Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 30.12.2008 по делу N А19-3326/07-16-23 В удовлетворении исковых требований о взыскании стоимости выполненных работ по государственному контракту, процентов за пользование чужими денежными средствами отказано, поскольку иск предъявлен лицу, которое представляет Иркутскую область и не может являться надлежащим ответчиком по делу.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 30 декабря 2008 г. по делу N А19-3326/07-16-23

Резолютивная часть решения объявлена 25.12.2008. Полный текст решения изготовлен 30.12.2008.

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Архипенко А.А.

при ведении протокола судебного заседания судьей,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью “Информационные Бизнес Системы“

к Иркутской области в лице Правительства Иркутской области, Департаменту финансов Иркутской области

о взыскании 16 266 578 руб. 20 коп.

при участии:

от истца: Васильев А.А. - по доверенности;

от ответчиков: Машкина С.И. - по доверенности, Рымаренко И.А. - по доверенности (от администрации Иркутской области в лице Правительства Иркутской области), Курбатов А.А. - по доверенности (от Департамента финансов Иркутской области);

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Информационные Бизнес Системы“ обратилось к администрации Иркутской области, Департаменту финансов Иркутской области с требованием о взыскании 15 030 000 руб., составляющих стоимость выполненных по государственному контракту N 74/28-147 научно-исследовательских работ, и 1 236 578 руб. 20 коп. - процентов за пользование чужими денежными средствами за счет казны Иркутской области.

Решением суда от 11.02.2008 по делу N А19-3326/07-16 в иске было отказано ввиду недействительности (ничтожности заключенного между сторонами государственного контракта N 74/28-147) и подписания актов сдачи-приемки выполненных работ со стороны администрации не уполномоченными на совершение приемки лицами.



Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25.08.2008 решение по делу отменено.

Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала на необходимость дать оценку отношениям сторон, сложившимся в ходе исполнения контракта, проверить объемы и стоимость фактически выполненной работы.

До принятия решения по делу истец уточнил ответчика по делу, которым по его мнению, должно быть публично-правовое образование Иркутская область в лице администрации Иркутской области и вторым ответчиком Департамент финансов Иркутской области.

Уточнение судом принято.

До принятия решения по делу в связи с изменением наименования администрации Иркутской области на Правительство Иркутской области произведена соответствующая замена лица, представляющего Иркутскую область.

Кроме того, истцом была увеличена сумма отыскиваемых процентов до 4 126 847 руб. 20 коп за счет увеличения периода времени просрочки платежа - с 01.10.2008 по 02.12.2008.

В окончательной редакции судом рассматривалось требование ООО “Информационные Бизнес Системы“ к Иркутской области в лице Правительства Иркутской области, Департамента финансов Иркутской области с требованием о взыскании 15 030 000 руб., составляющих стоимость выполненных научно-исследовательских работ, и 4 126 847 руб. 20 коп - процентов за пользование чужими денежными средствами за счет казны Иркутской области.

Ответчик иск не признал, сославшись как на ничтожность сделки по выполнению работ, так и на неподтвержденность со стороны истца фактов сдачи работ и приемки их уполномоченным представителем с его стороны.

Департамент финансов Иркутской области просил в иске отказать ввиду того, что не может быть ответчиком по иску, возникшему из договорных правоотношений.

В обоснование своих требований истец сослался на следующие обстоятельства.

В 2004 году ООО “Информационные Бизнес Системы“ было признано победителем конкурса на право заключения государственного контракта на проведение работ по разработке проекта “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - первая очередь“ со стоимостью работ по проектированию 1 600 000 руб. (протокол заседания конкурсной комиссии N 2 от 31.03.2004). Указанное обстоятельство послужило основанием для заключения обществом с администрацией Иркутской области 03.06.2004 государственного контракта N 74/28-12/DB3485 на выполнение работ по созданию “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - первая очередь“.

Состав работ по государственному контракту предусматривал разработку проекта - программного обеспечения “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области“. Пунктами 7.7 и 7.9 государственного контракта N 74/28-12/DB3485 устанавливалось, что все исключительные авторские права на программное обеспечение, создаваемое по настоящему контракту, принадлежат исполнителю (обществу) и заказчик (администрация Иркутской области) обязуется не предоставлять доступ к поставляемому программному обеспечению третьим лицам.

Впоследствии между сторонами были заключены государственные контракты на продолжение выполнения работ и совершенствование проекта: “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - вторая очередь“ и 29.07.2005 государственный контракт N 74/28-147 на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - третья очередь“.

Взаимные обязательства, установленные первыми двумя контрактами “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - первая и вторая очередь“, сторонами полностью исполнены.

По утверждению истца, обязательства, предусмотренные государственным контрактом N 74/28-147 - выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - третья очередь“ в форме поставки предусмотренного договором оборудования и программного обеспечения для заказчика администрации Иркутской области - им исполнены полностью: работа сдана и принята представителями заказчика.



В подтверждение данного факта истцом представлены акты сдачи-приемки работ N 1 от 14.12.2005, N 2 от 20.12.2005, N 4 от 23.12.2005, N 5-147 от 31.03.2006, N 6 от 31.03.2006, N 7 от 31.03.2006, а также акт N 3-147 сдачи-приемки оборудования, материалов и программного обеспечения от 26.01.2006, подписанные со стороны заказчика помощником губернатора Иркутской области Авдеевым Д.А. и председателем информационно-аналитического комитета администрации губернатора Иркутской области Губовым А.Ю.; утверждены заместителем руководителя администрации губернатора Иркутской области Дьячковым А.М. (акт N 3-147 от 26.01.2006 подписан также председателем Комитета по хозяйственной деятельности администрации губернатора Рукосуевым В.Е., заведующим сектором инфокоммуникаций информационно-аналитического комитета Распопиным С.М., главным специалистом СЦГ Мироновым А.И., ведущим бухгалтером по вычислительной технике Комитета по хозяйственной деятельности Ефремовой В.А., ведущим инженером по вычислительной технике Комитета по хозяйственной деятельности Галичиной Л.П.).

По условиям государственного контракта N 74/28-147 заказчик обязался за выполненные по договору работы уплатить 36 000 000 руб. (п. 5.1 контракта).

Заказчик - администрация Иркутской области перечислила исполнителю в соответствии с условиями п. 5.2 контракта авансовые платежи на сумму 20 970 000 руб., оставшаяся часть стоимости выполненных и переданных заказчику по актам сдачи-приемки работ на сумму 15 030 000 руб. до настоящего времени не оплачена.

В этой связи, истец счел, что у него возникло предусмотренное ч. 2 ст. 774 ГК РФ право требовать от заказчика, предусмотренную государственным контрактом N 74/28-147, плату за выполненную работу.

Исходя из того, что заказчик работ - администрация Иркутской области (переименована в Правительство Иркутской области согласно п. п. 4, 6 “Временной системы исполнительных органов государственной власти Иркутской области“, установленной постановлением губернатора области от 20.08.2007 N 362-п) - является органом исполнительной власти Иркутской области, то, по мнению истца, стороной контракта в силу ч. 1 ст. 125 ГК РФ следует считать публично-правовое образование Иркутская область, и, соответственно, отвечать за ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по государственному контракту N 74/28-147 должна не администрация Иркутской области (Правительство Иркутской области), а на основании ч. 1 ст. 126 АПК РФ непосредственно публично-правовое образование Иркутская область.

Возражая по существу предъявленных требований, Правительство Иркутской области сослалось:

- на недействительность государственного контракта N 74/28-147 от 29.07.2005, состоящую в заключении контракта в нарушение требований Указа Президента Российской Федерации от 08.04.1997 N 305 без проведения конкурса и несоблюдением исполнителем установленного разделом 3 технического задания (приложение N 1 к государственному контракту N 74/28-147 от 29.07.2005) порядка сдачи выполненных по договору работ;

- недоказанность сдачи-приемки работ: представленные исполнителем доказательства сдачи-приемки работ - акты за декабрь 2005, январь и март 2006 годов, подписаны со стороны заказчика неуполномоченными лицами, а, значит, не могут свидетельствовать о приемке работ администрацией.

В последующих заседаниях суда ответчик уточнил свои возражения, обратив внимание суда на то, что разногласия сторон касаются факта сдачи исполнителем и принятия со стороны заказчика работоспособного проектного решения - программы “Комплексной модели оценки и прогнозирования развития региона“ стоимостью 9 200 000 руб.

По мнению Правительства Иркутской области, указанная программа представляет собой операционную оболочку, в которой функционируют все ранее разработанные модели (программы), и неработоспособность этой программы по существу делает невозможным работу ситуационного центра губернатора Иркутской области как единой законченной программы обеспечивающей функционирование входящих в его состав программных комплексов.

Данная программа, которая должна объединять и связывать между собой посредством ряда показателей все модели (программы), не могла быть сдана и принята сторонами в эксплуатацию ни в 2005 году, ни в 2006 году, по причине отсутствия необходимой для проверки ее работоспособности на момент сдачи информации (незаполнение банков данных обслуживаемых программ-модулей), о чем в актах сдачи-приемки N 4 от 23 декабря 2005; от 31.03.2006 и от акте от 02.10.2007 сделаны соответствующие пояснения.

Департамент финансов Иркутской области просил в иске отказать, считая себя ненадлежащим ответчиком, поскольку не является участником спорного материально-правового отношения.

Исследовав материалы дела и выслушав доводы сторон, суд считает, что иск удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как следует из искового заявления и многочисленных пояснений истца, материально-правовым основанием для возникновения у последнего права требования к ответчику - публично-правовому образованию Иркутская область - явились следующие юридические факты:

- заключенный между ООО “Информационные Бизнес Системы“ и администрацией Иркутской области государственный контракт N 74/28-147 от 29.07.2005 предусматривающий в соответствии с прилагаемым к контракту техническим заданием разработку ряда моделей “Система коммутации сообщений ситуационного центра губернатора Иркутской области (СКС СЦ и система информационной безопасности СЦГ)“, “Единая система электронного управления документами (СЭУД) в администрации Иркутской области, администрации губернатора Иркутской области, исполнительных органах государственной власти Иркутской области“, “Система информационной безопасности ситуационного центра губернатора Иркутской области“, “Система коммутации сообщений ситуационного центра губернатора Иркутской области“, “Программный комплекс “Безопасность“; “Задача “Паспорт безопасности Иркутской области“; “Комплекс задач “Мониторинг и анализ экологической обстановки в регионе“, а также создание программы, которая объединяет и связывает между собой посредством ряда показателей все модели (программы), в том числе и ранее разработанные в рамках государственного контракта, заключенных в 2004, 2005 годах на разработку “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - первая очередь, вторая очередь“, - программы “Комплексной модели оценки и прогнозирования развития региона“ - операционной оболочкой, в которой функционируют все ранее разработанные модели (программы);

- подписанные сторонами акты сдачи-приемки работ N 1 от 14.12.2005, N 2 от 20.12.2005, N 4 от 23.12.2005, N 5-147 от 31.03.2006, N 6 от 31.03.2006, N 7 от 31.03.2006, а также акт N 3-147 сдачи-приемки оборудования, материалов и программного обеспечения от 26.01.2006.

Из перечисленных фактов следует, что истец требует защиты его нарушенного права - уклонения стороны договора администрации Иркутской области от исполнения обязанностей, определенных п. 5.1 государственного контракта N 74/28-147 и ч. 2 ст. 774 ГК РФ, а именно: оплаты выполненных работ по разработке программного обеспечения “Создание ситуационного центра губернатора Иркутской области - третья очередь“.

Отвечать за ненадлежащее исполнение указанного истцом обязательства, возникшего из договора, в силу ст. ст. 307, 309, 420 ГК РФ и ч. 3 ст. 44 АПК РФ может и должен должник по договору, которым является администрация Иркутской области (ввиду изменения наименования в настоящее время Правительство Иркутской области).

Администрация Иркутской области, как видно из ст. 37 “Устава Иркутской области“, утвержденного Законом Иркутской области от 10.02.1995 N 34, ст. 1 Федерального закона “Об организации и деятельности администрации Иркутской области“, создана Иркутской областью как орган исполнительной власти и, вместе с тем, как некоммерческая организация (учреждение) для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера, в частности, согласно части 4 этой же статьи администрация обладает правами юридического лица, имеет гербовую печать.

Согласно п. п. 4, 6 “Временной системы исполнительных органов государственной власти Иркутской области“, установленной постановлением губернатора области от 20.08.2007 N 362-п, Правительство Иркутской области - это постоянно действующий высший исполнительный орган государственной власти Иркутской области и, вместе с тем, обладает правами юридического лица, имеет гербовую печать, то есть по своей организационно-правовой форме Правительство Иркутской области одновременно является и органом власти, и созданным собственником юридическим лицом.

Согласно ч. 2 ст. 120 ГК РФ учреждение может быть создано и субъектом РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 161 БК РФ бюджетное учреждение самостоятельно выступает в суде в качестве ответчика по своим денежным обязательствам.

Таким образом, за ненадлежащее исполнение договорного обязательства в силу действующего законодательства может и должен отвечать не собственник учреждения, а должник по договорному обязательству, в том числе и такой как учреждение.

Следовательно, надлежащим ответчиком по заявленному истцом требованию может быть исключительно - сторона договора - администрация (Правительство) Иркутской области.

Истцом же иск предъявлен иной организации - публично-правовому образованию Иркутская область, которое не является стороной в государственном контракте N 74/28-147.

Настоящий контракт заключен не от имени и в интересах неопределенного круга лиц Иркутской области, а в интересах созданного Иркутской областью учреждения.

Данный вывод суда следует и из того, что предмет контракта - приобретение оборудования и программного обеспечения - преследовал цель осуществления администрацией Иркутской области возложенных на нее собственником управленческих функций.

Часть 3 ст. 126 ГК РФ предусматривает, что субъекты Российской Федерации не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц, кроме случаев, предусмотренных законом.

Из приведенной правовой нормы следует, что такой субъект Российской Федерации как Иркутская область по договорным обязательствам созданного ей юридического лица - администрации Иркутской области (Правительства Иркутской области), вытекающим из деятельности администрации как юридического лица, отвечать не может.

Доводы истца о том, что договор заключен непосредственно в интересах публично-правового образования Иркутской области носит голословный характер и материалами дела не подтверждается.

Также не соответствуют закону аргументы истца относительно того, что по неисполненным обязательствам администрации отвечать в силу ст. 158 БК РФ должна Иркутская область.

Перечень случаев, при наступлении которых от имени субъекта Российской Федерации в качестве представителя ответчика по искам к субъекту Российской Федерации выступает в суде главный распорядитель средств бюджета субъекта Российской Федерации, перечислен в ч. 3 ст. 158 БК РФ, как то:

1) о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, в том числе в результате издания актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному правовому акту;

2) предъявляемым в порядке субсидиарной ответственности по денежным обязательствам подведомственных бюджетных учреждений.

Рассматриваемый в настоящем деле случай, не подпадает под вышеперечисленный перечень случаев, поэтому правила ст. 158 БК РФ к отношениям сторон применяться не могут.

Кроме того, собственник учреждения может привлекаться к ответственности по обязательствам учреждения при недостаточности денежных средств последнего в порядке субсидиарной ответственности на основании и порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 120, 399 ГК РФ и ст. 115 БК РФ, однако такого требования истцом не заявлялось.

В силу процессуального закона суд по спорам, вытекающим из гражданско-правовых отношений, самостоятельно без согласования истца не может осуществить замену ответчика.

Суд неоднократно предлагал истцу осуществить замену ответчика Иркутскую область на надлежащего ответчика администрацию (Правительство) Иркутской области, однако истец от осуществления данного процессуального действия отказывался.

В силу ч. 2 ст. 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В этой связи, риск наступления последствий несовершения истцом предложенных ему судом процессуальных действий, должен нести истец.

При наличии таких обстоятельств в иске к Иркутской области в лице Правительства Иркутской области следует отказать.

Требование к Департаменту финансов Иркутской области истцом было мотивировано тем, что администрация Иркутской области - должник по договору финансируется из областного бюджета.

Между тем, общеизвестно, что все учреждения, созданные такими собственниками как государство либо его субъектами, муниципальными образованиями, финансируются за счет средств бюджета.

Вместе с тем, указанное обстоятельство не изменяет изложенного в ч. 3 ст. 126 ГК РФ правила о том, что субъекты Российской Федерации не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц.

Учитывая, что иск в части требований к Департаменту финансов Иркутской области предъявлен к последнему не как к самостоятельному участнику гражданского оборота, а как лицу, которое представляет Иркутскую область, то по вышеизложенным обстоятельствам к иске к Департаменту финансов также следует отказать.

Суд не смог выполнить указаний кассационной инстанции, изложенных в определении от 25.08.2008, поскольку в процессе рассмотрения дела в результате уточнений истца ответчик по делу администрация (Правительство) Иркутской области (самостоятельное юридическое лицо) было заменено на иного субъекта права - публично-правовое образование Иркутскую область.

В соответствии с этим обстоятельством, предмет доказывания по делу и перечень обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу, по сравнению с тем, как они были определены первоначально, существенно изменился, а потому анализ указанных в постановлении кассационной инстанции обстоятельств, не может повлиять на сделанные по настоящему делу выводы о ненадлежащем ответчике.

Расходы по оплате государственной пошлины согласно ст. 110 АПК РФ относятся на истца, в том числе за апелляционное и кассационное рассмотрение дела.

Руководствуясь статьями 110, 167 - 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

в удовлетворении иска отказать.

На решение может быть подана жалоба в Четвертый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья

А.А.АРХИПЕНКО