Решения и постановления судов

Постановление ФАС Поволжского округа от 31.07.2009 по делу N А55-19992/2008 Действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными. Законодательство о налогах и сборах не связывает право налогоплательщика на применение налогового вычета с действиями его контрагентов по сделкам по исполнению своих налоговых обязанностей, в том числе и по постановке на налоговый учет, а равно и с наличием у него информации о статусе поставщиков и их взаимоотношении с налоговыми органами.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 июля 2009 г. по делу N А55-19992/2008

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 28.07.2009.

Полный текст постановления изготовлен 31.07.2009.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Самарской области,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 19.02.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2009

по делу N А55-19992/2008

по заявлению общества с ограниченной ответственностью “Осень-2“ к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Самарской области о признании недействительным решения от 16.12.2008 N 13-08/14989,

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Осень-2“ (далее - заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Самарской области (далее - Межрайонная ИФНС России N 8 по Самарской области, налоговый орган, Инспекция) от 16.12.2008 N 13-08/14989 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения за неуплату налога на прибыль в сумме 1 708 842 руб., налога на добавленную стоимость в сумме 1 281 635 руб., о начислении пеней в общей сумме 315 463,63 руб., о взыскании штрафов в общем размере 598 095,4 руб.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 19 февраля 2009 года по делу N А55-19992/2008 заявление удовлетворено. Признано незаконным решение Межрайонной ИФНС России N 8 по Самарской области от 16.12.2008 N 13-08/14989 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения за неуплату налога на прибыль в сумме 1 708 842 руб., налога на добавленную стоимость в сумме 1 281 635 руб., о начислении пеней в общей сумме 315 463,63 руб., о взыскании штрафов в общем размере 598 095,4 руб., как несоответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации (далее - НК РФ).

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2009 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговой орган просит об отмене решения суда первой и постановления апелляционной инстанции, полагая, что судами неправильно применены нормы материального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, суд кассационной инстанции оснований для удовлетворения жалобы не находит по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, налоговым органом по результатам выездной налоговой проверки вынесено решение от 16.12.2008 N 13-08/14989 о привлечении заявителя к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений, предусмотренной пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату НДС в виде штрафа в размере 256 327 руб., налога на прибыль в виде штрафа в размере 341 768,40 руб. Заявителю предложено уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 1 281 635 руб., по налогу на прибыль в сумме 1 708 842 руб., начислены пени по НДС в сумме 219 839,78 руб., по налогу на прибыль в сумме 95 623,85 руб.

Основанием доначисления налога на прибыль в сумме 1 708 842 руб. налоговый орган указывает совокупность выявленных факторов, свидетельствующих о получении необоснованной налоговой выгоды вследствие необоснованного уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. Инспекция ссылается на то, что контрагенты Общества отсутствуют по адресам, указанным в учредительных документах, и не представляют налоговую отчетность, либо данные по налоговой отчетности не совпадают с данными о проведенных сделках, не имеют собственных транспортных средств, производственных помещений, численность персонала 1 человек, место нахождение руководства не установлено.

Согласно ст. 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на прибыль организаций признается полученная налогоплательщиком прибыль - доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Расходы, уменьшающие полученные доходы, должны соответствовать критериям, названным в ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, а именно: расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Обоснованными расходами являются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, при решении вопроса о включении понесенных налогоплательщиком затрат в состав расходов, учитываемых при налогообложении прибыли, следует исходить из того, направлены ли эти расходы на получение дохода.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 04.06.2007 г. N 320-О-П, нормы, содержащиеся в абзацах втором и третьем пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Как указано в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации “Об оценке арбитражными судами обоснованности получениями налогоплательщиками налоговой выгоды“ от 12 октября 2006 года N 53, действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными.

Обоснованность уменьшения полученных доходов на сумму расходов по приобретенным нефтепродуктам, ГСМ, дизельному топливу в соответствии с договорами, заключенными заявителем с поставщиками - ООО “Аском“, ООО “РостЛайн“, ООО “Самарапромстрой“, ООО “Импульс“ подтверждается представленными в материалы дела документами в совокупности: договорами поставки нефтепродуктов, заключенными с названными поставщиками; договором поставки нефтепродуктов от 22.02.2007, заключенным с ГУП по Самарской области по выращиванию и откорму молодняка КРС, договором поставки нефтепродуктов N 7 от 25.07.2007, заключенным с СПК “Перспектива“; договором поставки нефтепродуктов N 5 от 04.07.2007, заключенным с СПК “Антоновский“; договором поставки нефтепродуктов N 2 от 02.02.2007, заключенным с ООО “Утес“ (в подтверждение получения нефтепродуктов, дизельного топлива его конечными получателями - сельскохозяйственными предприятиями), товарными накладными, счетами-фактурами, оформленными и выставленными ООО “Аском“, ООО “РостЛайн“, ООО “Самарапромстрой“, ООО “Импульс“, товарными накладными, оформленными заявителем на поставку нефтепродуктов ГУП по Самарской области по выращиванию и откорму молодняка КРС, СПК “Перспектива“, СПК “Антоновский“, ООО “Утес“; платежными поручениями об оплате дизельного топлива, ГСМ ООО “Аском“.

Исходя из позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении “Об оценке арбитражными судами обоснованности получениями налогоплательщиками налоговой выгоды“ от 12.10.2006 г. N 53 (п. 5), факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (п. 10).

Доказательств того, что действия Общества были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды, вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности, либо не обусловлены разумными экономическими целями, налоговым органом не представлено.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В пункте 10 Постановления N 53 указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Доказательств того, что Общество действовало без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами, в материалы дела не представлено.

Напротив, судами установлено, что заявитель при заключении договоров затребовал документы, подтверждающие государственную регистрацию поставщика, уставы; свидетельства о государственной регистрации, о постановке на учет в налоговом органе; выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, то есть проявил должную осмотрительность и осторожность при выборе контрагентов.

В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц (в том числе присвоение ИНН, внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется налоговыми органами. Включение юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность такого участника гражданского оборота.

Таким образом, если налоговые органы зарегистрировали вышеуказанную организацию в качестве юридического лица и поставили на учет, то они тем самым признали ее право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

Налоговый орган, в отличие от налогоплательщика, является единственным участником налоговых правоотношений, который имеет законодательное право контролировать соблюдение гражданами и юридическими лицами требований законодательства о налогах и сборах.

Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр. Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде контрагент заявителя являлся полноценным юридическим лицом.

Кроме того, действующее законодательство не предоставляет покупателю товара (работ, услуг) необходимых полномочий по контролю за отражением его контрагентами в налоговой отчетности операций по реализации товара (выполнению работ, оказанию услуг) и их оплате, а также за уплатой ими налога в бюджет и за представлением в налоговый орган каких-либо документов. Поэтому несовершение контрагентами покупателя товара (работ, услуг) указанных действий не может служить бесспорным доказательством недобросовестности покупателя, который не обязан, в силу действующего законодательства, отвечать за действия третьих лиц. Следовательно, недобросовестность третьих лиц сама по себе не может свидетельствовать об отсутствии у налогоплательщика права на получение налоговой выгоды, если налоговый орган не докажет недобросовестность налогоплательщика при совершении конкретной хозяйственной операции.

Доводы налогового органа о непредставлении заявителем документов в подтверждение реальности осуществления хозяйственных операций, связанных с приобретением и поставкой ему товара, об отсутствии товарно-транспортных накладных арбитражный суд первой инстанции обоснованно отклонил.

Как следует из Определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2008 N 13167/08, товарно-транспортная накладная имеет отношение к процессу перевозки товара, для целей учета торговых операций Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике “Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций“ от 25.12.1998 N 132 установлены требования по заполнению и содержанию товарной накладной формы ТОРГ-12, наличие товарно-транспортной накладной по учету торговых операций не предусматривается.

Из материалов дела следует, что, ГСМ (нефтепродукты, дизельное топливо) фактически транспортировалось конечному потребителю, не разгружаясь на складе посредника (каковым в сущности в данных правоотношениях является заявитель), что повлекло бы дополнительные затраты как финансовые, так и временные.

Товарные накладные, подтверждающие реальность хозяйственных операций как между заявителем и поставщиками - ООО “Аском“, ООО “РостЛайн“, ООО “Самарапромстрой“, ООО “Импульс“, так и между заявителем и конечными потребителями ГСМ, нефтепродуктов, дизельного топлива - ГУП по Самарской области по выращиванию и откорму молодняка КРС, СПК “Перспектива“, СПК “Антоновский“; ООО “Утес“ в материалы дела представлены. Приобретение и продажу дизельного топлива (ГСМ, нефтепродуктов) отражает представленная в материалы дела бухгалтерская справка.

Помимо этого, договором поставки нефтепродуктов N 10 от 14.12.2007 предусмотрена отгрузка продукции автотранспортом продавца, договором поставки N 21 от 10.04.2007 - доставка товара осуществляется поставщиком, договором N 28 от 03.09.2007 - доставка товара оговаривается по согласованию сторон, договором поставки нефтепродуктов N 12 от 30.01.2007 - отгрузка продукции осуществляется самовывозом, при этом в соответствии со спецификацией N 1 от 30.01.2007 к этому договору отгрузка производится в автоцистерны покупателя или указанной им организации-перевозчика.

В связи с этим, обоснованно отклонены доводы налогового органа об отсутствии у заявителя нефтесклада, емкости для хранения дизельного топлива со ссылкой на протокол осмотра территории от 23.07.2008 N 23, о недостоверности сведений о грузополучателе в счетах-фактурах и товарных накладных, поскольку хранения ГСМ, исходя из сложившихся правоотношений, не требуется.

Довод налогового органа о том, что оплата заявителем ООО “Аском“ за дизельное топливо не производилась, материалами дела не подтверждается, так как в действительности оплата произведена заявителем платежными поручениями от 01.02.2008 N 12 и от 04.03.2008 N 33, то есть до закрытия его расчетного счета в банке 19.03.2008. Довод налогового органа о реорганизации ООО “Импульс“ в форме слияния в ООО “Рента“ также обоснованно отклонен судами, поскольку указанная реорганизация осуществлена после совершения рассматриваемых хозяйственных операций 20.12.2007.

Таким образом, решение налогового органа о доначислении заявителю налога на прибыль в сумме 1 708 842 руб. о начислении пеней по налогу на прибыль в сумме 95 623,85 рублей и о привлечении заявителя к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 341 768,40 руб. является необоснованным.

Основанием для доначисления НДС в сумме 1 281 635 руб. налоговый орган указывает совокупность выявленных факторов, свидетельствующих о получении необоснованной налоговой выгоды вследствие налоговых вычетов по НДС по товарно-материальным ценностям, полученным от ООО “Аском“, ООО “РостЛайн“, ООО “Самарапромстрой“, ООО “Импульс“.

Исходя из изложенного выше, являются несостоятельными доводы налогового о необоснованности налоговой выгоды вследствие налоговых вычетов по НДС с учетом следующего.

В соответствии со ст. 171 - 172 Налогового кодекса Российской Федерации, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Согласно ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету.

Отсутствие по данным налогового органа поставщиков по их юридическим адресам не может, как таковое, являться основанием для признания необоснованными вычетов по НДС, поскольку законодательство о налогах и сборах не связывает право налогоплательщика на применение налогового вычета с действиями его контрагентов по сделкам по исполнению своих налоговых обязанностей, в том числе и по постановке на налоговый учет, а равно и с наличием у него информации о статусе поставщиков и их взаимоотношении с налоговыми органами.

Помимо этого, отсутствие поставщиков по указанным в счетах-фактурах адресам, а равно и представление ими “нулевой“ отчетности налоговому органу по месту его учета, не могут являться основанием для уменьшения налоговых вычетов при выполнении налогоплательщиком требований ст. ст. 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что заявителем выполнены требования статей 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации, а счета-фактуры, оформленные и выставленные ООО “Аском“, ООО “РостЛайн“, ООО “Самарапромстрой“, ООО “Импульс“ соответствуют требованиям ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, а реальность хозяйственных операций подтверждается материалами дела, о чем изложено выше.

На основании материалов дополнительных мероприятий налогового контроля в отношении ООО “Аском“ налоговый орган считает, что договор N 10 от 14.12.2007, счет-фактура N 14 от 17.12.2007 и товарная накладная N 14 от 17.12.2007. подписаны неустановленным лицом. Данный довод налогового органа является необоснованным исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, согласно протоколу допроса Нурмуханова Р.М. от 20.06.2008 N 112, проведенного Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 17 по Самарской области, Нурмуханов Р.М. директором ООО “Аском“ никогда не являлся, никаких договоров и заявлений не подписывал, отношения к ООО “Аском“ не имеет, в учредительном договоре не расписывался, заявления на постановку на налоговый учет не подписывал. Тогда как по уведомлению от 04.12.2008 N 11-09/12450 для дачи показаний в связи с проведением мероприятий налогового контроля по взаимоотношениям с ООО “Осень-2“ Нурмуханов Р.М. не явился, что отражено в оспариваемом решении.

Как следует из Определения от 28.10.2008 N 13892/08, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации свидетельские показания лиц, подписавших счета-фактуры, о том, что они не являются руководителями фирм, не подписывали договоры и другие финансово-хозяйственные документы при отсутствии других доказательств не опровергают факт подписания спорных документов лицами, имеющими соответствующие полномочия.

При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили требования заявителя.

Убедительных доказательств обоснованности своей позиции налоговой инспекцией не было представлено ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции.

Суд кассационной инстанции отклоняет доводы, изложенные в кассационной жалобе, поскольку они по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных доказательств по нему. В силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия для переоценки обстоятельств спора, правильно установленных судом.

Иных выводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих установленные судами обстоятельства и их выводы, в кассационной жалобе не приведено.

При таких обстоятельствах, дело рассмотрено судами полно и всесторонне, фактические обстоятельства дела установлены правильно, нормы материального и процессуального права не нарушены, а следовательно, оснований для отмены принятых по делу судебных актов нет.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 19.02.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2009 по делу N А55-19992/2008 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.