Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.02.2009 по делу N А53-10346/2008-С2-18 При определении размера страхового возмещения суду необходимо учесть положения договора страхования и обосновать размер взыскиваемой суммы со ссылкой на соответствующие доказательства.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 февраля 2009 г. по делу N А53-10346/2008-С2-18

Резолютивная часть постановления объявлена 16 февраля 2009 г.

Полный текст постановления изготовлен 20 февраля 2009 г.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Савенко Л.И., судей Илюшникова С.М. и Чесняк Н.В., при участии в судебном заседании от истца - общества с ограниченной ответственностью “ДонДизельСервис“ - директора Зайцева А.В. и Капитанец В.Н. (доверенность от 13.04.2008), от ответчика - открытого акционерного общества “Государственная страховая компания “Югория“ - Стринадкиной Ю.А. (доверенность от 11.01.2009), в отсутствие третьего лица - акционерного коммерческого банка “Росевробанк“, извещенного о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу открытого акционерного общества “Государственная страховая компания “Югория“ на решение Арбитражного суда Ростовской области от 05.09.2008 (судья Атрохова Т.И.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.12.2008 (судьи Баранова Ю.И., Ехлакова С.В., Корнева Н.И.) по делу N А53-10346/2008-С2-18, установил следующее.

ООО “ДонДизельСервис“ (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО “Государственная страховая компания “Югория“ (далее - ОАО “ГСК “Югория“, страховая компания) о взыскании 9 000 000 рублей страхового возмещения (уточненные требования).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен АКБ “Росевробанк“.

Решением 05.09.2008, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 08.12.2008, иск удовлетворен на том основании, что факт наступления страхового случая и неисполнение страховщиком обязанности по выплате обществу страхового возмещения подтверждены материалами дела. Суды отклонили доводы ответчика об эксплуатации теплохода “Нахичевань“ не по назначению и наличии в действиях истца признаков грубой неосторожности. Указанные выводы были сделаны на основании того, что согласно данным Российского Речного Регистра на момент гибели теплохода 11.11.2007 для судов класса “М-ПР“ и “О-ПР“ с высотой волны соответственно 2,5 м и 2,0 м. не имелось сезонных ограничений для района плавания, в котором произошла гибель судна. В качестве доказательства надлежащей эксплуатации теплохода приняты во внимание заявление на право отхода судна N 2082, акт готовности судна к выходу из порта от 05.11.2007 N 1614 и акт его инспекционной проверки. Отклоняя доводы ответчика о содержании сообщений, переданных радиостанцией ГМССБ (служба “НАВТЕКС“), из которых усматриваются показатели волнения моря и скорость порывов ветра, исключающие нахождение судна в районе гибели судна, суды оценили представленные истцом выписки из прогноза погоды, отправленные для передачи по системе “НАВТЕКС“, и установили, что судно эксплуатировалось при допустимых его классом условиях. Отсутствие в действиях общества грубой неосторожности обосновано судами тем, что в соответствии с данными акта о расследовании аварийного случая, первоочередной причиной гибели теплохода явились гидрометеоусловия с ураганными параметрами ветра до 35 м/сек и высотой волнения до 7 м. Кроме того, судами приняты во внимание изменения к акту расследования, представленные Федеральной службой по надзору в сфере транспорта от 18.01.2008, в которых сделаны дополнительные выводы в ходе проведенной проверки. В частности, установлено, что в 19.06 10.11.2007 получено сообщение о том, что выход в северную часть Керченского пролива был невозможен вследствие запрета самостоятельного движения судов в акватории порта согласно обязательным постановлениям Морской администрации порта (МАП) Кавказ. Согласно указанной проверке также установлена виновность действий капитана по несвоевременной организации спасения судна и экипажа, однако его действия должны были сопровождаться в сочетании с действиями наземных служб порта Кавказ и порта Керчь, чего сделано не было. Обосновывая отсутствие в действиях капитана и общества признаков грубой неосторожности, суды исходили из того, что в материалах дела не имеется доказательств неисполнения судовладельцем или капитаном судна обязательных для исполнения указаний наземных служб, отказа вывода судна в безопасный район, а также получения обязательных указаний центра управления движения судов об отходе судна от причала и его передвижении в другой район. Суды также оценили чрезвычайную тяжесть и необычность погодных условий, имевших место в момент гибели судна, о которых не было известно экипажу теплохода и обществу.

В кассационной жалобе страховая компания просит отменить судебные акты. Кассационная жалоба обоснована следующими доводами:

- заявитель считает, что суды не дали правовую оценку Правилам Российского Речного Регистра, регламентирующим классификацию судов внутреннего и смешанного (река-море) плавания. С учетом осадки судна на момент отхода из порта Усть-Донецка разрешенный отход судна был в классе “О-ПР“, следовательно, допустимая высота надводного борта составляла 1,64 м с высотой волн не более 2,0 м. Судно эксплуатировалось в условиях, не предусмотренных его классом;



- вывод судов об аномальности погодного явления, повлекшего затопление судна, не соответствует действительности;

- вывод судов о невозможности самостоятельного следования судна “Нахичевань“ в безопасный район якорных стоянок без лоцманской проводки (которая является обязательной в данном случае) противоречит действующему законодательству. Капитану судна было известно о негативных погодных явлениях и о технических характеристиках вверенного ему судна и его прямой обязанностью было вывести судно из района плавания;

- суды не приняли во внимание, что сложившиеся правоотношения не регулируются Кодексом Внутреннего Водного транспорта Российской Федерации, и не применили нормы Кодекса Торгового Мореплавания. Несостоятельным является довод истца со ссылкой на пункт 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 N 75 “Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования“ о ничтожности условия договора страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить судебные акты без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, указывая, что выводы суда первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

В заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее. В судебном заседании объявлялся перерыв до 12 часов 16.02.2009, о чем в соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вынесено определение. Сведения о перерыве опубликованы в системе Интернет.

Изучив материалы дела и доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителей сторон, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой и апелляционной инстанции, ОАО “Государственная страховая компания “Югория“ (страховщик) и ООО “ДонДизельСервис“ (страхователь) заключили договор N 29-013963-21/07 страхования водного транспорта на срок с 28.08.2007 по 27.08.2008, согласно которому предметом страхования является сухогрузный теплоход “Нахичевань“ (т.1 л.д. 17).

Судно “Нахичевань“, порт прописки г. Ростов-на-Дону, идентификационный номер Д-04-0057, принадлежит на праве собственности ООО “ДонДизельСервис“, что подтверждено свидетельством о праве собственности на судно серии РТ-П N 010582 (т. 1 л. д.47).

Согласно пункту 2.1 договора Страховщик предоставляет Страхователю гарантию возмещения ущерба в случае повреждения, уничтожения (гибели) или утраты застрахованного водного судна при наступлении страховых событий по следующим рискам: “С ответственностью за гибель и повреждения“. При этом, возмещаются: а) убытки вследствие полной (фактической или конструктивной) гибели судна или расходы по устранению повреждений его корпуса, механизмов, машин и оборудования, происшедших по любым причинам, кроме перечисленных в пунктах 2.2 и 2.3. настоящего договора. В соответствии с пунктом 2.2 договора не возмещаются убытки и расходы, происшедшие вследствие: умысла и грубой неосторожности Страхователя, Выгодоприобретателя и их представителей; известной Страхователю, Выгодоприобретателю и их представителям не мореходности судна до выхода его в рейс; износа, коррозии судна, его частей, машин, оборудования или принадлежностей; эксплуатации судна в условиях, не предусмотренных его классом; расходы по содержанию судна и экипажа и др. Пунктом 2.4 договора установлена страховая сумма в размере 9 000 000 рублей. При полной фактической гибели судна выплачивается страховое возмещение в размере полной страховой суммы, но не более страховой стоимости (пункт 5.10 договора). Согласно пункту 7.1 договора Выгодоприобретателем является АКБ “Росевробанк“ в сумме остатка задолженности по кредитному договору N 128-РК-РД/07 от 04.05.2007.

11 ноября 2007 в результате шторма, произошедшего в Керченском проливе, судно “Нахичевань“ затонуло.



В связи с наступлением страхового случая, ООО “ДонДизельСервис“ обратилось к ОАО “ГСК “Югория“ с заявлением о выплате страхового возмещения в размере 9 000 000 рублей. Отказ страховой компании явился основанием для обращения заявителя в арбитражный суд с заявленными требованиями.

В соответствии с пунктом 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого был заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Исходя из названной нормы, право требования страхового возмещения принадлежит и страхователю, и выгодоприобретателю. В соответствии с условиями кредитного договора от 04.05.2007 N 128-РК-РД/07 до 24.10.2008 у АКБ “Росевробанк“ отсутствуют правовые основания для вступления в дело с самостоятельными требованиями. Таким образом, у общества возникло право на предъявлении иска к ОАО “ГСК “Югория“.

Согласно статье 963 Гражданского кодекса Российской Федерации страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, когда законом предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. В соответствии со статьей 265 Кодекса Торгового Мореплавания страховщик не несет ответственности за убытки, причиненные умышленно или по грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя либо его представителя.

В обоснование отсутствия признаков грубой неосторожности в действиях страхователя и капитана суда суды обоснованно сослались на то, что классификационное свидетельство судна “Нахичевань“ содержит указание на возможность круглогодичного плавания судна в районе Керченского пролива южнее косы Тузла, где фактически и затонуло судно. Довод заявителя кассационной жалобы о том, что с учетом загрузки судна допустимая высота надводного борта составляла 1,64 м и разрешенный отход судна был в классе “О-ПР“, что свидетельствует о непринятии капитаном с учетом технических параметров судна необходимых мер по его выводу из района плавания после получения 09.11.2007 сообщений “НАВТЕКС“ о штормовом предупреждении, исследовался судом апелляционной инстанции и ему была дана надлежащая оценка. Суд принял во внимание сюрвейерский отчет от 20.03.2008, согласно которому при изучении перечня отступлений от Правил Российского Речного Регистра, согласованных Российским Речным Регистром, было установлено, что отступления, которые могли повлиять на безопасность судна в аварийной ситуации, отсутствовали (т. 1, л. д. 140). Выводы суда основаны также на исследовании имеющихся в деле выписки из прогноза погоды за период с 05.11.2007 по 12.11.2007, отправленной в передающий центр Азово-Черноморского филиала “Росморпорт“ для передачи по системе “НАВТЕКС“, и представленной ответчиком выписки из архива контрольного приема ЦПР файлов “НАВТЕКС“. Судом учтено, что представленная ответчиком выписка захватывает более широкий территориальный диапазон, включая Черное море, и соответственно, учитывает дополнительное влияние атмосферных условий со всего захватываемого участка. Кроме этого, суд принял во внимание, что при расследовании инцидента уполномоченные государственные органы приняли во внимание показания прогноза погоды, переданные ГУ “Гидрометцентр России“, на основании которых сделаны выводы и заключения в отношении правомерности действий капитана судна. Согласно предварительному заключению независимого эксперта - Морского Инженерного Бюро от 21.11.2007 N 11/21 главной причиной столь масштабной трагедии явилось редкое природное явление.

Не обоснован довод кассационной жалобы о том, что суды не дали правовую оценку Правилам Российского Речного Регистра, указанный нормативный акт исследовался судами и с учетом его данных определена классификация затонувшего судна.

Обстоятельства, касающиеся классификационного свидетельства и пригодности судна к плаванию, грубой неосторожности страхователя, выпустившего судно в рейс без учета погодных условий в месте плавания судна, на которые ссылался ответчик в качестве оснований для освобождения его от обязанности по выплате страхового возмещения, были предметом рассмотрения судебных инстанций. Таким образом, фактические обстоятельства дела установлены судами на основании оценки имеющихся в деле доказательств с соблюдением норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия по переоценке исследованных судом и надлежаще оцененных доказательств.

Суд отклоняет довод кассационной жалобы о том, что затонувшее судно эксплуатировалось в условиях, не предусмотренных его классом, как не соответствующий материалам дела. Из имеющихся в деле сведений о прогнозе погоды, письма Федеральной службы по надзору в сфере транспорта от 18.01.2008 (т. 3, л. д. 1, т. 1, л. д. 15-18, т. 2, л.д. 23-25) видно, что до 18.00 часов 10.11.2007 волнение на море не превышало высоты волн 1-1,5 м., при этом продолжалась бортовая перевалка нефти и сыпучих грузов.

Вместе с тем судами с позиций Кодекса Торгового Мореплавания и фактических обстоятельств дела недостаточно исследован довод ответчика о возможности вывода суда в безопасный район плавания при наличии на борту теплохода лоцмана.

В письме Ространснадзора от 18.01.2007 названы причины невозможности самостоятельного выхода судна в северную часть Керченского пролива. Однако в этом же документе содержится вывод о том, что после получения прогноза в 19 часов 10.11.2007 выход в северную часть Керченского пролива не представлялся возможным в связи с закрытием пролива, отсутствием лоцманской проводки (которая является обязательной в данном районе), что следовало из переговоров в радиоэфире и подтверждается фактом подачи морского протеста теплохода “Волгонефть-139“. Суду необходимо дополнительно исследовать вопросы о том, должен ли был находиться лоцман на судне до 19 часов 10.11.2007 и можно ли было вывести судно в северную часть Керченского пролива при обеспеченности лоцманской проводки судна, когда произошло закрытие пролива и повлияло ли это на возможность вывода судна при условии нахождения на его борту лоцмана, имелась ли возможность у лоцмана запросить необходимые указания у Центра управления движения судов порта Кавказ и Центра регулирования движением судов порта Керчь.

В соответствии с пунктом 5.10 договора страхования N 29-013963-21/07 страховое возмещение в размере полной страховой суммы, но не более страховой стоимости выплачивается в следующих случаях: при полной фактической гибели судна (судно полностью уничтожено или безвозвратно утеряно для страхователя); при пропаже судна без вести (о судне не поступило никаких сведений в течение шести месяцев); при полной конструктивной гибели судна (восстановление или ремонт судна экономически нецелесообразны). При этом полной конструктивной гибелью судна признается такое его повреждение, при котором общая сумма расходов по устранению последствий страхового случая составит 75% и более действительной стоимости судна.

При определении размера страхового возмещения суду необходимо учесть положения данного пункта договора и обосновать размер взыскиваемой суммы со ссылкой на соответствующие доказательства.

Поскольку судами исследованы не все имеющие значение для дела обстоятельства, судебные акты подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суду необходимо оценить сложившиеся отношения сторон с учетом применения норм Кодекса Торгового Мореплавания и Гражданского кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 05.09.2008 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.12.2008 по делу N А53-10346/2008-С2-18 отменить. Передать дело на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Ростовской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

Л.И.САВЕНКО

Судьи

С.М.ИЛЮШНИКОВ

Н.В.ЧЕСНЯК