Решения и постановления судов

Постановление ФАС Поволжского округа от 10.08.2009 по делу N А55-14288/2008 Налоговое законодательство не ставит право на возмещение НДС в зависимость от встречных проверок налоговых инспекций и не связывает возникновение у налогоплательщика права на возмещение сумм налога на добавленную стоимость с действиями поставщиков по уплате НДС в бюджет, которые являются самостоятельными налогоплательщиками.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 августа 2009 г. по делу N А55-14288/2008

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 04 августа 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 10 августа 2009 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Красноглинскому району г. Самары,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 30.01.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2009,

по делу N А55-14288/2008,

по заявлению закрытого акционерного общества “Самарская инвестиционная лизинговая компания“ к Инспекции Федеральной налоговой службы по Красноглинскому району г. Самары о признании недействительным решения от 30.06.2008 N 12-20/14985 в части и решения Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области от 18.1092008 N 18-15/20422,

установил:

закрытое акционерное общество “Самарская инвестиционная лизинговая компания“ (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании незаконными: решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Красноглинскому району г. Самары (далее - первый ответчик, ИФНС России по Красноглинскому району г. Самары) от 30.06.2008 N 12-20/14985 в части доначисления налога на прибыль за 2005 год в сумме 14 771 540 руб., за 2006 год в сумме 35 693 527 руб., начисления пени по налогу на прибыль в сумме 9 744 693 руб., взыскании штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в сумме 9 948 086 руб., доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 30 592 103 руб., начисления пени по НДС в сумме 3 498 663 руб., взыскании штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 НК РФ в сумме 1 001 249 руб., доначисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 1 234 руб., начисления пени по НДФЛ в сумме 549 руб., взыскании штрафа, предусмотренного статьей 123 НК РФ в сумме 247 руб. и решения Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области (далее второй ответчик) от 18.09.2008 N 18-15/20422.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 30 января 2009 г. по делу N А55-14288/2008 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2009 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ИФНС России по Красноглинскому району г. Самары просит об отмене решения суда первой и постановления апелляционной инстанции, полагая, что судами неправильно применены нормы материального права.

Как следует из материалов дела, первым ответчиком проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2005 по 31.12.2006, по результатам которой 30.06.2008, первый ответчик вынес решение N 12-20/14985.

Решение первого ответчика, заявитель обжаловал в вышестоящий налоговый орган, который своим решением N 18-15/20422 от 18.09.2008 отказал в удовлетворении апелляционной жалобы заявителя и утвердил решение первого ответчика - ИФНС России по Красноглинскому району г. Самары.

Из решения первого ответчика следует, что сделки заявителя с обществом с ограниченной ответственностью “Стройгарант“, обществом с ограниченной ответственностью “СтарФрост“, обществом с ограниченной ответственностью “Банкет энд Консалтинг“, обществом с ограниченной ответственностью “Гелиодор“, обществом с ограниченной ответственностью “Раваланта“, обществом с ограниченной ответственностью “Рестайл“ были заключены для получения необоснованной налоговой выгоды, с целью уклонения от уплаты налогов, а не достижения реального хозяйственного результата и получения прибыли от предпринимательской деятельности. Налоговый орган сделал вывод о нарушении заявителем положений статей 253, 256, 259 НК РФ и необоснованном включении в состав расходов, суммы начисленной амортизации в размере 184 322 722 руб. по основным средствам, переданным по договорам внутреннего лизинга. По тем же мотивам первый ответчик указал на нарушения заявителем положений статей 169, 171, 172 НК РФ и необоснованном применение заявителем налоговых вычетов по указанным поставщикам в 2006 году в сумме 30 592 103 руб.

Удовлетворяя требования заявителя, суды правомерно исходили из следующего.

Согласно статьи 2 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ “О финансовой аренде (лизинге)“ (далее - Закон) лизинг - это совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга.

В соответствии с пунктом 4 статьи 15 названного Закона на основании договора лизинга лизингодатель обязуется приобрести у определенного продавца в собственность определенное имущество для его передачи за определенную плату на определенный срок, на определенных условиях в качестве предмета лизинга лизингополучателю.

Таким образом, в силу названной нормы заявитель, как лизингодатель, лишен возможности самостоятельно определять продавца имущества и обязан выполнять указания лизингополучателя в этом вопросе.

Как следует из материалов дела заявителем заключались договора внутреннего лизинга со спецификацией на приобретение и дальнейшую передачу в лизинг оборудования у выбранной лизингополучателем организаций.

Во исполнение указания лизингополучателя заявитель заключал договора поставки и купли-продажи со спецификацией.

Таким образом, в данном случае отсутствуют основания для утверждения о том, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности, поскольку он действовал в соответствии с указаниями лизингополучателя, которые для него являлись обязательными.

Передача оборудования происходила по акту сдачи-приемки и подтверждается представленными в материалы дела товарными накладными.

Из материалов дела следует, что на поставленное оборудование контрагентами выставлялись счет-фактуры с выделением сумм НДС.

Расчет за оборудование производился собственными векселями заявителя по акту приема-передачи векселей.

Заказанное оборудование получалось непосредственно лизингополучателем на основании акта сдачи-приемки.

Судами установлено, что оплата лизинговых платежей подтверждается актами сверки расчетов.

Кроме того, реальность хозяйственных отношений между заявителем ООО “Раваланта“ в рамках договора поставки от 24.03.2005 N 1-П, а также между заявителем и ЗАО “Группа компаний “Электрощит“ - ТМ Самара“ в рамках договора внутреннего лизинга N 70/03-05 от 24.03.2005; между заявителем и ООО “Рестайл“ в рамках договора купли-продажи от 15.10.2004 г, N З/15/10-2004, а также между заявителем и ООО “Русский трансформатор“ в рамках договора внутреннего лизинга от 15.10.2004 N ЗЕ/10-2004 подтверждена соответственно вступившими в законную силу решением Арбитражного суда Самарской области от 21.09.2007 по делу N А55-9315/2007, а также решением Арбитражного суда Самарской области от 21.09.2007 по делу N А55-9322/2007, решением Арбитражного суда Самарской области от 21.09.2007 по делу N А55-9321/2007

Доводы налогового органа о том, что договор, счета-фактуры и товарные накладные со стороны ООО “СтройГарант“ подписаны неуполномоченным лицом - Тонковым В.А., а не Чугуновой В.Н. судами обоснованно отклонены.

В соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ ООО “СтройГарант“ зарегистрировано 26.07.2005 в г. Москве. При этом с заявлением о регистрации ООО “СтройГарант“ в налоговый орган обращался Тонков В.А., являющийся учредителем этого общества. 26.11.2007 выдано свидетельство о внесение изменений в учредительные документы. С этого же времени ООО “СтройГарант“ изменило место нахождения юридического лица на гор. Нижний Новгород. При этом с заявлением о внесении изменений в учредительные документы 19.11.2007 обращалась Чугунова В.Н., как руководитель постоянно действующего исполнительного орган. Она же в соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ является и учредителем ООО “СтройГарант“.

Таким образом, из представленной выписки из ЕГРЮЛ по ООО “СтройГарант“ усматривается, что учредителями ООО “СтройГарант“ являются как Тонков В.А., так и Чугунова В.Н., которая также является директором этого общества. Однако, из выписки с достоверностью не усматривается, что единственным директором ООО “СтройГарант“ с момента образования общества являлась Чугунова В.Н., поскольку дата внесения соответствующих сведений в выписке отсутствует.

Записей в ЕГРЮЛ о том, с какими изменениями в учредительные документы 19.11.2007 обращалась Чугунова В.Н., не содержится. Указанные изменения могут касаться как изменения места нахождения общества, так и изменения в составе учредителей.

Кроме того, судами установлено, что из ответа Инспекции Федеральной налоговой службы России по Канавинскому району г. Нижнего Новгорода от 12.01.2009 N 02-06/77 на запрос Арбитражного суда Самарской области следует, что ООО “СтройГарант“ является действующим юридическим лицом, применяющим традиционную систему налогообложения и представляющим бухгалтерскую и налоговую отчетность, последняя отчетность за 9 месяцев 2008 г.

В соответствии с положениями п. 6 ст. 169 НК РФ счет-фактура может быть подписана как руководителем юридического лица, так и иным уполномоченным лицом.

В нарушение положений пункта 5 статьи 200 АПК РФ налоговый орган не представил надлежащих доказательств того, что счета-фактуры ООО “СтройГарант“ были подписаны Тонковым В.А., который не был уполномочен на их подписание. Так же не представлены доказательства того, что Тонков В.А., подписывал договор от 31.05.2006 N 25 с превышением своих полномочий.

Вместе с тем, в рамках выездной налоговой проверки у налогового органа имелось достаточно времени и полномочий для проверки обоснованности и достоверности подписания договора и счетов-фактур именно Тонковым В.А.

Отсутствие товарно-транспортных накладных не свидетельствует о том, что между заявителем его контрагентами отсутствовали какие-либо хозяйственные операции.

В соответствии с пунктом 1 и 2 статьи 9 Федерального закона от 21 ноября 1996 года N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Пунктом 2 Постановления Госкомстата России от 28.11.1997 N 78 определено, что ведение первичного учета по указанным в п. 1 унифицированным формам первичной учетной документации производится юридическими лицами всех форм собственности, осуществляющими деятельность по эксплуатации строительных машин, механизмов, автотранспортных средств и являющимися отправителями и получателями грузов, перевозимых автомобильным транспортом.

Заявитель не являлся лицом, принимавшем участие в процессе перевозки получаемого товара. Полученный товар был поставлен заявителем на учет на основании представленных в материалы дела товарных накладных.

Заявителем документально подтверждены факты заключения договоров купли-продажи оборудования и лизинга, оплаты оборудования и лизинговых услуг, наличия и эксплуатации оборудования.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.06 года “Об оценке Арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“. Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Из материалов дела следует, что в проверяемый период 2005 - 2006 гг. заявитель имел договорные отношения более чем со 106 поставщиками. Из этого количества предприятий только 6 поставщиков не признаны первым ответчиком в качестве реально действующих предприятий.

Налоговое законодательство не ставит право на возмещение НДС в зависимость от встречных проверок налоговых инспекций и не связывает возникновение у налогоплательщика права на возмещение сумм налога на добавленную стоимость с действиями поставщиков по уплате НДС в бюджет, которые являются самостоятельными налогоплательщиками.

В Определении Конституционного Суда РФ от 25.07.01 N 138-О указано, что в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Следовательно налоговый орган должен доказать недобросовестность налогоплательщика, в противном случае налогоплательщик является добросовестным.

Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации.

Из представленных в материалы дела документов следует, что все вышеуказанные организации имеют статус юридических лиц, поставлены на учет в качестве налогоплательщиком, им присвоены ИНН.

Ни первый, ни второй ответчики не представили доказательств признания государственной регистрации вышеуказанных организаций недействительной.

Доводы первого и второго ответчика о том, что заявитель не понес затрат по приобретению имущества, переданного в лизинг и о необоснованности налоговых вычетов в связи с тем, что расчеты с поставщиками осуществлялись исключительно собственными векселями заявителя, обоснованно отклонены судами.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.11.2004 N 324-О указал, что в том случае, если налогоплательщик не несет реальных затрат на оплату начисленных поставщиком сумм налога на добавленную стоимость, т.е. если имущество, приобретенное по возмездной сделке, к моменту его передачи поставщику в счет оплаты начисленных сумм налога не только не оплачено либо оплачено не полностью, но и явно не подлежит оплате в будущем, то право на вычет сумм налога, предъявленных налогоплательщику и уплаченных им при приобретении товаров (работ, услуг), не может быть предоставлено.

Между тем в пункте 2 названного определения разъяснено, что единый порядок исчисления налога на добавленную стоимость при использовании налогоплательщиком любых законных форм реализации товаров (работ, услуг) - путем обмена одних товаров на другие, при уступке права требования и т.п., будучи одним из существенных элементов налогообложения, обеспечивает единообразное понимание положения о фактически уплаченных поставщикам суммах налога. Ограничительное толкование данного положения (как оплаты только денежными средствами поставленных товаров) вступило бы в противоречие с правилом определения добавленной стоимости и создало бы правовую неопределенность, что недопустимо. При этом под фактически уплаченными поставщикам суммами налога подразумеваются реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога.

Материалами дела подтвержден факт реально понесенных заявителем расходов, связанных с уплатой как стоимости оборудования, так и НДС в составе цены товара.

Действительно на основании договоров с ООО “СтройГарант“, ООО “СтарФрост“, ООО “Банкет энд Консалтинг“, ООО “Гелиодор“, ООО “Раваланта“, ООО “Рестайл“ расчеты ЗАО “СИЛК“ проводило собственными векселями.

Между тем, собственные векселя заявителя были впоследствии предъявлены заявителю к погашению и по ним производились расчеты путем заключения договоров мены собственных векселей заявителя на векселя ОАО Коммерческий “Волга-Кредит“ банк.

В свою очередь заявитель приобретал у ОАО Коммерческий “Волга-Кредит“ банк векселя путем перечисления денежных средств соответствующими платежными поручениями.

С учетом изложенного, у налогового органа отсутствовали законные основания для исключения из состава расходов заявителя по налогу на прибыль за 2005 - 2006 годы амортизации, начисленной обществом по основным средствам, переданным по договорам внутреннего лизинга в финансовую аренду, а также в части исключения из внереализационных расходов по налогу на прибыль за 2005 - 2006 годы процентов по долговым обязательствам в виде дисконта, который образовался у ЗАО “СИЛК“ как разница между ценой обратной покупки (погашения) и ценой продажи собственных векселей, и как следствие этого отсутствовали законные основания для доначисления сумм налога на прибыль за 2005 год в размере 14 771 540 руб. и за 2006 год в размере 35 693 527 руб., привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа по налогу на прибыль в размере 9 948 086 руб. и ему необоснованно начислены пени по налогу на прибыль в размере 9 744 693 руб.

Также отсутствовали законные основания для отказа в применении заявителем налоговых вычетов по НДС в размере 30 592 103 руб., привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа по налогу на добавленную стоимость в размере 1 001 249 руб. и ему необоснованно начислены пени по НДС в размере 3 498 662 руб.

Доводы кассационной жалобы о том, что заявитель в нарушение положений статьи 210 НК РФ не правомерно не включил в доход директора общества Таратынова А.В. денежные средства полученные им в подотчет в соответствии с авансовыми отчетами за 2005 год в сумме 6 827 руб. и за 2006 год в сумме 2 665 руб. не исчислил и не удержал у указанного лица налог на доходы физических лиц в сумме 1 234 руб. и не перечислил его в бюджет судами правомерно признаны несостоятельными по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что Таратыновым А.В. денежные средства получены в подотчет по расходным кассовым ордерам на основании приказов для приобретения подарков для фирм-контрагентов. Указанные расходы финансировались за счет чистой прибыли заявителя.

Указанный работник предприятия, потратив полученные в подотчет денежные средства, отчитался по ним путем составления авансовых отчетов с приложенными документами о покупке товаров.

Заявитель указывает, что каких-либо претензий к работнику по поводу расходования им полученных под отчет денежных средств не имеет.

Положения статей 209, 210, 211 НК РФ не предусматривают, что израсходованные работниками денежные средства, полученные на предприятии, по которым работник приобрел товар и при этом отчитался перед работодателем о произведенных расходах подлежат включению в доход работника лишь на том основании, что у общества не предусмотрены представительские расходы.

С учетом изложенного, решение первого ответчика в части доначисления заявителю НДФЛ в размере 1 234 руб., начисления на указанную сумму пени и привлечение к ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ в виде штрафа в размере 247 руб. является необоснованным.

При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили требования заявителя.

Убедительных доказательств обоснованности своей позиции налоговой инспекцией не было представлено ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции.

Суд кассационной инстанции отклоняет доводы, изложенные в кассационной жалобе, поскольку они по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных доказательств по нему. В силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия для переоценки обстоятельств спора, правильно установленных судом.

Иных выводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих установленные судами обстоятельства и их выводы, в кассационной жалобе не приведено.

При таких обстоятельствах, дело рассмотрено судами полно и всесторонне, фактические обстоятельства дела установлены правильно, нормы материального и процессуального права не нарушены, а следовательно, оснований для отмены принятых по делу судебных актов нет.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 30.01.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2009 по делу N А55-14288/2008 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.