Решения и постановления судов

Решение Пермского областного суда от 07.02.2006 по делу N 3-40-2006 О признании недействующими пункта 2.1 Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области, в части установления коэффициентов К2 и К3, и пункта 3.2 Коэффициентов видов использования земель и категорий арендаторов, утвержденных Указом губернатора Пермской области N 174 от 8 сентября 2003 года. (вместе с определением Верховного Суда РФ от 17.05.2006 по делу N 44-Г06-8)

ПЕРМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

РЕШЕНИЕ

от 7 февраля 2006 г. по делу N 3-40-2006

Именем Российской Федерации

Пермский областной суд в составе:

председательствующего Няшина В.А.

с участием прокурора Синевой А.М.

при секретаре Жужговой Л.Л.

рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Перми 7 февраля 2006 года дело по заявлению о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими пункта 2.1 Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области, в части установления коэффициентов К2 и К3 и пункта 3.2 Коэффициентов видов использования земель и категорий арендаторов, утвержденных Указом губернатора Пермской области N 174 от 8 сентября 2003 года “Об утверждении Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области“, в редакции от 23 мая 2005 года,

установил:

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: Указ губернатора Пермской области от 29.12.2003 имеет номер 253, а не 252.



8 сентября 2003 года губернатором Пермской области был издан Указ N 174 “Об утверждении Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области“ (далее - Положение). В соответствии с указами губернатора Пермской области от 29 декабря 2003 года N 252, от 28 июня 2004 года N 81, от 30 июля 2004 года N 111, от 23 августа 2004 года N 127, от 23 мая 2005 года N 80 в данный Указ были внесены изменения и дополнения.

Согласно пункту 2.1 этого Положения базовые размеры арендной платы (БР) рассчитываются по следующей формуле:

БР = НЦЗ х К1 х К2 х К3,

где: БР - базовый размеры арендной платы в расчете на год, руб./кв. м;

НЦЗ - нормативная цена земли, руб./кв. м;

К1 - коэффициент видов использования земель и категорий арендаторов;

К2 - коэффициент индексации ставок арендной платы К2, установленный в соответствии с пунктом 1.7 настоящего Положения;

К3 - коэффициент к нормативной цене земли, применяемой для расчета базового размера арендной платы за землю, учитывающий изменение размера арендной платы за землю и ставок земельного налога за указанный период и экономический потенциал территорий.

Индивидуальный предприниматель С. обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими пункта 2.1 приложения 1 в части установления коэффициентов К2 и К3, пункта 3.2 приложения 2 к упомянутому Указу губернатора Пермской области.

В обоснование заявленных требований заявитель ссылался на то, что данные правовые нормы противоречат федеральному законодательству, в частности статьям 2 и 25 Закона РФ “О плате за землю“, пункту 3 статьи 7 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“.



На судебное заседание заявитель не прибыл, просил рассмотреть дело без его участия. В судебном заседании представитель заявителя уточнил, что заявителем неточно указаны правовые нормы, которые он просит признать недействующими. В заявлении ошибочно указано на то, что указанные нормы включены в приложения 1 и 2 к Указу губернатора Пермской области. Фактически им оспаривается законность пункта 2.1 Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области, и пункта 3.2 Коэффициентов видов использования земель и категорий арендаторов (далее - Коэффициенты), утвержденных Указом губернатора Пермской области N 174 от 8 сентября 2003 года “Об утверждении Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области“, в редакции от 23 мая 2005 года. Представитель заявителя поддержал заявление, просил его удовлетворить.

Представитель администрации Пермской области возражал против удовлетворения заявления. В обоснование своих возражений он ссылался на то, что оспариваемая правовая норма соответствует действующему законодательству, в том числе положениям статьи 25 Закона РФ “О плате за землю“ и статьи 7 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“.

Участвующий в деле прокурор Синева А.М. дала заключение о том, что оспариваемые заявителем правовые нормы не противоречат федеральному законодательству.

Заслушав заключение прокурора, объяснения представителей заявителя и заинтересованного лица, изучив письменные доказательства, суд приходит к выводу о том, что заявленные требования не основаны на законе и не подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 25 Закона РФ “О плате за землю“ нормативная цена земли - показатель, характеризующий стоимость участка определенного качества и местоположения исходя из потенциального дохода за расчетный срок окупаемости.

Нормативная цена земли вводится для обеспечения экономического регулирования земельных отношений при передаче земли в собственность, установлении коллективно-долевой собственности на землю, передаче по наследству, дарении и получении банковского кредита под залог земельного участка.

Порядок определения нормативной цены земли устанавливается Правительством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 7 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“ федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным наделенным функциями или правами указанных органов власти органам или организациям запрещается принимать акты и(или) совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 15 марта 1997 г. N 319 “О порядке определения нормативной цены земли“ нормативная цена земли применяется в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и ежегодно определяется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации для земель различного целевого назначения по оценочным зонам, административным районам, поселениям или их группам.

Из материалов данного дела явствует, что 1 марта 2001 года между заявителем и администрацией г. Перми был заключен договор аренды земельного участка площадью 10143 квадратных метра, расположенного по адресу: г. Пермь, ул. Репина, 86, для использования его под производственный корпус. Срок действия договора аренды истек 23 января 2003 года, однако после истечения срока действия договора и до настоящего времени арендатор продолжает пользоваться арендованным имуществом при отсутствии возражений со стороны арендодателя, функции которого выполняет администрация г. Перми.

2 февраля 2004 года главой г. Перми было издано постановление о предоставлении предпринимателю С. указанного выше земельного участка под строительство производственного корпуса. С указанного времени арендная плата за пользование данным участком начислялась заявителю как лицу, осуществляющему строительство промышленных зданий, с применением пункта 3.2 Коэффициентов, равного 4,2%. С сентября 2005 года и до настоящего времени арендная плата за пользование указанным участком начисляется заявителю как лицу, осуществляющему деятельность по производству строительных материалов, с применением пункта 1.9 Коэффициентов, равного 1,3%. Никаких иных договоров аренды земельных участков, находящихся в государственной собственности и расположенных на территории Пермской области, заявитель не заключал.

Анализ оспариваемых правовых норм свидетельствует о том, что эти нормы не противоречат федеральным законам и другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. Путем принятия оспариваемых заявителем правовых норм высший исполнительный орган государственной власти Пермской области - администрация Пермской области - реализовал предоставленное ему законом право по определению существенных условий передачи принадлежащего ему имущества в аренду третьим лицам, в том числе порядок, условия и способы расчета арендной платы.

Доводы заявителя о том, что коэффициент индексации ставок арендной платы К2, указанный в пункте 2.1 Положения, не может применяться при расчете базового размера арендной платы, поскольку необходимость учета инфляции при ежегодном определении нормативной цены земли предусмотрена пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 15 марта 1997 г. N 319 “О порядке определения нормативной цены земли“, использование указанного коэффициента приведет к двойному учету инфляции, не могут быть признаны обоснованными.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 1.7 Положения, а не пункт 1.1.

Прежде всего, следует отметить то обстоятельство, что оспариваемое заявителем положение носит отсылочный характер: в нем указано на то, что в расчете базового размера арендной платы используется коэффициент индексации ставок арендной платы К2, установленный в соответствии с пунктом 1.7 настоящего Положения. Пунктом 1.7 Положения предусмотрено, что пересмотр размера арендной платы осуществляется в связи с инфляцией: не чаще одного раза в год. При этом учет инфляции производится путем умножения арендной платы на коэффициент индексации, определенный законом Пермской области о бюджете на соответствующий финансовый год. Законность пункта 1.7 Положения заявителем не оспаривается. Поскольку заявитель не оспаривает правовую норму, определяющую основание и порядок установления указанного коэффициента, отсутствуют законные основания для удовлетворения его требований о признании недействующей производной от нее нормы права - пункта 2.1 Положения в части установления коэффициента К2.

Кроме того, по мнению суда, использование указанного коэффициента при расчете базового размера арендной платы не влечет двойной учет уровня инфляции. Это было бы возможно лишь в том случае, если бы в Пермской области нормативная цена земли, используемая в расчете, ежегодно пересматривалась и увеличивалась на величину роста инфляции, а кроме того, при расчете использовался бы указанный коэффициент, также учитывающий рост инфляции. В действительности нормативная цена земли г. Перми, на территории которого находится арендованный заявителем участок земли, была утверждена в ценах 2002 года. В течение последующего времени она не изменялась. Следовательно, уровень инфляции, который имел место в период с 2002 до 2005 года, нормативная цена земли, использованная в расчетах арендной платы за арендованный заявителем земельный участок, не учитывала. Уровень инфляции учитывался лишь при применении оспариваемого заявителем коэффициента.

Доводы заявителя о том, что коэффициент к нормативной цене земли К3, указанный в пункте 2.1 Положения, не может применяться при расчете базового размера арендной платы, также не основаны на фактических обстоятельствах и положениях действующего законодательства. В обоснование своих требований заявитель ссылается на то, что установление этого коэффициента для отдельных муниципальных образований никак не связано с экономическим потенциалом соответствующих территорий; на то, что согласно статье 25 Закона РФ “О плате за землю“ учет экономического потенциала территорий (учет потенциального дохода) производится при определении нормативной цены земли, следовательно, использование указанного коэффициента неизбежно приводит к двойному учету показателей качества земли; на то, что изменение арендной платы за землю и ставки земельного налога, для учета которых введен указанный коэффициент, уже учтены при установлении нормативной цены земли.

Анализ содержания оспариваемого пункта Положения свидетельствует о том, что коэффициент К3 представляет собой коэффициент к нормативной цене земли, которая была утверждена постановлениями администрации Пермской области и губернатора области в период с 1997 по 2002 год и определена как 75% рыночной стоимости земли в ценах соответствующего года. Этот коэффициент учитывает изменение размера арендной платы за землю и ставок земельного налога за указанный период времени. При этом расчет формулы базового размера арендной платы в 2003, и последующих годах невозможен без приведения нормативной цены земли, установленной в разные периоды времени (с 1997 по 2002 год), к ценовому диапазону стоимости земельных ресурсов, сформировавшемуся к 2003 году.

За период с 1997 по 2003 год размер арендной платы за землю неоднократно изменялся. В соответствии со статьей 18 Федерального закона от 31 декабря 1999 года N 227-ФЗ “О федеральном бюджете на 2000 год“ был установлен коэффициент 1,2 для ставок арендной платы, действовавших в период 1997-1999 годов. Статьей 1 Федерального закона от 14 декабря 2001 г. N 163-ФЗ “Об индексации ставок земельного налога“ установлен коэффициент 2 для применения в 2002 году ставок земельного налога, действующих в 2001 году, для всех категорий земель. В соответствии со статьей 7 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 110-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства РФ“ был определен коэффициент применения в 2003 году ставок земельного налога, действующих в 2002 году, - 1,8. Таким образом, стоимость земли за период с 1997 по 2003 год возросла в 4,32 раза.

Учитывая изложенные обстоятельства, следует исходить из того, что конечный размер арендной платы за землю и земельного налога определяется путем последовательного умножения коэффициентов 1,2, 2 и 1,8 на размер арендной платы, действовавшей в 1997-1999 годах. В связи с тем, что нормативная цена земли в г. Перми, на территории которого расположен арендуемый заявителем участок земли, была утверждена в ценах 2002 года, для расчета базового размера арендной платы с 2003 года в соответствии с оспариваемой правовой нормой было предусмотрено ее увеличение на коэффициент К3 - 1,8, который соответствует коэффициенту применения в 2003 году ставок земельного налога, действовавших в 2002 году, установленному Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 110-ФЗ. Таким образом, коэффициент 1,8 для г. Перми подлежит применению в 2003 году и в последующие годы.

Применение нормативной цены земли для целей исчисления базового размера арендной платы невозможно без применения коэффициента К3, так как это приведет к нарушению права арендаторов земельных участков, для которых нормативная цена земли утверждена позднее, поскольку она рассчитана в ценах соответствующего календарного года. С учетом изложенных обстоятельств доводы заявителя о том, что коэффициент К3, в том числе его значение 1,8 для г. Перми, не может использоваться при определении базового размера арендной платы, являются необоснованными.

Предложенное заявителем сравнение значений указанного коэффициента для городов Лысьвы и Гремячинска, а также для иных муниципальных образований Пермской области, не может рассматриваться в качестве доказательства обоснованности предъявленных им требований. В соответствии с ч. 1 ст. 251 ГПК РФ гражданин вправе оспаривать законность принятых и опубликованных в установленном порядке нормативных правовых актов органа государственной власти лишь в случае, если в результате их принятия нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами. Из материалов дела следует, что заявитель арендует единственный земельный участок, находящийся в государственной собственности, который расположен в г. Перми. В городах Лысьве, Гремячинске, а также на территории иных муниципальных образований Пермской области заявитель земельные участки, находящиеся в государственной собственности, не арендует. Следовательно, установление значений коэффициента К3 для указанных населенных пунктов не нарушает права заявителя.

Учет экономического потенциала территорий при определении значения коэффициента К3 не может привести к двойному учету показателей качества земли, на чем настаивает заявитель, поскольку, как уже было указано выше, в Пермской области нормативная цена земли, используемая в расчетах, после 2002 года ежегодно не пересматривалась и в связи с этим не учитывала изменение качества земельного участка. Экономический потенциал конкретной территории учитывается посредством использования в расчетах указанного коэффициента.

Доводы заявителя о том, что установление для вида осуществляемой им деятельности по строительству промышленных зданий, строений и сооружений коэффициента К1 в размере, превышающем 3%, который установлен для основной массы хозяйствующих субъектов, не упомянутых в перечне, фактически носит дискриминационный характер и представляет собой нарушение требований п. 3 ст. 7 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“, также являются необоснованными.

В статье 21 Закона РФ “О плате за землю“ предусмотрены основания для классификации базовых размеров арендной платы по видам использования земель и категориям арендаторов.

Вопросы применения нормативной цены земли для обеспечения платности землепользования, предусмотренной статьей 65 Земельного кодекса Российской Федерации, регулируются п. 13 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации“, которая не содержит каких-либо ограничений по применению нормативной цены земли для целей определения базового размера арендной платы, в том числе в части применения коэффициентов, установленных федеральным законодательством, учитывающих изменение платежей за землю.

В соответствии с пунктом 4 статьи 22 Земельного кодекса Российской Федерации размер арендной платы определяется договором аренды. Общие начала определения арендной платы при аренде земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, могут быть установлены Правительством Российской Федерации. До настоящего момента Правительством Российской Федерации такой нормативный правовой акт не принят. Вопросы ценообразования и определения базового размера арендной платы за государственные земли согласно статье 21 Закона РФ “О плате за землю“ разрешаются ответствующими органами исполнительной власти.

В соответствии со ст. 214 ГК РФ, п. 1 ст. 16 Земельного кодекса Российской Федерации земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью, находящейся в федеральной собственности и в собственности субъектов Российской Федерации. Согласно статье 3 Закона Пермской области от 12 сентября 2002 г. N 327-57 “О полномочиях органов государственной власти Пермской области по регулированию земельных отношений“ установление базовых размеров арендной платы за земельные участки, являющиеся государственной собственностью, находится в компетенции высшего исполнительного органа государственной власти - администрации Пермской области. Таким образом, администрация Пермской области вправе определять существенные условия передачи своего имущества в аренду третьим лицам, в том числе и порядок, условия и способы расчета арендной платы.

Использование коэффициентов видов использования земель и категорий арендаторов, установленных в зависимости от доходности той или иной отрасли народного хозяйства, также является правом законодателя и не может рассматриваться как нарушение закона, приводящее к ограничению конституционных прав заявителя. Использование этих коэффициентов не может расцениваться в качестве обстоятельства, ограничивающего самостоятельность хозяйствующих субъектов и создающего дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов; обстоятельства, имеющего своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов. Данные коэффициенты установлены для целых отраслей промышленности, следовательно, все предприятия и предприниматели, осуществляющие свою предпринимательскую деятельность в соответствующей отрасли промышленности, находятся в равных условиях с точки зрения определения размера арендной платы с использованием одинакового коэффициента.

Следует также отметить и то обстоятельство, что, как было указано выше, с сентября 2005 года и до настоящего времени арендная плата за пользование арендованным участком земли начисляется заявителю как лицу, осуществляющему деятельность по производству строительных материалов, с применением пункта 1.9 Коэффициентов, равного 1,3%. Оспариваемый им пункт 3.2 Коэффициентов при расчете арендной платы за пользование участком не используется. Следовательно, в настоящее время на права и обязанности заявителя, возникшие в связи с заключением договора аренды, указанный пункт Коэффициентов никак не влияет и не может повлечь нарушение его прав.

На основании изложенных обстоятельств, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховном Суде Российской Федерации через Пермский областной суд в течение 10 дней со дня составления мотивированного решения - 10 февраля 2006 года.

Председательствующий п.п.

В.А.НЯШИН

Судья областного суда

В.А.НЯШИН

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 мая 2006 г. по делу N 44-Г06-8

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Г.В.Манохиной

судей Т.И.Еременко

В.Б.Хаменкова

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими пункта 2.1 Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области, в части установления коэффициентов К2 и К3 и пункта 3.2 Коэффициентов видов использования земель и категорий арендаторов, утвержденных Указом губернатора Пермской области N 174 от 8 сентября 2003 года “Об утверждении Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области“ (в редакции от 23 мая 2005 года), по кассационной жалобе на решение Пермского областного суда от 7 февраля 2006 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.Н.Еременко, объяснения представителя администрации Пермской области по доверенности, возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Т.А.Власовой, полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

губернатором Пермской области 8 сентября 2003 года принят Указ N 174 “Об утверждении Положения об установлении базовых размеров арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной собственности, расположенные на территории Пермской области“ (с изменениями и дополнениями, внесенными указами губернатора Пермской области от 29 декабря 2003 года N 252, от 28 июня 2004 года N 81, от 30 июля 2004 года N 111, от 23 августа 2004 года N 127, от 23 мая 2005 года N 80), согласно которому определены базовые размеры арендной платы за землю.

С., являясь индивидуальным предпринимателем, обратился в Пермский областной суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими пункта 2.1 приложения 1 в части установления коэффициентов К2 и К3 и пункта 3.2 приложения 2 к названному Указу губернатора Пермской области, в обоснование своих требований ссылаясь на то, что 1 марта 2001 года и 2 февраля 2004 г. между заявителем и администрацией г. Перми был заключен договор аренды земельного участка для использования его под производственный корпус.

Со 2 февраля 2004 г. арендная плата за пользование данным участком начислялась заявителю как лицу, осуществляющему строительство промышленных зданий, с применением коэффициента, равного 4,2%, установленного п. 3.2 коэффициентов, а с сентября 2005 года и до настоящего времени арендная плата за пользование указанным участком начисляется заявителю как лицу, осуществляющему деятельность по производству строительных материалов, с применением пункта 1.9 коэффициентов, равного 1,3%.

Применяемый коэффициент индексации ставок арендной платы за землю заявителем оспаривается по причине того, что использование такого коэффициента приведет к двойному учету инфляции, а коэффициент, применяемый к нормативной цене земли (К3) для отдельных муниципальных образований, не связан с экономическим потенциалом соответствующих территорий.

С. полагает, что оспариваемые им нормы противоречат положениям Федерального закона “О плате за землю“ и Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках“.

Кроме того, оспариваемые заявителем положения создают дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов и ущемляют интересы хозяйствующих субъектов.

Решением Пермского областного суда от 7 февраля 2006 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе заявитель просит указанное решение суда отменить в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене обжалуемого решения суда.

В соответствии с подпунктами “в“ и “к“ статьи 72 Конституции Российской Федерации вопросы владения, пользования и распоряжения землей, а также земельное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Согласно пункту 3 статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации за земли, переданные в аренду, взимается арендная плата. Порядок определения размера арендной платы, порядок, условия и сроки внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, устанавливаются соответственно Правительством Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.

В силу статьи 21 Закона Российской Федерации “О плате за землю“ размер, условия и сроки внесения арендной платы за землю устанавливаются договором. При аренде земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, соответствующие органы исполнительной власти устанавливают базовые размеры арендной платы по видам использования земель и категориям арендаторов.

Как усматривается из материалов дела, оспариваемое заявителем положение носит отсылочный характер: в нем указано на то, что в расчете базового размера арендной платы используется коэффициент индексации ставок арендной платы К2, установленный в соответствии с пунктом 1.1 настоящего Положения. Пунктом 1.7 Положения предусмотрено, что пересмотр размера арендной платы осуществляется в связи с инфляцией: не чаще одного раза в год. При этом учет инфляции производится путем умножения арендной платы на коэффициент индексации, определенный Законом Пермской области о бюджете на соответствующий финансовый год.

Законность пункта 1.7 Положения заявителем не оспаривается. Поскольку заявитель не оспаривает правовую норму, определяющую основание и порядок установления указанного коэффициента, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии законных оснований для удовлетворения требований о признании недействующей производной от нее нормы права - пункта 2.1 Положения в части установления коэффициента К2.

При этом нормативная цена земли г. Перми, на территории которого находится арендованный заявителем участок земли, была утверждена в ценах 2002 года. В течение последующего времени она не изменялась.

Коэффициент К3 представляет собой коэффициент к нормативной цене земли, которая была утверждена постановлениями администрации Пермской области и губернатора области в период с 1997 по 2002 год и определена как 75% рыночной стоимости земли в ценах соответствующего года. Данный коэффициент учитывает изменение размера арендной платы за землю и ставок земельного налога за указанный период времени.

В связи с тем, что нормативная цена земли в г. Перми, на территории которого расположен арендуемый заявителем участок земли, была утверждена в ценах 2002 года, для расчета базового размера арендной платы с 2003 года в соответствии с оспариваемой правовой нормой было предусмотрено ее увеличение на коэффициент К3 - 1,8, который соответствует коэффициенту применения в 2003 году ставок земельного налога, действовавших в 2002 году. Поэтому коэффициент 1,8 для г. Перми применялся в 2003 году и применяется в последующие годы.

При этом правильным является вывод суда о том, что применение нормативной цены земли для целей исчисления базового размера арендной платы невозможно без применения коэффициента К3, так как это приведет к нарушению права арендаторов земельных участков, для которых нормативная цена земли утверждена позднее, поскольку она рассчитана в ценах соответствующего календарного года.

При данных обстоятельствах дела Судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого решения суда.

Поскольку доводы кассационной жалобы сводятся лишь к несогласию с оценкой, данной судом установленным обстоятельствам, то оснований к удовлетворению жалобы не имеется.

Установление коэффициентов видов использования земель и категорий арендаторов является правом законодателя и не может рассматриваться как нарушение закона, приводящее к ограничению конституционных прав заявителя.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Пермского областного суда от 7 февраля 2006 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи