Решения и постановления судов

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.07.2008 N А19-1180/08-50-Ф02-3064/08 по делу N А19-1180/08-50 Суд правомерно удовлетворил заявление о признании незаконными пунктов решения налогового органа в части уменьшения предъявленного к возмещению НДС, в части отказа в возмещении НДС, поскольку факт неисполнения поставщиками заявителя своих налоговых обязанностей в данном случае не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 июля 2008 г. N А19-1180/08-50-Ф02-3064/08

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Скубаева А.И.,

судей: Первушиной М.А., Юдиной Н.М.,

представители сторон участие в судебном заседании не принимали,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области на решение от 24 марта 2008 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-1180/08-50 (суд первой инстанции: Позднякова Н.Г.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Илим Братск лесопильно-деревообрабатывающий завод“ (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области (далее - налоговая инспекция) о признании незаконными пункта 3.1 решения от 22.11.2007 N 07-1/2877 в части уменьшения предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за июнь 2007 в сумме 566537 рублей 83 копейки; пункта 2 решения от 22.11.2007 N 07-1/363 в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 566537 рублей 83 копейки.

Решением суда от 24 марта 2008 года заявленные обществом требования удовлетворены.



В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения суда не проверялись.

Не согласившись с решением суда, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке его законности и обоснованности в связи с неправильным применением норм материального права.

По мнению заявителя кассационной жалобы, невозможность реального исполнения поставщиками условий договора (поставка лесопродукции) подтверждена материалами встречных проверок. Доставить товар своими силами и за свой счет они не могли с учетом их местонахождения, отсутствия основных средств и необходимого персонала. Автотранспортные средства и водительские удостоверения, отраженные в товарно-транспортных накладных не зарегистрированы в РЭО ГИБДД г. Братска и Братского района. Поставщики налоги в бюджет не уплачивают, налоговую и бухгалтерскую отчетность в налоговый орган не представляют, а если представляют, то суммы уплачиваемого налога незначительны. Требования налогового органа о представлении документов, даче пояснений не исполняют. Движение денежных средств по расчетным счетам носит транзитный характер.

В отзыве на кассационную жалобу налоговой инспекции общество ссылается на законность и обоснованность принятого судебного акта.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Стороны надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, однако своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем дело слушается в их отсутствие.

Проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность судебного акта, принятого по настоящему спору, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

Как установлено Арбитражным судом Иркутской области, налоговая инспекция провела камеральную налоговую проверку, представленных обществом 19.07.2007, 20.08.2007 и 18.09.2007 основной и уточненных налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость за июнь 2007 года.

По результатам камеральной налоговой проверки налоговой инспекцией приняты: решение от 22.11.2007 N 07-1/2877 об отказе в привлечении общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым обществу подтверждена обоснованность применения налоговой ставки 0 процентов в сумме 16315984 рубля, предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость в сумме 602132 рубля; решение от 22.11.2007 N 07-1/363, которым налогоплательщику возмещен из бюджета налог на добавленную стоимость в размере 1632596 рублей и отказано в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 602132 рубля.

Не согласившись с вынесенными решениями налоговой инспекции в оспариваемой части, общество обратилось с заявлением в Арбитражный суд Иркутской области.



Арбитражный суд, удовлетворяя требования общества, правомерно исходил из следующего.

Пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать установленные законом обязательные реквизиты.

В соответствии с пунктом 1 Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденных Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 28.12.2001 N 119н, первичными документами должны оформляться все операции по движению (поступление, перемещение, расходование) материально-производственных запасов. При этом установлено, что формы первичных документов утверждаются Государственным комитетом Российской Федерации по статистике по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации (унифицированные формы первичной учетной документации) и соответствующими министерствами и иными организациями федеральной исполнительной власти (отраслевые формы).

Согласно постановлению Госкомстата Российской Федерации от 25.12.1998 N 132 “Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций“ товарная накладная формы N ТОРГ-12 применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации. Составляется в двух экземплярах. Первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания. Второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

Обязанность по доказыванию правомерности применения вычетов по налогу на добавленную стоимость законодателем возложена на налогоплательщика. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов.

Между тем налоговые органы не освобождаются от обязанности по доказыванию как факта наличия недостоверных сведений в представленных налогоплательщиком первичных документах, так и недобросовестности налогоплательщика при осуществлении соответствующих хозяйственных операций.

Как установлено судом, факт реально произведенного обществом экспорта товара за пределы Российской Федерации налоговым органом не оспаривается.

Налоговый орган признал обоснованным применение налогоплательщиком в июне 2007 года налоговой ставки 0 процентов по операциям при реализации товаров (работ, услуг) к сумме отраженной в налоговой декларации.

Основанием для отказа обществу в принятии к вычету налога на добавленную стоимость, по поставщикам ООО “ГСК-1“, ООО “Стройлес“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Фарт“ и ООО “СибирьЛесЭкспо“, послужил ряд установленных налоговой инспекцией в ходе проведения мероприятий налогового контроля обстоятельств, свидетельствующих о нереальности хозяйственных операций.

Для подтверждения факта принятия на учет товара, полученного от указанных поставщиков, обществом были представлены в налоговый орган, счета-фактуры, товарные накладные формы ТОРГ-12 и товарно-транспортные накладные, исследовав которые, суд обоснованно пришел к выводу о подтверждении налогоплательщиком факта оприходования товара, поскольку названные документы содержат все обязательные реквизиты, предусмотренные статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“.

Налоговой инспекцией не опровергнуты условия поставки товара и его доставки, и не представлено доказательств, свидетельствующих об отсутствии принятия на учет приобретенного товара.

Указание в представленных товарно-транспортных накладных в качестве перевозчиков организаций, не имеющих собственных автотранспортных средств, не препятствует покупателю принять поставленный товар к учету и не может являться основанием отказа налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость.

Кроме того, в соответствии с разделами 2, 3 “Порядка изготовления, учета и заполнения товарно-транспортных накладных на перевозку грузов автомобильным транспортом“ обязанности по заполнению товарно-транспортной накладной возложены на грузоотправителя. Согласно разделу 4 Инструкции грузополучатель обязан заполнить графы товарно-транспортных накладных с 15 по 23, которые не содержат сведений о перевозчике. Следовательно, общество, являясь грузополучателем, несет ответственность за правильность и полноту сведений, содержащихся в графах товарно-транспортной накладной с 15 по 23, достоверность которых не оспаривается налоговым органом.

За полноту и достоверность сведений, содержащихся в графах с 1 по 14, ответственность несут грузоотправители.

Как установлено судом, налоговым органом при проведении проверки не устанавливались обстоятельства принадлежности и основания использования автомобильного транспорта, перевозившего лесопродукцию, ссылка на номерные знаки которого имеется в товарно-транспортных накладных ООО “ГСК-1“, ООО “Стройлес“, ООО “Сельхозтехника“ и ООО “Сатори“. Без установления указанных обстоятельств налоговый орган не может утверждать, что сведения о перевозчиках являются недостоверными.

Довод налоговой инспекции о том, что представленные первичные документы (товарно-транспортные накладные) содержат недостоверные сведения в отношении государственных номеров транспортных средств и номеров водительских удостоверений, так как часть водительских удостоверений РЭО ГИБДД ОВД Братского района не выдавались, часть автотранспортных средств с указанными в товарно-транспортных накладных государственными номерами в РЭО ГИБДД ОВД Братского района не зарегистрированы, обоснованно не принят судом, так как отсутствие регистрации транспортных средств и водительских удостоверений на территории г. Братска и Братского района не свидетельствует о том, что транспортные средства и водительские удостоверения с кодом региона 38 (Иркутская область) не зарегистрированы в другом районе Иркутской области либо в другом регионе Российской Федерации.

Отсутствие у перевозчиков собственного транспорта, а также непредставление ими при проведении контрольных мероприятий документов, подтверждающих использование услуг третьих лиц либо арендованных автомобилей, не освобождает налоговый орган от доказывания обстоятельств невозможности использования реально существующих транспортных средств, реквизиты которых указаны в спорных товарно-транспортных накладных.

Кроме того, как установлено судом, налоговой инспекцией не проводилось обследование мест погрузки пиловочника, указанных в товарно-транспортных накладных, что могло бы подтвердить наличие, либо отсутствие реальных хозяйственных операций между налогоплательщиком и его контрагентами, в связи с чем суд обоснованно пришел к выводу, что обстоятельства реальной транспортировки спорной лесопродукции до места нахождения общества налоговой инспекцией не опровергнуты, доказательств недостоверности сведений, содержащихся в товарно-транспортных накладных, налоговым органом не представлено.

Довод налоговой инспекции о том, что операции осуществлялись не по месту нахождения поставщиков правомерно не принят судом, так как исполнение договорных обязательств третьими лицами вне места их государственной регистрации не свидетельствует об отсутствии реальности данных операций. Налоговое законодательство не связывает получение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость с осуществлением предпринимательской деятельности только по месту регистрации, следовательно, поставщики (грузоотправители) вправе осуществлять деятельность и вне места государственной регистрации.

Доводы налоговой инспекции об отсутствии у поставщиков налогоплательщика технического персонала, материальных ресурсов, производственных активов, необходимых для производства и транспортировки лесопродукции обоснованно не приняты судом во внимание, поскольку налоговым органом не представлено доказательств невозможности осуществления контрагентами доставки пиломатериалов в адрес заявителя с использованием соответствующих услуг, имущества и персонала третьих лиц.

Ссылка налогового органа на то, что операции по расчетным счетам поставщиков общества и их контрагентов носят транзитный характер, что является свидетельством отсутствия хозяйственной деятельности, обоснованно не принята судом, так как в подтверждение указанных доводов налоговый орган не представил доказательства, подтверждающие транзитный характер операций по расчетным счетам, а также не исследовал и не представил доказательств того, что денежные средства, уплаченные обществом поставщикам, в дальнейшем возвращены обратно.

Суд обоснованно не принял довод налоговой инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при проведении финансово-хозяйственных операций с ООО “Стройлес“ и недостоверности первичных документов, предъявленных организацией, так как адрес, указанный в счетах-фактурах и в товарных накладных, выставленных данным поставщиком, соответствует адресу, указанному в учредительных документах ООО “Стройлес“.

Довод налоговой инспекции о том, что счета-фактуры, выставленные ООО “Стройлес“, и товарные накладные подписаны ненадлежащим лицом, поскольку по данным ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области Рядовой В.В., который числится руководителем ООО “Стройлес“, пояснил, что фактически руководителем не является и отношения к данной организации не имеет, обоснованно не принят судом, так как налоговый орган не воспользовался правом, предусмотренным подпунктом 12 пункта 1 статьи 31, статьей 95 Налогового кодекса Российской Федерации, привлечь эксперта для дачи заключения по вопросу подлинности подписей в первичных документах, представленных обществом на проверку, а также подписям на заявлении о регистрации поставщика и документах об открытии банковского счета.

Также судом обоснованно не принят довод налоговой инспекции о недостоверности сведений о грузоотправителе и его адресе, указанных в товарно-транспортных накладных, а также в счетах-фактурах, выставленных ООО “ГСК-1“ в адрес общества, так как наименование и адрес ООО “ГСК-1“ соответствуют данным Единого государственного реестра юридических лиц. Счета-фактуры составлены в соответствии с требованиями статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, что не оспаривается налоговым органом.

Ссылка налогового органа на представление организациями отчетности в налоговые органы, в соответствии с которой сумма исчисленного налога равна сумме налоговых вычетов, обоснованно не принята судом, так как указанные обстоятельства не относятся непосредственно к деятельности налогоплательщика, и сами по себе, без представления каких-либо доказательств необоснованности получения обществом налоговой выгоды, не могут препятствовать реализации им права на применение вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченному соответствующим поставщикам.

В силу правовой позиции, изложенной в пункте 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Факт неисполнения поставщиками общества своих налоговых обязанностей в данном случае не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку налоговым органом не представлено доказательств, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами, или, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

При таких обстоятельствах арбитражный суд на основании части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всесторонне, полно исследовал имеющиеся в деле доказательства, применил нормы материального права, подлежащие применению, не допустив нарушений процессуального закона, поэтому у суда кассационной инстанции в силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют правовые основания для переоценки установленных судом обстоятельств и отмены вынесенного по делу судебного акта.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

решение от 24 марта 2008 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-1180/08-50 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

А.И.СКУБАЕВ

Судьи:

М.А.ПЕРВУШИНА

Н.М.ЮДИНА