Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 28.10.2008 по делу N А19-14648/07-51-15-18 Суд отказал в удовлетворении требований о признании незаконными решений налогового органа в части отказа в возмещении НДС, поскольку материалами дела доказано, что в действиях налогоплательщика усматриваются признаки направленности на получение необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета НДС при фактическом отсутствии операций именно с тем лицом, в отношении которого представлены первичные документы.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 28 октября 2008 г. по делу N А19-14648/07-51-15-18

резолютивная часть решения объявлена 21.10.2008 г.

Решение в полном объеме изготовлено 28.10.2008 г.

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Сонина А.А., при ведении протокола судебного заседания судьей, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью (ООО) “Велес“ о признании частично незаконными решений Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому округу г. Иркутска от 28.09.2007 г. N 07-27/414 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“, от 28.09.2007 г. N 07-27/6293 “Об отказе в привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения“

от заявителя: не явились

от ответчика: Канашков Р.А. по доверенности от 10.01.2008 г. N 14-14/42

установил:

Общество с ограниченной ответственностью “Велес“ (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконными решений Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому округу г. Иркутска (далее - налоговый орган, налоговая инспекция) от 28.09.2007 г. N 07-27/414 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 638 695 руб. 00 коп.; от 28.09.2007 г. N 07-27/6293 “Об отказе в привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части предложения уменьшить на исчисленный в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за март 2007 г. в сумме 638 695 руб. 00 коп., а также внести необходимые исправления в бухгалтерский учет.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 09 ноября 2007 г. заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 04 июня 2008 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10 сентября 2008 г. решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Иркутской области.

При новом рассмотрении общество, извещенное о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, в суд своего представителя не направило.

Дело рассматривается в порядке статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, без участия представителей заявителя.



В настоящем судебном заседании представитель налоговой инспекции заявленные требования не признал, ссылаясь на законность и обоснованность оспариваемых решений, и пояснил, что представленные налогоплательщиком на проверку документы не соответствуют требованиям статей 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации и не могут являться основанием для применения налоговых вычетов, поскольку содержат недостоверные сведения об адресе продавца и грузоотправителя, а товарно-транспортные накладные, подтверждающие фактическую перевозку и принятие на учет приобретенной лесопродукции, обществом на проверку не представлены.

Кроме того, установленные в ходе мероприятий налогового контроля обстоятельства свидетельствуют о том, что сделка, совершенная между заявителем и его поставщиком ЗАО “КАВ“, является фиктивной, направленной исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.

Заслушав пояснения представителя инспекции, исследовав имеющиеся в материалах дела документы, арбитражный суд установил следующие обстоятельства.

Общество с ограниченной ответственностью “Велес“ зарегистрировано в качестве юридического лица 03.03.2006 г. Инспекцией Федеральной налоговой службы по Октябрьскому округу г. Иркутска, о чем выдано свидетельство серии 38 N 002494926.

Обществом в налоговый орган по месту учета 20.04.2007 г. была представлена налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость по налоговой ставке 0 процентов за март 2007 г. со следующими показателями:

налоговая база - 11 662 683 руб. 00 коп.;

сумма налога, подлежащая уплате в бюджет - 00 руб. 00 коп.;

сумма налога, исчисленная к возмещению из бюджета за данный налоговый период - 1 455 970 руб. 00 коп.;

налоговые вычеты по операциям реализации товаров (работ, услуг), обоснованность применения налоговой ставки 0 процентов по которым подтверждена - 1 455 970 руб. 00 коп.;

сумма налога, исчисленная к уменьшению - 1 455 970 руб. 00 коп.

По результатам камеральной проверки представленной обществом декларации и документов, подтверждающих обоснованность применения указанной налоговой ставки и налоговых вычетов в сумме 1 455 970 руб. 00 коп., налоговой инспекцией составлен акт от 20.07.2007 г. N 07-16/1405, на основании которого, с учетом возражений налогоплательщика, вынесены следующие решения:

от 28.09.2007 г. N 07-27/414 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“, пунктом 2 резолютивной части которого обществу отказано в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 638 695 руб. 00 коп.;

от 28.09.2007 г. N 07-27/6293 “Об отказе в привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения“, пунктами 2, 3 резолютивной части которого налогоплательщику предложено уменьшить на исчисленный в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за март 2007 г. в сумме 638 695 руб. 00 коп., а также внести необходимые исправления в бухгалтерский учет.

Заявитель, полагая, что решения налогового органа в указанных частях не соответствуют законодательству о налогах и сборах и нарушают его права и законные интересы, обратился в суд с настоящим заявлением.

Исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, заслушав возражения представителя налоговой инспекции, арбитражный суд, исполняя указания суда кассационной инстанции, пришел к следующим выводам.



Согласно оспариваемым решениям, применение обществом налоговой ставки 0 процентов к сумме выручки, отраженной в налоговой декларации за март 2007 г., от реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, в размере 11 662 683 руб. 00 коп. налоговой инспекцией признано обоснованным.

При этом налогоплательщику отказано в возмещении из федерального бюджета налога на добавленную стоимость в сумме 638 695 руб. 00 коп. по счетам-фактурам, выставленным поставщиком экспортированной в дальнейшем лесопродукции ЗАО “КАВ“.

Для подтверждения правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в названной сумме заявителем в налоговый орган были представлены, в том числе, следующие документы:

- договор поставки лесопродукции от 02.10.2006 N П-10/06 (далее - Договор), заключенный между ЗАО “КАВ“ (Поставщик) в лице генерального директора Шпак А.А. и ООО “Велес“ (Покупатель) в лице генерального директора Жилкиной Н.И., по условиям которого Поставщик обязуется поставлять Покупателю лес-пиловочник хвойных пород и пиломатериал обрезной сосны и лиственницы в ассортименте согласно устной или письменной заявке Покупателя, а Покупатель обязуется принять товар и оплатить его на условиях, предусмотренных настоящим договором.

Ориентировочная цена Договора составляет 30 000 000 руб. 00 коп. (пункт 1.3 Договора).

Срок действия Договора - до 02.10.2007 г., а в части взаиморасчетов - до выполнения сторонами обязательств (пункт 6.1 Договора).

Согласно пункту 2.1. Договора Поставщик обязуется поставить лесопродукцию грузовым автомобильным транспортом или иным видом транспорта на склад Покупателя (в том числе, арендованный у третьих лиц), либо доставить в иной адрес, указанный Покупателем в спецификации.

В соответствии с пунктом 3.2. Договора право собственности на лесопродукцию переходит от Поставщика к Покупателю с момента оформления сторонами товарной накладной (ТОРГ-12). При этом датой составления товарной накладной является последний день отчетного месяца (пункт 2.1 Договора).

- счета-фактуры, выставленные ЗАО “КАВ“ во исполнение вышеуказанного Договора: от 31.10.2006 г. N К08/2006 на общую сумму 2 650 368,50 руб. 00 коп., в том числе НДС - 404 293 руб. 50 коп., от 31.12.2006 г. N К09/2006 на общую сумму 3 216 630 руб. 44 коп., в том числе НДС - 490 672 руб. 44 коп. Всего по данным счетам-фактурам обществом заявлен к вычету налог в сумме 638 694 руб. 75 коп.;

- товарные накладные от 31.10.2006 г. N К08/2006, от 31.12.2006 N К09/2006, в которых в графе “отпуск груза разрешил“ содержится подпись главного бухгалтера ЗАО “КАВ“ Шпак А.А., в графе “груз принял“ - подпись исполнительного директора ООО “Велес“ Ключника А.В.;

- платежные поручения в количестве 7 штук на общую сумму 5 517 000 руб. 00 коп., в том числе НДС - 841 576 руб. 26 коп., о перечислении денежных средств с расчетного счета ООО “Велес“ на расчетный счет ЗАО “КАВ“.

Все представленные документы по поставщику ЗАО “КАВ“ подписаны от имени руководителя и главного бухгалтера Шпак А.А.

Отказывая обществу в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 638 695 руб. 00 коп. по счетам-фактурам, выставленным ЗАО “КАВ“, налоговый орган в оспариваемом решении указал, что представленные в обоснование заявленных налоговых вычетов по данному поставщику документы (договор поставки, счета-фактуры, товарные накладные) содержат недостоверные сведения об адресе продавца и грузоотправителя, а товарно-транспортные накладные, подтверждающие фактическую перевозку и принятие на учет приобретенной лесопродукции, на проверку не представлены.

Кроме того, налоговым органом при проведении дополнительных мероприятий налогового контроля установлены признаки сговора должностных лиц организации-покупателя (ООО “Велес“) и организации-продавца (ЗАО “КАВ“), целью которого явилась фальсификация документов и имитация финансово-хозяйственных взаимоотношений для получения необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость в крупных размерах.

При этом налоговый орган указал на следующие обстоятельства:

- исполнительный директор ООО “Велес“ Ключник А.В. в инициативном порядке обратился с предложением о поставке крупной партии леса (пиловочник хвойных пород в общей сумме поставки 30 000 000 руб. 00 коп.) к руководителю организации - ЗАО “КАВ“, которая заведомо не осуществляет заготовку леса, не имеет собственных основных и транспортных средств, численности работников, складских помещений и площадок, а также устойчивых хозяйственных связей с заготовителями лесопродукции и товарных запасов в тех объемах, которые указаны в договоре.

- адрес местонахождения ЗАО “КАВ“ постоянно меняется, а в настоящее время данная организация вообще не имеет адреса фактического местонахождения;

- все хозяйственные операции по приобретению и транспортировке лесопродукции осуществлялись поставщиком ЗАО “КАВ“ не самостоятельно, а через агента, рекомендованного покупателем ООО “Велес“. При этом руководитель организации-поставщика подписывал бухгалтерские документы о приобретении лесопродукции без ее фактического оприходования, поскольку фактически лес в адрес покупателя ООО “Велес“ транспортировали другие организации;

- непосредственно после заключения договора о поставке лесопродукции поставщиком ЗАО “КАВ“ был открыт расчетный счет в банке для имитации финансовых взаимоотношений и транзитного движения денежных потоков, которые через его счет проводит ООО “Велес“;

- у ООО “Велес“ необходимые для выполнения операции приема-передачи (погрузки-разгрузки) лесопродукции управленческий и технический персонал, основные средства, производственные активы и транспорт также отсутствуют;

- перечисление покупателем ООО “Велес“ денежных средств поставщику ЗАО “КАВ“ в оплату за доставленную лесопродукцию всегда производилось после поступления валютной выручки от инопартнера.

Оценивая выводы налогового органа, изложенные в оспариваемом решении и послужившие основанием для отказа в возмещении налога на добавленную стоимость за март 2007 г. в сумме 638 695 руб. 00 коп. по счетам-фактурам, выставленным поставщиком ЗАО “КАВ“, арбитражный суд исходит из следующего.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога и принятие на учет указанных товаров (работ, услуг), а при реализации продукции на экспорт - также при представлении документов, предусмотренных статьей 165 Кодекса.

Пунктом 4 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что суммы налоговых вычетов, предусмотренные статьей 171 Кодекса, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктом 1 пункта 1 статьи 164 Кодекса, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации, указанной в пункте 6 статьи 164 Кодекса, и документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, законодатель установил, что право на применение налогоплательщиком вычета (возмещения) входного налога на добавленную стоимость при реализации товаров на экспорт возникает при соблюдении следующих условий: документально подтвержденной реализации товаров на экспорт; наличия счета-фактуры, оформленного в соответствии с требованиями, установленными статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации; принятия товара (работ, услуг) на учет на основании соответствующих документов; фактической оплаты товаров (работ, услуг) поставщикам (продавцам) с учетом начисленного ими налога.

Следовательно, только несоблюдение налогоплательщиком названных выше условий, либо одного из них, будет являться безусловным основанием для отказа в применении налоговых вычетов.

Из материалов дела усматривается, что факт реально произведенного ООО “Велес“ экспорта товара за пределы Российской Федерации налоговым органом не оспаривается.

Вместе с тем, подтверждение обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов не влечет обязательное подтверждение обоснованности применения налогоплательщиком налогового вычета, поскольку для подтверждения правомерности последнего, помимо фактически произведенного экспорта товара, необходимо соблюдение условий, предусмотренных статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном настоящей главой.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не может являться основанием для отказа принять к вычету суммы налога, предъявленные продавцом.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации в счете-фактуре должны быть указаны наименование и адрес грузоотправителя и грузополучателя.

Из приложения N 1 к Правилам ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 г. N 914, следует, что в строке 2а счетов-фактур указывается место нахождения продавца в соответствии с учредительными документами; в строке 3 - полное или сокращенное наименование грузоотправителя в соответствии с учредительными документами. Если продавец и грузоотправитель одно и то же лицо, то в этой строке пишется “он же“. Если продавец и грузоотправитель не являются одним и тем же лицом, то указывается почтовый адрес грузоотправителя.

В соответствии с пунктом 2 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.09.2000 г. N 725, почтовый адрес означает местонахождение пользователя с указанием почтового индекса соответствующего объекта почтовой связи.

Согласно пункту 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации под местом нахождения российской организации понимается место ее государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Наименование и место нахождения юридического лица указываются в его учредительных документах (подпункт 2 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отказывая обществу в возмещении налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выставленным ЗАО “КАВ“, налоговый орган указал, что представленные в обоснование заявленных налоговых вычетов по данному поставщику документы (договор поставки, счета-фактуры, товарные накладные) содержат недостоверные сведения об адресе продавца и грузоотправителя, поскольку указанный в них адрес ЗАО “КАВ“ (664009, 38, г. Иркутск, ул. Култукская, д. 99) не соответствует адресу, указанному в учредительных документах последнего (664025, г. Иркутск, ул. Российская, 10).

Исследовав материалы дела, суд установил, что указанный в счетах-фактурах от 31.10.2006 г. N К08/2006, от 31.12.2006 г. N К09/2006, выставленных ЗАО “КАВ“, адрес продавца и грузоотправителя (664009, 38, г. Иркутск, ул. Култукская, д. 99) соответствует юридическому адресу, содержащемуся в учредительных документах последнего на момент выставления спорных счетов-фактур.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что несоответствие данных счетов-фактур требованиям подпункта 3 пункта 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым органом не доказано.

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, определенные пунктом 2 данной статьи.

Из Указаний по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету торговых операций, содержащихся в Альбоме унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденных Постановлением Госкомстата Российской Федерации от 25.12.1998 г. N 132, следует, что для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации применяется форма N ТОРГ-12 “Товарная накладная“.

Согласно пунктам 2, 6 Инструкции Минфина СССР N 156, Госбанка СССР N 30, ЦСУ СССР N 354/7, Минавтотранса РСФСР N 10/998 от 30.11.1983 г. “О порядке расчетов за перевозку грузов автомобильным транспортом“ (далее - Инструкция) перевозка грузов автомобильным транспортом в городском, пригородном и междугородном сообщениях осуществляется только при наличии оформленной товарно-транспортной накладной утвержденной формы N 1-Т. Предприятия, организации и учреждения, осуществляющие перевозку грузов для нужд своего производства на собственных и арендуемых автомобилях, также обязаны оформлять товарно-транспортные накладные формы N 1-Т. Товарно-транспортная накладная является единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителей и оприходования их у грузополучателей, а также для складского, оперативного и бухгалтерского учета.

Товарно-транспортная накладная выписывается в четырех экземплярах: первый - остается у грузоотправителя и предназначается для списания товарно-материальных ценностей; второй, третий и четвертый экземпляры, заверенные подписями и печатями (штампами) грузоотправителя и подписью водителя, вручаются водителю; второй - сдается водителем грузополучателю и предназначается для оприходования товарно-материальных ценностей у получателя груза; третий и четвертый экземпляры, заверенные подписями и печатями (штампами) грузополучателя, сдаются организации - владельцу автотранспорта.

Таким образом, согласно указанной Инструкции один экземпляр товарно-транспортной накладной передается водителем грузополучателю и предназначается для оприходования товарно-материальных ценностей у получателя груза.

Принимая во внимание, что поставщик ЗАО “КАВ“ одновременно является грузоотправителем, а покупатель ООО “Велес“ - грузополучателем, суд приходит к выводу, что товарно-транспортные накладные являются обязательными документами для подтверждения принятия заявителем на учет товара от названного поставщика.

Из материалов дела следует, что налоговым органом в ходе проверки в соответствии со статьями 88, 93 Налогового кодекса Российской Федерации в адрес заявителя было направлено требование от 07.05.2007 N 07-47/10079-10604 о представлении, в том числе, товаросопроводительных документов (товарно-транспортных накладных).

Для подтверждения факта принятия на учет товаров налогоплательщиком представлены в налоговый орган только товарные накладные унифицированной формы ТОРГ-12. Товарно-транспортные документы, подтверждающие транспортировку товара от грузоотправителя к грузополучателю и принятие товара на учет, ни налоговому органу в ходе проверки, ни суду в ходе судебного разбирательства заявителем не представлены.

При таких обстоятельствах, арбитражный суд соглашается с выводом налогового органа о том, что факт принятия на учет лесопродукции, приобретенной у ЗАО “КАВ“, заявителем, в нарушение требований статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, соответствующими первичными документами не подтвержден.

В связи с чем довод общества о том, что наличие либо отсутствие товарно-транспортных накладных, как оправдательных документов, не имеет правового значения, поскольку по договору поставки лесопродукции местом исполнения договора является склад покупателя и последний не участвует в отношениях по перевозке груза, отклоняется арбитражным судом, как не основанный на законе.

Оценивая правомерность применения обществом налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в спорной сумме, арбитражный суд также принимает во внимание доводы налогового органа о направленности действий налогоплательщика и его контрагента - ЗАО “КАВ“ - на получение необоснованной налоговой выгоды.

При этом суд исходит из следующего.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующий орган.

Порядок возмещения налога на добавленную стоимость установлен статьей 176 Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающей проведение налоговым органом камеральной проверки, в том числе обоснованности применения налоговых вычетов. В рамках такой проверки на основании статей 88, 93 Налогового кодекса Российской Федерации налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения, объяснения и документы и (или) получить соответствующие сведения иным законным способом у других лиц.

В соответствии с пунктом 2 статьи 173 Кодекса возмещение налогоплательщику налога на добавленную стоимость, уплаченного им поставщику, производится в размере положительной разницы между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения.

Положения данной статьи находятся во взаимосвязи со статьями 171 и 172 Кодекса и предполагают возможность возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций.

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Следовательно, правомерность применения вычетов по налогу на добавленную стоимость должен доказать налогоплательщик. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 г. N 3-П и в Определениях от 25.07.2001 г. N 138-О и от 08.04.2004 г. N 168-О и N 169-О, право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета представлено добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг). Налогоплательщик, использующий указанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

Из Постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.03.2004 г. N 12073/03, от 03.08.2004 г. N 2870/04, от 13.12.05 г. N 9841/05, 10048/05, 10053/05 следует, что при решении вопроса о применении налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок налоговым органом достоверности, комплектности и непротиворечивости представленных документов, проверки предприятий-поставщиков с целью установления факта выполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить налог на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме.

В случае, если налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции производителями (поставщиками) продукции не осуществлялись и налоги в бюджет ими не уплачивались, в систему поставок и взаиморасчетов вовлечены юридические лица, зарегистрированные по подложным или утерянным документам или несуществующим адресам, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Налогового кодекса Российской Федерации, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

В соответствии с пунктами 1, 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ (далее - Постановление N 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления N 53 понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Пунктами 3 и 4 вышеуказанного Постановления закреплено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды в соответствии с пунктом 5 Постановления могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением (пункт 11 Постановления).

Согласно представленным материалам камеральной проверки заявителя, а также встречных проверок его поставщика ЗАО “КАВ“ и контрагентов последнего - ООО “Неолайт“, ООО “Стелс“, ООО “Фонтес“, ООО “Реалком“, налоговым органом установлены следующие обстоятельства.

ООО “Велес“ поставлено на учет в ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска при создании 03.03.2006 г. Учредителем, руководителем и заявителем при регистрации является Ф.И.О. Среднесписочная численность ООО “Велес“ по состоянию на 01.04.2007 г. составляет 2 человека. С момента создания и по настоящее время предприятие основных средств не имеет. Наращивания активов общества за период деятельности не наблюдается. В то же время от имени ООО “Велес“ с апреля 2006 г. оформляются документы на поставки пиловочника хвойных пород в Китай.

Налоговым органом направлен запрос от 07.05.2007 г. N 07-44/789-10605 в ОАО “МДМ-банк“, в котором открыт расчетный счет ООО “Велес“ о представлении выписки банка о движении денежных средств, копии договора банковского счета, копий карточек образцов подписей должностных лиц, имеющих право распоряжаться расчетным счетом, а также копий доверенностей, оформленных на должностных лиц, имеющих право на получение выписок по движению денежных средством по расчетному счету.

На указанный запрос был получен ответ от 17.05.2007 г. N Ф10/1031 с приложением копии договора банковского счета от 10.03.2006 N 733, заключенного между банком и ООО “Велес“ в лице генерального директора Жилкиной Н.И., карточки образца подписи лица, имеющего право на распоряжение счетом от 10.03.2006 г. на имя Жилкиной Н.И. и копия доверенности от 01.04.2006 г., выданной Жилкиной Н.И. на получение выписок и платежных документов Ф.И.О.

Из анализа движения денежных средств по расчетному счету ООО “Велес“ установлено, что перечисление последним денежных средств поставщику ЗАО “КАВ“ в оплату за доставленную лесопродукцию всегда производилось после поступления валютной выручки на банковский счет ООО “Велес“.

Таким образом, источником перечисления денежных средств в оплату за товар по договору поставки лесопродукции от 02.10.2006 г. N П-10/06 являлась валютная выручка, перечисленная инопартнером.

Встречной проверкой в отношении поставщика заявителя ЗАО “КАВ“ установлено, что данная организация поставлена на налоговый учет в ИФНС России по Правобережному округу г. Иркутска при создании 24.05.2004 г. Адрес (место нахождения) - с 24.05.2007 г. по 02.04.2007 г. - 664009, г. Иркутск, ул. Култукская, 99, с 02.04.2007 г. - 664025, г. Иркутск, ул. Российская, 10.

Учредителем заявлен Кочкаров Амир Вали оглы, руководителем и заявителем при регистрации - Шпак Александр Анатольевич.

В бухгалтерском балансе за 1 квартал 2007 г. указаны следующие сведения: основные средства - 0, готовая продукция и товары для перепродажи - 0, товары отгруженные - 0, налог на добавленную стоимость по приобретенным ценностям - 0, дебиторская задолженность - 17 487 тыс. руб., кредиторская задолженность - 14 478 тыс. руб.

Численность работников организации в налоговой отчетности указана - 2 человека.

В налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 4 квартал 2006 г. (период отгрузки товара в адрес ООО “Велес“) отражены следующие сведения: налог на добавленную стоимость, исчисленный с суммы реализации - 2 667 533 руб. 00 коп., налоговые вычеты - 2 665 280 руб. 00 коп., налог на добавленную стоимость к уплате в бюджет - 2 253 руб. 00 коп.

Из полученной по запросу инспекции от 16.04.2007 г. N 07-44/769-8751 в ОАО “Восточно-Сибирский транспортный Коммерческий Банк“, в котором открыт расчетный счет ЗАО “КАВ“, установлено, что данный счет был открыт непосредственно после заключения договора о поставке лесопродукции с ООО “Велес“; денежные средства, поступившие от ООО “Велес“ по платежным поручениям в сумме 5 517 000,00 руб., были сняты ЗАО “КАВ“ с расчетного счета наличными денежными средствами на хозяйственные расходы, а также перечислены в погашение займа физическому лицу Морозовой Т.Б., оплату коммунальных услуг и услуг банка.

При этом какие-либо расходы, свидетельствующие о реальном осуществлении организацией какой-либо деятельности (на выплату заработной платы, на командировочные расходы, на общехозяйственные нужды - канцелярия, ГСМ, коммунальные расходы, услуги телефонной связи и т.д.) по расчетному счету ЗАО “КАВ“ не производились.

За период с 14.02.2007 г. (дата открытия счета) по 21.05.2007 г. через расчетный счет ЗАО “КАВ“ прошли транзитом в адрес ООО “Неонлайт“ денежные средства в размере 14 823 000 руб. 00 коп., перечисленные ООО “Велес“, сняты на хозяйственные расходы денежные средства в размере 9 500 000 руб. 00 коп., перечисленные ООО “Фармресурс“ (московской фирмой, открывшей расчетный счет в г. Иркутске), и денежные средства в размере 14 000 000 руб. 00 коп., перечисленные ЗАО “Росспецстрой-3“ в счет взаиморасчетов с ООО “Иркутскпиломатериал“, операции по собственному расчетному счету которого были приостановлены налоговым органом.

22.08.2007 г. в соответствии со статьей 90 Налогового кодекса Российской Федерации в помещении Инспекции ФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска специалистом 3 разряда, референтом государственной гражданской службы РФ 3 класса Суворовой О.Н. был проведен допрос гражданина Ф.И.О. (состоящего в должности генерального директора ЗАО “КАБ“, проживающего по адресу: г. Иркутск, ул. Госпитальная, 16 “а“, паспорт серии 25 04 N 189918, выдан 13.01.2004 г. ОВД Нижнеилимского района Иркутской области), о чем был составлен протокол допроса свидетеля (л.д. 88 - 83, т. 2).

В ходе допроса по факту взаимоотношений с ООО “Велес“, а также о поставщиках лесопродукции, реализованной в дальнейшем в адрес ООО “Велес“, Шпак А.А. пояснил, что по инициативе индивидуального предпринимателя Ключника А.В., обратившегося с предложением о приобретении лесопродукции хвойных пород, между ЗАО “КАВ“ и ООО “Велес“ был заключен договор поставки лесопродукции от 02.10.2006 N П-10/06.

В свою очередь, ЗАО “КАВ“ заключен агентский договор от 14.02.2007 г. с физическим лицом Ф.И.О. по нахождению поставщиков для закупки ГСМ, запасных частей, материалов, сырья и прочей продукции для осуществления заготовки и переработки лесоматериала.

При этом агента Некрасова В.Ю. руководителю ЗАО “КАВ“ рекомендовал исполнительный директор ООО “Велес“ Ключник А.В.

По поручению ЗАО “КАВ“ агентом Некрасовым В.Ю. заключены договорные отношения с ООО “Неолайт“, ООО “Стелс“ и ООО “Фонтес“ на поставку лесоматериалов хвойных пород. Оплата производится платежными поручениями.

Транспортировка лесоматериала, приобретенного у вышеуказанных поставщиков в адрес ООО “Велес“ осуществляется ООО “Реалком“, ООО “Фонтес“ через агента. Каким транспортом и какими водителями транспортируется товар, Шпаку А.А. неизвестно.

В соответствии со статьей 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Согласно статье 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 31, статьей 90 Налогового кодекса Российской Федерации при проведении налоговых проверок налоговые органы в качестве свидетеля для дачи показаний могут вызвать любое физическое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Показания свидетеля заносятся в протокол.

Согласно пункту 5 статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации перед получением показаний должностное лицо налогового органа разъясняет свидетелю его права и обязанности, а также предупреждает об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля.

Исследовав и оценив представленный налоговым органом протокол опроса свидетеля Шпака А.А. от 22.08.2007 г., арбитражный суд считает, что последний оформлен в соответствии с требованиями пункта 5 статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации, в том числе: содержит указание на разъяснение свидетелю его прав и обязанностей, а также предупреждение об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, что подтверждается соответствующими отметками в протоколе и удостоверено подписями свидетеля Шпака А.А.

С учетом изложенного, суд принимает указанный документ в качестве доказательства по настоящему делу, отвечающего признакам относимости, допустимости и достоверности.

В подтверждение своих показаний свидетелем Шпаком А.А. в ходе допроса были представлены незаверенные копии следующих документов:

агентский договор от 14.02.2007 г. N б/н, заключенный ЗАО “КАВ“ с гражданином РФ Некрасовым Вячеславом Юрьевичем;

договор поставки лесопродукции от 05.03.2007 г. N П-03/07, заключенный ООО “Стелс“ с ЗАО “КАВ“;

договор поставки лесопродукции от 16.03.2007 г. N П-03/07, заключенный ООО “Неонлайт“ с ЗАО “КАВ“;

договор поставки лесопродукции от 20.04.2007 г. N П-04/07, заключенный ООО “Фонтес“ с ЗАО “КАВ“;

договор оказания услуг по заготовке и доставке лесопродукции от 28.03.2007 г. N У-03/2007, заключенный ООО “Реалком“ с ЗАО “КАВ“;

договор оказания услуг по заготовке и доставке лесопродукции от 18.05.2007 г. N 05/07, заключенный ООО “Фонтес“ с ЗАО “КАВ“.

Из совокупности представленных документов, а также обстоятельств, установленных налоговым органом при проведении проверки, следует, что все хозяйственные операции по приобретению и транспортировке лесопродукции в адрес ООО “Велес“ осуществлялись поставщиком ЗАО “КАВ“ не самостоятельно, а через агента - Некрасова В.Ю., рекомендованного покупателем.

При этом руководитель организации-поставщика, то есть лицо, ответственное за финансово-хозяйственную деятельность организации, заверял своей подписью первичные бухгалтерские документы о приобретении лесопродукции без ее фактического оприходования, поскольку лес в адрес ООО “Велес“, согласно показаниям Шпака А.А., транспортируют те организации (ООО “Неонлайт“, ООО “Реалком“, ООО “Фонтес“, ООО “Стелс“), с которыми агент Некрасов В.Ю., рекомендованный должностным лицом ООО “Велес“, заключил от имени ЗАО “КАВ“ соответствующие договоры.

Вместе с тем, как в налоговый орган на камеральную проверку, так и в материалы настоящего дела заявителем в обоснование правомерности применения налоговых вычетов в заявленной сумме по поставщику ЗАО “КАВ“ были представлены договор на поставку лесопродукции, счета-фактуры и товарные накладные, оформленные названным поставщиком без участия агента.

В соответствии с пунктом 6 Постановления N 53 судам необходимо иметь в виду, что указанные в данном пункте обстоятельства (создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций) сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Арбитражный суд, исследовав представленные в материалы дела доказательства, оценив установленные налоговым органом в ходе мероприятий налогового контроля вышеуказанные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи, приходит к выводу о том, что поставщик ЗАО “КАВ“ фактически не выполнял никаких действий по реальной поставке товара в адрес заявителя, а его присутствие в цепочке поставок лесопродукции указывает на искусственное завышение количества участников сделки.

На основании изложенного, арбитражный суд соглашается с изложенным в оспариваемом решении от 28.09.2007 г. N 07-27/6193 выводом инспекции о том, что в действиях налогоплательщика ООО “Велес“ усматриваются признаки направленности на получение необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость при фактическом отсутствии операций именно с тем лицом (ЗАО “КАВ“), в отношении которого представлены первичные документы.

При таких обстоятельствах, следует признать, что налог на добавленную стоимость за март 2007 г. в сумме 638 695 руб. 00 коп. по счетам-фактурам, выставленным ЗАО “КАВ“, предъявлен заявителем к возмещению необоснованно.

Пунктом 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Принимая во внимание, что решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому округу г. Иркутска от 28.09.2007 г. N 07-27/414 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 638 695 руб. 00 коп. и от 28.09.2007 г. N 07-27/6293 “Об отказе в привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части предложения уменьшить на исчисленный в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за март 2007 г. в сумме 638 695 руб. 00 коп., соответствуют положениям статей 169, 171, 172, 173 Налогового кодекса Российской Федерации, арбитражный суд приходит к выводу о том, что в удовлетворении заявленных требований следует отказать.

В соответствии со статьей 110, пунктом 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на заявителя относятся судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 1000 руб. 00 коп., уплаченной налоговым органом по платежному поручению от 27.06.2008 г. N 407 за рассмотрение кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 110, 167 - 170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

в удовлетворении заявленных требований отказать.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью “Велес“ в пользу Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому округу г. Иркутска судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 1000 руб. 00 коп., уплаченной налоговым органом по платежному поручению от 27.06.2008 г. N 407 за рассмотрение кассационной жалобы.

Решение может быть обжаловано в Четвертый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья

А.А.СОНИН