Решения и постановления судов

Определение Пензенского областного суда от 20.05.2008 по делу N 33-923 Договор на приватизацию жилого помещения признан частично недействительным, поскольку заявление истца об отказе от приватизации составлено под влиянием заблуждения относительно природы сделки и ее правовых последствий в виде перехода права собственности на спорную квартиру, что нарушает его права и законные интересы.

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 мая 2008 г. по делу N 33-923

Судья: Тарасова И.Г.

20 мая 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Смирновой Л.А.

и судей Фроловой Т.А., Гордеевой Н.В.

заслушали в открытом судебном заседании по докладу судьи Гордеевой Н.В. дело по кассационной жалобе Е.Л.В. на решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 17 апреля 2008 года, которым постановлено:

Исковые требования А.Т.И. удовлетворить частично.

Признать недействительным отказ А.Т.И. от участия в приватизации от 11.07.2001 г.

Признать договор на передачу квартир (домов) в собственность граждан от 20.07.2001 г. на квартиру N 12 г. Пензы, заключенный между Пензенской городской администрацией и Е.Л.В., зарегистрированный в местной администрации за N 3980 от 30.07.2001 г. - частично недействительным, включив в число ее со собственников А.Т.И.

Признать за А.Т.И. право собственности на 1/3 доли квартиры N 12 г. Пензы, оставив за Е.Л.В. право собственности на 2/3 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Пенза.

Признать недействительной запись в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним за N 58-01/29-17/2001-664 от 10.08.2001 г. о праве собственности Е.Л.В. на квартиру N 12 г. Пензы.

В остальной части исковых требований А.Т.И. - отказать.

Проверив материалы дела, заслушав А.Т.И., возражавшую по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:



А.Т.И. обратилась в суд с иском о признании договора на передачу квартиры в собственность граждан недействительным, указав в его обоснование, что в трехкомнатную квартиру N 12 в г. Пензе они с семьей в составе 5 человек: она, муж, его мать и двое их сыновей вселились в декабре 1973 г. на основании ордера. Впоследствии у них родилась дочь - ответчица по делу, которая, как и они, была зарегистрирована в данной квартире. Позже, в связи со смертью, с регистрационного учета в квартире была снята мать мужа, а затем, в связи с женитьбой и переездом со своими семьями на другое место жительство в 1980-х годах, и сыновья. Ее дочь Е.Л.В. была снята с регистрационного учета по указанному выше адресу в период с 1997 по 1999 гг., хотя фактически она выбыла из г. Пензы в 1994 г. в связи с переездом в г. Саратов на учебу в Саратовскую консерваторию. В г. Саратове она жила постоянно с 1994 по июль 2005 гг. и в кв. N 12 в г. Пензе не проживала, приезжая лишь в г. Пензу в отпуск. Так, летом 2001 г. она приехала в г. Пенза, и уговорила их с мужем приватизировать квартиру. Договор на передачу квартир (домов) в собственность граждан был заключен в июле 2001 г. По завершении приватизации Е.Л.В. забрала все документы себе и до настоящего момента ей их не показывает.

В настоящее время в спорной квартире зарегистрированы она и ее дочь Е.Л.В. Кроме них в квартире проживают муж Е.Л.В. - Е.В.К. и их сын - Е.Д., зарегистрированные по другому адресу. Поскольку считала и продолжает считать себя собственницей квартиры наравне со своей дочерью Е.Л.В., она оплачивала коммунальные платежи за квартиру до ноября 2005 г. в полном объеме, а с ноября 2005 г. стала брать с дочери половину квартплаты, поскольку пенсия у нее небольшая. С момента приезда Е.Л.В. с семьей в 2005 г. в спорную квартиру, отношения с ними не складываются. Дочь грозит выселить ее в коммунальную квартиру.

Считает, что поскольку они с мужем вселились в спорную квартиру до ее приватизации, они имели с ним право стать полноправными участниками общей собственности на нее. На момент приватизации вследствие их преклонного возраста, неграмотности они отказались от этого, дали согласие на приватизацию их дочери Е.Л.В. при условии, что они будут проживать в ней до смерти без ухудшения условий проживания и она будет заботиться о них. Просила признать недействительным договор на передачу квартиры N 12 в г. Пензе в собственность граждан.

В ходе рассмотрения дела А.Т.И. увеличила исковые требования и просила о признании договора на передачу спорной квартиры в собственность граждан от 20.07.2001 г. частично недействительным; о понуждении Администрации г. Пензы включить ее в число сособственника в указанный договор; признании за ней права собственности на 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: г. Пенза, оставив за Е.Л.В. право собственности на 1/2 доли данной квартиры.

Определением Железнодорожного районного суда г. Пензы от 20.07.2006 г. между А.Т.И. в лице ее представителя П.В.Я. и Е.Л.В. по настоящему делу было утверждено мировое соглашение.

Постановлением Президиума Пензенского областного суда от 08.06.2007 г. определение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 20.07.2006 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела А.Т.И. неоднократно увеличивала исковые требования и, кроме вышеуказанных требований, просила также признать недействительными ее заявление и заявление умершего супруга А.В.Д. от 11.07.2001 г. об отказе от участия в приватизации; включить 1/3 доли квартиры N 12 г. Пенза в состав наследственного имущества после смерти А.В.А., установить факт принятия ею наследства после смерти мужа А.В.Д.; признать за ней право собственности на 2/3 доли квартиры (учитывая ее долю и долю ее мужа), а также признать недействительной запись в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности Е.Л.В. на спорную квартиру. При этом, указала, что оба заявления об отказе от участия в приватизации являются противоречащими закону сделками. Заявления не содержат сведений о том, что они отказались от получения в собственность бесплатно квартиры. Из содержания и смысла данных заявлений следует, что у них с мужем возникло право собственности на квартиру - на ее долю, которую они передают Е.Л.В. Кроме того, указанные заявления об отказе от участия в приватизации подписаны под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, поскольку она предполагала, что до конца своих дней она будет оставаться собственницей квартиры, думала, что право собственности перейдет к ее дочери только после их с мужем смерти, дочь обещала за это до конца дней ухаживать за ними, не обижать.

Просила учесть, что срок исковой давности на обращение в суд с настоящим иском ею не пропущен, поскольку о нарушении своих прав она узнала тогда, когда после драки в феврале 2006 г. с Е.Л.В. она обратилась к адвокату, который ей пояснил, что по документам собственником квартиры является дочь и после того, как она в апреле 2006 г., получила из УФРС по Пензенской области Выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и из которой было видно, что Е.Л.В. является собственницей всей спорной квартиры. До этого, никакого документа она не видела, все документы хранились у дочери в г. Саратове. Более того, заявление об отказе от участия в приватизации подписано ею под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, поскольку она предполагала, что до конца своих дней будет оставаться собственницей квартиры, думала, что право собственности перейдет к ее дочери только после их с мужем смерти, дочь обещала за это до конца дней ухаживать за ними, не обижать. После приватизации ничего не изменилось, они продолжали жить в этой квартире, она оплачивала за дочь коммунальные услуги, пользовалась всей квартирой. Муж умер в ноябре 2004 г. Конфликты начались с того, что после приезда дочери Е.Л.В. с семьей из г. Саратова.

Разрешив исковые требования А.Т.И., Железнодорожный районный суд г. Пензы постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Е.Л.В. выражает несогласие с решением суда, ссылаясь на неправильное толкование ст. 181 ГК РФ в части применения исковой давности по ничтожным сделкам. Обстоятельства по делу доказывают, что А.Т.И. пропустила срок для обращения в суд с указанными ею исковыми требованиями. Кроме того, истица просила признать отказ от участия в приватизации недействительным по взаимоисключающим обстоятельствам. Просила решение суда отменить и в иске А.Т.И. отказать.

Обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на нее, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“ от 04.07.1991 г. N 1541-1 граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Статьей 11 Закона предусмотрено, что каждый гражданин имеет право на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации, жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования один раз.

Жилое помещение передается в собственность в связи с приватизацией при наличии согласия всех совершеннолетних членов семьи, имеющих право пользования занимаемым жилым помещением. По желанию совершеннолетних членов семьи квартира может передаваться в совместную собственность кому-либо одному из проживающих в этой квартире.

В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 г. N 8 “О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“ разъяснено, что в случае возникновения спора по поводу правомерности договора передачи жилого помещения, в том числе, в собственность одного из его пользователей, этот договор по требовании. Заинтересованных лиц могут быть признаны судом недействительными по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной, в том числе по основаниям несоответствия сделки требованиям закона.



Материалами дела установлено, что в ноябре 1973 г. А.В.Д. на состав семьи 5 человек - он, супруга, его мать и двое сыновей была предоставлена квартира N 12 в г. Пензе. В декабре 1973 г. у А. родилась дочь, ответчица по делу.

На момент приватизации спорной квартиры в ней были зарегистрированы А.В.Д., А.Т.И. (истица по делу) и их дочь - Е.Л.В. (ответчица по делу).

По договору на передачу квартир (домов) в собственность граждан от 20.07.2001 г. Е.Л.В. приобрела в личную собственность спорную квартиру. При этом на имя директора МУП по приватизации жилья А.В.Д. и А.Т.И. 11.07.2001 г. были поданы заявления, согласно которым они дают согласие на приватизацию данной квартиры, от своей доли собственности и от права участвовать в приватизации вышеуказанной квартиры отказываются, право собственности передают в пользу Е.Л.В.

Впоследствии Е.Л.В. зарегистрировала свое право собственности на спорную квартиру, получив свидетельство о государственной регистрации права от 10.08.2001 г. При этом в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 10.08.2001 г. сделана запись регистрации N 58-01/29-17/2001-664.

8.11.2004 г. умер А.В.Д.

Суд первой инстанции, разрешая требование А.Т.И. о признании недействительным отказа умершего супруга А.В.Д. от приватизации спорной квартиры, правильно указал, что А.Т.И. не вправе оспаривать данное заявление А.В.Д. поскольку оно написано и подано им лично, а значит только он был вправе его оспаривать.

Разрешая остальные требования А.Т.И. суд обоснованно исходил из нижеследующего.

В силу ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушений.

Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении “О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“ от 24.08.1993 г. N 8, если суд приходит к выводу, что в случае когда гражданин при отказе от приватизации был введен в заблуждение, то он имеет право на предъявление иска о признании недействительным заключенного договора на приватизацию жилого помещения.

Отказ от приватизации представляет собой одностороннюю сделку.

Исходя из положений ст. ст. 154 - 156 ГК РФ, анализируя заявление А.Т.И. об отказе от приватизации, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оно не может отвечать требованиям закона, предъявляемому к юридическому действию по отказу от приватизации, поскольку оно является противоречивым: отказываясь от своей доли собственности и от участия в приватизации, А.Т.И. “право собственности на квартиру передает в пользу Е.Л.В.“. Из смысла написанного и подписанного А.Т.И. заявления следует, что у нее возникло право собственности на квартиру, ее долю, которую она передает дочери Е.Л.В., тогда как в соответствии со ст. ст. 218, 131 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании сделки по отчуждению этого имущества, право собственности на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации такого права.

Изложенные обстоятельства, также подтверждают доводы истицы о том, что, отказываясь от приватизации, она заблуждалась, полагая, что до конца своих дней будет оставаться собственницей квартиры, думала, что право собственности перейдет к ее дочери только после их с мужем смерти. После приватизации ничего не изменилось, она продолжала жить в этой квартире, оплачивала за дочь коммунальные услуги, пользовалась всей квартирой до того момента, когда дочь приехала со своей семьей из г. Саратова.

Оценив представленные сторонами доказательства, в том числе показания свидетелей, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что оспариваемый истицей отказ от приватизации является недействительным, в том числе выражен под влиянием заблуждения относительно природы сделки и ее правовых последствий, поскольку при совершении обжалуемого юридически значимого действия, сделки, истица составила себе неправильное мнение и была в неведении относительно обстоятельств перехода права собственности на спорную квартиру, имеющих для нее существенное значение.

Поскольку отказ А.Т.И. от приватизации спорной квартиры незаконен, суд правильно констатировал факт нарушения ее прав, которые подлежат восстановлению путем признания частично недействительным договора на передачу квартир (домов) в собственность граждан от 20.07.2001 г. на квартиру N 12 г. Пензы, включения ее в число сособственников, признания за ней права собственности на 1/3 доли квартиры.

Доводы кассационной жалобы Е.Л.В. о неправильном толковании судом ст. 181 ГК РФ в части применения исковой давности по ничтожным сделкам, а также пропуске А.Т.И. срока для обращения в суд с указанными требованиями не могут быть приняты во внимание и служить основанием к отмене решения. Они были предметом обсуждения судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными.

Срок исковой давности для оспаривания сделки по основанию, предусмотренному ст. 178 ГК РФ - годичный, исчисляемый с момента, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Об этих обстоятельствах А.Т.И., как установил суд, узнала в апреле 2006 г. и обратилась в суд. Оценка соответствующих обстоятельств, данная судом, соответствует положениям ст. 67 ГПК РФ.

Правильно суд посчитал, что истицей не пропущен срок исковой давности и для оспаривания сделки по основанию ее ничтожности, поскольку в силу ст. 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к правоотношениям, возникшим после введения их в действие.

В ст. 2 ФЗ “О внесении изменений в ст. 181 ч. 1 ГК РФ“ от 21.07.2005 г. прямо указано, что 3-годичный срок применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего закона.

Ранее действовал десятилетний срок исковой давности, который не истек в 2006 г. - на момент обращения А.Т.И. в иском в суд, а потому с 25.07.2005 г. (вступления в силу названного федерального закона) применяется 3-летний срок исковой давности.

Довод кассатора о том, что истица просила признать отказ от участия в приватизации недействительным по взаимоисключающим обстоятельствам также не может служить основанием к отмене решения, поскольку оспаривание сделки по мотиву заблуждения не является препятствием для оспаривания ее и как сделки, противоречащей закону.

Необоснованность иных доводов кассационной жалобы отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, которые, как указано выше, судебная коллегия считает правильными.

Оснований для отмены решения суда, как о том ставится вопрос в кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает.

По изложенным мотивам кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 17 апреля 2008 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Е.Л.В. - без удовлетворения.