущество, а также занижает суммы налога на прибыль.

Налоговым органом ставится под сомнение заключенный между ОАО “СДМ-лизинг“ и ООО “Транснефтьлизинг“ агентский договор N 209-ЮР/04 от 24.06.04 (том 1 л.д. 52 - 65), поскольку подписавший агентский договор М. является руководителем ООО “Транснефтьлизинг“ и одновременно менеджером высшего звена в ОАО “Транснефть“.

Ответчик указывает, что, несмотря на использование легализованных и активно применяемых в гражданском обороте инструментов, а также формальное исполнение заявителем и иными участниками схемы роли субъектов предпринимательства, в целом указанная деятельность является противозаконной. Создание ряда взаимозависимых предприятий, формально осуществляющих роли участников договора лизинга, исключительно с целью минимизации налогов противоречит Конституции страны, в частности, обязанности платить установленные налоги и положениям Гражданского кодекса о мнимых и притворных сделках.

Ответчик считает, что ОАО “СДМ-лизинг“ создано взаимозависимыми лицами исключительно с целью минимизации налогов третьими лицами, налоговая выгода получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности.

Данные доводы ответчика суд считает необоснованными.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие взаимозависимость ОАО “СДМ-лизинг“ с ОАО “Транснефть“, ООО “Транснефтьлизинг“ либо другими дочерними предприятиями ОАО “Транснефть“, являющимися участниками лизинговых сделок.

Возможная же взаимозависимость предприятий холдинга “Транснефть“ не может влиять на право ОАО “СДМ-лизинг“ применять налоговые вычеты по НДС.

Кроме того, согласно п. 8 ст. 40 НК РФ сделки между взаимозависимыми лицами могут приниматься во внимание только в тех случаях, когда взаимозависимость этих лиц не повлияла на результаты таких сделок.

Следовательно, взаимозависимость (как основание для вывода по настоящему делу о недобросовестности налогоплательщика) должна влиять на результаты сделок. Именно наличие этого влияния и должно быть доказано на основании документов, имеющихся в деле.

Налоговый же орган делает вывод о недобросовестности налогоплательщика по мотиву взаимозависимости третьих лиц, не представив какие-либо доказательства, подтверждающие, что взаимозависимость этих лиц повлияла на результаты совершенных сделок, имеются согласованные действия, направленные на неправомерное возмещение НДС из бюджета.

ОАО “АК “Транснефть“ не влияет на принятие решений ОАО “СДМ-лизинг“, поскольку акционером ОАО “СДМ-лизинг“, т.е. лицом принимающим решения в обществе, ни ОАО “АК “Транснефть“ ни его зависимые или дочерние общества не являются.

Заключение агентского договора между ОАО “СДМ-лизинг“ и ООО “Транснефтьлизинг“ не противоречит действующему законодательству и не является основанием для того, чтобы считать организации взаимозависимыми в рамках ст. 20 НК РФ.

ИФНС N 33 не представлено доказательства того, что ОАО “СДМ-лизинг“ создано исключительно с целью минимизации налогообложения третьими лицами.

ОАО “СДМ-лизинг“ не отвечает за налоговые последствия минимизации налогообложения третьих лиц. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О также указано на то, что “истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством“.

Доказательства того, что заявитель не осуществлял реальной предпринимательской деятельности ответчиком не представлено. Доказательством же того, что заявитель вел реальную предпринимательскую деятельность, являются представленные в материалы дела конкурсная документация, договоры лизинга, купли-продажи, агентский договор, и вся первичная бухгалтерская отчетность за рассматриваемый период.

Документы, которые необходимо представить для получения налогового вычета по НДС в соответствии со ст. ст. 171 - 172 НК РФ, представлены ОАО “СДМ-лизинг“ в налоговый орган и в суд.

Представленные в суд документы в полной мере доказывают соответствие закону хозяйственной деятельности заявителя, а также то, что данная деятельность носит самостоятельный характер и обладает признаками закрытого хозяйственного цикла (приобретение заявителем предмета лизинга у поставщиков - расчеты с поставщиками (с уплатой НДС в составе цены товара) - передача предмета лизинга лизингополучателям - получение оплаты от лизингополучателей (в рассрочку) - уплата НДС в бюджет по мере поступления денег от лизингополучателей).

Налоговый орган считает, что наличие “лизинговой схемы“, подтверждают следующие обстоятельства: 1) отсутствие реальной хозяйственной деятельности и формальное исполнение роли субъекта предпринимательства возмещающим НДС предприятием, 2) взаимозависимость участников сделки, 3) привлечение заемных средств и отсутствие в обороте собственных, 4) отсутствие экономической целесообразности операций для участников проводимых операций, 5) приобретение в лизинг имущества, которое конечные потребители способны приобрести в собственность без какого-либо ущерба своему финансовому положению 6) аккумулирование и последующее возмещение значительной суммы НДС, причинение ущерба бюджету.

Довод ответчика о том, что приобретение в лизинг имущества, которое конечные потребители способны приобрести в собственность без какого-либо ущерба своему финансовому положению суд считает необоснованным и не имеющим непосредственного отношения к ОАО “СДМ-лизинг“. Конечные потребители-лизингополучатели вправе самостоятельно избирать не запрещенные законом способы хозяйствования, в том числе, определять способы приобретения необходимых основных средств - в лизинг или в собственность.

Довод об аккумулировании и последующем возмещении значительной суммы НДС, а следовательно, причинении ущерба бюджету налоговым органом не обоснован документально, не представлены доказательства причинения ущерба бюджету в настоящее время и в будущем.

Доводы налогового органа о том, что реальная хозяйственная деятельность ОАО “СДМ-лизинг“ отсутствовала, поскольку всю деятельность по заключению, сопровождению всех договоров лизинга осуществляло ООО “Транснефтьлизинг“ в рамках заключенного между ними агентского договора N 209 ЮР/04 от 24.06.04, суд отклоняет по следующим основаниям.

Согласно объяснениям заявителя, ОАО “СДМ-лизинг“ приобрело право предоставления дочерним предприятиям ОАО “Транснефть“ оборудования в лизинг по результатам конкурса по выбору независимой лизинговой компании. Согласно условиям конкурса победитель обязан заключить агентский договор, что и было исполнено заявителем - между ОАО “СДМ-лизинг“ и ООО “Транснефтьлизинг“ был заключен агентский договор N 209 ЮР/04 от 24.06.04, по условиям которого ОАО “СДМ-лизинг“ поручал ООО “Транснефтьлизинг“ на основании отдельных поручений совершение конкретных действий по сопровождению договоров лизинга.

При этом ОАО “СДМ-лизинг“ от своего имени участвовало во всех сделках, самостоятельно осуществляло учет на балансе имущества, переданного в лизинг, расчеты с поставщиками, расчеты с бюджетом по оплате налога на имущество, прибыль, НДС и т.п., что подтверждается материалами дела.

ОАО СДМ-лизинг“ своевременно и в полном объеме уплачивал законно установленные налоги, в том числе налог на прибыль (том 2 л.д. 36 - 82), НДС (том 1 л.д. 24 - 29) и др. что подтверждается платежными поручениями, приобщенными к материалам дела.

Так, ОАО “СДМ-лизинг“ по результатам основной хозяйственной деятельности за период сентябрь 2004 г. - март 2005 г. уплачено налога на добавленную стоимость на общую сумму 182042978 рублей 85 копеек, что подтверждается платежными поручениями (п/п 291 от 20/12/04; п/п 57 от 20/01/05; п/п 310 от 21/02/05; п/п 470 от 05/03/05; п/п 471 от 05/03/05; п/п 626 от 21/03/05 (том 1 л.д. 24 - 29).

Тот факт, что заявитель на возмездной основе пользовался услугами ООО “Транснефтьлизинг“ как агента в соответствии с гражданско-правовым договором (то есть - услугами посредника), не лишает его права на получение налоговой выгоды в виде налогового вычета по НДС.

Пункт 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 установил, что судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

В письменных пояснениях ответчик также указывает, что рассматриваемые в рамках настоящего дела договоры лизинга заключены, с одной стороны, структурными подразделениями АК “Транснефть“ (все они являются учредителями ООО “Транснефтьлизинг“) в лице самой ОАО “АК “Транснефть“, с другой стороны ОАО “СДМ-лизинг“ в лице ООО “Транснефтьлизинг“. Данные договоры подписаны со стороны лизингодателя одним вице-президентом ОАО “АК Транснефть“ и одновременно руководителем ООО “Транснефтьлизинг“ М., а со стороны лизингополучателя - другим вице-президентом ОАО “АК “Транснефть“ А. Все конечные потребители (лизингополучатели) являются дочерними предприятиями ОАО “АК Транснефть“ и одновременно учредителями ООО “Транснефтьлизинга“ - ОАО “Сибнефтепровод“, ОАО “Гипротрубопровод“, ОАО “Волжский проводник“, ОАО “Черномортранснефть“, ОАО Центрсибнефтепровод“, ОАО “Транссибнефть“, ОАО “Магистральные нефтепроводы “Дружба“, ОАО Балтнефтепровод“, ОАО “Связьтранснефть“, и т.д. Первоначально все сдаваемое в лизинг имущество приобреталось у ООО “СЛП-комплексные поставки“ позднее переименованное в ООО “Нефтегаз комплексные поставки“. Доказательством наличия взаимосвязи является тот факт, что в соответствии с базой КСНП многие сотрудники “СЛП“ являются одновременно получателями дохода в “Транснефти“. На основании изложенного ответчик также делает вывод о взаимозависимости участников сделок.

Однако данные доводы налогового органа не имеют отношения непосредственно к заявителю, поскольку на взаимозависимость указанных лиц с заявителем не указывают.

Кроме того, М. назван ответчиком руководителем высшего звена (вице-президентом) ОАО “АК “Транснефть“, при этом соответствующие доказательства этому не представлены. Налоговой инспекцией не представлены также доказательства, подтверждающие, что ООО “Транснефтьлизинг“ учреждено лизингополучателями ОАО “СДМ-лизинг“.

Довод налоговой инспекции на то, что некие физические лица получают доходы в ОАО “АК “Транснефть“, а также в ООО “СЛП-комплексные поставки“ суд отклоняет, поскольку он не касается деятельности ОАО “СДМ-лизинг“ и не подтверждает получение им необоснованной налоговой выгоды.

В отзыве налоговый орган также указывает, что общая стоимость имущества, передаваемого в лизинг, составила 5304665726 руб., процентная ставка по кредиту - 15,9%, размер вознаграждения лизинговой компании составил - 6,5%; все передаваемое имущество приобреталось обществом у ООО “СЛП-комплексные поставки“ - комиссионера, действовавшего от имени ООО “Внешнеторговые инвестиции“, при реализации продукции на сумму 5000000000 руб. сумма вознаграждения комиссионера составила только 8348 руб.

Однако налоговый орган не представил пояснения относительно того, за какой период сложились указанные показатели, не указал источник получения указанных данных, не представил доказательства, подтверждающие указанные выводы, тогда как обязанность доказывания этих обстоятельств лежит на налоговом органе.

Налоговый орган указывает в пояснениях, что первоначально приобретаемый у реальных производителей и импортеров товар “прогонялся“ через ООО “Внешнеторговые инвестиции“, расположенное в г. Горно-Алтайске, Республика Алтай. Офиса нет, сотрудников нет. Единственный учредитель, руководитель, главный бухгалтер, Р. постоянно проживает в г. Москве, является профессиональным аудитором. В соответствии письмами от 01.12.05 N 13-02-06/10229, от 31.08.06 N 13-02-06/11082 ИФНС России по г. Горно-Алтайску провести встречную проверку ООО “Внешнеторговые инвестиции“ не представляется возможным, так как данное предприятие ликвидировано. ООО “Внешнеторговые инвестиции“ заключало и исполняло договоры лизинга не самостоятельно, а с помощью комиссионера - ООО “СЛП-комплексные поставки“. В соответствии с п. 3.2 представленного в Инспекцию договора комиссии от 10.11.03 N 3 размер вознаграждения комиссионера составляет 3% от разницы между ценой приобретения и ценой продаж.

Однако ОАО “СДМ-лизинг“ не имеет договорных отношений с ООО “Внешнеторговые инвестиции“ и не может отвечать за действия указанной организации. Кроме того, из представленного договора не следует, что именно эта номенклатура имущества, указанная ОАО “СДМ-лизинг“ в спецификациях, была приобретена/получена для реализации ООО “СЛП-Комплексные поставки“ у ООО “Внешнеторговые инвестиции“.

Ответчик указывает, что условия заключенных договоров лизинга являются экономически нецелесообразными для ОАО “СДМ-лизинг“, кроме этого заключение договоров лизинга для лизингополучателей также экономически нецелесообразно, поскольку они, обладая “многомиллиардными ликвидными активами“ самостоятельно могли приобрести данное имущество.

В соответствии со ст. 50 ГК РФ основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли.

Финансовый результат деятельности ОАО “СДМ-лизинг“ за 2002 - 2006 гг. по данным бухгалтерского учета - налоги, фактически уплаченные ОАО “СДМ-лизинг“ за период 2004 - 2006 гг. составили НДС 182042978,58 руб., налог на прибыль 88052998 руб., налог на имущество - 20470658 руб., ЕСН 6449202 руб.

Таким образом, доводы налогового органа об экономической нецелесообразности для ОАО “СДМ-лизинг“ осуществляемой деятельности материалами дела не подтверждаются.

Доводы об экономической нецелесообразности для лизингополучателей и других участников рассматриваемых сделок судом не оцениваются, в связи с тем, что данные доводы не имеют отношения к предмету рассмотрения по настоящему делу - оценке законности применения ОАО “СДМ-лизинг“ налоговых вычетов по НДС в августе 2005 г.

Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 N 53 представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Суд считает, что налоговым органом не доказано, что в рассматриваемый налоговый период заявитель не осуществлял самостоятельной реальной хозяйственной деятельности, являясь исключительно звеном многоступенчатой “лизинговой схемы“, направленной на уклонение от уплаты в 2004 - 2006 гг. налога на имущество и на возврат НДС, уплаченного нефтяным концерном ОАО “АК Транснефть“ при приобретении основных средств для своих дочерних предприятий.

Суд считает, что нарушение иным хозяйствующим субъектом своих обязанностей по уплате налогов является основанием для применения к нему налоговыми органами мер, предусмотренных налоговым законодательств“м, однако не может служить основанием для отказа ОАО “СДМ-лизинг“ в предоставлении установленных НК РФ вычетов по НДС.

Налоговым органом не доказан факт совершения налоговых правонарушений ОАО “АК Транснефть“, а также факт того, что заявитель умышленно либо без должной осмотрительности и осторожности участвовал в схеме по уклонению ОАО “АК Транснефть“ и его дочерними обществами от уплаты налога на имущество.

Таким образом, оспариваемое решение не соответствует требованиям ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ, нарушает права и законные интересы заявителя.

Принятыми по аналогичным делам (по спору между теми же сторонами по другим налоговым периодам) судебными актами (постановления ФАС МО от 14 декабря 2006 г. (15 декабря 2006 г.) дело N КА-А40/12234-06; 13 декабря 2006 г. (15 декабря 2006 г.) дело N КА-А40/12200-06) доводы налогового органа о недобросовестности ОАО “СДМ-лизинг“ отклонены.

Руководствуясь ст. ст. 110, 168 - 170, 200 - 201, 289 АПК Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

признать недействительным как не соответствующий требованиям Налогового кодекса РФ пункт 2 решения ИФНС РФ N 33 по г. Москве от 30.12.2005 N 16/283 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение месяца после его принятия.