Решения и постановления судов

Определение Пензенского областного суда от 12.08.2008 по делу N 33-1505 При возведении нового дома, по поводу права собственности на который возник спор, была достигнута договоренность о создании общей собственности на этот дом в целях удовлетворения своих потребностей в жилье.

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2008 г. по делу N 33-1505

Судья: Копылова Н.В.

12 августа 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Смирновой Л.А.

судей Моисеевой Л.Т. и Бурдюговского О.В.

заслушали в открытом судебном заседании по докладу Моисеевой Л.Т. дело по кассационной жалобе К.Н., К.Ю. на решение Ленинского районного суда г. Пензы от 25 июня 2008 года, которым постановлено:

Исковые требования К.Ю., К.Н. удовлетворить частично.

Признать за К.Н. и К.Ю. право собственности на жилой дом <...> по 69/200 доли за каждым, состоящий из литеров А, А1, А2, А3, а, а1 общей площадью 113,7 кв. метров, из них жилой - 76,6 кв. метров.

В остальной части в удовлетворении иска отказать.

Исковые требования А.Г. удовлетворить.

Установить факт принятия А.Г. наследства, открывшегося после смерти Б.В., умершей <...>.

Признать за А.Г. право на 31/100 доли в праве собственности на жилой дом <...>, состоящий из литеров А, А1, А2, А3, а, а1 общей площадью 113,7 кв. метров, из них жилой - 76,6 кв. метров.

Заслушав доклад судьи Моисеевой Л.Т., заслушав объяснения представителя К.Н. (по доверенности) адвоката М.Н. по ордеру N 3246 от 11 августа 2008 года, выданному Пензенской областной коллегии адвокатов, просившей отменить решение суда, а также объяснения А.Г., считающей решение суда законным, судебная коллегия

установила:



К.Ю. и К.Н., а также А.Г. обратились в суд с иском к Администрации города Пензы о признании права собственности на самовольно возведенный жилой дом и изменении долей в праве собственности на него.

В обоснование своих требований истцы указали, что существующее по адресу: <...> строение является самовольно возведенным.

До возведения самовольного строения на этом же земельном участке имелся жилой дом меньшей площадью, право собственности на который было зарегистрировано за родителями А.Г.: Б.Н. и Б.В. на основании договора дарения, заключенного 13 июня 1974 года. По указанному договору отец Б.В. - А.В. подарил Б.Н. и Б.В. в равных долях дом <...>.

Б.Н. умер <...>.

Его супруга, Б.В., по договору дарения от <...> подарила принадлежащую ей 1/2 долю в праве собственности на дом К.Ю. и К.Н. После этого, как указано в исковом заявлении, а именно в 1998 году произведена реконструкция дома, в результате которой в фактическом пользовании Б.В. находилась квартира N 1 площадью 31,1 кв. метр, а в пользовании К.Н. К.Ю. - квартира N 2 площадью 68,8 кв. метров, в связи с чем изменилось и долевое участие в праве собственности на дом.

Как указали в исковом заявлении истцы, еще при жизни Б.В. они начали оформлять соответствующие документы, чтобы узаконить вновь возведенное строение взамен старого дома, однако при жизни Б.В. это оформление не было завершено, т.к. <...> Б.В. умерла.

С учетом изложенных обстоятельств истцы просили суд признать за дочерью Б.В. - А.Г. право собственности на 31/100 долю дома, представляющую собой квартиру N 1, а за К.Ю. К.Н. - право собственности на 69/100 доли дома в виде квартиры N 2 в доме <...>.

Решением Ленинского районного суда г. Пензы от 21 апреля 2006 года иск А.Г. и К.Ю. К.Н. был удовлетворен: за А.Г. признано право собственности на 31/100 долю в праве собственности на дом <...>, а за К.Ю. К.Н. по 69/200 - за каждым.

Постановлением Президиума Пензенского областного суда от 13 апреля 2007 года вышеуказанное решение суда по надзорной жалобе К.Ю. К.Н. отменено в связи с тем, что судом не выяснены юридически значимые обстоятельства по делу, а именно: возведена ли самовольная постройка с участием истицы А.Г.

При новом рассмотрении дела решением Ленинского районного суда г. Пензы от 27 декабря 2007 года иск К.Н. и К.Ю. о признании права собственности на самовольно возведенное строение удовлетворен. А.Г. в иске об установлении факта принятия наследства, признании права собственности на 31/100 долю дома отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 19 февраля 2008 года данное решение суда отменено.

Решением Ленинского районного суда г. Пензы от 1 апреля 2008 года иск К.Ю. К.Н. удовлетворен, в иске А.Г. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 20 мая 2008 года решение суда первой инстанции от 1 апреля 2008 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

В судебном заседании истцы К.Ю. К.Н. на своем иске настаивали и просили признать за ними право собственности на весь дом, ссылаясь при этом на то, что Б.В., подарив им 1/2 часть старого дома, не участвовала своими средствами в возведении нового дома, а А.Г. в период строительства дома в нем не проживала и также не вкладывала свои средства в возведение нового дома.

Истица А.Г., соглашаясь с иском К.Ю. К.Н. частично и настаивая на удовлетворении своего иска, просила установить факт принятия ею наследства после смерти ее матери, Б.В., умершей <...>, и признать за ней право собственности на 31/100 долю спорного домовладения. При этом А.Г. пояснила, что супруги К.Ю. К.Н. проживали в доме ее родителей с 1983 - 84 гг. как квартиранты. Отношения между ними и ее матерью, Б.В., были хорошими и примерно в 1993 - 1994 году они договорились, что на месте старого дома возведут новый, часть которого будет принадлежать Б.В. Во исполнение этой договоренности Б.В. подарила К.Ю. К.Н. 1/2 часть дома, о чем был составлен нотариально оформленный договор дарения от 6 мая 1995 года. После возведения нового дома Б.В. была выделена его часть в виде квартиры N 1 площадью 31 кв. метр, а К.Ю. К.Н. стали занимать большую часть дома. При жизни Б.В., а именно: в 2000 году К.Ю. К.Н. и ее мать, Б.В., предпринимали совместные действия по узакониванию дома, однако решить этот вопрос в органе местного самоуправления не представилось возможным.



Кроме того, истица А.Г. пояснила, что и после смерти ее матери, Б.В., К.Ю. К.Н. не возражали против участия Б.В. в праве собственности на дом и договорились с ней, А.Г., что вместе обратятся в суд с иском о признании права собственности на самовольно возведенный дом, что и было сделано. Действительно, решением Ленинского районного суда г. Пензы от 21 апреля 2006 года их иск был удовлетворен. На основании решения суда она и К.Ю. К.Н. зарегистрировали свои права собственников на жилой дом, однако после этого К.Ю. К.Н. обратились с надзорной жалобой, утверждая, что самовольно возведенный дом они создавали только для себя.

Истица К.Н., не отрицая вышеизложенных объяснений А.Г., пояснила, что Б.В. подарила ей и мужу часть дома в 1995 году, чтобы начать строительство нового дома, а в 2000 году они начали собирать документы, чтобы узаконить дом. Вместе с тем, К.Н. пояснила, что Б.В. не претендовала на признание за ней права собственности во вновь возведенном доме, поэтому спорный дом они строили для своей семьи и на свои средства. Ни Б.В., ни А.Г. не вкладывали свои средства в возведение спорного дома.

Истец К.Ю. также просил удовлетворить его требования и требования его супруги, а в иске А.Г. отказать.

Представитель ответчика - Администрации г. Пензы и третьего лица - Главного управления градостроительства и архитектуры г. Пензы Р.В., действующий на основании доверенностей, в судебном заседании иски не признал, указав, что на спорное строение не может быть признано право собственности, т.к. данных о том, что земельный участок предоставлялся для строительства дома, не имеется, земельный участок, на котором расположен дом, находится в муниципальной собственности, намерений предоставить земельный участок К.Ю. К.Н. у администрации города Пензы не имеется, что в силу ст. 222 ГК РФ исключает возможность признания права собственности на дом.

Представители третьих лиц: Комитета по управлению муниципальным имуществом г. Пензы, ГУ МЧС России по Пензенской области, Инспекции ФНС России по Ленинскому району г. Пензы, ФГУЗ “Центр гигиены и эпидемиологии по Пензенской области, Управления Росприроднадзора по Пензенской области в судебное заседание не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Ленинский районный суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе К.Н. и К.Ю. просят отменить решение суда как незаконное, ссылаясь на то, что суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела, допущены нарушения норм материального и процессуального права.

При этом К.Н. и К.Ю. в жалобе указали, что судом первой инстанции сделан неправильный вывод об участии Б.В. в возведении спорного дома. Кассаторы считают неверным вывод суда о том, что договор дарения 1/2 доли дома, принадлежащей Б.В., является вкладом Б.В. в строительство дома.

Ошибочным кассаторы считают вывод суда и о том, что между Б.В. и К.Ю. К.Н. было соглашение о праве собственности на возводимый дом.

Как указано в кассационной жалобе, не является доказательством договоренности о создании общей собственности на дом и совместное заявление К.Ю. К.Н. и Б.В., с которым они обращались к Главе администрации города Пензы с просьбой узаконить самовольно возведенный дом.

По мнению кассаторов, суд ошибочно посчитал, что спорный дом возведен на земельном участке, который находился в пользовании Б.В. и А.Г., и поэтому, по их мнению, А.Г. имеет право на долю в праве собственности на дом.

В кассационной жалобе также указано, что раздел дома на две квартиры, нельзя расценивать как доказательство договоренности о создании общей собственности.

С учетом изложенных доводов К.Н. и К.Ю. просят отменить решение суда и вынести новое решение, которым удовлетворить иск К.Н. и К.Ю. в полном объеме, а в иске А.Г. отказать за необоснованностью.

Обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда.

Удовлетворяя требования К.Н. и К.Ю. частично, а требования А.Г. в полном объеме, суд признал установленным и исходил из того, что между супругами К.Н. и К.Ю., и Б.В., являющейся наследодателем в отношении А.Г., была достигнута договоренность о создании общей собственности на жилой дом, в результате чего на земельном участке, принадлежащем как Б.В., так и К.В., был возведен жилой дом, который удовлетворял потребность обеих сторон в жилье.

Данный вывод суда является правильным.

Из материалов дела видно, что домовладение <...> с 1974 г. принадлежало супругам: Б.Н. и Б.В. на основании договора дарения от 13 июня 1974 г. и было зарегистрировано за каждым из них по 1/2 доли (л.д. 98 т. 1).

Как видно из материалов дела, ранее этот дом принадлежал различным собственникам, в том числе по договору купли-продажи от 9 августа 1965 года (л.д. 98 т. 1) и А.В., который являлся отцом Б.В. (л.д. 166 т. 1).

<...> умер Б.Н. (л.д. 164 т. 1) и в доме остались проживать Б.В. и ее дочь, А.Г., которые свои наследственные права после умершего не оформили нотариально. Как следует из объяснений А.Г. (л.д. 29 оборот т. 3), она проживала в доме вместе с матерью до 1986 года.

Владея домом, Б.В. сдавала его часть в пользование другим лицам, в том числе с 1984 - 85 гг. и супругам К.Н. и К.Ю. (л.д. 136 т. 2).

Согласно договору дарения от 6 мая 1995 года (л.д. 65 т. 1) Б.В. подарила К.Ю. и К.Н. принадлежащую ей 1/2 долю в праве собственности на дом, продолжая вместе с К.Ю. К.Н. проживать в этом доме.

Из объяснений А.Г. видно, что согласно договоренности между ее матерью, Б.В., и супругами К.Ю. К.Н., она подарит им принадлежащую ей часть дома, а они возведут новый дом с последующим оформлением в ее собственность части дома, равную по площади той, которую она занимает в старом доме.

Эти объяснения А.Г. не противоречат установленных судом обстоятельствам, поскольку из материалов дела видно, что К.Ю. К.Н., став собственниками части дома, начали заготавливать строительный материал и производить строительные работы в целях возведения нового дома (л.д. 70 - 88 т. 2).

Данное обстоятельство не отрицают и К.Н., К.Ю., из объяснений которых видно, что дом строился с 1995 года по 1998 год (л.д. 33 т. 3).

Как видно из материалов дела, ни Б.В., ни супруги К.Ю. К.Н. не имели другого жилья и спорный дом возводили для себя в целях проживания в этом доме.

Из имеющегося в деле технического паспорта видно, что дом разделен на две квартиры, одна из которых площадью 31,1 кв. м. была определена для проживания Б.В., а вторая - площадью 68,8 кв. метров - для проживания семьи К.Ю. К.Н. (л.д. 13, 14 т. 1)

Довод кассационной жалобы о том, что такое разделение дома на две квартиры было условным, а весь дом принадлежал только К.Ю. К.Н., нельзя признать обоснованным. Из экспликации к поэтажному плану дома видно, что имеющиеся в доме две квартиры имеют разные входы с противоположных его сторон, в каждой квартире имеется обособленный отопительный очаг (л.д. 14, 15 т. 1). На земельном участке, на котором расположен дом, имеется два надворных туалета в разных частях участка (л.д. 33, 35 т. 2).

Из материалов дела также видно, что при представлении документов К.Н. и Б.В. в орган местного самоуправления для узаконивания в 2000 году дом представлялся как двухквартирный (л.д. 16 т. 1).

При подаче заявления в орган местного самоуправления города Пензы в 2000 году в целях узаконивания самовольно возведенного дома такое обращение исходило как от супругов К.Ю. К.Н., так и от Б.В. Данное заявление рассматривалось соответствующими службами как заявление К.Н. и Б.В. (л.д. 148, 157, 158 т. 1).

При сравнении с данными технического паспорта на старый дом, ранее принадлежавший супругам Б.Н. Б.В., видно, что в доме имелся только один вход, а на территории двора имелся один туалет (л.д. 48, 50 т. 2).

Кроме того, из имеющихся в материалах дела подлинных квитанций об уплате земельного налога за период с 1999 по 2005 год Б.В. значится плательщиком этого налога (л.д. 213 - 233 т. 2).

Из подлинных квитанций об оплате Б.В. за пользование электроэнергией видно, что она производила эту оплату только за свою квартиру (л.д. 213 - 233 т. 2).

Как видно из объяснений К.Н. в судебном заседании, Б.В. в связи с имущественными затруднениями предоставляла свою квартиру в пользование других лиц и получала с них плату (л.д. 33 оборот т. 3).

Оценив вышеназванные письменные доказательства в совокупности с другими материалами дела, в частности, показаниями свидетелей, суд пришел к правильному выводу о том, что при возведении нового дома, по поводу права собственности на который возник спор, между Б.В. и супругами К.Ю. К.Н. была достигнута договоренность о создании общей собственности на этот дом в целях удовлетворения своих потребностей в жилье.

При этом суд правильно указал в решении, что такая договоренность могла быть реализована только после того, как супруги К.Ю. К.Н. стали собственниками 1/2 части дома, который был перестроен с увеличением площади.

Довод кассационной жалобы о том, что этот вывод суда не подтвержден другими доказательствами, является ошибочным.

По мнению кассатора, суд неверно расценил договор дарения части дома от 6 мая 1995 года “вложением Б.В. в возведение нового дома“.

Однако такого вывода в решении суда не содержится, поскольку договору дарения от 6 мая 1995 года суд придал иное значение.

Отсутствие письменного договора между участниками создания общей собственности на дом не свидетельствует о том, что такой договоренности не было. Учитывая данное обстоятельство, суд правильно исходил из фактических обстоятельств, установленных при разбирательстве дела, и данный вывод обосновал соответствующими доказательствами, в том числе ссылаясь на договор дарения части дома.

Доводы кассационной жалобы о том, что Б.В., подарив К.Ю. К.Н. 1/2 часть принадлежащего ей дома, являющегося для нее, престарелого человека, единственным местом жительства, устранилась от осуществления прав собственника вновь возводимого дома, являются необоснованными, поскольку эти доводы основаны лишь на объяснениях К.Ю. К.Н. Ссылка на то, что при решении вопросов об оформлении каких-либо документов (обращение в администрацию города, регистрация проживающих в доме) Б.В. рекомендовала обращаться к К.Н., не является доказательством ее отказа от права собственности на дом.

В соответствии со ст. 236 ГК РФ отказ от права собственности должен быть подтвержден доказательствами, определенно свидетельствующими об устранении собственника от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на этом имущество.

Таких доказательств К.Ю. К.Н. не представлено.

Довод кассационной жалобы о необоснованности вывода суда о том, что Б.В. явилась участницей создания общей собственности на дом, возведенный на принадлежащем ей земельном участке, является надуманным и противоречит как положениям ст. 222 ГК РФ, так и положениям ст. 40 ЗК РФ.

Утверждение в кассационной жалобе о том, что ни А.Г., ни Б.В. не могли наследовать права на земельный участок, поскольку на него не было оформлено право собственности или право пожизненного наследуемого владения, является ошибочным.

Граждане, получившие участки в бессрочное (постоянное) пользование, в силу п. 3 Указа Президента РФ от 27 октября 1993 года N 1767 “О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России“ получили право на предоставление этих участков в собственность.

Согласно Указу Президента РФ от 7 марта 1996 года N 337 “О реализации конституционных прав граждан на землю“ земельные участки, полученные гражданами до 1 января 1991 года и находящиеся в их пользовании, сохраняются за гражданами в полном размере. При переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками.

Довод кассационной жалобы о том, что ни Б.В., ни А.Г. не вкладывали своих средств в строительство нового дома, также не может служить основанием для признания их обоснованными, т.к. предметом заявленного А.Г. иска являлись обстоятельства, связанные с защитой права собственности на дом, возникшего у ее правопредшественника.

Имеющиеся у К.Ю. К.Н. имущественные претензии к А.Г., они вправе разрешить в установленном законом порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Пензы от 25 июня 2008 года по делу по иску К.Ю., К.Н. к Администрации г. Пензы о признании права собственности на самовольно возведенный жилой дом по адресу: <...> и по иску А.Г. к Администрации г. Пензы об установлении факта принятия наследства, о признании права собственности на 31/100 доли дома оставить без изменения, кассационную жалобу К.Ю. К.Н. - без удовлетворения.