Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 10.11.2008 по делу N А19-11316/04-47-22-16 В удовлетворении искового требования о признании права собственности на объекты недвижимого имущества отказано, поскольку истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что спорное здание было передано Общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов на основании решения Исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 10 ноября 2008 г. по делу N А19-11316/04-47-22-16

Резолютивная часть решения объявлена 31.10.2008 г. Полный текст решения изготовлен 10.11.2008 г.

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Грибещенко Г.Н.

при ведении протокола судебного заседания судьей Грибещенко Г.Н.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску

Иркутской областной организации общероссийской общественной организации “Всероссийское общество инвалидов“

к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Иркутской области, Агентству имущественных отношений Иркутской области

3-й лица: Ф.И.О. Ф.И.О. Ф.И.О. Сороковиков Яков Михайлович, Администрация города Иркутска

о признании права собственности

при участии в заседании:

от истца: пред. Золотарев В.А. (дов. б/н от 08.09.2008),

от ответчиков: не прибыли, уведомлены о заседании в порядке ст. 123 АПК РФ,

от третьих лиц: пред. Бибик Н.И. (Сороковиков Я.М.); пред. Попова М.Г. (дов. б/н от 01.04.2008) (Сороковиков Я.М.); пред. Печерская М.С. (дов. б/н от 25.08.2008) (Пешехонова Н.П.), Администрация г. Иркутска - не прибыла, уведомлена о заседании в порядке ст. 123 АПК РФ (роспись о вручении определения на обложке 3 тома дела), Сороковикова Н.В. - не прибыла, уведомлена о заседании в порядке ст. 123 АПК РФ, заявила о рассмотрении дела в ее отсутствие;



установил:

Иркутская областная организация общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с иском к Территориальному управлению Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Иркутской области, Комитету по управлению государственным имуществом Администрации Иркутской области о признании права собственности на следующие объекты недвижимости: нежилое отдельно стоящее здание склада, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Октябрьской революции, 17 литер “Н“, общей площадью 670,1 кв.м, с кадастровым номером 38:36:000020:0000:11111/Н; здание туалета, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Октябрьской революции, 17 литер “Ф“, общей площадью 10 кв.м, с кадастровым номером 38:36:000020:0000:11111/Ф; сооружения и ограждения, расположенные по адресу: г. Иркутск, ул. Октябрьской революции, 17, общей площадью 3456,3 кв.м; здание проходной, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Шевцова, 16 литер “А“, общей площадью 16,8 кв.м, с кадастровым номером 38:36:000013:0000:13849/А; сооружения и ограждения, расположенные по адресу: г. Иркутск, ул. Шевцова, 16, общей площадью 3111 кв.м; жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22 литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 23.08.2004 исковые требования удовлетворены.

Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.06.2008 отменено решение Арбитражного суда Иркутской области от 23.08.2004 по делу N А19-11316/04 в части признания права собственности на жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м, дело в этой части передано на новое рассмотрение в Арбитражный суд Иркутской области.

В предварительном судебном заседании 26.08.2008 по заявлению ответчиков уточнены их наименования. Комитет по управлению государственным имуществом Иркутской области в настоящее время именуется Агентством имущественных отношений Иркутской области. Территориальное управление Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Иркутской области в настоящее время именуется Территориальным управлением Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Иркутской области.

В предварительном судебном заседании 03.09.2008 третьим лицом Сороковиковой Я.Г. заявлены ходатайства:

- об обязании истца предоставить оригинал протокола заседания Правления ИООООО ВОИ от 2003 - 2004 г. г. (в котором имеется решение об уполномочии Шумкова К.М. обращаться в суд с исковым заявлением и подписывать его);

- об истребовании от правления ИООООО ВОИ (г. Иркутск, ул. Горького, 32а) оригиналов документов - заявления Шумкова К.М. о принятии его в члены ИООООО ВОИ, документа о принятии Шумкова К.М. в члены ИООООО ВОИ, надлежаще выданного удостоверения Шумкова К.М. как члена ИООООО ВОИ;

- о фальсификации доказательства - решения Иркутского облисполкома N 152 от 25.03.1991, обязании истца представить оригинал данного документа и проведении экспертизы последнего; о фальсификации доказательства - свидетельства о государственной регистрации общественного объединения ИООООО ВОИ; о фальсификации доказательства - акта приема-передачи от 27.03.1991.

В судебном заседании 16.09.2008 третьим лицом Пешехоновой Н.П. заявлены ходатайства:

- о подделке документов и фальсификации доказательств по делу: акта приема-передачи от 27.03.1991 г.; свидетельства о государственной регистрации общественного объединения ИООООО ВОИ N 1465; решения Иркутского облисполкома N 152 от 25.03.1991.

Третьим лицом Сороковиковым Я.М. в данном судебном заседании заявлены ходатайства:

- о подделке документов и фальсификации доказательств по делу: свидетельства о государственной регистрации общественного объединения ИООООО ВОИ N 1465; решения Иркутского облисполкома N 152 от 25.03.1991.

В судебном заседании 16.09.2008 третьим лицом Сороковиковой Я.Г. заявлены ходатайства:

- о возражении против приобщения к материалам дела представленных истцом документов: решения Кировского районного суда г. Иркутска от 09.08.2006, копий положения о правлении ИООООО ВОИ, выписки протокола N 1 от 17.04.2001 ИООООО ВОИ, документов с печатью ИОП ВОИ, копии акта приема-передачи от 27.03.1991;



- о привлечении к участию в деле Прокуратуры Иркутской области;

- об истребовании подлинника акта приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов от 27.03.1991 и назначении экспертизы данного документа; об истребовании от истца подлинника свидетельства о регистрации общественного объединения ИООООО ВОИ и назначении экспертизы подлинника и копии данного документа; об истребовании от истца подлинника решения N 152 от 25.03.1991 Иркутского областного Совета народных депутатов и назначении экспертизы подлинника и копии данного документа.

В судебном заседании 23.10.2008 третьим лицом Сороковиковой Яной Геннадиевной заявлены ходатайства:

- о возражении против приобщения к материалам дела документов, представленных 11.08.2008 Одинцовым Е.А. (представителем ИООООО ВОИ); о возражении против приобщения к делу подлинников либо копий удостоверений Шумкова К.М. о членстве его в ВОИ; о возражении против приобщения к делу представленного 11.08.2008 Одинцовым Е.А. (представителем ИООООО ВОИ) решения Кировского суда г. Иркутска от 09.08.2006 по иску Мусориной О.С.; о возражении относительно допустимости и относимости к делу решения исполкома Иркутского областного Совета народных депутатов N 196 от 11.04.1988 “Об образовании добровольного общества инвалидов“; о возражении относительно допустимости и относимости к делу решений и постановлений судов, которые могут быть представлены участниками процесса (истцом, ответчиком, третьим лицом Администрацией города Иркутска);

- об истребовании из архива Арбитражного суда Иркутской области надлежащей копии решения Арбитражного суда Иркутской области от 12.04.2005 по делу N А19-23503/04-23; об истребовании подлинника свидетельства о регистрации ИООООО ВОИ из ИФНС РФ по Правобережному округу г. Иркутска;

- о назначении экспертизы подлинника и представленной в суд копии свидетельства о регистрации общественного объединения ИООООО ВОИ; о приостановлении производства по делу до предоставления в суд результата экспертизы; об истребовании из Фонда имущества области подлинника акта приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов от 27.03.1991; о назначении экспертизы подлинника акта приема-передачи от 27.03.1991; о приостановлении производства по делу при назначении судом экспертизы; о назначении экспертизы подлинника решения N 152 от 25.03.1991 исполкома Иркутского областного Совета народных депутатов и ненадлежащей копии данного решения, представленной истцом 11.09.2008 и приостановлении производства по делу до предоставления в суд результатов экспертизы.

Также Сороковикова Я.Г. заявила об уменьшении размера возмещения судебных расходов для оплаты работы эксперта по заявленным ею экспертизам и установлении денежной суммы, подлежащей выплате эксперту по каждому из документов в размере 1000 руб.

В судебном заседании 28.10.2008 третьим лицом Сороковиковой Я.Г. заявлены ходатайства:

- об истребовании из Управления ФНС России по Иркутской области регистрационного дела общественной организации под названием “Иркутская областная организация общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов“; об истребовании от истца подлинника решения N 152 от 25.03.1991 исполкома Иркутского областного Совета народных депутатов и о проведении экспертизы данного документа как фальсифицированного доказательства по делу;

- о возражении против приобщения к материалам дела представленных 11.08.2008 Одинцовым Е.А. (представителем ИООООО ВОИ) ненадлежащих копий документов (положения о правлении ИООООО ВОИ и выписки из протокола N 1 от 17.04.2001 г. ИООООО ВОИ); о возражении против приобщения к делу в качестве доказательств решений и постановлений судов, которые могут быть представлены участниками процесса (истцом, ответчиком, третьим лицом Администрацией города Иркутска);

- об отказе Золотареву В.А. (доверенность б/н от 08.09.2008 на представление интересов ИООООО ВОИ) в признании его полномочий представителя на участие в деле;

- о вынесении определений по всем заявленным Сороковиковой Я.Г. ходатайствам и заявлениям (в том числе о назначении экспертизы) и отражении в протоколе судебного заседания результатов рассмотрения заявленных Сороковиковой Я.Г. ходатайств и заявлений.

Рассмотрев перечисленные выше ходатайства третьих лиц Сороковиковой Я.Г., Сороковикова Я.М. и Пешехоновой Н.П., суд считает необходимым разъяснить следующее.

В соответствии с п. 2 ст. 159 Арбитражного процессуального кодекса РФ по результатам рассмотрения заявлений и ходатайств арбитражный суд выносит определения.

Согласно п. п. 2, 3 ст. 184 Арбитражного процессуального кодекса РФ определение выносится арбитражным судом в письменной форме в виде отдельного судебного акта или протокольного определения. Определение в виде отдельного судебного акта арбитражный суд выносит во всех случаях, если настоящим Кодексом предусмотрена возможность обжалования определения отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу. В других случаях арбитражный суд вправе вынести определение как в виде отдельного судебного акта, так и в виде протокольного определения.

Как изложено выше, третьими лицами Сороковиковой Я.Г. и Пешехоновой Н.П. были заявлены ходатайства: об истребовании доказательств; о фальсификации доказательств; о проведении экспертизы; о приостановлении производства по делу до получения результатов экспертизы; о привлечении к участию в процессе прокуратуры; о возражении против принятия документов, представленных истцом и иными лицами; о возражении против допуска в процесс Золотарева В.А. в качестве представителя истца; об обязании истца представить документы.

Положениями арбитражно-процессуального законодательства не предусмотрено обязательное изготовление определений по результатам рассмотрения данных ходатайств в виде отдельных судебных актов, поскольку такие определения не подлежат обжалованию (истребование доказательств - не обжалуется исходя из положений п. 6 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса РФ; фальсификация доказательств - п. 2 ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ, согласно которому результат рассмотрения соответствующего заявления отражается в протоколе судебного заседания; проведение экспертизы - отказ в проведении экспертизы не обжалуется исходя из положений п. 4 ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса РФ; приостановление производства по делу - отказ в приостановлении не обжалуется исходя из положений ст. 147 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

Возможность участия прокурора в арбитражном процессе обусловлена положениями ст. 52 Арбитражного процессуального кодекса РФ, из содержания которой следует, что у прокурора нет оснований вступать в процесс по данному делу (с учетом его субъектного состава и предмета спора); при этом положениями ст. 52 Арбитражного процессуального кодекса РФ не предусмотрена возможность заявления лицами, участвующими в деле, ходатайства о привлечении прокурора к участию в процессе, как и возможность обжалования отказа в удовлетворении такого ходатайства.

Относительно ходатайства Сороковиковой Я.Г. о возражении против принятия документов, представленных истцом и иными лицами суд разъясняет, что в соответствии с положениями ст. ст. 67, 68 Арбитражного процессуального кодекса РФ суд самостоятельно оценивает представленные в материалы дела доказательства на предмет их допустимости и относимости к рассматриваемому спору; в случае, если представленные доказательства не имеют отношения к рассматриваемому спору, суд отказывает в приобщении их к материалам дела, на что указывает в протоколе судебного заседания (п. 2 ст. 67 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

Относительно заявленного Сороковиковой Я.Г. ходатайства об отказе Золотареву В.А. (доверенность б/н от 08.09.2008 на представление интересов ИООООО ВОИ) в признании его полномочий представителя на участие в деле суд разъясняет, что в соответствии с п. 4 ст. 63 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражный суд самостоятельно решает вопрос о возможности отказа в признании полномочий соответствующего лица на участие в деле (на что указывается в протоколе судебного заседания) в случае непредставления лицом, участвующим в деле, его представителем необходимых документов в подтверждение полномочий или представления документов, не соответствующих требованиям, установленным АПК РФ и другими федеральными законами, а также в случае нарушения правил о представительстве, установленных статьями 59 и 60 настоящего Кодекса. В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что исковое заявление согласно п. п. 25, 29 Устава ИООООО ВОИ подписано Шумковым К.М., являющимся председателем ИООООО ВОИ (выписка из Единого государственного реестра юридических лиц от 30.06.2006 - л.д. 119, т. 2); доверенность Золотарева В.А. также подписана Шумковым К.М.

В отношении ходатайства Сороковиковой Я.Г. об обязании истца представить в материалы дела документы суд разъясняет, что в ходе рассмотрения дела истцу было предложено представить соответствующие документы определениями о назначении и отложении судебного разбирательства.

Результаты рассмотрения ходатайств лиц, участвующих в деле, были отображены судом в протоколах судебных заседаний в соответствии с требованиями действующего арбитражно-процессуального законодательства. Также суд считает необходимым указать в данном решении об отсутствии оснований для проведения экспертизы подлинника и копии решения N 152 от 25.03.1991 исполкома Иркутского областного Совета народных депутатов, подлинника и копии акта приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов от 27.03.1991, подлинника и копии свидетельства о регистрации общественного объединения ИООООО ВОИ. В рамках настоящего дела судом рассматривается спор о признании права собственности на объект недвижимого имущества: жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м. С учетом того, что в перечисленных выше документах, которые (за исключением свидетельства о регистрации общественного объединения) представлены истцом как правоустанавливающие документы (в том числе подлинник решения N 152 от 25.03.1991 и нотариально заверенная копия акта приема-передачи от 27.03.1991), отсутствуют упоминания о спорном объекте недвижимости (о чем судом подробно изложено ниже), экспертиза данных документов не является необходимой для рассмотрения по существу спора о признании права собственности на указанный выше объект недвижимого имущества. Кроме того, следует отметить, что обязанность по оплате экспертизы, исходя из положений п. 1 ст. 108 Арбитражного процессуального кодекса РФ, возлагается на лицо, заявившее соответствующее ходатайство. Между тем, Сороковикова Я.Г., требующая назначения экспертизы перечисленных документов, заявила об уменьшении размера возмещения судебных расходов для оплаты работы эксперта по заявленным ею экспертизам и установлении денежной суммы, подлежащей выплате эксперту по каждому из документов в размере 1000 руб., тогда как действующим законодательством не предусмотрена возможность уменьшения судебных расходов на оплату экспертизы.

В судебном заседании 28.10.2008 истцом заявлено ходатайство о приостановлении производства по делу до вступления в законную силу решения Кировского районного суда г. Иркутска по гражданскому делу N 2-2156/2008 по иску Иванова В.А. о признании недействительной регистрации юридического лица - общественной организации Иркутской областной организации общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов. Суд полагает данное ходатайство необоснованным и не подлежащим удовлетворению, поскольку в материалах дела имеется достаточно доказательств, позволяющих рассмотреть по существу спор о признании права собственности на объект недвижимого имущества: жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м, и в настоящем случае не усматривается наличия предусмотренного п. 1 ч. 1 ст. 143 Арбитражного процессуального кодекса РФ основания для приостановления производства по делу, а именно - невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого судом общей юрисдикции.

Исходя из изложенного, суд считает необходимым и возможным рассмотреть по существу возникший спор по имеющимся в деле доказательствам и не находит оснований для приостановления производства по делу, которое повлечет необоснованное затягивание судебного разбирательства (при том, что в настоящем случае усматривается наличие нарушений права третьих лиц - граждан на жилище, являющегося конституционным правом согласно ст. 40 Конституции РФ и подлежащего обязательной судебной защите при рассмотрении данного дела).

В обоснование заявленного требования о признании права собственности на жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м истец указал, что в соответствии с п. 12 ст. 12 Постановления Совета Министров РСФСР N 42 от 07.02.1990 “О мерах по улучшению социального обслуживания инвалидов в РСФСР“ исполнительный комитет Иркутского областного Совета народных депутатов решением N 152 от 25.01.1991 передал безвозмездно по акту приемки-передачи от 27.03.1991 Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов основные и оборотные средства Иркутской фабрики швейных и художественных изделий, в том числе указанное выше здание общежития.

Ответчик Агентство имущественных отношений Иркутской области при новом рассмотрении дела не представил письменного отзыва на иск; в судебное заседание не прибыл, будучи уведомленным о времени и месте рассмотрения спора в порядке ст. 123 АПК РФ. Ранее Комитет по управлению государственным имуществом Иркутской области (отзыв от 06.01.2004, т. 1, л.д. 111) заявлял об отсутствии правового интереса при рассмотрении данного спора, поскольку спорный объект недвижимости не значится в реестре областной собственности.

Ответчик Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Иркутской области заявил о своем несогласии с исковым требованием ИООООО ВОИ, заявил, что постановление Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N 3020-1 “О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность“ предусматривало отнесение исключительно к муниципальной собственности жилищного и нежилого фонда, находящегося в управлении исполнительных органов местных Советов народных депутатов (местной администрации), в том числе зданий и строений, ранее переданных ими на баланс другим юридическим лицам. Также ответчик пояснил, что Постановлением Совета Министров РСФСР от 07.02.1990 N 42 “О мерах по улучшению социального обслуживания инвалидов в РСФСР“, на которое ссылается истец в обоснование искового требования, была предусмотрена передача Всероссийскому обществу инвалидов предприятий (имущественных комплексов, используемых для осуществления предпринимательской деятельности - п. 1 ст. 132 Гражданского кодекса РФ), тогда как истцом заявлено о признании права собственности на объект жилищного фонда (общежитие). Ответчик сослался также на положения Постановления Совета Министров СССР от 16.10.1979 N 940, которым было установлено, что передача предприятий, объединений, организаций и учреждений, а также зданий и сооружений государственными органами кооперативным и другим общественным организациям осуществляется за плату. Кроме того, ответчик полагает, что в настоящем случае имеет место нарушение права граждан, проживающих в спорном доме, на приватизацию занимаемых ими жилых помещений, предоставленного ФЗ N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации“.

Администрация города Иркутска, привлеченная к участию в процессе в качестве третьего лица определением суда от 26.08.2008, также оспорила исковое требование ИООООО ВОИ, сославшись на то, что на дату передачи истцу государственного имущества не была предусмотрена безвозмездная передача государственного имущества в собственность общественных организаций (согласно Положению о порядке передачи предприятий, объединений, организаций, учреждений, зданий и сооружений, утвержденному Постановлением Совета Министров СССР от 16.10.1979 N 940, допускалась передача за плату). Постановление Совета Министров РСФСР N 42 от 07.02.1990 “О мерах по улучшению социального обслуживания инвалидов в РСФСР“, на которое ссылается истец, не содержит указания о том, что имущество безвозмездно передается в собственность Всероссийского общества инвалидов. Акт приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий от 27.03.1991 не содержит сведений о передаче Иркутской областной организации ВОИ спорного по настоящему делу объекта недвижимости. Кроме того, Администрация города Иркутска пояснила, что объект жилищного фонда по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, поименованный истцом общежитием, в действительности является жилым домом, перевод которого в статус общежития никогда не осуществлялся. Также Администрация города Иркутска сослалась на положения Постановления Совета Министров СССР от 08.04.1987 N 427 “О мерах по дальнейшему совершенствованию жилищно-коммунального хозяйства“, которым была предусмотрена передача в ведение местных Советов городского жилищного фонда, находящегося на балансе предприятий (кроме общежитий и домов, отнесенных к числу непригодных для проживания); передача жилых домов общественным организациям не предусматривалась.

Третьи лица Сороковикова Я.Г. и Пешехонова Н.В. оспаривают исковое требование, заявляют, что истцом представлены в обоснование иска сфальсифицированные документы (решение N 152 от 25.03.1991 исполкома Иркутского областного Совета народных депутатов, акт приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов от 27.03.1991). Кроме того, Сороковикова Я.Г. и Пешехонова Н.В. считают, что исковое заявление от имени ИООООО ВОИ подписано неуполномоченным лицом - Шумковым К.М., а свидетельство о государственной регистрации общественного объединения ИООООО ВОИ N 1465 сфальсифицировано. Сороковиковой Я.Г. также заявлено, что истец по настоящему делу ИООООО ВОИ создан в 1998 году тремя физическими лицами и не имеет отношения к Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов, которому были переданы основные и оборотные средства Иркутской фабрики швейных и художественных изделий.

Третье лицо Сороковиков Я.М. поддерживает изложенные выше доводы Сороковиковой Я.Г. и Пешехоновой Н.В. а также полагает, что в марте 1991 года отсутствовали какие-либо правовые нормы, регламентирующие безвозмездную передачу государственного (федерального) имущества в собственность общественных организаций; жилые объекты принадлежали государству и не могли быть переданы юридическому лицу - общественной организации; спорный жилой дом не мог относиться к основным средствам Иркутской фабрики швейных и художественных изделий, поскольку не относится к имуществу, которое служит для обеспечения деятельности предприятия. В 1991 году спорный жилой дом должен был быть передан в муниципальную собственность.

Третье лицо Сороковикова Н.В. в судебное заседание не прибыла, заявила о рассмотрении дела без ее участия, письменно пояснила, что поддерживает доводы и ходатайства Сороковиковой Я.Г.

Исследовав материалы дела, оценив доводы и пояснения лиц, участвующих в деле, суд находит необоснованным и не подлежащим удовлетворению требование ИООООО ВОИ о признании права собственности на здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м, по следующим основаниям.

В обоснование заявленного требования о признании права собственности на указанный объект недвижимости истец представил в материалы дела решение Исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов N 152 от 25.03.1991, согласно которому Исполнительный комитет, рассмотрев ходатайство Иркутского областного правления Всероссийского общества инвалидов о передаче ему Иркутской фабрики швейных и художественных изделий, учитывая мнение трудового коллектива фабрики и руководствуясь Постановлением Совета Министров РСФСР от 07.02.1992 N 42 “О мерах по улучшению социального обслуживания инвалидов в РСФСР“, решил безвозмездно передать по состоянию на 01.01.1991 Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов основные и оборотные средства Иркутской фабрики швейных и художественных изделий, лимиты и фонды на централизованно распределяемые материально-технические ресурсы, а также получаемые по договорам, основанным на длительных хозяйственных связях. Передача основных и оборотных средств фабрики Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов была поручена Фонду областной собственности.

Правовым основанием заявленного требования истец указывает Постановление Совета Министров РСФСР от 07.02.1990 N 42 “О мерах по улучшению социального обслуживания инвалидов в РСФСР“, пунктом 12 которого министерствам и ведомствам РСФСР, а также облисполкомам с участием Всероссийского общества инвалидов было предписано в трехмесячный срок определить подведомственные предприятия (объединения) и с учетом мнения трудовых коллективов передать их обществу; передачу предприятий (объединений) Всероссийскому обществу инвалидов осуществлять в 1990 - 1991 годах, в порядке исключения, безвозмездно.

В качестве доказательства передачи спорного жилого здания по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, истцом представлен в дело акт приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов от 27.03.1991. Согласно данному акту (т. 1, л.д. 54), Фонд областной собственности передает безвозмездно, а Иркутское областное правление ВОИ принимает Иркутскую фабрику швейных и художественных изделий с 01.01.1991 согласно следующим прилагаемым документам: баланс предприятия (приложение N 1), баланс доходов и расходов (финансовый план) (приложение N 2), ведомость основных технико-экономических показателей, лимитов и нормативов плана экономического и социального развития предприятия (приложение N 3); разделительные ведомости на передачу лимитов на электроэнергию, топливо и водные ресурсы (приложение N 4), разделительные ведомости на передачу горюче-смазочных материалов (приложение N 5), разделительные ведомости на передачу материально-технических ресурсов (приложение N 6), а также выданное в январе 1990 года регистрационное удостоверение Иркутского бюро технической инвентаризации о том, что домовладение N 22 лит. В по ул. Грязнова города Иркутска зарегистрировано за Иркутской фабрикой швейных и художественных изделий.

Фонд имущества Иркутской области письмом от 12.10.2001 N 02-1135 (т. 1, л.д. 52) подтвердил, что Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов была передана Иркутская фабрика швейных и художественных изделий по акту приема-передачи от 27.03.1991, а также сообщил, что фонд не располагает расшифровкой переданных по акту основных средств и объектов недвижимости.

В силу п. 2 ст. 7 Закона РСФСР от 24.12.1990 N 443-1 “О собственности в РСФСР“, а также исходя из положений ст. 135 Гражданского кодекса РСФСР от 11.06.1964 право собственности у приобретателя имущества возникает с момента передачи вещи.

Тем не менее, истцом не представлено в материалы дела каких-либо доказательств, подтверждающих, что спорное по настоящему делу жилое здание, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, было передано Иркутскому областному правлению ВОИ на основании решения Исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов N 152 от 25.03.1991 по акту приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром. Указанные документы не содержат какого-либо упоминания о спорном объекте недвижимости. Не имеется в материалах дела и иных документов, свидетельствующих о передаче Иркутскому областному правлению ВОИ жилого здания по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22. При таких обстоятельствах не представляется возможным установить, что в 1991 году по основаниям, указанным истцом, имела место оформленная в установленном порядке передача вещи, собственником которой полагает себя истец.

Кроме того, и в случае наличия доказательств передачи Иркутскому областному правлению ВОИ спорного жилого здания в составе Иркутской фабрики швейных и художественных изделий согласно решению Исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов N 152 от 25.03.1991 по акту приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром, не имеется оснований предполагать законность передачи жилья Иркутскому областному правлению ВОИ в собственность, а не на ином праве (в частности, безвозмездного пользования), поскольку поименованные документы не содержат указания на передачу имущества в собственность общественной организации. Не содержится соответствующего указания и в Постановлении Совета Министров РСФСР от 07.02.1990 N 42 “О мерах по улучшению социального обслуживания инвалидов в РСФСР“.

Помимо этого, необходимо принять во внимание, что Постановлением Совета Министров РСФСР от 07.02.1990 N 42 “О мерах по улучшению социального обслуживания инвалидов в РСФСР“ была предусмотрена возможность безвозмездной передачи Всероссийскому обществу инвалидов в 1990 - 1991 годах (в порядке исключения) только предприятий (объединений). Между тем, спорным по настоящему иску имуществом является жилое здание, то есть имущество, которое не предназначено для ведения предпринимательской деятельности и не может являться частью предприятия как имущественного комплекса (ст. 132 Гражданского кодекса РФ).

С учетом того, что безвозмездная передача предприятий (объединений) Всероссийскому обществу инвалидов должна была осуществляться в порядке исключения, на что прямо указано в п. 12 Постановления“Совета Министров РСФСР от 07.02.1990 N 42, у суда отсутствуют основания для применения расширительного толкования данной нормы, которое позволяло бы прийти к выводу, что указанной общественной организации могли быть переданы безвозмездно объекты жилищного фонда. Действительно, положениями ст. 18 Закона СССР от 09.10.1990 “Об общественных объединениях“, на которую ссылается истец, было установлено, что общественные объединения и их организации могут иметь в собственности жилищный фонд. Тем не менее, передача жилищного фонда из государственной собственности в собственность общественной организации могла быть осуществлена только за плату, т.е. в общем порядке, предусмотренном постановлением Совета Министров СССР от 16.10.1979 года N 940 (которым было утверждено Положение о порядке передачи предприятий, объединений, организаций, учреждений, зданий и сооружений), поскольку в 1990 - 1991 годах разрешалась безвозмездная передача общественной организации ВОИ в виде исключения из общего порядка только предприятий (объединений).

Истцом представлена в дело копия решения Исполнительного комитета Иркутского городского Совета народных депутатов от 11.12.1989 N 26/917 о регистрации права собственности Иркутской фабрики художественных изделий на жилой дом по ул. Грязнова, 22, согласно которому в январе 1990 года Иркутским бюро технической инвентаризации было выдано регистрационное удостоверение о том, что домовладение N 22 лит. В по ул. Грязнова города Иркутска зарегистрировано за Иркутской фабрикой швейных и художественных изделий на праве собственности. Из содержания поименованного решения исполкома Иркутского городского Совета народных депутатов следует, что оно было оформлено на основании инструкции “О порядке регистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных поселках РСФСР“ (утв. Приказом от 21.02.1968 N 83 Министерства коммунального хозяйства РСФСР), то есть данное решение не содержало сведений об основаниях передачи жилого дома Иркутской фабрике художественных изделий, а было принято в целях оформления уже имевшей место ранее передачи. При оценке указанного документа судом учтено, что Постановлением Совета Министров СССР от 08.04.1987 N 427 “О мерах по дальнейшему совершенствованию работы жилищно-коммунального комплекса“ была предусмотрена передача в ведение местных Советов народных депутатов городского жилищного фонда, находящегося на балансе предприятий, учреждений и организаций министерств и ведомств (кроме общежитий и домов, отнесенных к числу непригодных для проживания или подлежащих сносу в указанном периоде по другим причинам), а также объектов и инженерных сетей коммунального назначения, не связанных с обслуживанием промышленных предприятий (п. 3 Постановления). Следовательно, спорный жилой дом не мог в 1991 году поступить в собственность общественной организации, поскольку должен был быть передан Иркутской фабрикой художественных изделий в ведение местных Советов народных депутатов.

После состоявшегося в 1991 году разграничения государственной собственности на федеральную собственность, собственность субъектов Федерации и муниципальную собственность в порядке, урегулированном Постановлением Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N 3020-1, объекты жилищного фонда, находящиеся в управлении исполнительных органов местных Советов народных депутатов (местной администрации) были отнесены исключительно к муниципальной собственности, в том числе здания и строения, ранее переданные исполкомами на баланс другим юридическим лицам. Факт нахождения спорного жилого здания по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, в распоряжении Администрации города Иркутска подтвержден материалами дела. Так, согласно пояснениям третьих лиц (Администрации города Иркутска и граждан Сороковиковых) в 1968 году Ф.И.О. был выдан Кировским исполнительным комитетом районного Совета народных депутатов трудящихся ордер N 39120 от 30.07.1968 на право занятия семьей из 3 человек квартиры N 11 в доме по ул. Грязнова, 22. В 1994 году ордер был переоформлен на Сороковикову Н.В. в связи с признанием ее нанимателем жилого помещения в порядке, установленном ст. 88 Жилищного кодекса РСФСР. В материалах дела имеется ордер N 282 от 03.06.1994, выданный Сороковиковой Н.В. Администрацией Кировского района города Иркутска.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что фактически жилое здание по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, находилось в распоряжении Администрации и после оформления решения Исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов N 152 от 25.03.1991 и акта приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром, на которые истец ссылается как на документы, свидетельствующие о передаче ему спорного здания. Из материалов дела усматривается, что истец стал предпринимать действия по распоряжению данным зданием (в частности, подал иск в Кировский районный суд г. Иркутска о выселении Сороковиковых из спорного жилого здания, взыскании с них стоимости коммунальных услуг) в 2008 году, т.е. после признания за ИООООО ВОИ права собственности на 4 объекта недвижимости, в том числе здание общежития по ул. Грязнова, 22 решением Арбитражного суда Иркутской области от 23.08.2004 по делу N А19-11316/04-47, которое было отменено постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.06.2008 в части признания права собственности на жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м.

Также суд не может не принять во внимание, что истец требует признать право собственности на здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, тогда как объект жилищного фонда, расположенный по указанному адресу, не обладает статусом общежития и является в действительности жилым домом. Из содержания ст. 109 Жилищного кодекса РСФСР следует, что под общежития используются специально построенные или переоборудованные для этих целей жилые дома, предназначенные для проживания рабочих, служащих, студентов, учащихся, а также других граждан в период работы или учебы. Согласно ст. ст. 92, 94 Жилищного кодекса РФ жилые помещения в общежитиях относятся к жилым помещениям специализированного жилого фонда, предназначены для временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения; при этом под общежития предоставляются специально построенные или переоборудованные для этих целей дома либо части домов.

Из пояснений Администрации города Иркутска следует, что здание по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, не предназначалось для использования в качестве общежития при его постройке и вводе в эксплуатацию; последующего переоборудования данного жилого дома в общежитие не осуществлялось, статус жилого дома не был изменен на статус общежития в установленном порядке.

Таким образом, по указанному истцом адресу не существует общежития, на которое истец требует признать право собственности.

Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют об отсутствии оснований для признания за истцом права собственности на спорный по настоящему делу объект - жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м, так как из материалов дела не усматривается, что такой объект был передан в собственность Иркутского областного правления ВОИ согласно решению Исполнительного комитета Иркутского областного Совета народных депутатов N 152 от 25.03.1991 по акту приема-передачи Иркутской фабрики швейных и художественных изделий Территориально-производственного объединения Местпром на основании Постановления Совета Министров РСФСР от 07.02.1990 N 42.

Более того, в материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих, что истец по настоящему делу - Иркутская областная организация общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов - является правопреемником Иркутского областного правления Всероссийского общества инвалидов, которому была передана Иркутская фабрика швейных и художественных изделий.

Истцом представлен в дело Устав Иркутской областной организации общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов, принятый на внеочередной конференции Иркутской областной организации ВОИ 17.07.1997. В данном уставе не имеется указаний на правопреемство организации от Иркутского областного правления Всероссийского общества инвалидов.

Также в материалы дела истцом представлено свидетельство о государственной регистрации общественного объединения - Иркутской областной организации общероссийской общественной организации “Всероссийское общество инвалидов“, выданное Главным управлением Министерства юстиции РФ по Иркутской области (ведомственный номер 1465). Согласно данному свидетельству, поименованная организация была создана в 1988 году. Иркутская фабрика швейных и художественных изделий передавалась в 1991 году иному лицу - Иркутскому областному правлению Всероссийского общества инвалидов. В материалах дела не имеется каких-либо доказательств, подтверждающих, что Иркутское областное правление ВОИ и Иркутская областная организация общероссийской общественной организации “Всероссийское общество инвалидов“ были впоследствии реорганизованы путем слияния либо присоединения; также не имеется документов, свидетельствующих о том, что имущество Иркутского областного правления ВОИ на каких-либо основаниях передавалось Иркутской областной организации общероссийской общественной организации “Всероссийское общество инвалидов“, либо о том, что Иркутское областное правление ВОИ являлось структурным подразделением Иркутской областной организации общероссийской общественной организации “Всероссийское общество инвалидов“.

Истец заявил, что 17.07.1997 на внеочередной конференции принято решение об утверждении устава и как следствие о смене наименования с Иркутского областного правления ВОИ на иное наименование - Иркутская областная организация общественной организации ВОИ. Вместе с тем истцом не представлено каких-либо доказательств, документально подтверждающих данный довод, в нарушение требований ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ, согласно которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд неоднократно предлагал истцу представить в дело доказательства его правопреемства от Иркутского областного правления ВОИ, но истцом соответствующих документов не представлено. При таких обстоятельствах у суда не имеется оснований для признания права собственности на спорное имущество, которое, по доводам истца, вошло в состав Иркутской фабрики швейных и художественных изделий, переданной иному чем истец юридическому лицу - Иркутскому областному правлению ВОИ.

На основании изложенного, руководствуясь требованиями действующего законодательства, оценив представленные в дело доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (п. 1 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ), суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения искового требования Иркутской областной организации общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов о признании права собственности на жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м.

В силу п. 3 ст. 15, п. 1 ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ принимаемые арбитражным судом решения должны быть законными, обоснованными и мотивированными, с применением норм действующего законодательства. Суд полагает, что изложенные выше обстоятельства, исследованные судом в ходе судебного разбирательства, свидетельствуют об отсутствии у Иркутской областной организации общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов права собственности на жилое здание по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м, поименованное истцом общежитием. Более того, в настоящем случае имеет место нарушение права граждан, проживающих в спорном здании (которое подлежало отнесению исключительно к муниципальной собственности в силу Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N 3020-1), на приватизацию занимаемых ими жилых помещений, предоставленного гражданам Законом РФ от 04.07.1991 N 1541-1 “О приватизации жилищного фонда в РФ“. При рассмотрении данного дела судом принята во внимание необходимость судебной защиты конституционного права граждан на жилище (ст. 40 Конституции РФ), которое нарушено в результате незаконного поступления спорного жилого здания во владение истца, который после регистрации за ним права собственности на данное здание на основании решения Арбитражного суда Иркутской области от 23.08.2004 по делу N А19-11316/04-47 (отмененного постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.06.2008 в части признания права собственности на жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м) предпринял меры по выселению граждан из поименованного жилого здания.

Следовательно, исковое требование Иркутской областной организации общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов подлежит отклонению как необоснованное и недоказанное. Расходы по уплате государственной пошлины относятся на истца по правилам ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ. С учетом того, что истец освобожден от уплаты государственной пошлины в силу п. 1 ч. 2 ст. 333.37 Налогового кодекса РФ, государственная пошлина не подлежит взысканию в доход федерального бюджета РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 65, 110, 167 - 170 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный суд

решил:

в удовлетворении искового требования Иркутской областной организации общероссийской общественной организации Всероссийского общества инвалидов о признании права собственности на жилое здание общежития, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Грязнова, 22, литер “В“, общей площадью 676,6 кв.м - отказать.

Решение может быть обжаловано в Четвертый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья

Г.Н.ГРИБЕЩЕНКО