Решения и постановления судов

Обзор Верховного суда РС(Я) от 31.01.2006 “Судебная практика Верховного суда Республики Саха (Якутия) по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за 2005 год

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)

ОБЗОР

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА

РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ) ПО РАССМОТРЕНИЮ

ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ ЗА 2005 ГОД

Настоящий обзор подготовлен на основании данных статистической отчетности за 2005 год.

Деятельность кассационной инстанции Верховного суда Республики Саха (Якутия) возникает по поводу выявления и устранения нарушений процессуальных и материальных норм, допущенных судами республики, проверки законности и обоснованности вынесенных ими решений. При этом очевидно, что деятельность кассационной инстанции по проверке правильности постановлений судов направлена не только на устранение судебной ошибки по конкретному делу, но и на предупреждение возможных ошибок по аналогичным спорам, что требует анализа спорных вопросов, возникших в судебной практике, и определенной корректировки судебной практики судов республики по гражданским делам.

В обзоре на основе анализа судебной практики судов республики и судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) даются некоторые рекомендации по применению законов, а также приведены статистические данные о работе судов по рассмотрению гражданских дел, проанализированы ошибки, допущенные судами при рассмотрении дел, и отдельные спорные вопросы, возникшие в судебной практике.

Производство в суде первой инстанции - это основная стадия гражданского процесса, на которой разрешается по существу гражданское дело. В идеале гражданское дело должно получить свое окончательное и правильное разрешение именно на этой стадии. Задача суда первой инстанции состоит в том, чтобы вынести по делу законное и обоснованное решение. Достижению же этой задачи в немалой степени способствует то, насколько судья, рассматривающий дело, знает и понимает смысл каждой процессуальной нормы, умеет разрешать разнообразные конфликты, возникающие из публичных, гражданских, трудовых, семейных, жилищных, земельных и др. правоотношений.

Анализ отмененных судебной коллегией решений позволяет утверждать, что у судов республики часто возникают сложности при рассмотрении жалоб на действия должностных лиц, коллегиальных органов власти, управлений и общественных организаций.

ЖАЛОБЫ НА ДЕЙСТВИЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ,



КОЛЛЕГИАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ,

УПРАВЛЕНИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

На практике судьи зачастую не разграничивают частный и публичный характер правоотношений сторон. В связи с этим необходимо обратить внимание судей на то, что гражданское процессуальное законодательство не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений, действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Таким образом, применение Закона РФ от 27 апреля 1993 г. “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“ с 1 февраля 2003 г. к делам об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений не допустимо. Указанный Закон вошел в противоречие с нормами ГПК. Такие жалобы должны рассматриваться в порядке искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

Например, С-на обратилась в суд с заявлением, указав, что имеет в собственности жилое помещение. 20 мая 2004 г. она обратилась в ГУП РБТИ с заявлением о внесении изменений в технический паспорт квартиры в связи с перепланировкой. В удовлетворении заявления было отказано визой директора ГУП “РБТИ“ С-ой.

Судом вынесено решение об отказе в удовлетворении по мотивам пропуска трехмесячного срока обращения в суд.

С-на, не согласившись с судебным постановлением, подала кассационную жалобу, в которой указала на то, что суд применил закон, не подлежащий применению.

Судебная коллегия Верховного суда РС(Я) нашла доводы кассационной жалобы заслуживающими внимания, а решение суда - подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд исходил из того, что С-ой оспариваются действия ответчика с пропуском установленного ст. 256 ГПК РФ и Законом “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“ трехмесячного срока. Придав указанному обстоятельству юридическое значение, суд пришел к неправильному выводу о необходимости рассмотрения иска в порядке гл. 25 ГПК РФ и, применив ст. 5 Закона РФ от 27.04.1993 “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“ N 4866-1, принял решение об отказе в иске без исследования фактических обстоятельств по делу.

Между тем, ГПК РФ не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публично-правовых правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Исходя из этого, с момента вступления в силу ГПК РФ дела об оспаривании действий государственных унитарных предприятий, каковым является ГУП “РБТИ“, должны рассматриваться по правилам искового производства, к таким правоотношениям не применяются нормы Закона РФ “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан“. Таким образом, не допустимо применять к таким делам сокращенные сроки для обращения гражданина в суд с заявлением о нарушении его прав и свобод.

Как видно из содержания жалобы С-ой, ею оспариваются действия ответчика ввиду нарушения прав на жилое помещение. Исходя из характера спорных правоотношений, данный спор должен быть рассмотрен судом по правилам искового производства, а потому должны применяться правила ст. 196 ГК РФ, устанавливающие общий трехгодичный срок исковой давности.



Учитывая, что при разрешении дела суд применил закон, не подлежащий применению, а значимые обстоятельства дела судом не исследованы, судебная коллегия отменила решение суда, а дело направлено на рассмотрение по существу заявленных требований.

ДЕЛА, СВЯЗАННЫЕ С РЕАЛИЗАЦИЕЙ

ГРАЖДАНАМИ ПРАВА НА ТРУДОВЫЕ ПЕНСИИ

Учитывая, что право на социальное обеспечение по возрасту относится к числу основных прав человека и гражданина, гарантированных ст. 39 Конституции РФ, а несовершенство пенсионного законодательства влечет за собой и сложность правоприменительной практики, перед судами возникает множество проблем при рассмотрении исков к пенсионным органам. Споры, связанные с применением пенсионного законодательства со времени принятия Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ являются наиболее многочисленными среди других категорий дел, рассматриваемых судами республики. В этой связи, в целях обеспечения правильного применения положений Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ Пленумом Верховного Суда РФ даны разъяснения по применению данного Закона в постановлении N 25 от 20 декабря 2005 г. “О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии“. С учетом обязательного характера указаний вышестоящего суда, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации, содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике, являются серьезным подспорьем в разрешении споров.

Так, например, в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 25 от 20 декабря 2005 г. внимание судов обращено на то, что при разрешении споров, возникших между пенсионными органами и гражданами по вопросу включения в специальный стаж периодов работы в учреждениях, не являвшихся государственными либо муниципальными, следует иметь в виду, что форма собственности как таковая не может служить достаточным основанием для дифференциации условий назначения трудовых пенсий по старости лицам, работающим в учреждениях для детей, учреждениях здравоохранения, театрах или театрально-зрелищных организациях в одних и тех же по своим функциональным обязанностям должностях и по одним и тем же профессиям.

В п. 16 и п. 17 Пленум ВС РФ разъясняет судам некоторые вопросы порядка назначения и выплаты пенсий за выслугу лет работникам летно-испытательного состава.

С-ов обратился с иском о признании неправомерными действий УПФ РФ по г. Якутску и назначении пенсии, указав, что УПФ РФ по г. Якутску отказало ему в досрочном назначении пенсии по выслуге лет за работу в летном составе гражданской авиации в связи с отсутствием требуемого специального стажа.

Судом вынесено решение об отказе в иске.

Не согласившись с решением суда, в кассационной жалобе С-ов ставит вопрос об отмене решения суда, как вынесенного с нарушениями норм материального права и вынесении нового решения по делу.

Проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия нашла доводы жалобы заслуживающими внимания и отменила решение суда первой инстанции.

Из материалов дела следует, что в настоящее время существует два противоречащих друг другу нормативных акта - приказ Министерства гражданской авиации СССР N 77 от 08.04.1985, где содержится понятие “время полета самолета“, и указание Министерства гражданской авиации от 07.08.1990 N 369у “О введении в действие Рекомендованных нормативов режима труда и отдыха членов экипажей воздушных судов гражданской авиации“, где также раскрывается понятие “Полетное время (время полета(ов)“.

Отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение, судебная коллегия Верховного суда РС(Я) указала суду на необходимость уточнения, какой из указанных нормативов следует применить в данном случае, имеют ли они равную юридическую силу, учитывая, что указание МГА N 369у принято в более поздний период и не ухудшает положение работника, однако носит рекомендательный характер в отличие от приказа МГА N 77.

ЖИЛИЩНЫЕ СПОРЫ

При анализе поступивших для рассмотрения в кассационном порядке дел усматривается, что судебная практика судов республики по рассмотрению жилищных споров по-прежнему вызывает большее число отмен судебных постановлений.

За 2005 год кассационной инстанцией было удовлетворено 136 жалоб и представлений, 113 решений отменены, из них 91 - с возвращением дела на новое рассмотрение.

С вступлением в законную силу в 2005 г. Жилищного кодекса РФ утратил силу либо перестал действовать огромный пласт нормативных актов, принятых в разное время и Ф.И.О. в том числе такие базовые, как Основы жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик 1981 г., ЖК РСФСР 1983 г., Закон РФ “Об основах федеральной жилищной политики“. Однако, чтобы ЖК РФ заработал в полном объеме, еще предстоит принять десятки нормативных актов.

Обновление жилищного законодательства с неизбежностью ведет к переосмыслению всей прежней судебной практики, выработке новых подходов в правоприменительной деятельности судов при разрешении жилищных споров.

Необходимо признать, что судами не всегда принимается во внимание правовой статус сторон по отношению к жилому помещению. Между тем, определение правового статуса необходимо для правильного применения норм, регулирующих правомочия собственника жилого помещения и иных проживающих в принадлежащем ему помещении лиц по предоставлению социального жилья, по использованию специализированного жилищного фонда и др.

Н-ов обратился с иском к ответчику о выдаче ордера на занимаемую его семьей квартиру и регистрации по месту жительства. В ходе судебного разбирательства истец изменил исковые требования и просил суд обязать ответчика заключить с ним договор социального найма и оформить регистрацию. В обоснование своих требований Н-ов сослался на то, что занимает жилое помещение на основании выданного ему в 2001 г. смотрового ордера.

Судом вынесено решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Не согласившись с решением суда, представитель истца С-ов подал кассационную жалобу, в которой, полагая, что решение суда вынесено с существенными нарушениями норм материального права, просит отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия нашла решение суда подлежащим отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

Судом нарушен п. 2 ст. 56 ГПК РФ. В соответствии с нормами указанной статьи суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для разрешения спора. В материалах дела имеется ответ на адвокатский запрос от 22.04.2005 N 603, из содержания которого следует, что смотровой ордер действительно был выдан администрацией г. Якутска по ходатайству ООО ЖЭУ “Радон“ гр. Н-ву. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что истец не имеет прав на спорное жилое помещение, не соответствует материалам дела.

Отказывая в иске, суд сослался на требования ст. 49 ЖК РФ. С таким доводом решения суда согласиться нельзя. Ст. 5 Закона РФ “О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации“ от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ определяет, что к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, указанный кодекс применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникли после введения его в действие. Смотровой ордер Н-ву выдан 19 января 2001 г., следовательно, обязанность администрации города выдать ордер на квартиру возникла до вступления в силу Жилищного кодекса РФ, при таких обстоятельствах нормы ст. 49 ЖК РФ неприменимы.

Учитывая, что при разрешении дела суд применил закон, не подлежащий применению, а значимые обстоятельства дела судом не исследованы, судебная коллегия отменила решение суда, а дело направила на новое рассмотрение, указав, что при новом рассмотрении суду следует правильно определить юридически значимые обстоятельства, проверить доводы сторон, правильно применить нормы материального права и, исходя из установленного, разрешить спор. Кроме того, судебная коллегия указала, что признание жилья ветхим в соответствии с жилищным законодательством РФ не может являться препятствием для заключения договора социального найма жилья.

По ранее действовавшему законодательству договор найма жилого помещения заключался на основании ордера, новый же Жилищный кодекс РФ не предусматривает выдачу ордера. Основанием для заключения соответствующего договора социального найма является решение органа местного самоуправления о предоставлении гражданину жилого помещения.

Ч-ва обратилась с иском к ГУП “Пеледуйский“, администрации МО “Ленский район“ пос. Пеледуй о выдаче правоустанавливающих документов на жилую квартиру, в обоснование своих исковых требований указав, что в 1976 г. ей решением профкома Пеледуйского отделения совхоза “Дружба“ была выделена квартира в пос. Пеледуй, в которой она со своей семьей проживает по настоящее время. Однако ГУП “Пеледуйский“ отказывается заключить с ней договор найма, а администрация поселка отказывается выдать ордер.

Судом вынесено решение об удовлетворении исковых требований с обязанием ответчика заключить с истицей договор найма жилого помещения.

Не согласившись с решением суда, в кассационной жалобе Ч-ва ставит вопрос об отмене решения суда, считая, что суд не разрешил вопрос о выдаче ордера.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия нашла решение суда не подлежащим отмене.

Как установлено в судебном заседании, квартира, в которой проживает истица, находится на балансе ГУП “Пеледуйский“. Таким образом, жилое помещение относится к ведомственному жилищному фонду. Суд пришел к правильному выводу и о том, что ГУП “Пеледуйский“ как правопреемник Пеледуйского отделения совхоза “Дружба“ является фактически наймодателем по отношению к истице. При таких обстоятельствах суд правомерно обязал директора ГУП “Пеледуйский“ заключить с Ч-ой договор найма. Довод истицы о выдаче ордера на жилое помещение является несостоятельным. Действующее жилищное законодательство не предусматривает выдачу нанимателю ордера на жилое помещение, что не является, однако, препятствием для дальнейшей приватизации квартиры.

По своей природе жилищное право имеет комплексный характер, сочетающий административно-правовые и гражданско-правовые нормы. Причем ядром его являются нормы гражданского права, поскольку жилищные отношения относятся к числу имущественных, регулированию которых посвящены две главы Гражданского кодекса: “Право собственности и другие вещные права на жилые помещения“ и “Наем жилого помещения“. Жилищное законодательство, в том числе и Жилищный кодекс РФ, в основном призвано дополнять и детализировать положения Гражданского кодекса РФ в жилищной сфере.

Н-ук обратился с иском к Акционерной компании “Алроса“ (ЗАО) о признании права собственности на квартиру, ссылаясь на то, что дом, в котором он проживал со своей семьей на основании договора найма, был снесен по распоряжению администрации района ответчиком. Земельный участок был передан в аренду ответчику для строительства многоквартирных домов. Взамен снесенного жилья АК “Алроса“ предоставила ему равноценное жилье на правах коммерческого найма. Мотивируя тем, что право на приватизацию жилого помещения не было им использовано, просил суд признать право собственности на квартиру, являющуюся собственностью АК “Алроса“ (ЗАО).

Судом вынесено решение о признании права собственности за истцом и членами его семьи.

Не согласившись с судебным постановлением, представитель ответчика подал кассационную жалобу, в которой, полагая, что решение суда вынесено без исследования всех имеющих значение для дела обстоятельств, ставится вопрос об отмене решения суда.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы и представленных на нее возражений представителя истца по доверенности Б-на, судебная коллегия нашла решение суда подлежащим отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судом установлено, что истец занимал жилое помещение на основании договора найма, правом на бесплатную приватизацию истец не воспользовался. Удовлетворяя исковые требования Н-ук, суд правомерно указал, что лица, имеющие реальные права на приватизацию, не должны их утратить по не зависящим от них обстоятельствам.

Суд, указав, что ст. 18 ФЗ “О приватизации жилищного фонда“ не применяется в отношении жилья, построенного за счет средств юридических лиц, пришел к необоснованному выводу о понуждении владельца жилищного фонда (не являющегося ни государственным, ни муниципальным) к бесплатной передаче жилого помещения в собственность истца.

Между тем, материалы дела свидетельствуют о том, что дом, в котором в настоящее время проживает истец со своей семьей, построен на собственные средства АК “Алроса“ (ЗАО). Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 постановления от 24.08.1993 разъяснил судам, что не подлежат удовлетворению требования граждан о приватизации жилого помещения, при условии, что юридическое лицо построило на свои средства жилой дом, если дом поступает в частную собственность данного юридического лица (ст. 213 ГК), и поэтому жилье не может быть приватизировано по Закону о приватизации жилья. Таким образом, суду необходимо было исследовать вопрос о собственнике спорного дома и установить статус жилищного фонда. Поскольку понятия проживания граждан на основании договора социального найма в домах государственного и муниципального жилищного фонда и проживание на основании договора коммерческого найма в частном жилищном фонде неравноценны, суду следует дать оценку обстоятельств, при которых были нарушены права истца.

Кроме того, ст. 4 Закона “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“ вводит запрет на приватизацию жилых помещений, находящихся в аварийном состоянии. Как видно из протокола судебного заседания, представителем ответчика было заявлено ходатайство о проверке судом наличия права истца на приватизацию занимаемого им до изъятия земельного участка дома. Однако судом необоснованно отказано в удовлетворении заявленного ходатайства, тогда как возникновение права истца на приватизацию имеет важное юридическое значение для правильного разрешения дела.

Указанное существенное нарушение норм материального права привело к отмене решения суда и направлению дела на новое рассмотрение.

ТРУДОВЫЕ СПОРЫ

Стабильно высоким остается количество отмен решений в области споров, возникающих из трудовых отношений. Наибольшее количество отмен вызывают иски о восстановлении на работе (57), в 2005 г. было отменено 80 судебных постановлений по делам, возникающим из трудовых правоотношений, кроме того, в 14 решений судебной коллегией были внесены изменения.

При рассмотрении судами дел по искам о восстановлении на работе суды часто не руководствуются разъяснениями, данными в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 “О применении судами РФ Трудового кодекса РФ“ и от 14 апреля 1988 г. N 2 “О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству“, между тем, в указанных актах подробно изложены вопросы доказывания и доказательств по делам, вытекающим из трудовых правоотношений. Так, одним из необходимых доказательств по делам о восстановлении на работе зачастую являются должностные инструкции и другие документы, позволяющие определить, какие обязанности исполнял работник.

Б-ва обратилась в суд с иском к ОАО СК “Алмаз-Полис“ о восстановлении на работе, оплате за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что работала директором Нерюнгринского филиала ответчика на основании бессрочного трудового договора. Считая увольнение незаконным, просила восстановить ее на работе.

Суд вынес решение о частичном удовлетворении требований истицы.

Не согласившись с решением суда, ОАО СК “Алмаз-Полис“ подало кассационную жалобу, в которой, ссылаясь на то, что судом неправильно применены нормы материального права, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, просит состоявшееся по делу судебное постановление отменить с направлением дела на новое рассмотрение.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия нашла доводы жалобы обоснованными и подлежащими удовлетворению. Так, в мотивировочной части решения, суд указывает на то, что должностная инструкция директора филиала отсутствует. Однако из содержания протокола судебного заседания усматривается, что вопрос об ознакомлении истицы с должностной инструкцией судом не был исследован, должностная инструкция директора не была запрошена у ответчика. Между тем, основываясь на не исследованном в судебном заседании предположении о ненадлежащем вменении директору филиала ее должностных обязанностей, в частности о своевременной сдаче отчетности, журналов учета, суд пришел к необоснованному выводу о неправомерности увольнения истицы. Кроме того, в силу п. 2.1.1 Трудового договора, Б-ва обязалась добросовестно исполнять свои обязанности в соответствии с должностной инструкцией, как видно из текста договора, работодатель предполагал ознакомление директора филиала с ее функциональными обязанностями.

Удовлетворяя требования истицы о восстановлении на работе, суд в числе других обоснований указал и на нарушение порядка увольнения, предусмотренного Трудовым кодексом РФ. Согласно ч. 1 ст. 193 ТК РФ обязанность по истребованию объяснения в письменной форме по поводу действий, совершенных работником, до применения к нему дисциплинарного взыскания, лежит на работодателе. В случае отказа работника дать объяснение составляется соответствующий акт, что и было сделано работодателем. Факт отсутствия в основании приказа об увольнении ссылки на данный акт не может служить доказательством отсутствия факта составления указанного акта.

Учитывая, что в силу ст. 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, а в данном случае имеющие значение для дела факты не были исследованы в судебном заседании, выводы, содержащиеся в судебном постановлении, нельзя признать обоснованным, а потому судебная коллегия отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение.

В силу п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров, рассматривает мировой судья в качестве суда первой инстанции. Вопрос о том, является ли возникший спор трудовым, должен разрешаться на основании ст. 381 Трудового кодекса РФ, в которой дается понятие индивидуального трудового спора.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 1 постановления от 17 марта 2004 г. N 2 “О применении судами РФ Трудового кодекса РФ“, при принятии искового заявления судье необходимо определить, вытекает ли спор из трудовых правоотношений, т.е. из таких отношений, которые основаны на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или должности), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством, коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (статья 15 ТК РФ), а также подсудно ли дело данному суду.

Н-ов обратился с заявлением об оспаривании действий главного врача больницы, указывая, что издание приказа N 175 от 21.02.2005 незаконно и необоснованно.

Суд вынес решение об удовлетворении жалобы.

Не согласившись с решением суда, МУ “Алданская центральная районная больница“ подало кассационную жалобу, в которой просит решение отменить ввиду его незаконности.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РС(Я) отменила решение суда ввиду нарушения судом правил подсудности. Из искового заявления Н-ва следует, что его обращение в суд обусловлено оспариванием действий работодателя, издавшего, по его мнению, незаконный приказ, в результате чего нарушены его трудовые права.

Таким образом, по существу имеет место спор о трудовом праве, который на основании п. 7 ст. 3 Закона РФ “О мировых судьях в РФ“ от 17.12.1998 N 188-ФЗ подсуден мировому судье.

При принятии дела к производству Алданского районного суда судьей были нарушены нормы процессуального права о подсудности, а потому решение суда отменено, а дело направлено мировому судье для рассмотрения по существу.

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА

Ответственность по возмещению вреда, причиненного преступлением, может быть возложена на лицо, которое в силу закона обязано обеспечивать безопасность работников.

Родные погибшей 1 февраля 2003 г. на автозаправочной станции N 4 по Хатынг-Юряхскому шоссе г. Якутска оператора-кассира Б. - дочь Б., сын Б., мать С-ва, бабушка Н-ва обратились с иском о возмещении морального вреда к ООО НК “Сибойл“, указав следующее. По факту убийства Б. было возбуждено уголовное дело, предварительное следствие по которому приостановлено 21 мая 2003 г. ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

В обоснование исковых требований о взыскании морального вреда в связи со смертью близкого человека, истцы пояснили, что смерть Б. связана с тем, что работодатель своевременно не обеспечил безопасность условий труда оператора-кассира автозаправочной станции.

Суд вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований в связи с отсутствием вины работодателя в смерти Б.

Не согласившись с решением суда, истица С-ва (мать погибшей Б.) подала кассационную жалобу, в которой просит отменить решение суда, указав, что суд неверно оценил представленные истцами доказательства вины ответчика.

Отказывая истцам в удовлетворении требований в возмещении морального вреда, суд в своих выводах опирается на отсутствие прямой причинной связи между фактом отсутствия тревожной сигнализации и смертью Б. Такие выводы являются неверными по следующим основаниям.

Ст. 212 ТК РФ и ст. 14 Закона “Об основах охраны труда в Российской Федерации“ от 17.07.1999 N 181-ФЗ указывают на обязанность работодателя по обеспечению безопасных условий и охраны труда. Согласно смыслу указанных статей, рабочее место оператора-кассира автозаправочной станции должно было быть обеспечено необходимыми охранными средствами, обеспечивающими безопасные для жизни условия труда, с учетом круглосуточного режима работы станции, расположения рабочего места на окраине города.

Между тем, как видно из материалов дела, на АЗС N 4 ООО НК “Сибойл“, на момент совершения убийства отсутствовали технические средства охранной сигнализации, что подтверждается протоколом осмотра места происшествия, справкой ОВО УВД г. Якутска, договором с ОВО при УВД г. Якутска N 2081 от 14.02.2003.

Невыполнение работодателем своих обязанностей по обеспечению безопасности жизни работников свидетельствует о том, что операторы-кассиры автозаправочной станции с круглосуточным режимом работы подвергались каждодневному риску для жизни.

Халатное отношение руководства ООО НК “Сибойл“ к своим обязанностям по обеспечению безопасности работника АЗС способствовало убийству оператора-кассира при исполнении ею служебных обязанностей. Кроме того, отсутствие тревожной сигнализации лишило возможности Б. в своевременной передаче сигнала “Тревога“ на пульт ОВО при УВД г. Якутска, что, в свою очередь, явилось препятствием в оперативном раскрытии преступления и розыске виновного.

При таких обстоятельствах имеет место и причинно-следственная связь между бездействием ответчика по оборудованию рабочего места оператора-кассира охранными средствами и причиненным истцам моральным вредом, выразившимся в нравственных страданиях по поводу невозможности на момент рассмотрения гражданского дела установления лиц, совершивших убийство Б.

Суд, не приняв во внимание юридически значимые обстоятельства дела, пришел к неверному выводу об отсутствии вины ответчика. Судебная коллегия Верховного суда Республики Саха (Якутия) отменила вынесенное решение и, приняв во внимание степень вины ответчика, характер нравственных страданий истцов, а также требования разумности и справедливости, вынесла новое решение о частичном удовлетворении исковых требований на основании ст. ст. 150, 151, 1064, 1101 ГК РФ.

Дела по спорам, связанным с правом собственности, особенно на недвижимое имущество, представляют для судей определенную сложность. При их разрешении может применяться целый комплекс правовых норм, регулирующих различные отношения собственности. Практически по каждому делу должны учитываться общие принципы и нормы, относящиеся к праву собственности, а также доказательства, имеющие общее значение при разрешении споров о собственности.

А-ва и Б-ва по обоюдному согласию и по решению общественно-жилищной комиссии от 9 сентября 2004 г. произвели обмен жилых помещений. А-ев с семьей переселились из 1-комнатной квартиры по ул. Пионерская в 3-комнатную по ул. Красильникова. К исковому заявлению А-ев приложил обменный ордер на жилое помещение, выданный мэрией от 19.11.2004.

14 сентября 2004 г. Б-ва выдала К-ву нотариально удостоверенную доверенность на восстановление ордера на 3-комнатную квартиру, приватизацию и совершение действий по ее отчуждению в собственность другим гражданам.

4 ноября 2004 г. К-ев, действуя от имени Б-ой на основании доверенности, через ООО “Агент-Трейд“ заключил с П-ич договор купли-продажи, согласно которому К-ев в качестве продавца передал покупателю - П-ич квартиру за 450 т. рублей.

А-ев обратился к Б-ой, УМЖ мэрии с иском о признании договора купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации права собственности П-ич на квартиру, нанимателем которой он с членами семьи является с момента получения обменных ордеров.

Решением Якутского городского суда от 25 апреля 2005 г. признаны недействительными действия представителя Б-ой - К-ва по получению ордера и приватизации спорной квартиры. Также признана недействительной сделка договора купли-продажи спорного жилья и отменена регистрация права собственности на недвижимое имущество на имя П-ич. Суд обязал Б-ву вернуть П-ич 450 т. рублей, полученные у П-ич при продаже квартиры.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам ВС РС(Я) от 11 июля 2005 г. указанное решение оставлено без изменения в части признания недействительным выдачи ордера и приватизации спорной квартиры.

В остальной части решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение на основании недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела - вопроса недобросовестного приобретения спорного имущества третьим лицом - П-ич.

При новом рассмотрении дела суд постановил решение, которым, применив последствия недействительности ничтожной сделки, привел стороны в п“рвоначальное положение: обязал Б-ву возвратить П-ич все полученное по сделке - взыскал 450 тысяч рублей.

Также решением суда аннулирована регистрация права собственности П-ич на спорную квартиру.

Третье лицо на стороне ответчика - П-ич в кассационной жалобе, ставя вопрос об отмене решения суда первой инстанции, указывает, что она является добросовестным приобретателем, и потому в иске о признании сделки купли-продажи спорного помещения следует отказать.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям. При рассмотрении данного дела судом сделаны выводы, которые не соответствуют обстоятельствам дела.

В силу п. 3 ст. 10 ГК РФ при осуществлении гражданских прав разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Следовательно, это должно предполагаться добросовестным приобретателем спорной квартиры, пока не будет доказано иное.

Довод истца и его представителя о том, что действия Б-ой по выдаче К-ву доверенности на восстановление ордера на квартиру являются незаконными, поскольку та заведомо знала, что обмен квартирами им разрешили и ордер находится в отделе жилищной комиссии, сам по себе не является достаточным основанием для признания сделки договора купли-продажи квартиры недействительной.

Признание недействительным договора в таких ситуациях создает условия для нарушения прав добросовестных участников гражданских правоотношений, что противоречит основным началам гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и не может иметь места с учетом положений ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц) и п. 1 ст. 10 ГК РФ (недопустимость злоупотребления правом при осуществлении гражданских прав).

Согласно показаниям П-ич, приобретая спорную квартиру, она не знала и не могла знать о том, что в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц. Это не опровергнуто судом. Довод суда о том, что П-ич не насторожило то, что продавец проживает по другому адресу как собственник, квартиру не показывает, объясняет это боязнью перед А-ми, нельзя считать достаточным для признания покупателя недобросовестным. Из материалов дела видно, что П-ич знала, что Б-ва продает квартиру, отказавшись от несоразмерного обмена с другими лицами.

Действия по совершению сделки купли-продажи жилого помещения были совершены 4 ноября 2004 г., то есть до получения А-ым обменного ордера. Поэтому притязания истца на спорное жилое помещение после его отчуждения собственником другим лицам нельзя признать правомерными. На момент отчуждения квартира принадлежала покупателю по праву собственности на основании договора передачи жилого помещения в собственность граждан от 26 октября 2004 г. Государственная регистрация права собственности произведена на основании сделки в полном соответствии со ст. 17 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“.

Следовательно, довод П-ич о том, что она является добросовестным приобретателем, заслуживал внимания суда.

Такую же позицию подтвердил и Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П “По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Маринычевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева“, в соответствии с которым, если при разрешении иска о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано.

Поскольку по делу не требовалось собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно и правильно, Судебная коллегия вынесла новое решение об отказе в иске, не передавая дело на новое рассмотрение.

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Правильное и грамотное руководство судьей гражданским процессом на всех его стадиях, ясное и юридически обоснованное изложение судебных актов позволяет каждой из сторон добиться максимально успешного решения своей задачи. Этому немало способствует и то, насколько правильно и грамотно составлены процессуальные документы, сформулированы заявленные требования, изложены судебные постановления по делу, а также совершены те или иные процессуальные действия.

П-ий обратился в суд с жалобой, ссылаясь на то, что распоряжением МИО РС(Я) от 22.03.2004 N 1238 нарушаются его права собственника жилого дома и пользователя земельного участка.

Судом вынесено решение об удовлетворении жалобы и отмене вышеуказанного распоряжения.

Не согласившись с судебным постановлением, ответчик подал кассационную жалобу, в которой, ссылаясь на то, что судом неправильно применены нормы материального права, а также нарушены процессуальные нормы, просит отменить решение суда и принять новое решение.

Судебная коллегия исследовала материалы дела, а также дополнительно представленные доказательства, обсудила доводы жалобы и нашла решение суда подлежащим отмене как вынесенное с нарушениями норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 199 ГПК РФ, судья, вынесший решение по делу, оглашает присутствующим решение суда только после подписания его резолютивной части, объявленная резолютивная часть должна быть приобщена к делу. Как видно из протокола судебного заседания, судья огласил не подписанное им решение суда, о чем свидетельствует то, что к материалам дела в нарушение ст. 199 ГПК РФ не приобщена резолютивная часть решения.

Кроме того, судом в нарушение п. 2 статьи 193 ГПК РФ не было объявлено лицам, участвующим в деле, о дате ознакомления с мотивированным решением суда, данные факты подтверждаются протоколом судебного заседания (л.д. 103), частной жалобой МИО РС(Я) (л.д. 112). Из материалов дела (л.д. 110, 112) следует, что решение суда в окончательной форме было подготовлено судом в сроки, превышающие установленные ст. 199 ГПК РФ.

В соответствии с нормами п. 1 ст. 362 и п. 2 ст. 364 ГПК РФ в случае нарушения норм процессуального права, решение суда подлежит отмене независимо от доводов кассационной жалобы. При указанных обстоятельствах доводы кассационной жалобы подлежат рассмотрению судом первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного суда РС(Я)

январь, 2006 г.