Решения и постановления судов

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2008 N 17АП-2122/2008-АК по делу N А71-9600/2007 Объектом налогообложения по единому социальному налогу для налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей признаются выплаты и иные вознаграждения, произведенные ими физическим лицам по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 апреля 2008 г. N 17АП-2122/2008-АК

Дело N А71-9600/2007

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 17 апреля 2008 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 22 апреля 2008 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Грибиниченко О.Г.,

судей Сафоновой С.Н., Борзенковой И.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Шатовой О.С.



при участии:

от заявителя - индивидуального предпринимателя Ивановой Н.С. - Борисова М.В. (паспорт, доверенность от 16.11.2007 г.),

от ответчика - Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике - Медведева О.П. (удостоверение УР N 242140, доверенность N 9 от 16.01.2008 г.), Безумова С.Г. (удостоверение УР N 243853, доверенность N 12 от 02.05.2007 г.),

рассмотрел в судебном заседании апелляционные жалобы заявителя индивидуального предпринимателя Ивановой Н.С. и ответчика Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике

на решение Арбитражного суда Удмуртской Республике

от 18.02.2008 года

по делу N А71-9600/2007,

принятое судьей Смаевой С.Г.,

по заявлению индивидуального предпринимателя Ивановой Н.С.

к Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике



о признании недействительным решения в части

установил:

индивидуальный предприниматель Иванова Н.С. (далее - предприниматель, налогоплательщик) обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике (далее налоговый орган, инспекция) N 25 от 01.10.2007 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 18.02.2008 г. заявленные требования удовлетворены в части признания оспариваемого решения недействительным в части начисления НДС в сумме 183 503 руб. за 2004 г., 35 878 руб. за 3 квартал 2005 г., 3 856 руб. за 4 квартал 2005 г., соответствующих пеней и штрафа; в части начисления НДС по различным ставкам согласно расчету заявителя в размере 13 633 руб., НДФЛ начисленного с части занижения дохода, составляющего сумму (доход) за 2004 г. - 1 019 464 руб., НДФЛ с части заниженного дохода, составляющего сумму (доход) за 2005 г. - 786 216 руб., соответствующих пени и штрафа, ЕСН от предпринимательской деятельности с части заниженного дохода за 2004, 2005 г. г., соответствующих пени и штрафа; НДФЛ (налоговый агент) в сумме 6 216 руб., ЕСН в сумме 26 471 руб. и взносов на ОПС в сумме 3 428 руб., пени и штрафа; штрафов по ст. 123, 126, 119 НК РФ.

Не согласившись с решением суда, налоговый орган обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить в части удовлетворения требований заявителя. Полагает правомерным увеличение неучтенной выручки поступившей от взаимозависимого лица ИП Иванова С.П. исходя из цены приобретения товара, которая является рыночной, при установлении факта привлечения наемных работников в 2004, 2005 г. г. предпринимателем ЕСН и НДФЛ с выплат физическим лицам не удержан.

В отзыве на апелляционную жалобу инспекции предпринимателем указано на необоснованность увеличения выручки на доходы от реализации ИП Иванову без проверки налоговым органом первичной документации по сделкам, опроса покупателя Иванова, подтверждения оплаты по сделкам, кроме того, не была установлена рыночная цена на якобы реализованную продукцию. При доначислении НДФЛ, ЕСН с фонда заработной платы не доказан факт выплаты заработной платы физическим лицам.

Предпринимателем также представлена апелляционная жалоба на решение суда первой инстанции, в соответствии с которой установлено нарушение судом норм материального и процессуального права. Так, инспекцией акт налоговой проверки направлен по старому адресу регистрации, что лишило предпринимателя права на представление возражений, отказ в предоставлении вычетов по контрагентам ИП Башкова Н.Л., ЗАО “Бахус“, ООО “Доставка плюс“ неправомерен, включение в налоговую базу по налогам выручки, полученной по счетам-фактурам без оплаты и в отсутствие договоров уступки права требования необоснованно. Кроме того, инспекцией повторно включены в налоговую базу доход по договорам уступки права требования и оплата по ним, полученная с применением ККТ и по банку.

В отзыве на жалобу заявителя инспекцией указано на направление акта проверки по адресу, указанному в ЕГРИП, и вручение его предпринимателю, отказ в предоставлении вычетов по контрагенту ООО “Доставка плюс“ правомерен при неотражении операции в книге продаж контрагента. Отнесение в состав доходов суммы по договорам уступки права требования и взаимозачетов обоснованно, повторное отнесение в налогооблагаемую базу выручки полученную с применением ККТ и полученной от ИП Иванова не доказано, так как из приходно-кассовых ордеров и платежного поручения невозможно определить точное назначение платежа.

В судебном заседании представителями инспекции указано на необжалование решения суда в части признания решения инспекции незаконным в части доначисления НДС в сумме 13 633 руб. без учета применения различных налоговых ставок. Налоговым органом приняты доводы предпринимателя по необоснованному отказу в предоставлении вычетов по контрагентам ИП Башкова Н.Л. и ЗАО “Бахус“, и признано неправомерным завышение дохода налогоплательщика на сумму 122 031 рублей.

Законность и обоснованность оспариваемого судебного акта проверены в порядке ст. 266 АПК РФ, в пределах апелляционных жалоб в соответствии с п. 5 ст. 268 АПК РФ.

Как следует из материалов дела, по итогам проведения выездной налоговой проверки предпринимателя по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты НДС, НДФЛ, ЕСН за период с 01.01.2004 г. по 31.12.2005 г. инспекцией составлен акт N 12/22 от 12.08.2007 г. и вынесено решение N 25 от 01.10.2007 г. о привлечении к налоговой ответственности. В соответствии с указанным решением налогоплательщику предложено уплатить недоимку по налогам в сумме 895 689, 84 руб., пени в сумме 181 721, 23 руб., штрафные санкции по п. 1 ст. 122, 123, 119, 126 НК РФ в размере 191 395 руб.

Полагая, что решение инспекции вынесено с нарушением закона предприниматель обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Арбитражный суд Удмуртской Республики, удовлетворяя заявленные требования, исходил из неправомерности исчисления НДС с оборота по реализации ИП Иванову С.П. произвольно, расчетным путем, без учета оплаты, доначисление НДФЛ и ЕСН при отсутствии трудовых и гражданско-правовых договоров и неподтверждении получения оплаты неправомерно. В остальной части в удовлетворении требований предпринимателя отказано в связи с отсутствием доказательств и неподтверждении материалами дела.

Оценив в совокупности собранные по делу доказательства и проанализировав нормы материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отмене решения суда первой инстанции в части.

В соответствии с п. 4 ст. 100 НК РФ акт налоговой проверки вручается руководителю организации-налогоплательщика либо индивидуальному предпринимателю (их представителям) под расписку или передается иным способом, свидетельствующим о дате его получения налогоплательщиком или его представителями. В случае направления акта налоговой проверки по почте заказным письмом датой вручения акта считается шестой день, начиная с даты его отправки.

В соответствии с указанной нормой налоговым органом по адресу налогоплательщика, указанному в ЕГРИП: 427260, Удмуртская Республика, пос. Ува, ул. Первомайская, 102-1, заказным письмом был направлен акт проверки. Согласно почтовому уведомлению, акт проверки был получен предпринимателем 29.08.2007 г.

В п. 1 ст. 101 НК РФ указано, что о времени и месте рассмотрения материалов проверки налоговый орган извещает налогоплательщика заблаговременно. Если налогоплательщик, несмотря на извещение, не явился, то материалы проверки рассматриваются в его отсутствие.

В апелляционной жалобе предпринимателем указано на то, что он не извещался о месте и времени рассмотрения материалов проверки. В апелляционной жалобе указан адрес, отличающийся от имеющегося в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, по которому предпринимателю и направлялась вся корреспонденция от налогового органа. Однако при этом налоговый орган не располагал заявлением предпринимателя об изменении его места жительства.

В соответствии с п. 5 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей“ индивидуальный предприниматель в течение трех дней с момента изменения места жительства обязан сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего нахождения и жительства, в связи с чем риск негативных последствий своего бездействия несет только сам предприниматель.

В то же время инспекцией в материалы дела представлено извещение о времени и месте рассмотрения материалов проверки от 17.09.2007 г. с подписью предпринимателя о вручении 18.09.2007 г.

Таким образом, судом апелляционной инстанции установлено соответствие оспариваемого решения требованиям ст. 101 НК РФ. Нарушений процедуры привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности судом не установлено.

В суде апелляционной инстанции установлено оспаривание заявителем решения инспекции в полном объеме, установление судом первой инстанции оспаривания решения в части в связи с представлением расшифровки оспариваемых сумм носит ошибочный характер. При неоспаривании налоговым органом требований заявителя о незаконности отказа в предоставлении вычетов по контрагентам ИП Башковой Н.Л., ЗАО “Бахус“, судом установлен отказ в предоставлении вычета в сумме 7 785, 83 руб. по поставщику ООО “Доставка плюс“. Основанием к отказу послужило установление в результате встречной проверки неотражение контрагентом в книге продаж за период с 01.01.2004 г. по 31.12.2005 г. счета-фактуры N 887 от 29.12.2005 г.

Согласно п. 1 ст. 171 НК РФ (в редакции действующей в оспариваемый период) налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В п. 1 ст. 172 Кодекса установлено, что налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено данной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных этой статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ (далее - Закон) все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации.

Налогоплательщиком подтверждено право на применение налогового вычета по НДС в сумме 7 785, 83 руб. В материалы дела представлены счет-фактура N 887 от 29.12.2005 г. на сумму 63 517, 15 руб., в том числе НДС 9 544, 22 руб., накладная N 1041 от 29.12.2005 г., квитанция к приходному кассовому ордеру N 1510 от 29.12.2005 г. на сумму 53 000 руб., в том числе НДС 7 785, 63 руб. (т. 1 л.д. 83-84). При наличии документов, с очевидностью свидетельствующих о наличии реальных хозяйственных отношений, подтверждении факта уплаты НДС, судом апелляционной инстанции установлено подтверждение обществом права на применение налоговой выгоды, необоснованность получения которой инспекцией не доказана.

Доводы налогового органа о том, что ООО “Доставка плюс“ не отразило в своей книге продаж выставленную в адрес заявителя счет-фактуру и не уплатило в бюджет, полученный от последнего налог, не может служить основанием для доначисления налога заявителю, так как законодательство о налогах и сборах не связывает право налогоплательщика на применение налоговых вычетов с исполнением его поставщиками своих налоговых обязательств по ведению учета выставленных ими счетов-фактур и внесению соответствующих сумм налога в бюджет.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 25.07.2001 N 138-О указал, что по смыслу п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Представление налогоплательщиком всех надлежащим образом оформленных документов в налоговый орган в целях получения налоговой выгоды является достаточным для ее получения, если налоговым органом не представлены суду доказательства недостоверности или противоречивости указанных в документах сведений.

Соблюдение налогоплательщиком требований ст. 169, 171, 172 НК РФ налоговым органом не опровергнуто. Доначисление НДС и соответствующих пеней в связи с отказом в предоставлении указанных налоговых вычетов является необоснованным.

Судом апелляционной инстанции установлено неправомерное доначисление инспекцией НДС, ЕСН, НДФЛ за 2004 г. в результате увеличения налоговой базы по налогам на сумму 1 067 294 руб.

На стр. 2 решения налогового органа указано на заключение в 2004 году 26 договоров уступки права требования на сумму 2 707 022 руб. в том числе НДС 360 906 рублей и указано на установление факта подписания договоров в 2004 года. В приложении N 4а к решению (т. 1 л.д. 35-38) отражена сумма дохода в указанной сумме 2 707 022 рублей. В судебном заседании суда апелляционной инстанции представителем налогового органа подтвержден факт расчета указанной суммы на основании счетов-фактур с указанием назначения платежа “в счет взаимных расчетов“.

Основанием для доначисления налогов послужили выводы инспекции о занижении налоговой базы, что усматривается из актов сверки взаимной задолженности с контрагентами (т. 3 л.д. 108-120), что, по мнению инспекции, свидетельствует о получении налогоплательщиком доходов и наличии обязанности по уплате НДС, НДФЛ и ЕСН.

Налогоплательщиком указано на документальное подтверждение дохода в сумме 1 469 720 руб., в том числе НДС в сумме 190 897 руб., по договорам уступки права требования. Данный факт налоговым органом в суде апелляционной инстанции не оспаривается.

В соответствии со ст. 167 НК РФ моментом определения налоговой базы для целей налогообложения при реализации товаров служит принятый налогоплательщиком порядок учетной политики: либо по мере отгрузки и предъявлению покупателю расчетных документов, либо по мере поступления денежных средств. Как установлено материалами дела, предпринимателем определена учетная политика “по оплате“ по мере поступления денежных средств.

В соответствии со ст. 146 НК РФ объектом обложения налогом на добавленную стоимость признаются операции, связанные с реализацией товаров на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

В соответствии со ст. 153 НК РФ налоговая база при реализации товаров определяется налогоплательщиком в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации в зависимости от особенностей реализации произведенных им или приобретенных на стороне товаров.

При определении налоговой базы выручка от реализации товаров определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров, полученных им как в денежной, так и в натуральной форме.

Проанализировав данные положения, арбитражным судом сделан вывод о недоказанности инспекцией факта получения дохода предпринимателем в сумме 1 237 302 руб. (2 707 022 - 1 469 720), в том числе НДС в сумме 170 008 руб. (360 905 - 190 897), вывод о поступлении которого сделан на основании представленных актов сверки, не подписанных ИП Ивановой (т. 3 л.д. 108-120).

В соответствии с п. 1 ст. 155 НК РФ при уступке требования, вытекающего из договора реализации товаров, операции по реализации которых подлежали налогообложению (не освобождаются от налогообложения), или переходе указанного требования к другому лицу на основании закона, налоговая база по операциям реализации указанных товаров (работ, услуг) определяется в порядке, предусмотренном ст. 154 НК РФ.

Однако акт проверки, решение о привлечении к налоговой ответственности, равно как и иные документы, имеющиеся в деле, не содержат сведений об исполнении договоров уступки права требования на сумму дохода, установленного налоговым органом. Налоговым органом в соответствии со ст. 53 АПК РФ факты осуществления взаимозачета за поставленные товары или произведения расчетов по дебиторской задолженности документально не подтверждены. При таких обстоятельствах, факт реализации товара на оспариваемую сумму и, соответственно, наличие объекта обложения налогом на добавленную стоимость, налоговым органом не доказан.

Как следует из обстоятельств дела, суммы НДС по спорным операциям по взаиморасчетам не поступали, вследствие чего налоговая база по НДС не возникала.

Налогоплательщиком в материалы дела представлен расчет суммы НДС, неправомерно доначисленный в результате увеличения налогооблагаемой базы (т. 3 л.д. 138). НДС в сумме 88 709 руб. исчислен путем уменьшения суммы НДС, доначисленной инспекцией за 2004 г. (стр. 30 решения - т. 1 л.д. 25) на сумму НДС по товару, реализованному ИП Иванову С.П. в 2004 г. (стр. 4 решения - т. 1 л.д. 11).

Из материалов дела усматривается, что основанием для доначисления НДФЛ и ЕСН послужили те же обстоятельства, которые были исследованы арбитражным судом при проверке правильности исчисления предпринимателем НДС, а именно: подтвержденная актами сверки взаимная задолженность, что, по мнению налогового органа, подразумевает заключение договоров уступки права требования.

В соответствии с п. 1 ст. 209 НК РФ объектом обложения по налогу на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками - физическими лицами, являющимися налоговыми резидентами Российской Федерации, от источников в Российской Федерации и(или) от источников за пределами Российской Федерации.

Согласно ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды. Налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218-221 Кодекса.

В ст. 236 НК РФ установлено, что объектом обложения единым социальным налогом для индивидуальных предпринимателей признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Налоговая база по единому социальному налогу налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период за вычетом расходов, связанных с их извлечением. Состав расходов, принимаемых к вычету, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленному для плательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 Кодекса (статья 237 НК РФ).

Проанализировав указанные выше обстоятельства, принимая во внимание отсутствие нормы, регламентирующей порядок определения налоговый базы по НДФЛ при уступке права требования, отсутствие расчетов между сторонами в связи с отсутствием договоров об уступке права требования в 2004 году и неполучение в связи с этим дохода, апелляционной инстанцией сделан вывод о недоказанности инспекцией получения предпринимателем доходов, которые должны быть учтены при исчислении НДФЛ и ЕСН.

Таким образом, инспекцией необоснованно включена в доход для исчисления НДФЛ и ЕСН сумма 1 067 294 (1 237 302 - НДС 170 008 руб.), по которой не представлено доказательств оплаты, либо совершения товарообменных операций.

В суде апелляционной инстанции представителями налогового органа представлен список контрагентов налогоплательщика с указанием сумм по договорам с учетом суммы налога и без учета НДС. Итоговая сумма выручки по 14 контрагентам составила 1 115 272 руб., в том числе НДС в сумме 152 195 руб. При доказанности суммы дохода по договорам уступки права требования 1 469 720 руб. (НДС 190 897 руб.) общая сумма дохода составила по расчету налогового органа 2 584 991 руб. (НДС 343 092 руб.).

При наличии несоответствия суммы выручки за 2004 г., установленной налоговым органом при проведении проверки (т. 1 л.д. 38) сумме выручки представленной в расчете на сумму 122 031 руб., что признано представителем инспекции в суде апелляционной инстанции, установлена ошибочность расчетов ответчика при увеличении налоговой базы и доначислении налогов.

Также судом апелляционной инстанции установлена ошибочность выводов инспекции при включении в налоговую базу по выручке, полученной с применением ККТ и по банку, оплаты по договорам уступки права требования от ИП Иванова С.П. по приходно-кассовым ордерам N 210 от 01.07.2005 г. на сумму 297 000, в том числе НДС в сумме 45 305 руб., N 209 от 01.07.2005 г. на сумму 198 000 в т.ч. НДС - 18 000 руб., N 217 от 30.09.2005 г. на сумму 198 000 руб., НДС - 30 203 руб., (т. 1 л.д. 81) по платежному поручению от 04.05.2005 г. на сумму 309 700 руб., НДС - 28 155 руб.

Материалами дела установлено и не оспаривается сторонами включение дохода по договорам уступки права требования ИП Иванову С.П. в налогооблагаемую базу проверяемых налогов за 2005 год. Инспекцией в приложении N 10 (т. 1 л.д. 44) общая выручка по договорам составила 1 289 384 рублей. В судебном заседании установлено отсутствие заключения в проверяемом периоде иных договоров, кроме установленных 43 на сумму 1 289 384 руб., в том числе НДС в сумме 172 974 руб.

В то же время как следует из решения и пояснений налогового органа, при исчислении налоговой базы налоговая инспекция включила в нее также сумму выручки, полученную предпринимателем через контрольно-кассовую технику и сумму, отраженную в предоставленной Удмуртским ОСБ N 8618 выписке о движении денежных средств по расчетному счету предпринимателя. Так, сумма выручки, полученной с применением ККТ за июль 2005 г. составила 577 075 руб., за сентябрь 2005 г. - 245 512 руб.

При наличии приходно-кассовых ордеров N 210 и 209 от 01.07.2005 г. с назначением платежа “оплата за товар по договорам уступки права требования“, установлении в судебном заседании суда апелляционной инстанции отсутствия по другим поставкам заключенных договоров уступки права требования, судом апелляционной инстанции установлено неправомерное завышение суммы выручки по ККТ за июль 2005 год. Таким образом, сумма выручки по ККТ за указанный период составила 82 075 руб. (577 075 - 297 000 - 198 000), в т.ч. НДС 12 101 (75 406 - 45 305 - 18 000). Налогооблагаемая база по НДС, НДФЛ и ЕСН подлежит уменьшению на суммы дохода, поступившие в кассу по приходно-кассовым ордерам.

Таким образом, на основании изложенного жалоба заявителя подлежит удовлетворению в полном объеме, решение суда первой инстанции подлежит отмене в части.

В то же время апелляционной инстанцией признаны правильными выводы суда в части неправомерности доначисления налогоплательщику НДС в сумме 183 503 руб. за 2004 г. и в сумме 3 856 руб. за декабрь 2005 г. и в сумме 35 878 руб. за 3 квартал 2005 г. (т. 1 л.д. 44 - приложение N 10 решения инспекции). Также неправомерно увеличение налогооблагаемой базы по НДФЛ за 2004 г. на сумму 1 019 464 руб. и за 2005 г. на сумму 786 216 руб. Установлено доначисление налога на основании выводов инспекции о получении Ивановой Н.С. скрытой выручки от ИП Иванова С.П. на основании реализации ему товара без оформления первичных документов.

Сумма неучтенной выручки подсчитана инспекцией путем умножения количества товара, указанного в товарном балансе, на цену, по которой Иванова Н.С. приобретала товар в каждом месяце. Товарный баланс был составлен на основании анализа количественного состава приобретенного и реализованного товара, объяснений Ивановой Н.С. (т. 1 л.д. 124-126) о реализации товара Иванову С.П. без оформления документов и оплаты, отсутствия остатков товара в текущем году при его полной реализации.

Согласно подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие внесению налогоплательщиками в бюджет (внебюджетные фонды), расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случае отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что предпринимателем не были представлены документы, подтверждающие реализацию товара ИП Иванову С.П., в представленных объяснениях указано на отсутствие учета по данным операциям.

Поскольку предприниматель не смог представить документы, подтверждающие реализацию товара, поступление оплаты за него, поэтому инспекция должна была определить сумму НДС и НДФЛ исходя из данных об иных аналогичных налогоплательщиках в соответствии с указанной правовой нормой.

Руководство соответствующим правилом, предусмотренным подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, создает дополнительные гарантии прав налогоплательщика и обеспечивающим баланс публичных и частных интересов.

Инспекцией при установлении отсутствия учета, расчетным путем без учета списания продукции по сроку годности применен метод исчисления налогов исходя из цены приобретения заявителем товара с оптовых складов, которая, по мнению инспекции, является рыночной.

Исчисляя суммы налогов, инспекция использовала цену на отдельный товар на конкретных оптовых базах с учетом применяемой торговой наценки. Однако данная наценка определена налоговым органом выборочным путем, исходя из цен закупа 4-х видов пива, при отсутствии сведений, свидетельствующих о том, что данные товары составляют основной перечень реализуемого Иванову С.П. товара. Анализ по наличию остатков данного товара не производился. Выделение расходов, связанных с закупом товара, для исчисления суммы НДФЛ не производилось. Примененный инспекцией способ определения цены товара не соответствует положениям Налогового кодекса РФ и не позволяет достоверно определить сумму дохода заявителя.

При указании налоговым органом на факт взаимозависимости между Ивановым С.П. и Ивановой Н.С. судом первой инстанции сделан правильный вывод о неиспользовании инспекцией положений ст. 40 НК РФ.

В соответствии с п.п. 1 п. 2 ст. 40 НК РФ налоговые органы вправе проверять правильность применения цен по сделкам между взаимозависимыми лицами.

Однако в силу п. 3 ст. 40 НК РФ налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пеней по сделкам между взаимозависимыми лицами только в случаях, если цены на товары (работы, услуги) по таким сделкам отклоняются более чем на 20% от рыночной цены на идентичные (однородные) товары (работы, услуги).

Как видно из материалов дела, инспекцией в ходе проверки не исследовался Ф.И.О. отклонения цены сделки от рыночных цен. При этом рыночные цены вообще не устанавливались.

Таким образом, оспариваемое решение инспекции в части доначисления НДС, НДФЛ, пеней и штрафов по указанному основанию обоснованно признано судом первой инстанции недействительным как не соответствующее положениям Налогового кодекса РФ.

Судом первой инстанции сделан правильный вывод об отсутствии оснований для доначисления НДФЛ за 2004-2005 г.г. в сумме 6 212 руб., ЕСН в сумме 26 471 руб., взносов на ОПС в сумме 3 428 руб., соответствующих пеней и штрафов по ст. 122, 123, 126 НК РФ.

Согласно ст. 38 НК РФ, каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения, определяемый законом о конкретном налоге или частью второй Кодекса.

Обязанность по уплате налогов возникает только при наличии у налогоплательщика объекта налогообложения.

Поэтому для определения налоговой базы по НДФЛ и ЕСН необходимо установить наличие у общества соответствующего объекта налогообложения.

Согласно п. 1 ст. 236 НК РФ, объектом налогообложения по ЕСН для налогоплательщиков индивидуальных предпринимателей признаются выплаты и иные вознаграждения, произведенные ими физическим лицам по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.

В соответствии с п. 1 ст. 237 НК РФ налоговая база определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 Кодекса, начисленных работодателями за налоговый период в пользу физического лица - работника.

В соответствии со ст. 208, 209, 210 НК РФ в налоговую базу по НДФЛ включаются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

Материалами дела установлено доначисление инспекцией налогов на основании объяснений заявителя (т. 1 л.д. 124-126) о привлечении работников ИП Иванова С.П. для осуществления предпринимательской деятельности (доставка товара, его разгрузка-погрузка, выписывание приходных и расходных документов, ведение бухгалтерской и налоговой отчетности).

Налоговым органом взяты объяснения у Кодесниковой Т.В. и Леонтьевой В.Н., на основании которых установлено наличие трудовых отношений указанных лиц с Ивановым С.П.

Инспекцией не представлено доказательств наличия фактических трудовых отношений с Ивановой Н.С.

Судом апелляционной инстанции отклонены доводы инспекции о правомерности доначисления НДФЛ и ЕСН в связи с выплатой заявителем работникам заработной платы.

Однако спорные выплаты не относятся к объекту обложения ЕСН, в смысле, придаваемом этому понятию ст. 236 НК РФ, так как инспекцией не доказан факт наличия трудовых отношений работников с налогоплательщиком, указание Ивановой Н.С. на уплату денежных средств, в связи с оказанием помощи работниками Иванова С.П. не свидетельствует об обратном. Документально не подтвержденные суммы выплат не являются также и объектом обложения НДФЛ.

Исходя из изложенного, доначисление предпринимателю перечисленных налогов, соответствующих пеней и привлечение его к ответственности по ст. 122, 123 НК РФ является необоснованным.

Поскольку физические лица не состоят в трудовых отношениях с предпринимателем, обязанность по представлению последним сведений о доходах физического лица в порядке ст. 230 НК РФ отсутствует, оснований для привлечения к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ не установлено.

Таким образом, на основании изложенного решение суда первой инстанции подлежит отмене в части, доводы апелляционной жалобы заявителя удовлетворены в полном объеме, доводы апелляционной жалобы ответчика отклонены.

В связи с отменой решения суда первой инстанции в части и удовлетворением требований заявителя, в порядке ст. 110, 271 АПК РФ, с учетом положений ст. 333.21 НК РФ, с Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике в пользу индивидуального предпринимателя Ивановой Н.С. подлежат взысканию судебные расходы по иску и апелляционной жалобе в размере 100 рублей.

В связи с предоставлением отсрочки по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе, в соответствии с положениями ст. 110 АПК РФ, ст. 333.21 НК РФ“ с налогового органа подлежит взысканию в доход федерального бюджета госпошлина в размере 1 000 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 176, 258, 266, 268, 269, 270 п. 2, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 18.02.2008 г. отменить в части.

Признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике от 01.10.2007 г. N 25 полностью, как несоответствующее требованиям Налогового кодекса РФ.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Взыскать с Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике в доход федерального бюджета госпошлину по апелляционной жалобе в размере 1 000 (одна тысяча) рублей.

Взыскать с Межрайонной ИФНС России N 6 по Удмуртской Республике в пользу индивидуального предпринимателя Ивановой Н.С. в возмещение судебных расходов по иску и апелляционной жалобе сумму 100 (сто) рублей.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий

О.Г.ГРИБИНИЧЕНКО

Судьи

С.Н.САФОНОВА

И.В.БОРЗЕНКОВА