Решения и постановления судов

Постановление ФАС Поволжского округа от 06.08.2009 по делу N А12-19423/2008 Действующее законодательство не обязывает налогоплательщика контролировать действия юридических лиц, реализовавших ему товар. Отказывая лицу в праве на вычет по налогу на добавленную стоимость и в принятии расходов по налогам по мотиву его недобросовестности как налогоплательщика, налоговый орган обязан доказать именно недобросовестность в его действиях.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 августа 2009 г. по делу N А12-19423/2008

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 30.07.2009.

Полный текст постановления изготовлен 06.08.2009.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 19.03.2009 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2009

по делу N А12-19423/2008

по заявлению индивидуального предпринимателя Ф.И.О. к Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда о признании недействительным решения от 29.09.2008 N 17-17/1-134,

установил:

индивидуальный предприниматель Оганесян Рубен Карленович (далее - заявитель, налогоплательщик, ИП Оганесян Р.К.) обратился с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Волгограда (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 29.09.2008 N 17-17/1-134 в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде штрафа в размере 90 921 руб. 60 коп. за неполную уплату налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), в виде штрафа в размере 23 911 руб. 80 коп. за неполную уплату единого социального налога (далее - ЕСН), штрафа в размере 79 660 руб. 40 коп. за неполную уплату налога на добавленную стоимость (далее - НДС), предложения уплатить НДФЛ в размере 577 509 руб., ЕСН в размере 159 924 руб., НДС в размере 766 971 руб., соответствующие суммы пени.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 19.02.2009 заявленные требования удовлетворены. В части признания недействительным решения инспекции от 29.09.2008 N 17-17/1-134 о привлечении к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде штрафа в размере 36 300 руб. производство по делу прекращено в связи с отказом налогоплательщика от заявленных требований.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2009 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговой орган просит об отмене решения суда первой и постановления апелляционной инстанции, полагая, что судами неправильно применены нормы материального права.



Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, суд кассационной инстанции оснований для удовлетворения жалобы не находит по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка в отношении ИП Оганесян Р.К., по результатам которой составлен акт от 19.08.2008 N 17- 17/1-35/903.

По результатам рассмотрения акта налоговым органом 29.09.2008 в отношении ИП Оганесян Р.К. принято решение N 17-17/1-134, которым предприниматель привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде штрафа в размере 36 300 руб. за непредставление в установленный срок документов, по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в размере 90 921 руб. 60 коп. за неполную уплату НДФЛ, в виде штрафа в размере 23 911 руб. 80 коп. за неполную уплату ЕСН, в виде штрафа в размере 79 660 руб. 40 коп. за неполную уплату налога на добавленную стоимость. Кроме того, указанным решением налогоплательщику предложено уплатить НДФЛ в размере 577 509 руб., единый социальный налог в размере 159 924 руб., НДС в размере 766 971 руб. и начислены пени в размере 150 358 руб. 92 коп. НДФЛ в размере 65 616 руб. 93 коп. по ЕСН, в размере 291 529 руб. 52 коп. по НДС.

Заявитель, частично не согласившись с решением налогового органа, обратился в суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили из следующего.

В соответствии с пунктом 3 статьи 237 НК РФ налоговая база по ЕСН индивидуальных предпринимателей определяется как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период, как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением. При этом состав расходов, принимаемых к вычету в целях налогообложения данной группой налогоплательщиков, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для налогоплательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 НК РФ.

В силу пункта 3 статьи 210 НК РФ для доходов в целях налогообложения налога на доходы физического лица налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 - 221 НК РФ, с учетом особенностей, установленных настоящей главой.

В соответствии со статьей 210 НК РФ при исчислении налоговой базы по налогу на доходы физического лица в соответствии с пунктом 3 статьи 210 НК РФ индивидуальные предприниматели имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Согласно подпункту 1 абзацу 1 статьи 247 главы 25 НК РФ, объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях настоящей главы признаются для российских организаций - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

В соответствии со статьей 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно статьям 171, 172 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию РФ в таможенном режиме выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории.

Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг); документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога; документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговым агентом; либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 НК РФ.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пунктам 1, 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.



Из приведенных норм следует, что для признания за налогоплательщиком права на вычет налога на добавленную стоимость и на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных затрат требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций по реализации товаров (работ, услуг).

Одним из оснований для доначисления ИП Оганесян Р.К. налогов и привлечения к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения послужил вывод налогового органа о занижении НДФЛ, ЕСН, НДС ввиду непредставления налогоплательщиком по требованию налогового органа необходимых документов для проведения проверки и недобросовестность контрагентов.

Как установлено судом, поскольку направленное налоговым органом в период проверки налогоплательщику требование о предоставлении документов, подтверждающих полученные доходы и понесенные при этом расходы, а также правильность исчисления НДС, обоснованность применения налоговых вычетов, налогоплательщиком исполнено позже срока, указанного в требовании. В связи с этим выездная налоговая проверка проводилась на основании информации, полученной в ходе проведенных мероприятий налогового контроля, осмотров адресов регистрации контрагентов, анализа движения денежных средств по расчетным счетам, допроса предпринимателя, анализа базы Единого государственного реестра юридических лиц, и программы АИС-налог.

Налогоплательщиком в соответствии с запрашиваемым требованием позже срока, указанного в требовании представлены банковские документы за 2004 - 2006, договоры, акты выполненных работ по обществу с ограниченной ответственностью “Промсталь“ (далее - ООО “Промсталь“), счета-фактуры, акты выполненных работ по обществу с ограниченной ответственностью “ПлазмаВижн“ (далее - ООО “ПлазмаВижн“), закрытому акционерному обществу ТД “Промышленное машиностроение“ (далее - ЗАО ТД “Промышленное машиностроение“), закрытому акционерному обществу “Проммаш-Холдинг“ (далее - ЗАО “Проммаш-Холдинг“), обществу с ограниченной ответственностью “Алексей и Компания“ (далее - ООО “Алексей и Компания“), обществу с ограниченной ответственностью “Стандартпромсырье“ (далее - ООО “Стандартпромсырье“), закрытому акционерному обществу “Роста“ (далее - ЗАО “Роста“), счета-фактуры, акты выполненных работ по закрытому акционерному обществу “Волготелеком“ (далее - ЗАО “Волготелеком“), открытому акционерному обществу “ЮТК“ (далее - ОАО “ЮТК“), открытому акционерному обществу “Ростелеком“ (далее - ОАО “Ростелеком“).

Книга учетов доходов и расходов за проверяемый период, журналы учета счетов-фактур, книги покупок, книги продаж, договоры аренды, счета-фактуры, акты взаимозачетов представлены не были. За непредставление в установленный срок документов, ИП Оганесян Р.К. привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ, указанный факт заявителем не оспаривается.

Основанием для доначисления налогов послужил вывод налогового органа по результатам контрольных мероприятий о том, что ИП Оганесян Р.К. при исчислении НДФЛ, ЕСН необоснованно включил в состав затрат суммы, перечисленные в адрес ООО “Адепт-Трейд“, ООО “Промсталь“, ООО “Славдом“, ООО “Мастер-Трейд“, ООО “Волгостальмонтаж“ а также заявил налоговые вычеты по указанных контрагентам, так как: организации по юридическому адресу не располагаются; отсутствуют основные средства, персонал, складские помещения, транспортные средства; налогоплательщиком учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами; осуществление операций преимущественно с контрагентами, не осуществляющими своих налоговых обязательств; учредителем, руководителем, бухгалтером контрагентов является одно и то же лицо; представление отчетности с незначительными показателями налогов к уплате.

Удовлетворяя требования заявителя, суды обоснованно исходили в соответствии с положения статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о недоказанности налоговым органом отсутствия реальных хозяйственных операций между ИП Оганесян Р.К. и спорными контрагентами.

Судом правомерно принято во внимание, что действующее законодательство не обязывает налогоплательщика контролировать действия юридических лиц, реализовавших ему товар.

В свою очередь, налоговым органом не представлены соответствующие доказательства, подтверждающие осведомленность предпринимателя о недобросовестности лиц, действующих от имени контрагентов, а также того, что применительно к сделкам с указанными контрагентами у предпринимателя отсутствовала разумная экономическая цель, либо указанные организации действовали совместно с целью получения необоснованной налоговой выгоды, либо имеются иные обстоятельства, указанные в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды“, которые позволили бы утверждать о недобросовестности налогоплательщика.

Вместе с тем, исходя из положений указанного Постановления, отказывая лицу в праве на вычет по налогу на добавленную стоимость и принятии расходов по налогам по мотиву его недобросовестности, как налогоплательщика, налоговый орган обязан доказать именно недобросовестность в его действиях.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 N 24-П, а также в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О, налогоплательщик не обязан доказывать свою добросовестность при осуществлении предпринимательской деятельности. Обнаружившую недобросовестность налогоплательщика, так же как и законность решения, в котором содержится вывод об этом, должен доказать налоговый орган.

Возложение на налогоплательщика обязанности по осуществлению проверки контрагента, не предусмотренной действующим законодательством, противоречит позиции Конституционного Суда Российской Федерации, который в Определении от 16.10.2003 N 329-О разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Сами по себе такие обстоятельства, как отсутствие контрагента налогоплательщика по адресу регистрации, отсутствие хозяйственной деятельности у контрагента, наличие признаков фирмы-однодневки не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

При это судами сделан правильный вывод о том, что налоговый орган зарегистрировал ООО “Адепт-Трейд“, ООО “Промсталь“, ООО “Славдом“, ООО “Мастер-Трейд“, ООО “Волгостальмонтаж“ в качестве юридических лиц и поставил их на учет, тем самым признал за ними право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

Доказательств того, что ИП Оганесян Р.К. на момент заключения договоров с ООО ООО “Адепт-Трейд“, ООО “Промсталь“, ООО “Славдом“, ООО “Мастер-Трейд“, ООО “Волгостальмонтаж“ знал или должен был знать о том, что данные юридические лица являются недобросовестными налогоплательщиками (не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность, не платят налоги в бюджет, не находятся по юридическому адресу), инспекцией не представлены. Доказательства действий предпринимателя без должной осмотрительности и осторожности в отношении названных контрагентов, равно как и признания регистрации названных организаций недействительными, налоговым органом не представлено.

Как усматривается из материалов дела, в ходе контрольных мероприятий инспекцией были получены доказательства осуществления хозяйственной деятельности спорными контрагентами налогоплательщика, поступления денежных средств на расчетные счета, представление налоговой отчетности и уплаты налогов в бюджет.

Так, согласно декларациям ООО “Промсталь“ сумма дохода от реализации услуг в 2005 году составила - 635 272 514 руб., в 2006 году - 200 732 259 руб., НДС к уплате составил - 34 163 руб., ежемесячно перечислялся НДФЛ в размере 260 руб. с июля по декабрь 2005 года и в размере 338 руб. в период с января по июнь 2006 года.

По ООО “Волгостальмонтаж“ согласно декларациям по налогу на прибыль: за 2005 год сумма доходов от реализации составила 9 897 578 руб., прибыль 7663 руб., налог на прибыль к уплате - 1839 руб.; за 2006 год - сумма доходов от реализации составила 883 793 788 руб., прибыль - 47 577 руб., налог на прибыль к уплате 11 419 руб. НДФЛ перечислялся ежемесячно в размере 338 руб.

Судами установлено и подтверждается материалами дела, что в подтверждение факта реального осуществления хозяйственных операций с указанными контрагентами, обществом представлены копии договоров, счетов-фактур, актов выполненных работ по контрагентам ООО “Славдом“, ООО “Адепт-Трейд“, ООО “Волгостальмонтаж“, книги покупок.

Таким образом, судами сделан правильный вывод, что обществом в подтверждение права на применение налоговых вычетов и подтверждение обоснованности затрат были представлены первичные документы, соответствующие требованиям законодательства, и подтверждающие вычеты и расходы, а именно договоры, счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ. Вступая в финансово-хозяйственную деятельность с указанными выше контрагентами, общество проявило достаточную степень осмотрительности.

Доказательств обратного, а также доказательства взаимозависимости или аффилированности общества и его контрагента, налоговым органом не представлено.

Довод инспекции о том, что у суда не имелось оснований для принятия данных документов, в связи с тем, что в ходе проверки указанные документы не были представлены, отклонен судом, поскольку согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-О налогоплательщик вправе предоставить, а арбитражные суды обязаны исследовать документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета. Защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Как следует из материалов дела, налоговым органом не приняты в расходы налогоплательщика суммы уплаченных налога на имущество в размере 315 470 руб., налога на землю в размере 797 920 руб., и фактически осуществленные предпринимателем затраты в сумме 217 038 руб. 40 коп. за 2004 год, в размере 101 460 руб. 90 коп. за 2005, в размере 25 139 руб. 09 коп. за 2006 год по ОАО “ЮТК“, ЗАО “Волготелком“, ОАО “Волгоградские коммунальные системы“, ЗАО “РЭС-Энергосбыт“.

При проведении проверки счета-фактуры, акты выполненных работ по ЗАО “Волготелеком“, ОАО “ЮТК“, ОАО “Ростелеком“ были представлены налоговому органу, что не оспаривается. Однако, в оспариваемом решении не нашло отражение по каким основания представленные предпринимателем документы не приняты в расходы, встречные проверки указанных организаций не проводились.

В соответствии с пунктом 8 статьи 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Как верно указано судом, данные обстоятельства свидетельствуют о неполноте выездной налоговой проверки, поскольку налоговым органом выездная налоговая проверка проведена выборочным методом, в решении не отражены доводы непринятия в расходы затрат по ЗАО “Волготелеком“, ОАО “ЮТК“, ОАО “Ростелеком“.

Довод налогового органа о том, что указанные расходы не были заявлены предпринимателем, следовательно, не должны были исследоваться инспекцией, обоснованно признан несостоятельным, поскольку налоговым органом проводилась выездная налоговая проверка, право на профессиональные налоговые вычеты возникает в силу фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. Кроме того, инспекцией самостоятельно включены в расходы услуги банка, суммы уплаченных страховых взносов, которые также не были учтены налогоплательщиком.

Таким образом, исключение из налоговой базы всей суммы произведенных предпринимателем расходов по причине отсутствия заявления свидетельствует о формальном подходе налогового органа к проведению проверки.

Согласно статье 221 НК РФ, если налогоплательщики не в состоянии документально подтвердить свои расходы, связанные с деятельностью в качестве индивидуальных предпринимателей, профессиональный налоговый вычет производится в размере 20 процентов общей суммы доходов, полученной индивидуальным предпринимателем от предпринимательской деятельности.

Кроме того, налоговый орган при отсутствии учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведении учета с нарушением установленного порядка, вправе был воспользоваться расчетным методом в порядке пункта 7 статьи 31 НК РФ.

Отклоняя довод инспекции о том, что расходы по услугам телефонной связи являются документально и экономически необоснованными, предпринимателем не представлены расшифровки от операторов по оказанным услугам связи с указанием номеров телефонов, с которыми велись переговоры, и иные документы, подтверждающие производственный характер отношений с абонентом, суд обоснованно указал на следующее.

В соответствии с подпунктом 25 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на почтовые, телефонные, телеграфные и другие подобные услуги, расходы на оплату услуг связи, вычислительных центров и банков, включая расходы на услуги факсимильной и спутниковой связи, электронной почты, а также информационных систем (СВИФТ, Интернет и иные аналогичные системы).

Таким образом, нормами главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации прямо предусмотрено включение в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, расходов на оплату услуг связи и телефонных услуг.

Как установлено судом, в обоснование произведенных расходов предприниматель представил договоры, счета-фактуры и платежные поручения на оплату услуг связи.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Следовательно, нормы пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации не допускают, вопреки утверждению заявителей, их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

При этом положения налогового законодательства должны применяться с учетом требований пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации о толковании всех неустранимых сомнений, противоречий и неясностей актов законодательства о налогах и сборах в пользу налогоплательщиков, а также правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации о необходимости установления, исследования и оценки судами всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (Определение от 12 июля 2006 N 267-О).

Указанная позиция изложена в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 4.06.2007 N 366-О-П.

Доказательств, опровергающих факт использования предпринимателем услуг связи в непроизводственных целях, налоговый орган не представил и на такие доказательства он не ссылается.

Судом правомерно также отклонен довод налогового органа о том, что расходы по оказанию услуг связи, не приведшие к заключению контракта либо покупке товара, не могут считаться произведенными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, и являться экономически обоснованными, поскольку налоговый орган не представил доказательств, что расходы предпринимателя на оплату услуг телефонной связи не связаны с осуществлением предпринимательской деятельности.

Приведенные доводы инспекции не влияют на произведенные обществом расходы, которые отвечают критериям экономической обоснованности, документально подтверждены и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, равно как и не могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды в виде получения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Таким образом, представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о правомерности включения в состав расходов, признаваемых для целей налогообложения налогом на доходы физических лиц, единым социальным налогом, затрат по договорам, заключенным со спорными контрагентами, а также о правомерности принятия к вычету налога на добавленную стоимость, уплаченного по сделкам с ними.

Доказательств того, что указанные обстоятельства повлекли неисполнение предпринимателем каких-либо налоговых обязанностей, неосновательное получение налоговой выгоды, инспекция не представила.

Суд кассационной инстанции не принимает доводы кассационной жалобы, поскольку они повторяют позицию налогового органа по делу, не опровергают выводов суда первой инстанции и апелляционного суда, а также направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судами обстоятельств и материалов дела, что недопустимо в суде кассационной инстанции.

Судами материалы и обстоятельства дела исследованы в полном объеме, применены нормы материального, подлежащие применению, нарушений норм процессуального права не установлено, в связи с чем у суда кассационной инстанции в силу статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правовые основания для отмены вынесенных по делу судебных актов отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 19.03.2009 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2009 по делу N А12-19423/2008 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.