Решения и постановления судов

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 10.09.2008 по делу N А19-12367/07-14 В удовлетворении иска об обязании восстановить имущество и освободить земельный участок отказано, поскольку представленные истцом доказательства (акт ввода в эксплуатацию жилого дома, генплан и проект) не содержат сведений о том, что проектной документацией при строительстве жилого дома с подземной автостоянкой были запроектированы малые архитектурные формы в том виде, как это указывает истец.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 10 сентября 2008 г. по делу N А19-12367/07-14

Резолютивная часть решения объявлена 03.09.2008

Полный текст решения изготовлен 10.09.2008

Арбитражный суд Иркутской области в составе

судьи Ушаковой О.В.,

при ведении протокола судебного заседания судьей Ушаковой О.В., рассмотрев в судебном заседании дело по иску ООО “Фирма “Кейптроллер“

к ООО Управляющая компания “Городской дом“

3-е л.: Администрация г. Иркутска

об обязании восстановить имущество и освободить земельный участок

при участии в заседании:

от истца: Аксаментов М.В. - дов. от 30.07.08, ченко Л.А. - дов. от 30.07.08,
от ответчика: Колотыгина О.В. - дов. от 11.03.08,
3-е л.: не присутствовало (ув. от 11.08.08);

установил:

иск заявлен об обязании ООО УК “Городской дом“ восстановить малые архитектурные формы и ограждения детской площадки, а также освободить земельный участок, расположенный по адресу: г. Иркутск, ул. Карла Либкнехта д. 107.



Исковое заявление мотивировано тем, что ответчик незаконно захватил земельный участок, на котором были расположены малые архитектурные формы и ограждения детской площадки и снес указанные сооружения, принадлежащие и построенные истцом.

09.10.07 в порядке статьи 49 АПК РФ истец уточнил исковые требования и просил освободить земельный участок, расположенный по адресу: г. Иркутск, ул. Карла Либкнехта, 107, общей площадью 150 кв.м и взыскать 541 000 руб. 00 коп. сумму причиненного ущерба (л.д. 46 - 49, т. 1).

Уточненное исковое заявление мотивировано тем, что малые архитектурные формы и ограждения детской площадки являлись комплексным благоустройством прилегающей территории в составе объекта “Жилой дом с подземной автостоянкой“, расположенного по ул. К.Либкнехта, 107, и являются согласованными сооружениями и были расположены на земельном участке, принадлежащем истцу. Демонтаж малых архитектурных форм и ограждения детской площадки, причинил истцу убытки в размере 541 000 руб. 00 коп., которые составляют стоимость демонтированных сооружений. Действия истца не основаны на ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, п. п. 1, 2 ст. 222 ГК РФ, ст. ст. 1064, 1082 ГК РФ, т.к. указанные сооружения могут быть снесены только по решению суда.

Определением от 22.10.07 требование истца об освобождении земельного участка, расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Карла Либкнехта, 107, общей площадью 150 кв.м выделено в отдельное производство (л.д. 91 - 92, т. 1).

29.05.08 в порядке статьи 49 АПК РФ истец уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика сумму причиненного ущерба в размере 544 396 руб. 00 коп. (л.д. 64 - 66, т. 2).

06.05.08 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечена Администрация г. Иркутска.

Ответчик с иском не согласен, в отзыве на иск указал, что земельный участок, на котором были установлены спорные сооружения, занят истцом самовольно, в связи с этим истец не обладает правами на малые архитектурные формы, являющиеся самовольными постройками, отсутствует факт нарушения прав и законных интересов истца, соответственно отсутствует и факт причинения истцу убытков (л.д. 105 - 106, т. 1). Малые архитектурные формы были расположены на земельном участке принадлежащем муниципальному образованию а не истцу, и в соответствии со ст. 222 ГК РФ они являются самовольными постройками. Рыночная стоимость малых архитектурных форм рассчитана неправильно (л.д. 82 - 84, т. 2).

Выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, 19.12.90 решением Иркутского городского Совета народных депутатов N 16/888 (л.д. 20, т. 1) молодежному хозрасчетному спортивно-производственному объединению парусного спорта “Кейптроллер“ Иркутского городского Совета ВЛКСМ отведен земельный участок площадью 0,53 га, под строительство жилого дома с подземными гаражами в Октябрьском районе (п. 1 решения).

31.01.91 по государственному акту на право пользования землей МХ СПОПС “Кейптроллер“ выделено в бессрочное и бесплатное пользование 0,53 га земли в границах, согласно плану землепользования, под строительство жилого дома с подземными гаражами (л.д. 16 - 19).

Актом приемки здания, сооружения государственной комиссией от 26.04.02 (л.д. 23 - 31, т. 1), в эксплуатацию принят объект строительства, по адресу: г. Иркутск, Октябрьский район, ул. К.Либкнехта, N 107.

Истец в обоснование иска указал, что ООО “Фирма “Кейптроллер“ является застройщиком объекта “Жилой дом с подземной автостоянкой“, расположенного по ул. К.Либкнехта, 107 и в соответствии с проектной документацией в качестве элементов благоустройства возведены малые архитектурные формы:

- железобетонный забор;

- железные ворота;

- железобетонное ограждение длиной 50 метров;



- железобетонный въезд длиной 70 метров;

- башни.

Летом 2007 года ответчиком были снесены указанные малые архитектурные формы, что явилось основанием для обращения истца с настоящим иском.

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В предмет доказывания по настоящему делу входит совокупность следующих обстоятельств:

1. наступление вреда (факт причинения вреда имуществу, принадлежащему истцу, его размер);

2. противоправность поведения причинителя вреда;

3. причинная связь между противоправными действиями причинителя и наступившим вредом;

4. вина причинителя вреда.

Под вредом понимается материальный ущерб, который выражается в уменьшении имущества потерпевшего, в результате нарушения принадлежащего ему материального права.

Таким образом, при разрешении данного вопроса подлежит доказыванию факт принадлежности малых архитектурных форм истцу на определенном материальном праве.

В подтверждение своего права истцом представлены следующие доказательства:

- акт приемки здания, сооружения государственной комиссией от 26.04.02 (л.д. 23 - 31, т. 1), расположенного по адресу: г. Иркутск, Октябрьский район, ул. К.Либкнехта, N 107, согласно которому, в эксплуатацию принят 8-квартирный жилой дом с подземной автостоянкой и встроенными нежилыми помещениями.

Рассмотрев указанный акт, суд, установил, что в разделе 10 “Показатели“ малые архитектурные формы не значатся (л.д. 29, т. 1). В разделе 16 “Благоустройство и озеленение“ не содержатся сведения о малых архитектурных формах.

- генплан разбивочный, чертеж благоустройства (л.д. 22, т. 1) на 70-квартирный жилой дом с детским клубом по ул. К.Либкнехта в г. Иркутске, который содержит: экспликацию зданий и сооружений, экспликацию площадок и оборудования, составленный в соответствии с каталогом “Малые архитектурные формы и элементы внешнего благоустройства для гражданского строительства Главвостоксибстроя - 1981“, которые не содержат указание на малые архитектурные формы, являющиеся предметом настоящего спора.

- бухгалтерская справка N 622 от 31.08.07 (л.д. 51, т. 1) по стоимости ограждений и малых архитектурных форм в составе объекта - жилой дом с подземной автостоянкой по ул. Карла Либкнехта, 107, согласно которой стоимость составила 541 000 руб. 00 коп.;

- инвентарная карточка учета объекта основных средств N 003 от 31.08.07 (л.д. 99 - 100, т. 1), согласно которой объектом является благоустройство - ограждение и малые архитектурные формы, остаточная стоимость 540 999 руб. 12 коп.;

- план жилого дома по ул. К.Либкнехта, блок “А“ (л.д. 110 - 111, т. 2) не содержит сведений о малых архитектурных формах;

- генплан М 1:500, оси 64-х квартир, жилой дом с детским клубом по ул. К.Либкнехта г. Иркутска, содержит указание на наличие кирпичного ограждения, но в генплане отсутствуют сведения о малых архитектурных формах.

Анализируя представленные доказательства, суд приходит к выводу о том, что доводы истца о принадлежности ему малых архитектурных форм, в связи с тем, что малые архитектурные формы входят в состав объекта “Жилой дом с подземной автостоянкой по ул. Карла Либкнехта, 107“, поскольку выполнены в соответствии с проектной документацией, не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Согласно ст. 289 ГК РФ собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома (статья 290).

В соответствии с ч. 1 ст. 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

В силу ч. 1 ст. 36 ЖК РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке (далее - общее имущество в многоквартирном доме). Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности.

Таким образом, в случае если малые архитектурные формы, являющиеся предметом настоящего спора, построены истцом в соответствии проектом и входят в состав объекта “Жилой дом с подземной автостоянкой по ул. Карла Либкнехта, 107“, то право собственности на эти объекты принадлежит собственникам жилых помещений в данном многоквартирном жилом доме.

Однако представленные истцом доказательства (акт ввода в эксплуатацию жилого дома, генплан и проект) не содержат сведений о том, что проектной документацией при строительстве объекта “Жилой дом с подземной автостоянкой по ул. Карла Либкнехта, 107“ были запроектированы малые архитектурные формы, в том виде, как это указывает истец.

Генплан разбивочный (л.д. 22, т. 1), план жилого дома (л.д. 110 - 111, т. 2), генплан М1:500 (л.д. 110 - 111, т. 2) не могут быть признаны в качестве проектной документации объекта “Жилой дом по ул. Карла Либкнехта, 107, блок-секция Б с подземной автостоянкой и встроенными помещениями“, поскольку эти документы составлены относительно иного объекта - “Жилого дома (70-квартирного, 64 квартиры) по ул. К.Либкнехта с детским клубом“.

Более того, в материалы дела представлены следующие документы:

- акт осмотра от 24.07.03 (л.д. 116, т. 1), которым установлено, что на отведенном КУМИ г. Иркутска земельном участке со стороны смежного землепользователя ООО “Фирма “Кейптроллер“ выстроены кирпичные гаражи - 4 бокса, возведено кирпичное ограждение с воротами, производится благоустройство в виде бетонного дорожного покрытия;

- акт муниципального земельного контроля N 341 от 26.07.06 (л.д. 117 - 118, т. 1), которым установлено, что на момент обследования земельного участка расположенного по адресу: ул. К.Либкнехта, 107, выявлено: самовольное занятие земельного участка рядом с придомовой территорией, который находится за границей отвода земельного участка; построенное ограждение железобетонное, длиной 32 м, которое препятствует застройке в соответствии с проектом реконструкции; самовольное занятие территории, которое составляет 1000,00 кв.м.

Таким образом, указанными документами установлено самовольное сооружение малых архитектурных форм истцом.

Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи.

Таким образом, следует признать, что истец не обладает правом собственности на обозначенное им имущество - малые архитектурные формы:

- железобетонный забор;

- железные ворота;

- железобетонное ограждение длиной 50 метров;

- железобетонный въезд длиной 70 метров;

- башни, стоимость которых определена судебной экспертизой (л.д. 11 - 56, т. 2).

Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, в арбитражный суд вправе обратиться и иные лица.

В силу ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом.

В данном случае судебной защите подлежит нарушенное право.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вредом признается уменьшение имущества в результате нарушения принадлежащего потерпевшему материального права.

Судом установлено, что истец не обладает правом собственности на обозначенное в иске имущество, т.к. это имущество создано в результате противоправных действий истца по их самовольному возведению.

Уведомлением N 2-103 от 16.07.07 ООО Управляющая компания “Городской дом“ (л.д. 21, т. 1) известила истца о необходимости сноса, в соответствии с требованиями законодательства самовольно возведенных: железобетонного забора, железных ворот, железобетонного ограждения длиной 50 метров, железобетонного въезда длиной 70 метров, башен.

Злоупотребляя правом, истец уклонился от производства работ по демонтажу указанных малых архитектурных форм, чем создал препятствия субъектам гражданских отношений в осуществлении ими законной деятельности по строительству и освоению предоставленного в установленном законом порядке земельного участка.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Лобанов С.С., Санкова В.С. пояснили, что железобетонное ограждение демонтировано и складировано на территории истца.

Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 15.04.08 (л.д. 69, т. 1) также установлено, что железобетонные ворота складированы на территории истца.

Таким образом, следует признать, что в судебных заседаниях не установлено нарушенное право истца, подлежащее судебной защите.

Кроме этого, в судебных заседаниях не доказан факт причинения вреда ответчиком.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Лобанов С.С., Санкова В.С. пояснили, что малые архитектурные формы снесены ООО “Санком“.

Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 15.04.08 (л.д. 69, т. 1) также установлено, что малые архитектурные формы снесены ООО “Санком“.

В материалы дела представлен акт от 04.08.07, согласно которому, ООО “Санком“ был произведен демонтаж временного бетонного ограждения, принадлежащего ООО “Кейптроллер“, полученные в процессе работ строительные материалы были складированы на территории прилежащей к ООО “Кейптроллер“. Представители ООО “Кейптроллер“ от подписания акта приемки материалов отказались.

Протоколом осмотра места происшествия от 27.08.07 установлено, что на участке местности, являющегося границей благоустройства дома N 107 по ул. К.Либкнехта, обозначенное в иске имущество ООО “Кейптроллер“ не обнаружено.

В пояснениях N 187 от 25.08.07 истец сам пояснил, что малые архитектурные формы снесены ООО “Санком“ (л.д. 114 - 116, т. 2).

Иные доказательства, подтверждающие совершение ответчиком действий, в результате которых был бы причинен ущерб, обозначенный истцом в иске, в судебные заседания не представлены.

Доводы истца о том, что ООО “Санком“ - подрядчик по договору N 51 от 10.11.06, произвел действия по нарушению прав истца по приказу ответчика, не подтверждены надлежащими и достоверными доказательствами.

Согласно п. 1.1 договора подряда N 51 от 10.11.06 ответчик поручает а ООО “Санком“ обязуется в установленный договором срок выполнить полный комплекс строительно-монтажных работ по заданию заказчика в соответствии с переданной заказчиком технической и проектной документацией “Культурно-развлекательный комплекс в г. Иркутске“, а именно:

- ограждение территории;

- подготовительные работы для производства земляных работ;

- вертикальная планировка территории;

- земляные работы и устройство фундаментов;

- устройство перекрытий на отметки (-). 6 м.).

Таким образом, работы по демонтажу малых архитектурных форм условиями договора не предусмотрены.

Доказательства подтверждающие обратное в судебное заседание не представлены.

Анализируя собранные по делу доказательства и установленные судом обстоятельства дела, суд приходит к выводу о том что, заявленные требования не подлежат удовлетворению, поскольку в ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения два из четырех условий состава правонарушения, необходимого для возложения обязанности, в соответствии со ст. 1064 ГК РФ, в виде возмещения ущерба, а именно: факт причинения вреда и факт противоправных действий ответчика, в результате которых причинен этот вред.

Расходы по уплате государственной пошлины, согласно ст. ст. 102, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, относятся на истца. В связи с тем, что истец уплатил государственную пошлину в большем размере, чем это предусмотрено НК РФ истцу надлежит возвратить из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину в размере 1 960 руб. 04 коп., в соответствии с пунктом 5 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 167 - 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

в удовлетворении иска отказать.

Возвратить Обществу с ограниченной ответственностью Фирма “Кейптроллер“ из федерального бюджета Российской Федерации излишне уплаченную государственную пошлину в размере 1 960 руб. 04 коп.

Решение может быть обжаловано в Четвертый арбитражный апелляционный суд, через Арбитражный суд Иркутской области в течение одного месяца со дня его принятия.

Судья

О.В.УШАКОВА