Решения и постановления судов

Решение Пензенского областного суда от 08.04.2008 по делу N 7.1-20-08 Исковые требования о привлечении к административной ответственности за нарушение правил содержания домашних животных удовлетворены правомерно, поскольку материалами дела подтвержден факт причинения легкого вреда здоровью собакой, принадлежащей лицу, привлекаемому к ответственности, а также факт отсутствия предупреждающей надписи о наличии собаки и установки забора ненадлежащей высоты.

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

РЕШЕНИЕ

от 8 апреля 2008 г. по делу N 7.1-20-08

Судья: Панина Л.Б.

8 апреля 2008 года судья Пензенского областного суда В.М. Рыжов, рассмотрев жалобу М. на решение судьи Бессоновского районного суда Пензенской области от 12 марта 2008 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 1 Закона Пензенской области N 412 от 18 ноября 2002 года “Об административной ответственности за нарушение правил содержания домашних животных, скота и птицы в населенных пунктах Пензенской области“, которым постановление административной комиссии при администрации Бессоновского района N 11 от 21 февраля 2008 года оставлено без изменения, жалоба М. - без удовлетворения.

установил:

Постановлением административной комиссии Бессоновского района N 11 от 21 февраля 2008 года М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 1 Закона Пензенской области N 412 от 18.11.2002 года “Об административной ответственности за нарушение правил содержания домашних животных, скота и птицы в населенных пунктах Пензенской области“ и п. 2.7 и пп. 3 п. 11.2 Правил содержания животных, скота и птицы в населенных пунктах Бессоновского района Пензенской области. На него за данное правонарушение наложен штраф в размере 500 руб.

Он признан виновным в том, что 19.01.2008 года в 9 часов он содержал свою собаку в свободном выгуле на слабо огороженной территории, а также в том, что при входе на земельный участок отсутствует надпись о наличии собаки. Не соглашаясь с данным решением административной комиссии, в жалобе М. указывает, что у него действительно имеется собака, которая содержится на привязи. Собака содержится на цепи и в ошейнике. Территория его домовладения огорожена забором по всему периметру земельного участка. В заборе отсутствует 10 метров ограждения, но в этом месте по всей длине находятся надворные постройки его и К., которые служат ограждением его земельного участка. Кроме того, наличие привязи, не обязывает его нести ответственность за слабо огражденную территорию.

19 января 2008 года он с семьей уехал из дома. На момент их отъезда собака находилась на привязи. Домой вернулся около 16 часов, собака также находилась на цепи. На следующий день от К. он узнал, что якобы его собака покусала их сына. Считает, что со стороны К. имеет место оговор в отношении него из-за длительного конфликта, который возник по поводу пользования земельным участком. Считает, что в основу его виновности были необоснованно положены показания свидетелей Б., Р., Д., которые заинтересованы в исходе дела. Их показания, с его точки зрения, являются противоречивыми. Вместе с тем, не были допрошены свидетели с его стороны - соседи К. Указывает, что в ходе проведения проверки по данному факту не было с достоверностью установлено, что именно его собака покусала несовершеннолетнего К. Считает, что за отсутствие надписи на заборе о наличии собаки он может нести ответственность лишь по ч. 1 ст. 1 ЗПО N 412, если бы при отсутствии надписи его собака покусала бы кого-то вошедшего во двор. Также не согласен с тем, что его признали виновным по ч. 3 ст. 1 ЗПО N 412 и применили санкцию указанной статьи, хотя текст протокола об административном правонарушении описание совершенного им деяния не содержит, как и не содержит указания на наступившие последствия, что является необходимым условием для вывода о совершении им именно этого правонарушения. Просил постановление административной комиссии N 11 от 21 февраля 2008 года отменить и производство по делу прекратить в связи с отсутствием события административного правонарушения.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 2 части 1 статьи 30.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а не пункт 2 части 1 статьи 30.

В соответствии со ст. 25.1 и п. 2 ч. 1 ст. 30 Кодекса РФ об административных правонарушениях М. вправе обжаловать принятое в отношении него постановление административной комиссии в районный суд.

В судебном заседании М. полностью поддержал доводы жалобы. Дополнительно пояснил, что собака у него дворняжка, но внешне похожа на овчарку светло-серого окраса среднего размера. Она была привязана на цепочке и на ремне из тряпичного материала. Жила собака в будке, которая расположена сзади дома. Двор огорожен сплошным забором высотой от 1,5 до 2 метров. Высота забора разная. Выйти за забор собака никак не могла. Собака никогда не отвязывалась. В настоящее время его собака находится у его друзей. Он отвез собаку, т.к. опасается, что К. могут ее отравить. Собаку он отвез к друзьям через 2 недели после случившегося.

Представитель административной комиссии Л., действующая на основании доверенности N 361 от 7 марта 2008 года, в судебном заседании с доводами жалобы не согласна и пояснила суду, что при вынесении Постановления во внимание были приняты показания свидетелей, которые не были заинтересованы в исходе дела: Р., Д., Б. Последствия неправильного содержания собаки - это причинение легкого вреда здоровью несовершеннолетнего К. В постановлении комиссии это указано. В протоколе об административном правонарушении также указано, что М. совершил правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 1 ЗПО N 412 и нарушил Правила содержания собак. Просили жалобу М. оставить без удовлетворения, а постановление административной комиссии от 21 февраля 2008 года - без изменения.

Судья постановила указанное решение.

В жалобе на данное решение М. указал, что решение считает незаконным и подлежащим отмене по тем основаниям, что хотя в момент происшедшего его дома не было, его собака все время была на привязи, в том числе и в 16 часов, когда он приехал домой, т.е. не доказано, что именно его собака покусала К. Считает, что в протоколе должен указываться конкретный пункт Правил, который был им нарушен, однако в протоколе имеется только ссылка на ч. 3 ст. 1 вышеназванного Закона. В постановлении указано, что он содержал собаку в свободном выгуле на слабо огороженной территории и не прикрепил табличку о наличии собаки на участке. В постановлении комиссия вышла за пределы протокола, указав, что на части участка заграждение отсутствовало вообще. Комиссия, а затем суд признали в решении наличие в его действиях нарушения п. 2.7 Правил. Считает, что его собаку нельзя признать сторожевой. Указал, что в объяснениях потерпевшего, его родителей и свидетелей имеются противоречия в части времени причинения травмы, окраса собаки, что судом не установлено место причинения укуса К. Суд необоснованно указал, что собака содержалась не на ременном, а тряпичном ошейнике. Показания Д. не могут быть объективными, так как они с ней находятся в неприязненных отношениях. Указывает, что с К. у него длительное время существует конфликт из-за скотопрогона. Указывает, что ворота были открыты К. к моменту приезда милиции. Доводы суда о том, что в заборе отсутствует 10 метров заграждения, не соответствуют действительности, поскольку в этом месте находятся хозпостройки, которые и выполняют роль забора. Указывает, что его собака дымчато-серого цвета, что его дочь примерно в марте видела на улице похожую на их собаку, но другую.

Выслушав объяснения М., представившего фотографию его собаки, просившего решение суда отменить, обсудив доводы его жалобы и исследовав материалы, нахожу решение суда первой инстанции законным и обоснованным.



Из показаний К., в том числе и потерпевшего, соседки Д., Б. видно, что К. при вышеизложенных обстоятельствах покусала собака М.

Из показаний работника милиции К. видно, что на момент приезда на место происшествия ворота дома М. были открыты.

Из справки видно, что К. причинен легкий вред, не исключается от зубов собаки.

В документе, видимо, допущен пропуск текста: исходя из смысла решения, имеется в виду “...бегала собака светло-желтого окраса“.

Из показаний водителя “Скорой помощи“ Р. видно, что на момент приезда бригады врачей по вызову К. возле дома М. бегала *** светло-желтого окраса.

Из протокола осмотра места происшествия, который не оспаривался М., видно, что на момент осмотра на заборе отсутствует предупреждающая надпись о наличии собаки и часть ограждения, а с северной стороны забор установлен ненадлежащей высоты.

М. не отрицает того, что собака светло-рыжего окраса, фотографию которой он представил в суд второй инстанции, принадлежит ему.

Указанным доказательствам и показаниям М. и его жены суд первой инстанции дал надлежащую оценку.

Доводы М. были предметом рассмотрения в суд первой инстанции и обоснованно судом отвергнуты.

В силу изложенного, оснований к отмене или изменению судебного постановления не усматривается, доводы жалобы таковыми не являются.

Руководствуясь ст. ст. 30.7 - 30.9 КоАП РФ, судья облсуда

решил:

решение судьи Бессоновского районного суда Пензенской области от 12 марта 2008 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 1 Закона Пензенской области “О правилах содержания домашнего скота, птицы, домашних животных в Пензенской области“, в отношении М. оставить без изменения, а его жалобу - без удовлетворения.

Судья облсуда

В.М.РЫЖОВ