Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 15.09.2008 по делу N А19-8771/08-44 Требования о признании незаконными решений налогового органа об уменьшении предъявленного к возмещению в завышенных размерах НДС и об отказе в возмещении данного налога удовлетворены частично, поскольку обстоятельства, на которые ссылается налоговый орган в оспариваемых решениях, достоверно не опровергают реальность хозяйственных операций общества с поставщиками, в связи с совершением которых был заявлен к возмещению НДС.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 15 сентября 2008 г. по делу N А19-8771/08-44

Резолютивная часть решения объявлена 10 сентября 2008 года

Текст решения изготовлен в полном объеме 15 сентября 2008 г.

Арбитражный суд Иркутской области в составе: судьи Гаврилова О.В., при ведении протокола судебного заседания судьей Гавриловым О.В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью “Илим Братск лесопильно-деревоперерабатывающий завод“ к Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области

о признании незаконными в части решений Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области от 22.05.2008 года N 07-1/3833, от 22.05.2008 года N 07-1/725, от 24.04.2008 года N 07-1/3693, от 24.04.2008 года N 07-1/675

при участии в заседании:

от заявителя: Кузнецов С.А., енность от 19.06.2008 года.

от ответчика: Волошина О.С., удостоверение УР N 295264, доверенность от 09.01.2008 года N 08-2.1/4.

установил:

первоначально Обществом с ограниченной ответственностью “Илим Братск лесопильно-деревоперерабатывающий завод“ (далее по тексту “ООО “Илим Братск ЛДЗ“) заявлено требование о признании незаконными решений ИФНС России по Центральному округу г. Братска Иркутской области от 22.05.08 г. N 07-1/3833 “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за декабрь 2007 года в сумме 495 950 руб., а также решения от 22.05.2008 года N 07-1/725 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 495 950 руб.

В порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее АПК РФ), общество уточнило заявленные требования и просило суд признать незаконными решения ИФНС России по Центральному округу г. Братска Иркутской области от 22.05.08 г. N 07-1/3833 “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за декабрь 2007 года в сумме 475 250 руб. 96 коп., а также решения от 22.05.2008 года N 07-1/725 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 475 250 руб. 96 коп. Уточнение иска было обусловлено отказом от требования о признании незаконным отказа в возмещении НДС по счету-фактуре ООО “Эллипс“ N 32 от 26.12.2007 года на сумму НДС 20 699 руб. 04 коп.

Уточнение иска судом принято.

Кроме того, в производстве Арбитражного суда Иркутской области находилось дело N А19-8767/08-44 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью “Илим Братск лесопильно-деревоперерабатывающий завод“ о признании незаконными решений ИФНС России по Центральному округу г. Братска Иркутской области от 24.04.08 г. N 07-1/3693 “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“ в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за ноябрь 2007 года в сумме 306 123 руб. 19 коп., а также решения от 24.04.2008 года N 07-1/675 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость за ноябрь 2007 года в сумме 306 123 руб. 19 коп.



Определением суда от 10.09.2008 года в порядке ст. 130 АПК РФ дела N А19-8771/08-44 и N А19-8767/08-44 были объединены в одно производство, и им был присвоен единый номер N А19-8771/08-44.

В судебном заседании с 12 часов 10.09.2008 года до 15 часов 30 минут 10.09.2008 года объявлялся перерыв (ст. 163 АПК РФ).

После окончания перерыва судебное заседание было продолжено с участием представителей сторон, которым было вручено приведенное выше определение суда.

Представитель заявителя в судебном заседании требования поддержал, в обоснование привел доводы, изложенные в заявлениях и дополнениях к нему.

Представитель налогового органа требования не признал, ссылаясь на законность и обоснованность оспариваемых ненормативных актов, в обоснование привел доводы, изложенные в отзывах.

Дело рассматривается в порядке ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Из представленных суду документов следует, что 18.01.2008 года и 01.02.2008 года налогоплательщиком в налоговый орган по месту учета были представлены первоначальная и уточненная налоговые декларации по НДС за декабрь 2007 года.

По результатам проверки налоговым органом составлен Акт камеральной налоговой проверки N 07-1/6120 от 28.04.2008 года, на основании которого инспекцией было вынесено решение N 07-1/3833 от 22.05.2008 года “Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“, а также решение N 07-1/725 от 22.05.2008 года “О возмещении частично суммы НДС заявленной к возмещению“.

С учетом уточнения исковых требований общество просит суд признать незаконными решение от 22.05.08 г. N 07-1/3833 “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за декабрь 2007 года в сумме 475 250 руб. 96 коп., решение от 22.05.2008 года N 07-1/725 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 475 250 руб. 96 коп.

Кроме того, 20.12.2007 года налогоплательщиком в налоговый орган по месту учета была представлена налоговая декларация по НДС за ноябрь 2007 года.

По результатам проверки налоговым органом составлен Акт камеральной налоговой проверки N 07-1/5737 от 24.03.2008 года, на основании которого инспекцией было вынесено решение N 07-1/3693 от 24.04.2008 года “Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения“, а также решение N 07-1/675 от 24.04.2008 года “О возмещении частично суммы НДС заявленной к возмещению“.

Общество просит суд признать незаконными решение от 24.04.08 г. N 07-1/3693 “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за ноябрь 2007 года в сумме 306 123 руб. 19 коп., решение от 24.04.2008 года N 07-1/675 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 306 123 руб. 19 коп.

Из оспариваемых решений следует, что основанием для их вынесения послужили следующие обстоятельства.

Поставщик ООО “ГСК-1“

Сумма отказа в возмещении НДС за декабрь 2007 года составила - 277 194 руб. (внутренний рынок 85 208 руб. 33 коп., экспорт 191 985 руб. 73 коп.).



Сумма отказа в возмещении НДС за ноябрь 2007 года составила 144 099 руб. 43 коп. (внутренний рынок 9 945 руб. 08 коп., экспорт 134 154 руб. 35 коп.).

В подтверждение сумм налога заявленных к возмещению из бюджета обществом были представлены договор поставки N 430-133-07 от 12.04.2007 года, счета-фактуры N 14ЛДЗ от 11.12.2007 года, N 15ЛДЗ от 31.12.2007 года, N 11ЛДЗ от 10.11.2007 года, N 12ЛДЗ от 19.11.2007 года, N 13 ЛДЗ от 30.11.2007 года (внутренний рынок) и счета-фактуры N 3ЛДЗ от 11.06.2007 года, N 4ЛДЗ от 30.06.2007 года, N 5ЛДЗ от 16.07.2007 года, N 6ЛДЗ от 31.07.2007 года, N 7ЛДЗ от 26.08.2007 года, N 7/1ЛДЗ от 11.08.2007 года, N 8ЛДЗ от 07.09.2007 года, N 9ЛДЗ от 30.09.2007 года (экспорт).

Кроме того, в подтверждение оприходования товара обществом были представлены товарные и товарно-транспортные накладные.

По мнению инспекции в нарушение ФЗ от 21.11.1996 года N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“, п. 2 ст. 169 НК РФ в представленных на проверку счетах-фактурах наименование грузоотправителя и его адрес не соответствуют данным указанным в товарно-транспортных накладных. Кроме того, ООО “ГСК-1“ не располагает транспортными средствами, отраженными в товарно-транспортных накладных. Движение денежных средств по расчетному счету поставщика имеет транзитный характер и имеет своей целью обналичивание денежных средств. Таким образом, налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО “ГСК-1“ является ложным звеном в финансово-хозяйственной деятельности, созданным для сокрытия реального продавца, обналичивания денежных средств и необоснованного возмещения из федерального бюджета денежных средств в виде налога на добавленную стоимость, не имеющего источника для его возмещения.

Поставщик ООО “Эллипс“

Сумма отказа в возмещении НДС за декабрь 2007 года составила - 129 022 руб. 14 коп. (внутренний рынок 20 699 руб. 04 коп., экспорт 108 323 руб. 10 коп.).

Сумма отказа в возмещении НДС за ноябрь 2007 года составила 85 865 руб. 14 коп. (внутренний рынок 27 275 руб. 34 коп., экспорт 58 589 руб. 80 коп.).

В подтверждение сумм налога заявленных к возмещению из бюджета обществом были представлены договор поставки N 430-06-07 от 18.01.2007 года, счета-фактуры N 27 от 18.11.2007 года (внутренний рынок) и счета-фактуры N 12 от 31.07.2007 года, N 16 от 10.07.2007 года, N 17 от 11.08.2007 года, N 19 от 31.08.2007 года, N 21 от 19.09.2007 года, N 22 от 30.09.2007 года (экспорт).

Кроме того, в подтверждение оприходования товара обществом были представлены товарные и товарно-транспортные накладные.

По мнению инспекции ООО “Элипс“ не располагает транспортными средствами, отраженными в товарно-транспортных накладных. Движение денежных средств по расчетному счету поставщика имеет транзитный характер и имеет своей целью обналичивание денежных средств. Таким образом, налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО “Элипс“ является ложным звеном в финансово-хозяйственной деятельности, созданным для сокрытия реального продавца, обналичивания денежных средств и необоснованного возмещения из федерального бюджета денежных средств в виде налога на добавленную стоимость, не имеющего источника для его возмещения.

Поставщик ООО “Стройлес“

Сумма отказа в возмещении НДС за декабрь 2007 года составила - 62 374 руб. 87 коп. (экспорт).

Сумма отказа в возмещении НДС за ноябрь 2007 года составила 46770 руб. 29 коп. (экспорт).

В подтверждение сумм налога заявленных к возмещению из бюджета обществом были представлены договор поставки N 430-95-06 от 22.02.2006 года, счета-фактуры N 060-Б от 28.07.2007 года, N 067-Б от 16.08.2007 года, N 070-Б от 31.08.2007 года, N 083-Б от 30.09.2007 года, N 014-Б от 28.02.2007 года.

Кроме того, в подтверждение оприходования товара обществом были представлены товарные и товарно-транспортные накладные.

По мнению инспекции ООО “Стройлес“ не располагает транспортными средствами, отраженными в товарно-транспортных накладных. Движение денежных средств по расчетному счету поставщика имеет транзитный характер и имеет своей целью обналичивание денежных средств. Поставщик состоит на учете в г. Санкт-Петербурге и не имеет представительства в Иркутской области. Счета-фактуры, договор поставки и другие первичные документы от имени ООО “Стройлес“ подписаны неустановленным лицом и содержат недостоверные сведения о руководителе предприятия. Таким образом, налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО “Стройлес“ является ложным звеном в финансово-хозяйственной деятельности, созданным для сокрытия реального продавца, обналичивания денежных средств и необоснованного возмещения из федерального бюджета денежных средств в виде налога на добавленную стоимость, не имеющего источника для его возмещения.

Поставщик ООО “Сатори“

Сумма отказа в возмещении НДС за декабрь 2007 года составила - 27 359 руб. 14 коп. (экспорт).

Сумма отказа в возмещении НДС за ноябрь 2007 года составила 17 388 руб. 19 коп. (экспорт).

В подтверждение сумм налога заявленных к возмещению из бюджета обществом были представлены договор поставки N 430-254-06 от 20.06.2006 года, счета-фактуры N 321 от 28.07.2007 года, N 336 от 16.08.2007 года, N 351 от 18.08.2007 года, N 380 от 12.09.2007 года, N 392 от 25.09.2007 года, N 89 от 17.02.2007 года, N 110 от 28.02.2007 года.

Кроме того, в подтверждение оприходования товара обществом были представлены товарные и товарно-транспортные накладные.

По мнению инспекции ООО “Сатори“ и его контрагенты не располагают транспортными средствами, отраженными в товарно-транспортных накладных. Движение денежных средств по расчетному счету поставщика имеет транзитный характер и имеет своей целью обналичивание денежных средств. Счета-фактуры и договор и другие первичные документы от имени поставщика подписаны ненадлежащим лицом Черниковым Д.В. Таким образом, налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО “Сатори“ является ложным звеном в финансово-хозяйственной деятельности, созданным для сокрытия реального продавца, обналичивания денежных средств и необоснованного возмещения из федерального бюджета денежных средств в виде налога на добавленную стоимость, не имеющего источника для его возмещения.

Поставщик ООО “Сельхозтехника“

Сумма отказа в возмещении НДС за ноябрь 2007 года составила 12 000 руб. 14 коп. (экспорт).

В подтверждение сумм налога заявленных к возмещению из бюджета обществом были представлены договор поставки N 430-159-06 от 31.03.2006 года, счета-фактуры N 4ЛДЗ от 14.02.2007 года, N 5ЛДЗ от 28.02.2007 года.

Кроме того, в подтверждение оприходования товара обществом были представлены товарные и товарно-транспортные накладные.

По мнению инспекции ООО “Сельхозтехника“ не располагает транспортными средствами, отраженными в товарно-транспортных накладных. Товарно-транспортные накладные содержат недостоверные сведения о водительских удостоверениях лиц перевозивших груз. Часть транспортных средств не зарегистрирована в РЭО ГИБДД г. Братска. Движение денежных средств по расчетному счету поставщика имеет транзитный характер и имеет своей целью обналичивание денежных средств. Таким образом, налоговый орган пришел к выводу о том, что ООО “Сельхозтехника“ является ложным звеном в финансово-хозяйственной деятельности, созданным для сокрытия реального продавца, обналичивания денежных средств и необоснованного возмещения из федерального бюджета денежных средств в виде налога на добавленную стоимость, не имеющего источника для его возмещения.

Налогоплательщик не согласен с доводами налогового органа, послужившими основанием для вынесения решений в оспариваемой им части.

По мнению общества, действующее законодательство не обязывает поставщика и его контрагентов иметь собственные транспортные средства при осуществлении хозяйственной деятельности и не связывает право покупателя на возмещение налога с наличием основных средств у поставщика.

Общество считает, что налоговый орган не доказал отсутствие реальности спорных хозяйственных операций. Доводы инспекции были сведены к тому, что поставщики не имеют на праве собственности транспортные средства, указанные в представленных на проверку товарно-транспортных накладных. Достоверность же сведений указанных в товарно-транспортных накладных налоговым органом либо не проверялась вовсе, либо использовались данные проверок за предыдущие периоды 2006 года, при том как правоотношения имели место в 2007 году.

Общество считает, что им были представлены все необходимые документы, подтверждающие налоговые вычеты и достоверность данных документов налоговым органом не опровергнута. Наличие нарушений при составлении товарно-транспортных накладных, с последующим их исправлением, не может являться основанием для отказа в возмещении сумм НДС без представления достоверных доказательств недобросовестности налогоплательщика.

Исследовав представленные материалы, доводы и возражения сторон, арбитражный суд считает заявленные ООО “Илим Братск ЛДЗ“ требования подлежащими частичному удовлетворению по налогу на добавленную стоимость заявленному к возмещению из бюджета по поставщикам ООО “ГСК-1“, ООО “Элипс“, ООО “Сатори“, ООО “Сельхозтехника“, по следующим основаниям.

Согласно статье 143 Налогового кодекса Российской Федерации в проверяемом периоде общество являлось плательщиком налога на добавленную стоимость.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 164 Налогового кодекса РФ (в редакции действующей с 01.01.2006 г.) налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта, а также товаров, помещенных под таможенный режим свободной таможенной зоны, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации к налоговым вычетам, уменьшающим общую сумму налога, относятся суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

Пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что право на применение налогоплательщиком вычета (возмещения) входного налога на добавленную стоимость возникает только при соблюдении им трех юридических фактов: наличии счета-фактуры, принятии товара (работ, услуг) на учет и фактической оплате товаров (работ, услуг) поставщикам (продавцам) с учетом начисленного ими налога.

Пунктом 4 статьи 176 Налогового кодекса РФ установлено, что суммы налоговых вычетов, предусмотренные статьей 171 Кодекса, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктами 1 - 6 и 8 пункта 1 статьи 164 настоящего Кодекса, а также суммы налога, исчисленные и уплаченные в соответствии с пунктом 6 статьи 166 настоящего Кодекса, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации, указанной в пункте 6 статьи 164 Кодекса, и документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса Российской Федерации.

Основанием для принятия предъявленных сумм налога на добавленную стоимость к вычету или возмещению является счет-фактура, составленный и выставленный в соответствии с порядком, установленным пунктами 5, 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, с 1 января 2006 г. законодатель установил, что право на применение налогоплательщиком вычета (возмещения) входного налога на добавленную стоимость при реализации товаров на экспорт возникает при соблюдении следующих условий: документально подтвержденной реализации товаров на экспорт; наличия счета-фактуры, оформленного в соответствии с требованиями, установленными статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации; принятия на учет товаров (работ, услуг), имущественных прав на основании соответствующих документов.

Следовательно, только несоблюдение налогоплательщиком названных выше условий, либо одного из них, будет являться безусловным основанием для отказа в применении налоговых вычетов.

В оспариваемых решениях налоговым органом подтверждена обоснованность применения ООО “Илим Братск ЛДЗ“ налоговой ставки 0% по НДС за ноябрь 2007 года в сумме 12 647 508 руб., за декабрь 2007 года в сумме 20 050 730 руб.

В своем решении налоговый орган не отрицал факта представления обществом документов предусмотренных ст. 172 НК РФ, а именно счетов-фактур, товарных накладных, документов, подтверждающих оплату поставщикам налога на добавленную стоимость.

Наряду с этим, налоговый орган считает, что в представленных обществом счетах-фактурах и товарно-транспортных накладных по приведенным выше поставщикам содержатся недостоверные сведения о грузоотправителе, поскольку поставщики общества и их контрагенты не имеют на праве собственности автотранспортных средств, на которых могла быть осуществлена доставка лесопродукции ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

Так основанием для отказа в применении вычетов по налогу на добавленную стоимость по поставщику ООО “ГСК-1“ послужило указание в товарно-транспортных накладных недостоверных сведений о грузоотправителе и его адресе.

В оспариваемом решении налоговый орган указал, что ООО “Сельхозтехника“, указанное в товарно-транспортных накладных в качестве грузоотправителя, с 26.04.2007 г. изменило свое наименование, адрес, о чем внесены соответствующие изменения в учредительные документы. В товарно-транспортные накладные внесены изменения относительно грузоотправителя, а именно, грузоотправителем указано ООО “ГСК-1“, тогда как ООО “Сельхозтехника“ переименовано в ООО “БЛК“ (Братский р-он, пос. Наратай, ул. Таежная, 24, 1). Налоговый орган полагает, что данные изменения, внесенные в товарно-транспортные накладные, не соответствует действительности.

В ходе рассмотрения спора в суде, обществу было предложено пояснить причины по которым в первоначально представленных на проверку товарно-транспортных накладных по поставщику ООО “ГСК-1“ в качестве грузоотправителя было указано ООО “Сельхозтехника“.

Для пояснения возникшего вопроса, обществом были представлены пояснения директора ООО “ГСК-1“ Полосина К.В. от 19.08.2008 года и 02.09.2008 года в которых последний пояснил, что действительно при составлении товарно-транспортных накладных к счетам-фактурам N 3ЛДЗ от 11.06.2007 года, N 4ЛДЗ от 30.06.2007 года, N 5 ЛДЗ от 16.07.2007 года, N 6ЛДЗ от 31.07.2007 года выставленным в адрес ООО “Илим Братск ЛДЗ“ были допущены неточности в части указания наименования грузоотправителя, в качестве которого было указано ООО “Сельхозтехника“. Данное обстоятельство произошло по причине того, что первоначально перевозку лесопродукции по предварительной договоренности должно было осуществлять ООО “Сельхозтехника“, но ввиду возникших разногласий, перевозка лесопродукции была осуществлена непосредственно ООО “ГСК-1“. В указанные товарно-транспортные накладные были внесены исправления.

По утверждению инспекции исправления в спорные товарно-транспортные накладные были внесены с нарушением действующего законодательства, так как такие исправления вносятся с согласия всех участников хозяйственной операции.

Поскольку ООО “Сельхозтехника“ не давало своего согласия на внесение исправлений в приведенные выше документы, то исправления не соответствуют требованиям законодательства.

На доводы инспекции обществом был представлен полный пакет документов подтверждающих правомерность налоговых вычетов по поставщику ООО “ГСК-1“ в том числе составленные заново товарно-транспортные накладные.

Налоговый орган не согласился с внесением исправлений в товарно-транспортные накладные путем пересоставления данных документов.

На возражения инспекции обществом были представлены пояснения директора ООО “ГСК-1“ Полосина К.В. от 02.09.2008 года в которых последний пояснил, что ООО “Сельхозтехника“ 26.04.2007 года было реорганизовано путем слияния с ООО “БЛК“, в связи с чем был изменен адрес предприятия, его руководитель и учредитель, которым стала Ф.И.О. вместо Ф.И.О.

С требованием о внесении исправлений в товарно-транспортные накладные, ООО “Илим Братск ЛДЗ“ обратилось к ООО “ГСК-1“ только в июне 2008 года, в связи с отказом налогового органа в возмещении НДС.

18.02.2008 года ООО “БЛК“ (правопреемник ООО “Сельхозтехника“) перестало существовать вследствие слияния с ООО “ГСК-1“.

Таким образом, внести исправления в товарно-транспортные накладные в которых было указано ООО “Сельхозтехника“ в июне 2008 года не представлялось возможным, вследствие отсутствия указанного предприятия.

Факт реорганизации ООО “Сельхозтехника“ и ООО “БЛК“ подтвержден Уставом ООО “БЛК“ от 19.04.2007 года и уставом ООО “ГСК-1“ от 18.02.2008 года.

Суд полагает, что нарушение порядка внесения изменения в товарно-транспортные накладные, при отсутствии другой возможности их исправления, не влияет на право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость. В счетах-фактурах, выставленных в адрес заявителя ООО “ГСК-1“, и в товарных накладных указаны грузоотправитель и его адрес: ООО “ГСК-1“, г. Братск, ул. Гидростроителей, д. 68, кв. 5. Наименование и адрес ООО “ГСК-1“ соответствуют данным Единого государственного реестра юридических лиц. Счета-фактуры составлены в соответствии с требованиями статьи 169 Налогового кодекса РФ, что не оспаривается налоговым органом.

Следовательно, отказ ООО “Илим Братск ЛДЗ“ в применении налоговых вычетов по данному основанию является необоснованным.

Довод инспекции о недостоверности адреса ООО “ГСК-1“ в исправленных товарно-транспортных накладных судом рассмотрен, в связи с чем, суд пришел к следующим выводам.

Действительно во вновь составленных товарно-транспортных накладных в результате технической ошибки был неверно указан адрес ООО “ГСК-1“: Иркутская область, г. Братск, ул. Гидростроителей, 53, вместо г. Братск, ул. Гидростроителей, д. 68, кв. 5.

По мнению суда, ошибка в указании номера дома грузоотправителя в товарно-транспортных документах не является существенной и с учетом прочих обстоятельств дела не опровергает реальность совершенных хозяйственных операций.

Отражение в товарно-транспортных накладных расчетного счета ООО “Сельхозтехника“ не является нарушением поскольку в материалах дела имеется распоряжение директора ООО “Сельхозтехника“ Кравзе О.М. от 15.11.2006 года N 11 в котором данная организация разрешает зачислять на ее расчетный счет по распорядительным письмам денежные средства в оплату товаров, поставляемых ООО “ГСК-1“ на промплощадку БЛПК г. Братска.

Общим основанием отказа в возмещении налога на добавленную стоимость по поставщикам ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“ в оспариваемых решениях указано то, что юридические лица, означенные в товарно-транспортных накладных в качестве перевозчиков, по сведениям РЭУ ГИБДД г. Братска и РЭУ ГИБДД Братского района, не имеют собственных автотранспортных средств, адреса поставщиков и грузоотправителей, указанные в товарно-транспортных и товарных накладных носят недостоверный характер.

Кроме того, налоговая инспекция ссылается на обстоятельства недобросовестности поставщиков и их контрагентов, как-то: создание организаций-поставщиков незадолго до совершения хозяйственной операции с налогоплательщиком, отсутствие предприятий по зарегистрированным адресам, невыполнение последними обязанности по представлению бухгалтерской и налоговой отчетности, представление отчетности с нулевыми показателями, транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам, отсутствие технического персонала, материальных ресурсов, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, неисчисление контрагентами поставщиков налога на добавленную стоимость, осуществление операций не по месту нахождения налогоплательщика, что свидетельствует об отсутствии реальных хозяйственных связей по поставке товара.

Как следует из материалов дела, налогоплательщиком заключены договоры на поставку лесопродукции N 430-133-07 от 12.04.2007 г., N 430-06-07 от 18.01.2007 года, N 430-254-06 от 20.06.2006 г., N 430-159-06 от 31.03.2006 года с ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“.

По условиям договоров передача товара покупателю производится на складе покупателя по адресу: Иркутская область, г. Братск-18, Промплощадка БЛПК.

Согласно пояснениям заявителя, приемка лесопродукции, приобретенной у ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“, производилась на вышеуказанном складе ЗАО “Шмидт энд Олофсон“ на основании договора N 430-259 от 31.12.2004 г., заключенного с ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

Согласно договору N 430-259 от 31.12.2004 г. на проведение работ по измерению количества и качества лесосырья, заключенному между ООО “Илим Братск ЛДЗ“ (заказчик) и ЗАО “Шмидт энд Олофсон“ (исполнитель), ООО “Илим Братск ЛДЗ“ поручает и оплачивает, а ЗАО “Шмидт энд Олофсон“ выполняет работы в качестве независимого контролера по измерению объема и определению качества лесосырья, поступающего от поставщиков на территорию ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

Дополнительными соглашениями к указанному договору срок его действия пролонгирован до 31.12.2007 г.

В соответствии с пунктами 2.2.1, 2.2.2, 2.2.5 договора N 430-259 от 31.12.2004 г. исполнитель обязан:

- производить измерения объема и качества лесосырья от внешних поставок 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, круглогодично или по согласованию сторон, в соответствии с требованиями ГОСТов, ОСТов РФ, условиями настоящего договора и договоров (контрактов) между заказчиком и третьими лицами;

- составлять акты экспертизы о результатах измерений, поступающих лесоматериалов (лесосырья), для каждой транспортной единицы и представлять заказчику ежесуточный отчет о результатах приемки лесопродукции в 8-00 часов следующего дня по состоянию на 00.00 часов текущих суток. Отчеты за выходные и праздничные дни предоставлять в 8-00 часов первого после выходных или праздничных дней рабочего дня;

- на основании подписанного акта приемки выполненных работ выписывать счета-фактуры, оформленные в соответствии с требованиями статей 168 - 169 Налогового кодекса РФ.

На основании товарно-транспортных накладных, представленных поставщиками лесопродукции, ЗАО “Шмидт энд Олофсон“ производилась приемка продукции по количеству, в соответствии с условиями договора N 430-259 от 31.12.2004 г.

После приемки лесопродукции ЗАО “Шмидт энд Олофсон“ заявитель принимает к учету приобретенную лесопродукцию на основании товарных накладных унифицированной формы ТОРГ-12.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации.

Постановлением Госкомстата РФ от 25.12.1998 г. N 132 утверждены согласованные с Минфином России и Минэкономики России унифицированные формы первичной учетной документации по учету торговых операций. Для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организацией применяется товарная накладная ТОРГ-12. Товарная накладная составляется в двух экземплярах: первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания, второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

Товар, приобретенный у ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“ оприходован налогоплательщиком на основании товарных накладных унифицированной формы ТОРГ-12, которые содержат все обязательные реквизиты, следовательно, могут быть приняты к учету в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“. Нарушений в оформлении товарных накладных в ходе проверки налоговым органом не установлено.

Таким образом, в счетах-фактурах, товарных накладных и в товарно-транспортных накладных отражены сведения, соответствующие тем фактическим хозяйственным отношениям, которые имели место между сторонами по вышеназванным договорам поставки лесопродукции.

Налоговой инспекцией не опровергнуты вышеизложенные условия поставки товара и его доставки, и не представлено доказательств, свидетельствующих об отсутствии принятия на учет приобретенного товара.

Исследовав товарно-транспортные накладные ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“, суд приходит к выводу о подтверждении налогоплательщиком факта оприходования приобретенных товаров, поскольку названные документы содержат все обязательные реквизиты, предусмотренные статьей 9 Федерального Закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“.

Указание в представленных товарно-транспортных накладных в кач“стве перевозчиков организаций, не имеющих собственных автотранспортных средств, не препятствует покупателю принять поставленный товар к учету и не может являться основанием отказа налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость.

Кроме того, в соответствии с разделами 2, 3 “Порядка изготовления, учета и заполнения товарно-транспортных накладных на перевозку грузов автомобильным транспортом“ обязанности по заполнению товарно-транспортной накладной возложены на грузоотправителя. Согласно разделу 4 Инструкции грузополучатель обязан заполнить графы ТТН с 15 по 23, которые не содержат сведений о перевозчике.

В силу пункта 16 Инструкции о порядке расчетов за перевозки грузов автомобильным транспортом грузоотправитель и грузополучатель несут ответственность за все последствия неправильности, неточности и неполноты сведений, указанных ими в товарно-транспортных накладных.

Таким образом, ООО “Илим Братск ЛДЗ“, являясь грузополучателем, несет ответственность за правильность и полноту сведений, содержащихся в графах товарно-транспортной накладной с 15 по 23, достоверность которых не оспаривается налоговым органом.

За полноту и достоверность сведений, содержащихся в графах с 1 по 14, ответственность несут грузоотправители.

(Данная правовая позиция подтверждена судебной практикой Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа выраженной в постановлении от 09.07.2008 года по делу N А19-1180/08-50-Ф02-3064/08).

Из материалов усматривается, что налоговым органом при проведении камеральной проверки не устанавливались обстоятельства принадлежности и основания использования автомобильного транспорта, перевозившего лесопродукцию, ссылка на номерные знаки которого имеется в товарно-транспортных накладных ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“. Без установления указанных обстоятельств налоговый орган не может утверждать, что сведения о перевозчиках являются недостоверными.

Из оспариваемого решения следует, что инспекция в ходе проверки достоверности сведений, указанных в товарно-транспортных накладных, ограничилась только сведениями, истребованными в РЭО ОГИБДД Братского района и РЭУ ГИБДД г. Братска. Указанные органы подтвердили факт регистрации части автомобилей, однако по некоторым грузовым машинам сообщили, что сведения отсутствуют.

Вместе с тем, присвоение данным автомобилям номерного знака с кодом региона 38 - Иркутская область, могло быть осуществлено на территории, подведомственной любому иному подразделению ГИБДД в пределах Иркутской области. Факт отсутствия регистрации автомобилей (КАМАЗ государственный номерной знак У 991 ОА 38, КАМАЗ-4310 государственный номерной знак Е 406 КХ (по поставщику ООО “Сельхозтехника“), КАМАЗ-5320 государственный номерной знак Р 668 НВ, КАМАЗ-5320 государственный номерной знак А 274 НМ (поставщик ООО “Сатори“) в г. Братске и Братском районе не может повлиять на выводы суда, поскольку налоговым органом не представлено доказательств невозможности государственной регистрации указанного автотранспорта в иных городах и районах Иркутской области.

Отсутствие у перевозчиков собственного транспорта, а также непредставление ими при проведении контрольных мероприятий документов, подтверждающих использование услуг третьих лиц либо арендованных автомобилей, не освобождает налоговый орган от доказывания обстоятельств невозможности использования реально существующих транспортных средств, реквизиты которых указаны в спорных товарно-транспортных накладных.

Кроме того, приведенные выше запросы относительно транспортных средств были сделаны в 2006 году, а спорные правоотношения имели место в 2007 году, в связи с чем налоговым органом не подтверждена относимость представленных доказательств к оспариваемому периоду.

Кроме того, инспекцией не проведено обследования мест погрузки пиловочника, указанных в товарно-транспортных накладных, что могло бы подтвердить наличие, либо отсутствие реальных хозяйственных операций между налогоплательщиком и его контрагентами.

На основании вышеизложенного суд считает, что обстоятельства реальной транспортировки спорной лесопродукции до места нахождения ООО “Илим Братск ЛДЗ“ инспекцией не опровергнуты, недостоверность сведений, содержащихся в товарно-транспортных накладных, налоговым органом не доказана.

Доводы инспекции об отсутствии у поставщиков налогоплательщика технического персонала, материальных ресурсов, производственных активов, необходимых для производства и транспортировки лесопродукции судом во внимание не приняты, поскольку налоговым органом не представлено доказательств невозможности осуществления контрагентами доставки пиломатериалов в адрес заявителя с использованием соответствующих услуг, имущества и персонала третьих лиц.

В определении от 16.10.2003 г. N 329-О Конституционный Суд РФ признал, что истолкование статьи 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Так как в силу Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 г. N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ необоснованная налоговая выгода может возникать в связи с отсутствием должной осмотрительности и осторожности налогоплательщика при совершении им операций с третьими лицами, не исполняющими свои налоговые обязанности. Однако факт нарушения третьим лицом своих налоговых обязательств сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. В этом случае налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщику было известно о нарушениях, допущенных третьими лицами, или могло быть известно о таких нарушениях в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с третьими лицами или что налогоплательщик (его взаимозависимые или аффилированные лица) совершает связанные с налоговой выгодой иные операции исключительно с лицами, не исполняющими свои налоговые обязательства.

В соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом РФ в Постановлениях от 06.06.1995 г. N 7-П и от 13.06.1996 г. N 14-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 Конституции РФ, оказывается существенно ущемленным.

Контроль за исполнением контрагентами заявителя обязанности по представлению бухгалтерской и налоговой отчетности, уплате налога возложен на налоговые органы. Отсутствие у контрагентов заявителя, офиса и помещения по месту государственной регистрации, хозяйственной деятельности, а также невозможность установления местонахождения руководителя контрагента, само по себе не опровергает сведений об осуществлении хозяйственных операций, содержащиеся в документах, на основании которых обществом заявлены спорные вычеты.

В Определении от 16.10.2003 г. N 329-О, принятом по заявлению о проверке конституционности положений абзаца первого пункта 4 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации признал, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики“ как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 г. N 53).

Согласно пункту 6 названного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ такие обстоятельства, как: нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций, сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Суд считает, что указанные обстоятельства сами по себе, без установления фактов недобросовестности самого налогоплательщика, а также при отсутствии совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами (в том числе: невозможности реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций, отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности и т.д.) не могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а также безусловно свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика, и, соответственно, не могут являться основанием для отказа в возмещении налога на добавленную стоимость.

В материалах дела не содержатся доказательства, подтверждающие транзитный характер движения денежных средств по расчетному счету контрагентов поставщика, налоговый орган не доказал формальность расчетных операций, а также каким образом “транзитный характер“ движения денежных средств, а не накопление их свидетельствует о совершении указанных операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. Не представлены и доказательства, подтверждающие отношения контрагентов поставщика, взаимозависимость между ними.

Также в материалах дела отсутствуют доказательства (платежные поручения, иные первичные документы), свидетельствующие об организованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке.

Из части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ следует, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса РФ и оценке судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

С учетом установленных в ходе судебного заседания обстоятельств и представленных в материалы дела документов, следует, что налоговым органом не доказано наличие недостоверных данных относительно грузоотправителя и грузополучателя содержащихся в первичных документах выставленных поставщиками ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“.

Доводы ответчика о неправомерности заявленных вычетов по налогу на добавленную стоимость ввиду неподтверждения обществом факта доставки (оприходования) товара, основанные на представлении счетов-фактур, товаросопроводительных документов, содержащих недостоверные данные о грузоотправителе, а также ссылки на отсутствие технологической возможности (зарегистрированных транспортных средств, основных средств, наличие работников) у участников рассматриваемых хозяйственных отношений несостоятельны и опровергаются представленными документами. Факты неисполнения рассматриваемых сделок, незаконности привлечения и использования транспортных средств (технических средств), персонала (работников) третьих лиц (организаций), а также фиктивность перемещения товаров от поставщиков к покупателю также не доказаны.

В соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Представленные заявителем на проверку первичные документы, а именно: счета-фактуры, отвечающие требованиям статьи 169 Налогового кодекса РФ, товарные накладные ТОРГ-12, товарно-транспортные накладные, составленные по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, платежные поручения, свидетельствуют о наличии хозяйственных отношений между заявителем и его поставщиками ООО “ГСК-1“, ООО “Сельхозтехника“, ООО “Сатори“, ООО “Элипс“, получении товара, его оприходовании и оплате налога в составе стоимости товара.

Таким образом, суд приходит к выводу, что налогоплательщиком соблюдены условия, предусмотренные статьями 169, 171, 172, 176 Налогового кодекса РФ для применения оспариваемых вычетов и возмещения налога на добавленную стоимость по за декабрь 2007 года на сумму 412 876 руб., из них: по поставщикам ООО “ГСК-1“ на сумму 277 194 руб. 06 коп., ООО “Сатори“ на сумму 27 359 руб., ООО “Элипс“ с учетом уточнения на сумму 108 323 руб. 10 коп., за ноябрь 2007 года на сумму 259 352 руб. 90 коп., из них: по поставщикам ООО “ГСК-1“ на сумму 144 099 руб. 43 коп., ООО “Сатори“ на сумму 17 388 руб. 19 коп, ООО “Элипс“ на сумму 85 865 руб. 14 коп., ООО “Сельхозтехника“ на сумму 12 000 руб. 14 коп.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о недобросовестности заявителя, не установлено. Доказательств отсутствия реальности осуществления хозяйственных операций между заявителем и его контрагентами (поставщиками) не представлено.

Наряду с этим, суд считает обоснованными выводы налогового органа о неподтверждении обществом правомерности налоговых вычетов по поставщику ООО “Стройлес“ за ноябрь 2007 года в сумме 46 770 руб. 29 коп., по счетам-фактурам N 014-Б от 28.02.2007 года, N 060-Б от 28.07.2007 года, N 067-Б от 16.08.2007 года, N 070-Б от 31.08.2007 года, за декабрь 2007 года в сумме 62 374 руб. 87 коп. по счетам-фактурам N 060-Б от 28.07.2007 года, N 067-Б от 16.08.2007 года, N 070-Б от 31.08.2007 года, N 083-Б от 30.09.2007 года, по следующим основаниям.

Статья 169 Налогового кодекса РФ дает понятие счета-фактуры. Это документ, служащий основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.00 г. N 914 утверждены “Правила ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость“. Приложение N 1 к указанным Правилам содержит форму счета-фактуры, которая предусматривает подписи руководителя организации и главного бухгалтера.

Требования к оформлению первичных документов, на основании которых подтверждаются расходы по налогу на прибыль, а также к оформлению счетов-фактур, служащих основанием для применения вычетов по налогу на добавленную стоимость, относятся не только к формальному заполнению всех необходимых реквизитов, но и к самой достоверности сведений, указанных в первичных документах и счетах-фактурах.

Организации, претендующие на налоговую выгоду в виде уменьшения сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет, на расходы (налоговые вычеты), не только вправе, но и обязаны отслеживать достоверность сведений в принимаемых к учету первичных документах, в том числе устанавливать правоспособность лиц, выступающих в качестве контрагентов по сделкам.

Данная правовая позиция подтверждается Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.01 г. N 138-О, в котором указано, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Контроль за исполнением налогоплательщиками своих налоговых обязательств и проведение проверок добросовестности налогоплательщиков возложен на налоговые органы.

Презумпция добросовестности налогоплательщиков предполагает, что лицо, претендующее на налоговую выгоду, вытекающую из сделок, заключенных с иными хозяйствующими субъектами, должно проявить достаточную степень осторожности и предусмотрительности, установить правовой статус контрагента по сделке и проверить полномочия лиц, выступающих от имени другой стороны.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12.10.06 г. N 53 “ОБ ОЦЕНКЕ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОБОСНОВАННОСТИ ПОЛУЧЕНИЯ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОМ НАЛОГОВОЙ ВЫГОДЫ“ необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:

- создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

- взаимозависимость участников сделок;

- неритмичный характер хозяйственных операций;

- нарушение налогового законодательства в прошлом;

- разовый характер операции;

- осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

- осуществление расчетов с использованием одного банка;

- осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

- использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Согласно п. 5 указанного Постановления о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

В подтверждение налоговых вычетов по поставщику ООО “Стройлес“ обществом были представлены приведенные счета-фактуры, договор поставки N 430-95-06 от 22.02.2006 года, товарные и товарно-транспортные накладные.

Приведенный выше договор и часть счетов-фактур подписаны от имени ООО “Стройлес“ руководителем предприятия - Рядовым В.В., часть счетов-фактур подписана Балушкиным А.Л., действующим по доверенности выданной Рядовым В.В. - 16.05.2007 года.

Из имеющейся в материалах дела доверенности от 16.05.2007 года следует, что ООО “Стройлес“ в лице директора Ф.И.О. уполномочивает Ф.И.О. 06.03.1957 г. р., зарегистрированного по адресу: Ленинградская область, Гатчинский район, г. Коммунар, ул. Гатчинская, 18А-291 представлять интересы общества, в том числе совершать от его имени хозяйственные операции.

Из решения инспекции следует, что ООО “Стройлес“ (ИНН 7842325997), согласно учетным данным налогоплательщика зарегистрировано по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Шпалерная, 49.

Руководителем и единственным учредителем ООО “Стройлес“ является Рядовой Владимир Владимирович (паспорт серии 40 04 N 372071, выданный 46 Отделением милиции Петрозаводского района г. Санкт-Петербурга).

В ходе проведения мероприятий налогового контроля, налоговым органом был направлен запрос в ГУВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области N 01-7-32 от 01.06.2008 года с целью установления места нахождения и опроса Ф.И.О. с целью подтверждения хозяйственных операций между ООО “Стройлес“ и ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

Из ответа на запрос следует, что по месту регистрации ООО “Стройлес“ осуществлялся выезд оперативных работников, в результате которого было установлено, что по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Шпалерная, 49 предприятие ООО “Стройлес“ в период 2006-2007 годов не располагалось и в настоящий момент не располагается.

04.07.2008 года проведен опрос Ф.И.О. который будучи предупрежденным об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний пояснил, что летом 2005 года в юридической фирме “Невский 100“, расположенной в г. Санкт-Петербурге, ему предложили за вознаграждение зарегистрировать на его имя ряд предприятий, в том числе ООО “Стройлес“. Кроме учредительных документов регистрируемых предприятий он ничего не подписывал и их хозяйственной деятельностью не занимался. Доверенностей от имени ООО “Стройлес“ никому не выдавал.

Бухгалтерской отчетности от имени ООО “Стройлес“ в налоговые органы не представлял. Договора об открытии банковского счета не заключал. О взаимоотношениях между ООО “Стройлес“ и ООО “Илим Братск ЛДЗ“ ничего пояснить не может. Счета-фактуры, выставленные ООО “Стройлес“ - ООО “Или Братск ЛДЗ“ не подписывал. Кроме того, Рядовой В.В. пояснил, что имеет среднее образование и не имеет опыта руководства организациями.

Учитывая изложенное, налоговый орган пришел к выводу о недостоверности первичных документов, в том числе счетов-фактур представленных ООО “Илим Братск ЛДЗ“ по налоговым вычетам, заявленным по поставщику ООО “Стройлес“.

Кроме того, инспекция утверждает, что о неправомерности налоговых вычетов свидетельствуют следующие обстоятельства.

Исходя из представленных обществом товарных и товарно-транспортных накладных, грузоотправителем товара является ООО “Зевс“ - грузополучателем ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

ООО “Зевс“ зарегистрировано в МИФНС России N 17 по г. Санкт-Петербургу с 10.06.2005 года. Единственным учредителем и руководителем предприятия является Лелеко Роман Федорович.

По данным Федеральных информационных ресурсов Лелеко Р.Ф. является руководителем еще 50 предприятий.

Таким образом, ООО “Стройлес“ и ООО “Зевс“ зарегистрированы в одном и том же регионе, равно удаленном от места реализации лесопродукции ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

Требование о представлении документов подтверждающих хозяйственные операции между ООО “Стройлес“ и ООО “Зевс“, оставлено последним без исполнения.

Налоговым органом проведен анализ движения денежных средств по расчетному счету ООО “Стройлес“, поступивших от ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

Из ответа полученного от АКБ БИН филиал “БИН-Петербург“ было установлено, что по расчетному счету ООО “Стройлес“ нет никаких расходов, свидетельствующих о реальном осуществлении какой-либо деятельности. С расчетного счета не снимаются денежные средства на нужды предприятия, в том числе на выплату заработной платы, на командировочные расходы, не оплачиваются общехозяйственные нужды. Происходит перечисление всех поступлений в течение 1 - 2 банковских дней на расчетные счета ООО “Вереск“, ООО “Гранд“, ООО “Зевс“.

По данным Федеральных информационных ресурсов Образцов Игорь Игоревич - учредитель и руководитель ООО “Вереск“ является руководителем еще 50 предприятий.

Руководитель и учредитель ООО “Гранд“ Ф.И.О. является учредителем еще 25 предприятий.

В результате анализа расчетного счета ООО “Вереск“ установлено, что в течение 1 - 2 дней денежные средства поступившие от ООО “Стройлес“ перечисляются на расчетный счет ООО “Инфосервис“.

По данным информационных ресурсов руководитель ООО “Инфосервис“ Петров А.В., является руководителем еще 214 предприятий.

Денежные средства, поступающие на расчетный счет ООО “Зевс“ также перечисляются им на расчетный счет ООО “Инфосервис“.

Анализ расчетных счетов указанных юридических лиц позволяет сделать вывод об имитации расчетов и преследовании единственной цели - уклонение от уплаты налогов в результате необоснованного возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость.

Наряду с приведенными выше доказательствами необоснованности налоговой выгоды в подтверждение доводов о недостоверности сведений в первичных документах относительно руководителя ООО “Стройлес“ Рядового В.В., инспекцией дополнительно представлено заключение почерковедческой экспертизы подлинности подписи Рядового В.В. в счетах-фактурах выставлявшихся в адрес ООО “Илим Братск ЛДЗ“.

Согласно заключению экспертизы N 62-08/08 от 14.08.2008 года счета-фактуры (в том числе один из спорных счетов-фактур) выставленные ООО “Стройлес“ в адрес ООО “Илим Братск ЛДЗ“ подписаны не Рядовым В.В., а иным лицом.

Суд считает, указанным заключением косвенно подтверждаются объяснения Рядового В.В. о его непричастности к деятельности ООО “Стройлес“.

Выдача доверенности от имени общества неуполномоченным лицом, подписавшим счет-фактуру, свидетельствует о недостоверности данного документа и соответственно необоснованности налогового вычета.

Совокупность перечисленных ниже обстоятельств, установленных судом в ходе разбирательства по настоящему делу, в их взаимной связи свидетельствует о необоснованности налоговой выгоды ООО “Или Братск ЛДЗ“:

- договор, а также счета-фактуры от имени поставщика подписаны лицами, достоверность подписей которых и полномочия не подтверждены в ходе судебного заседания.

- материалами дела подтверждается, нецелесообразность хозяйственных операций с учетом указанной схемы поставки товара, при условии нахождения ее участников на большой удаленности друг от друга.

- анализ расчетных счетов поставщика и его контрагентов позволяет сделать вывод об отсутствии реальных хозяйственных операций и направленности действий участников на необоснованное возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость.

- поставщик ООО “Стройлес“ и его контрагент ООО “Зевс“ не находятся по месту их государственной регистрации, при этом, лица на которых зарегистрированы предприятия являются руководителями и учредителями десятков аналогичных предприятий.

Суд, оценив в совокупности и взаимосвязи приведенными выше обстоятельства недостоверности счетов-фактур по поставщику ООО “Стройлес“, а также представленные инспекцией доказательства, свидетельствующие о том, что поставщик общества ООО “Стройлес“ не мог осуществить тех хозяйственных операций на которые ссылается общество, приходит к выводу о том, что исследованные судом документы, представленные заявителем в подтверждение налоговых вычетов содержат недостоверные и противоречивые сведения и не могут служить основанием для получения обществом налоговой выгоды в виде права на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость по поставщику ООО “Стройлес“ за ноябрь 2007 года в сумме 46 770 руб. 29 коп., за декабрь 2007 года в сумме 62 374 руб. 87 коп.

В соответствии с п. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В соответствии с п. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговым органом суду были представлены доказательства законности и обоснованности решений ИФНС России по Центральному округу г. Братска Иркутской области: от 22.05.08 г. N 07-1/3833 “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за декабрь 2007 года по поставщику ООО “Стройлес“ в сумме 62 374 руб. 87 коп., от 22.05.2008 года N 07-1/725 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость за декабрь 2007 года по поставщику ООО “Стройлес“ в сумме 62 374 руб. 87 коп., от 24.04.08 г. N 07-1/3693 “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость за ноябрь 2007 года по поставщику ООО “Стройлес“ в сумме 46 770 руб. 29 коп., от 24.04.2008 года N 07-1/675 “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость за ноябрь 2007 года по поставщику ООО “Стройлес“ в сумме 46 770 руб. 29 коп.

В соответствии с п. 2 ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Таким образом, с учетом приведенных выше обстоятельств требования заявителя подлежат частичному удовлетворению в виде признания незаконными Решений ИФНС России по Центральному округу г. Братска Иркутской области:

N 07-1/3833 от 22.05.2008 года “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость за декабрь 2007 г. в размере 412 876 руб. 30 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

N 07-1/725 от 22.05.2008 года “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения, об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 412 876 руб. 30 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

N 07-1/3693 от 24.04.2008 года “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость за ноябрь 2007 г. в размере 259 352 руб. 90 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

N 07-1/675 от 24.04.2008 года “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость заявленно“ к возмещению“ в части п. 2 решения, об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 259 352 руб. 90 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

В удовлетворении остальной части требований общества следует отказать. В соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области в пользу Общества с ограниченной ответственностью “Илим Братск лесопильно-деревоперерабатывающий завод“ подлежат взысканию расходы по уплате государственной пошлины пропорционально размеру удовлетворенных требований в сумме 6 882 руб. 53 коп.

Руководствуясь ст. ст. 110, 167 - 170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

решил:

заявленные требования удовлетворить частично.

Признать незаконными Решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области:

N 07-1/3833 от 22.05.2008 года “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость за декабрь 2007 г. в размере 412 876 руб. 30 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

N 07-1/725 от 22.05.2008 года “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения, об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 412 876 руб. 30 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

N 07-1/3693 от 24.04.2008 года “Об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения“, в части п. 3.1 решения об уменьшении предъявленного к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость за ноябрь 2007 г. в размере 259 352 руб. 90 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

N 07-1/675 от 24.04.2008 года “О возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость заявленной к возмещению“ в части п. 2 решения, об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 259 352 руб. 90 коп., как не соответствующее ст. ст. 171, 172, 176 НК РФ.

Обязать Инспекцию Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

В удовлетворении остальной части заявленных требований - отказать.

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области в пользу Общества с ограниченной ответственностью “Илим Братск лесопильно-деревоперерабатывающий завод“ государственную пошлину в сумме 6 882 руб. 53 коп.

Решение может быть обжаловано в Четвертый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья

О.В.ГАВРИЛОВ