Решения и постановления судов

Определение Пензенского областного суда от 12.08.2008 по делу N 33-1410 Дело о признании не имеющим права на жилую площадь и снятии с регистрационного учета направлено на новое рассмотрение, поскольку судом первой инстанции ответчику не предложено представить доказательства, свидетельствующие о согласии нанимателя на его вселение в спорную квартиру после его освобождения из мест лишения свободы, что он являлся либо был признан членом семьи нанимателя в этот период, не выяснено, нормой какого правового акта руководствовался регистрационный орган, производя регистрацию.

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2008 г. по делу N 33-1410

Судья: Бобылева Е.С.

12 августа 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе

председательствующего Сериковой Т.И.

судей Кузнецовой Т.А. и Елагиной Т.В.

заслушала в открытом судебном заседании по докладу Сериковой Т.И. дело по жалобе З.Л. на решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 20 мая 2008 года, которым постановлено:

Исковые требования З.Л. оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения З.Л., поддержавшей доводы жалобы, третьего лица Б.Ю., просившей жалобу удовлетворить, З.С., его представителя адвоката Матвеевой А.Г., третьего лица З.Н., возражавших против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

установила:

З.Л. обратилась в суд с иском к З.С. о признании не имеющим права на жилую площадь и снятии с регистрационного учета, указав, что является нанимателем квартиры <...>. С 1985 года в данной квартире проживал и был прописан ее муж З.С. 16 марта 1990 года З.С. в очередной третий раз был осужден к лишению свободы, в связи с чем 11 декабря 1990 года по вступлении приговора в законную силу был выписан из квартиры и больше никогда в нее не возвращался. Таким образом, в соответствии с действовавшим в тот период жилищным законодательством он утратил право на жилую площадь в данной квартире. Освободившись из мест лишения свободы в 1993 году, ответчик в спорной квартире не появился и не прописался. За совершение новых преступлений ответчик был осужден к лишению свободы в 1994 году на 4 года, а в 1998 году - на 10 лет. После отбытия последнего срока лишения свободы он непонятным образом оказался зарегистрированным по месту жительства в спорной квартире. Когда ей об этом стало известно, она обратилась с заявлением о снятии его с регистрационного учета в паспортно-визовую службу, однако ей ответили отказом.

Истица просила суд признать ответчика не имеющим право пользования жилым помещением в квартире <...> и обязать ОУФМС России по Пензенской области в Октябрьском районе г. Пензы снять его с регистрационного учета.

Октябрьский районный суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе З.Л. просит решение отменить как незаконное и необоснованное, указав, что суд не принял во внимание ее доводы о том, что после освобождения из мест лишения свободы в 1993 году истец в спорную квартиру не вселялся, показаниям свидетелей судом дана неправильная оценка, кроме того, судом не принято во внимание, что положения ч. 1 и п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РСФСР были признаны несоответствующими Конституции РФ лишь в 1995 году и неправомерно сослался на то, что ответчик не был в судебном порядке признан утратившим право пользования жилым помещением, поскольку какого-либо судебного порядка для признания ответчика утратившим право пользования жилым помещением в соответствии с действовавшим в тот период законодательством не требовалось.

Суд не принял во внимание, что регистрация в спорной квартире неоднократно судимого ответчика, в том числе за тяжкое преступление в отношении ее дочери Б.Ю., нарушает ее права, ее детей и малолетнего внука, поскольку дает ответчику право на заселение и проживание в квартире.



В письменных возражениях на кассационную жалобу З.С. просил в ее удовлетворении отказать, ссылаясь на неосновательность ее доводов.

Обсудив доводы жалобы, возражений на нее, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Отказывая З.Л. в удовлетворении исковых требований, суд признал установленным и исходил из того, что приобретя в 1985 году право пользования спорной квартирой, ответчик в дальнейшем это право не утратил, регистрацией по месту жительства в спорной квартире это право зафиксировано.

Однако данный вывод суда является преждевременным.

Как установлено судом, З.С. после регистрации брака с З.Л., которая являлась нанимателем квартиры <...>, вселился в данную квартиру и был в ней прописан 26 марта 1985 года в качестве члена семьи, в связи с чем, в соответствии с положениями действующей на тот период статьи 54 ЖК РСФСР, приобрел равное с нанимателем и другими членами ее семьи право пользования спорной квартирой.

Приговором Октябрьского районного суда от 16 ноября 1990 года З.С. был осужден к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строгого режима и 11 декабря 1990 года, после вступления приговора суда в законную силу, из спорной квартиры был выписан.

Вывод суда о том, что данная выписка из спорной квартиры не свидетельствует об утрате З.С. права пользования спорной квартирой основан на ошибочном толковании норм жилищного законодательства, действовавшего на период выписки ответчика из спорной квартиры.

В обоснование данного вывода суд, сославшись на ст. 61 ЖК РСФСР, указал на отсутствие судебного решения о признании ответчика утратившим право пользования жилым помещением, и на то, что положения п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РСФСР признаны не соответствующими Конституции РФ постановлением Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 года N 8-П.

Между тем суд не принял во внимание, что в соответствии с действовавшим на тот период пунктом 8 части 2 статьи 60 ЖК РСФСР право пользования жилым помещением сохранялось за осужденным к лишению свободы на срок свыше шести месяцев лишь до приведения приговора в исполнение. Согласно п. 31 Положения о паспортной системе в СССР, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г. N 677, выписка из жилых помещений осужденных к лишению свободы лиц производилась после вступления в законную силу приговоров в отношении этих лиц. В соответствии со ст. 61 ЖК РСФСР основанием для признания лица, утратившего право пользования жилым помещением в судебном порядке, является отсутствие этого лица сверх установленных сроков. Согласно ч. ч. 1 и 4 ст. 60 ЖК РСФСР жилое помещение сохраняется в течение шести месяцев при временном отсутствии нанимателя или членов его семьи и в течение того же срока - в случаях, предусмотренных п. п. 1 - 7 ч. 2 той же статьи. Для случая, предусмотренного п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РСФСР, такой срок не установлен.

Поэтому в декабре 1990 года признание утратившим право пользования жилым помещением лица, осужденного к лишению свободы на срок свыше шести месяцев, не требовало судебного решения, а обусловливалось приведением в исполнение приговора суда.

Вывод суда о том, что к данному спору неприменимы положения п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РСФСР, поскольку они противоречат положениям Конституции РФ, также является ошибочным.

Выписка истца из спорной квартиры имела место в декабре 1990 года, т.е. до принятия Конституции РФ (12.12.1993) и до введения ее в действие (25.12.1993 года).

Кроме того, Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 года N 8-П, признавшим положения ч. 1 и п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РФ противоречащими ч. 1 ст. 40, ч. 3 ст. 55, ст. 19, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, было постановлено, что указанные положения Жилищного кодекса утрачивают силу с момента провозглашения настоящего Постановления.

Таким образом, до 23 июня 1995 года положения п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РФ действовали и ответчик с 11 декабря 1990 года утратил право пользования спорной квартирой.

В связи с изложенным, юридически значимым для данного дела является следующее обстоятельство: возникло ли у ответчика снова право пользования спорной квартирой после 11 декабря 1990 года.



Суд признал установленным, что после освобождения из мест лишения свободы в 1993 году ответчик вновь вселился в спорную квартиру и проживал там, при этом указал, что истица не представила суду достоверных доказательств относительно того, возвращался ли истец в спорную квартиру.

Между тем суд не учел, что в соответствии со ст. 56 ГПК РФ бремя доказывания наличия у ответчика права пользования спорной квартирой лежит на нем.

В нарушение требований ст. 12 ГПК РФ суд не предложил ответчику представить суду доказательства, которые бы свидетельствовали о наличии в 1993 году оснований, предусмотренных ст. 54 ЖК РСФСР для возникновения у него права пользования жилым помещением, а именно: наличие согласие нанимателя на его вселение в спорную квартиру после его освобождения из мест лишения свободы, а также доказательства, что он являлся либо был признан членом семьи нанимателя в этот период (ст. 53 ЖК РСФСР).

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Приказ ФМС РФ “Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации“ издан 20.09.2007, а не 02.09.2007, имеет N 208, а не 207.

Суд также должным образом не выяснил, какой документ, предусмотренный “Административным регламентом предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и места жительства в пределах Российской Федерации“, утвержденный Приказом ФМС РФ от 2.09.2007 года N 207, подтверждающий наличие у ответчика права пользования спорной квартирой, либо послужил основанием для проведения УФМС по Пензенской области регистрации ответчика по месту жительства в спорной квартире, учитывая, что в спорной квартире ответчик не проживает и данная регистрация была произведена без ведома нанимателя спорной квартиры и совершеннолетних членов семьи нанимателя, и нормой какого правового акта руководствовалась ФМС, производя регистрацию.

Таким образом, судебное решение как постановленное на ошибочном толковании норм материального права и без надлежащего выяснения всех юридически значимых обстоятельств нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в тот же суд.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить существенные для дела обстоятельства и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами, правильно применив нормы материального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда от 20 мая 2008 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.