Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 30.12.2008 по делу N А19-16814/08-65 Суд удовлетворил заявление о признании незаконным и отмене постановления таможенного органа о привлечении к административной ответственности за заявление таможенным брокером при декларировании товаров недостоверных сведений, поскольку отсутствие вины при нарушении таможенных правил является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу о рассматриваемом правонарушении, так как свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 30 декабря 2008 г. по делу N А19-16814/08-65

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Красько Б.В.,

при ведении протокола судебного заседания,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению

закрытого акционерного общества “Ростэк-Байкал“

к Братской таможне

об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности

при участии в заседании:

от заявителя - Замятин Д.В. (доверенность),

от таможенного органа - Бельский С.С. (доверенность), Афонин Д.В. (доверенность),

установил:

закрытое акционерное общество “Ростэк-Байкал“ (далее по тексту - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Братской таможни (далее по тексту - таможенный орган) от 15.10.2008 N 10616000-190/2008.

Представитель заявителя в судебном заседании требование поддержал, в качестве основания признания незаконным и отмены оспариваемого постановления указал на отсутствие вины общества в административном правонарушении.



Представители административного органа в судебном заседании требование оспорили, указав на законность и обоснованность привлечения общества к административной ответственности.

В судебном заседании в порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации был объявлен перерыв с 23.12.2008 до 30.12.2008 11 час. 50 мин.

Дело в соответствии со статьей 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассматривается по имеющимся в нем материалам, исследовав которые, заслушав пояснения представителя заявителя и возражения таможенного органа, судом установлены следующие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, 15.10.2007 на Усть-Илимский таможенный пост Братской таможни для таможенного оформления товара - лук репчатый свежий по грузовой таможенной декларации N 10616040/151007/0007336 в таможенном режиме “выпуск для внутреннего потребления“, прибывший в ж/д вагоне 28010668, таможенным брокером ЗАО “Ростэк-Байкал“, действующим на основании договора на оказание брокерских услуг в области таможенного дела от 01.10.2007 N 0234/02-07-084-БР, заключенного между заявителем и индивидуальным предпринимателем Огай А.С., представлено санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007, выданное территориальным отделом Роспотребнадзора по Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе.

Таможенный орган, установив, что согласно справке начальника товарной станции Усть-Илимск от 12.03.2008 товар прибыл в ж/д вагоне N 28010668 11.10.2007, т.е. позже даты проведения лабораторных испытаний, исходя из того, что согласно письму начальника территориального отдела Роспотребнадзора по Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе от 27.02.2008 действие санитарно-эпидемиологического заключения 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007 прекращено в связи с установлением фальсификации результатов санитарно-эпидемиологической экспертизы определением от 21.04.2008 возбудил в отношении заявителя дело об административном правонарушении и проведении по нему административного расследования.

19.09.2008 по факту представления при декларировании недействительных документов санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007, послуживших основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, таможенным органом в отношении заявителя составлен протокол N 10616000-190/2008 об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 16.2 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

Постановлением таможенного органа по делу об административном правонарушении N 10616000-190/2008 от 15.10.2008 общество привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 100 000 рублей без назначения дополнительного наказания за совершение правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

Данное обстоятельство явилось основанием для обращения общества в арбитражный суд с заявлением об оспаривании указанного постановления таможенного органа.

Оценив и исследовав в совокупности представленные доказательства, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд считает заявленные требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 131 Таможенного кодекса Российской Федерации подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением в таможенный орган документов, подтверждающих заявленные в таможенной декларации сведения, в том числе разрешений, лицензий, сертификатов и (или) иных документов, подтверждающих соблюдение ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Частью 3 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за заявление декларантом либо таможенным брокером (представителем) при декларировании товаров и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах, а равно представление недействительных документов, если такие сведения и документы могли послужить основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Объективной стороной правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является заявление декларантом либо таможенным брокером (представителем) при декларировании товаров и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах, а равно представление недействительных документов, если такие сведения и документы могли послужить основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Примечанием к статье 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что для целей применения настоящей главы под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.

По мнению таможенного органа, обществом в процессе таможенного оформления товара был представлен документ - санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007, который имел явные признаки недействительного документа.

Вывод о недействительности санитарно-эпидемиологического заключения сделан таможенным органом на основании письма начальника территориального отдела Роспотребнадзора по Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе от 27.02.2008, которым действие санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007 прекращено и справки начальника товарной станции Усть-Илимск от 12.03.2008 о том, что товар прибыл в ж/д вагоне N 28010668 11.10.2007, т.е. позже даты проведения лабораторных испытаний.



Из имеющегося в материалах дела санитарно-эпидемиологического заключения 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007 следует, что настоящим заключением удостоверяется, что лук репчатый свежий реализуемый в розничной торговой сети контракт N 1 от 10.08.2007, счет-фактура N 1-з от 21.09.2007 изготовлен в соответствии с ГОСТ Р 51783-2001, соответствует СанПиН 2.3.2.1078-01, в качестве получателя указан индивидуальный предприниматель Огай Александр Сергеевич.

Основанием для признания продукции соответствующей санитарным правилам указаны экспертное заключение N 342/03 от 09.10.2007, протокол N 83 от 05.10.2007 ИЛЦ филиала ФГУЗ “Центр гигиены и эпидемиологии в Иркутской области“ в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе.

Согласно материалам дела, санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007 было предоставлено заявителю декларантом - индивидуальным предпринимателем Огай А.С. при этом, последний пояснил работнику общества - Борзыкиной М.Л., что образцы товара были заранее доставлены им самолетом и были представлены для получения санитарно-эпидемиологического заключения.

Письмом начальника территориального отдела Роспотребнадзора по Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе от 27.02.2008 N 16-09-80/0330 сообщается, что по результатам расследования, проведенного на основании запроса таможенного органа о подлинности санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007, установлено, что санитарно-эпидемиологическая экспертиза проведена до прибытия груза на станцию Усть-Илимская ВСЖД, отбор проб и исследование заявленных партий лука после поступления груза не проводились, в связи с чем, постановлением территориального отдела Роспотребнадзора по Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе от 21.02.2008 N 1 действие санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007 прекращено с 21.02.2008.

Как следует из пояснений Огай А.С. (протоколы опроса свидетеля от 12.05.2008, от 30.07.2008) последний подтверждает, что им еще до поступления вагона с товаром в г. Усть-Илимск 05.10.2007 представлена небольшая партия лука в филиал ФГУЗ “Центр гигиены и эпидемиологии в Иркутской области“ в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе врачу гигиены питания Полонникову А.Н. для проведения лабораторных испытаний и последующей выдачи санитарно-эпидемиологического заключения.

Врач гигиены питания филиала ФГУЗ “Центр гигиены и эпидемиологии Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе“ Полонников А.Н. в протоколе опроса от 12.05.2008 пояснил, что им лично был составлен протокол отбора проб, послуживший основанием для выдачи санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007, при этом к местонахождению партии лука он не выезжал, о том, что партия лука, на которую предполагалось получить санитарно-эпидемиологическое заключение находится еще в пути и в г. Усть-Илимск не поступала, он знал.

Опрошенная в качестве свидетеля (протокол опроса свидетеля от 12.05.2008) главный врач филиала ФГУЗ “Центр гигиены и эпидемиологии в Иркутской области“ в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе Уварова Н.И. подтвердила факт подписания ею подготовленного Полонниковым А.Н. на основании протокола отбора проб протокола лабораторных испытаний N 83 от 05.10.2007 и экспертного заключения N 342/03 от 09.10.2007, явившихся впоследствии основанием для выдачи санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07, указав при этом, что не обратила внимание на то обстоятельство, что отсутствовали акты отбора проб и подписи врачей-лаборантов, проводивших исследование.

Заместитель начальника территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе Лисянская И.Н. (протокол опроса от 18.05.2008) также подтвердила, что санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 было выдано территориальным отделом Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области и подписано ею, в период исполнения обязанностей начальника территориального отдела указав на то, что составление протокола лабораторных испытаний не входит в компетенцию территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области.

В соответствии с Порядком организации и проведения санитарно-эпидемиологических экспертиз, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок, утвержденным Приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) от 19.07.2007 N *** результаты санитарно-эпидемиологических экспертиз, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок оформляются в виде экспертного заключения, акта обследования, протокола исследований (испытаний) (пункт 8). Санитарно-эпидемиологическая экспертиза включает: проведение экспертизы представленных документов; проведение лабораторных и инструментальных исследований и испытаний (пункт 9).

Согласно Порядку выдачи санитарно-эпидемиологических заключений, утвержденного Приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) от 19.07.2007 N 224 санитарно-эпидемиологические заключения на продукцию, поступающую для таможенного оформления в субъект Российской Федерации, выдаются руководителем территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - главным государственным санитарным врачом по соответствующему субъекту Российской Федерации, за исключением продукции, указанной в пункте 2 (пункт 4).

В соответствии с Приказом Управления Роспотребнадзора по Иркутской области от 06.08.2007 N 133 право выдачи санитарно-эпидемиологических заключений предоставлено территориальным отделам Роспотребнадзора.

С учетом изложенного суд пришел к выводу о том, что хотя материалами дела подтвержден тот факт, что санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 выдано с нарушением установленного законом порядка, однако нарушение порядка выдачи санитарно-эпидемиологического заключения произошло по вине должностных лиц государственного органа, к компетенции которого отнесена выдача таких заключений и осуществление всех предусмотренных законом действий для выдачи санитарно-эпидемиологического заключения.

Указанный государственный орган не был введен в заблуждение относительно обстоятельств места нахождения основной партии товара, условий отбора товара, и при этом выдал санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07.

Таможенным органом не представлены доказательства вины общества в нарушении порядка выдачи санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007.

Кроме того, постановлением территориального отдела Роспотребнадзора по Иркутской области в г. Усть-Илимске и Усть-Илимском районе от 21.02.2008 N 1 действие санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007 прекращено с 21.02.2008.

Соответственно, до 21.02.2008 санитарно-эпидемиологическое заключение 38.09.03.973.П.000412.10.07 от 12.10.2007 является действующим.

Суд, оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, пришел к выводу, что обязанность по представлению таможенному органу при декларировании товара документов о соответствии его обязательным требованиям обществом исполнена - санитарно-эпидемиологическое заключение представлено на подлинном бланке за подлинной подписью должностного лица.

В соответствии с частью 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Суд считает необоснованными выводы таможенного органа о том, что вступая в таможенные правоотношения, занимаясь таможенным оформлением товаров, входящих в перечень товаров, подлежащих прохождению санитарно-эпидемиологического контроля, выпуск которых таможенным органом возможен только при наличии документов, подтверждающих его прохождение, путем предоставления санитарно-эпидемиологического заключения, у заявителя имелась реальная возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых частью 3 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, а также, что заявитель имел возможность, установив несоответствие даты протокола отбора проб (образцов), на основании которого выдано санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 и даты фактического поступления партии лука на станцию Усть-Илимск, обратить внимание на данное обстоятельство Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия ответчика по Иркутской области и декларанта - Огай А.С., потребовав от последнего представления документов, оформленных в соответствии с действующим законодательством.

Более того, как следует из протокола опроса от 04.05.2008 главный государственный таможенный инспектор Усть-Илимского таможенного поста Шишлянников А.А. к должностным обязанностям которого отнесено осуществление таможенного оформления и таможенного контроля товаров, в соответствии с требованиями Таможенного кодекса Российской Федерации и иных нормативных документов ФТС России, пояснил, что несоответствие даты протокола отбора проб (образцов), на основании которого выдано санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 и даты фактического поступления партии лука на станцию Усть-Илимск, было им не замечено, в качестве объяснения факта указанного несоответствия пояснил, что оформление и выдача санитарно-эпидемиологического заключения отнесены к компетенции территориальных органов Роспотребнадзора и основания, по которым выдано санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07 ему не известны.

Согласно части 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Пунктом 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Таможенным органом не доказано, что у заявителя имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Заявителем представлено таможенному органу подлинное санитарно-эпидемиологическое заключение N 38.09.03.973.П.000412.10.07, действующее на момент таможенного оформления товара.

Доказательства того, что нарушения порядка выдачи санитарно-эпидемиологического заключения N 38.09.03.973.П.000412.10.07 произошли по вине заявителя таможенным органом не представлены.

С учетом вышеизложенного вина заявителя в совершении вменяемого ему правонарушения не нашла подтверждения при производстве по делу об административном правонарушении.

Отсутствие вины при нарушении таможенных правил является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу о рассматриваемом правонарушении, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения.

Иных доказательств, свидетельствующих о совершении заявителем административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, таможенным органом не представлено, в связи с чем у таможенного органа отсутствовали правовые основания для привлечения общества к административной ответственности.

При таких обстоятельствах, суд считает, что таможенным органом не доказано наличие в действиях заявителя субъективной стороны правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поэтому оспариваемое постановление является незаконным и необоснованным.

Согласно части 4 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагается, в связи с чем подлежит возврату заявителю из федерального бюджета государственная пошлина в размере 2000 рублей, уплаченная по платежному поручению N 809 от 18.11.2008.

Руководствуясь статьями 167 - 170, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

постановление Братской таможни от 15.10.2008 N 10616000-190/2008 о привлечении закрытого акционерного общества “Ростэк-Байкал“, основной государственный регистрационный номер 1021900536008, к административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях признать незаконным и отменить полностью.

Возвратить закрытому акционерному обществу “Ростэк-Байкал“ из федерального бюджета государственную пошлину в размере 2 000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Четвертый арбитражный апелляционный суд в течение десяти дней со дня его принятия.

Судья

Б.В.КРАСЬКО