Решения и постановления судов

Постановление ФАС Поволжского округа от 19.03.2009 по делу N А65-9070/2008 Соглашение стран СНГ от 20.03.1992 “О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности“ предусматривает возможность разрешения дела в компетентном суде государства-участника СНГ, если на территории этого государства исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора. В соответствии со статьей 316 ГК РФ и статьей 532 ГК Украины исполнение денежного обязательства должно быть произведено в месте нахождения кредитора.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 марта 2009 г. по делу N А65-9070/2008

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества транснациональная финансово промышленная нефтяная компания “Укртатнафта“, город Кременчуг, Полтавская область, Украина,

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.09.2008 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2008 по делу N А65-9070/2008

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью “Компания “Сувар-Казань“, город Казань, к закрытому акционерному обществу транснациональная финансово-промышленная нефтяная компания “Укртатнафта“, город Кременчуг, Полтавская область, Украина, о взыскании 2 698 607 336,73 украинских гривен,

третьи лица: частное многоотраслевое производственно-коммерческое предприятие “Авто“, город Полтава, Украина; общество с ограниченной ответственностью “ТАИЗ“, город Полтава, Украина; научно-производственное общество с ограниченной ответственностью “Техно-Прогресс“, город Полтава, Украина;

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Компания “Сувар-Казань“, (далее - истец, ООО “Компания “Сувар-Казань“) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с исковым заявлением к закрытому акционерному обществу “Транснациональная финансово-промышленная нефтяная компания “Укртатнафта“ (далее - ответчик, “ТФПНК “Укртатнафта“), о взыскании 2 698 607 336,73 украинских гривен, в том числе 2 458 138 279,34 украинских гривен долга (с учетом установленного индекса инфляции), 208 799 230,04 украинских гривен неустойки согласно статьи 551 Гражданского кодекса Украины, статьи 3 Закона Украины “Об ответственности за несвоевременное выполнение денежных обязательств“ от 22.11.1996 г., 31 669 827,35 украинских гривен - 3% годовых от просроченной суммы согласно статье 625 Гражданского кодекса Украины.



К рассмотрению дела в суде первой инстанции были привлечены третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора: частное многоотраслевое производственно-коммерческое предприятие “Авто“ г. Полтава, Украина, (далее - ЧМПКП “Авто“); общество с ограниченной ответственностью “ТАИЗ“, г. Полтава, Украина, (далее - ООО “ТАИЗ“); научно-производственное общество с ограниченной ответственностью “Техно-Прогресс“ г. Полтава, Украина (далее - НПООО “Техно-Прогресс“),

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.08.2008 в удовлетворении ходатайства ответчика о прекращении производства по делу было отказано на основании части 2 статьи 4 Киевского соглашения от 20.03.1992 г.

Определением от 28.08.2008. Арбитражный суд Республики Татарстан также отказал в удовлетворении ходатайства ответчика о приостановлении производства по делу до рассмотрения в Хозяйственном суде Полтавской области Украины дела N 17/153 по заявлению ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ к ООО “Компания “Сувар-Казань“ и третьим лицам, о признании недействительным договора уступки права требования (цессия) от 18.04.2008 г.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.09.2008 исковые требования удовлетворены частично: с ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ взыскано в пользу истца ООО “Компания “Сувар-Казань“ 2 458 138 279 украинских гривен 34 копейки (два миллиарда четыреста пятьдесят восемь миллионов сто тридцать восемь тысяч двести семьдесят девять украинских гривен 34 коп.) задолженности, 50 000 000 украинских гривен (пятьдесят миллионов украинских гривен) неустойки. Отказано во взыскании 31 669 827 украинских гривен 35 копеек неустойки.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2008 решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.09.2008 оставлено без изменения.

ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“, не согласившись с решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.09.2008 и постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2008 по настоящему делу, обжаловало их в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, просило судебные акты отменить, кассационную жалобу удовлетворить, в удовлетворении искового заявления отказать.

Заявитель указал в кассационной жалобе на неправильное применение норм материального права и несоответствие выводов судов обстоятельствам дела.

В отзыве на кассационную жалобу ООО “Компания “Сувар-Казань“ просило обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Третьи лица телеграммой известили о невозможности явки представителей в судебное заседание, просили кассационную жалобу рассмотреть без их участия.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, проверив законность решения Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.09.2008 и постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2008 на основании статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей сторон в судебном заседании, считает обжалуемые судебные акты законными и не подлежащими отмене по следующим основаниям.



Как следует из материалов дела и установлено судами, 23 апреля 2007 года между истцом ООО “Компания “Сувар-Казань“ (продавец) и ЧМПКП “Авто“ (Украина, покупатель) был заключен контракт N 3-0407, по условиям которого истец в 2007 году осуществлял поставку нефти сырой российских месторождений на базе поставки DDU Кременчуг (Украина), терминал АО “Укртатнафта“, и в дальнейшем через украинские предприятия ООО “ТАИЗ“, НПООО “Техно-Прогресс“ нефть реализовывалась конечному покупателю ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ (ответчик) по договорам купли-продажи между:

ООО “ТАИЗ“ (продавец) и ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ (покупатель) договора купли-продажи N 1307/2/2120 - N 1311/2/2120 от 30.05.07 г., N 1368/2/2120 - N 1374/2/2120 от 6.06.07 г., N 1395/2/2120 от 11.06.07 г., N 1540/2/2120 - N 1547/2/2120 от 27.06.07 г., N 1604/2/2120, 1605/2/2120 от 3.07.07 г., N 1626/2/2120 - N 1634/2/2120 от 6.07.07 г., N 1648/2/2120 - 1657/2/2120 от 11.07.07 г.

НПООО “Техно-Прогресс“ (продавец) и ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ (покупатель) договора купли-продажи N 2128/2/2120 от 11.09.2007 г. - N 2137/2/2120 от 11.09.2007 г., N 2172/2/2120 от 21.09.2007 г. - N 2175/2/2120 от 21.09.2007 г., N 2192/2/2120 от 24.09.2007 г.

Объем поставленной нефти, порядок поставки в соответствии с указанными договорами подтвержден материалами дела и ответчиком, третьими лицами не оспаривается. Стоимость поставленной истцом нефти была оплачена частично.

Впоследствии 18.04.2008 г. между истцом (цессионарий), третьими лицами (цеденты) - ЧМПКП “Авто“ (Украина), ООО “ТАИЗ“ (Украина), НПООО “Техно-Прогресс“ (Украина), был заключен договор цессии, по условиям которого к истцу перешли денежные требования (права) к должнику (ответчику по настоящему иску) - ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ (Украина), включающие в себя: сумму основного долга в размере 2 128 818 965,50 (Два миллиарда сто двадцать восемь миллионов восемьсот восемнадцать тысяч девятьсот шестьдесят пять) украинских гривен 50 копеек (п. 1.5 договора); права, обеспечивающие исполнение указанных обязательств, и другие, связанные с указанными требованиями права, в том числе, право на неуплаченные проценты, штрафные санкции (п. 1.5 договора).

В пункте 1.1 “предмет договора“ цессии стороны констатировали факт наличия денежных требований: НПООО “Техно-Прогресс“ к ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ по обязательствам, возникшим из договоров купли-продажи N 2128/2/2120 от 11.09.2007 г. - N 2137/2/2120 от 11.09.2007 г., N 2172/2/2120 от 21.09.2007 г. - N 2175/2/2120 от 21.09.2007 г., N 2192/2/2120 от 24.09.2007 г., с общей суммой основного долга 796 587 824,77 украинских гривен, а также все иные требования, предусмотренные договорами купли-продажи, в том числе штрафные санкции.

В пункте п. 1.2 договора цессии стороны констатировали факт наличия денежных требований: ООО “ТАИЗ“ к ЗАО “ТФПНК “Укртатнафта“ по обязательствам, возникшим из следующих договоров купли-продажи N 1307/2/2120 - N 1311/2/2120 от 30.05.07 г., N 1368/2/2120 - N 1374/2/2120 от 6.06.07 г., N 1395/2/2120 от 11.06.07 г., N 1540/2/2120 - N 1547/2/2120 от 27.06.07 г., N 1604/2/2120, 1605/2/2120 от 3.07.07 г., N 1626/2/2120 - N 1634/2/2120 от 6.07.07 г., N 1648/2/2120 - 1657/2/2120 от 11.07.07 г.

Указанные требования ООО “ТАИЗ“ к ответчику включают сумму основного долга 1 470 571 954,63 украинских гривен, а также все иные требования, предусмотренные договорами купли-продажи, в том числе штрафные санкции.

Расчет суммы долга в размере 2 458 138 279,34 украинских гривен лицами, участвующими в деле, не оспаривается.

В соответствии с условиями договора цессии, изложенными в пунктах 1.3, 1.4, цедент 3 (ООО “Техно-Прогресс“), цедент 2 (ООО “ТАИЗ“) уступают, а цедент 1 (ЧМПКП “Авто“) принимает все требования к должнику, основанные на вышеперечисленных договорах между цедентом 2, цедентом 3 и должником.

В соответствии с п. 1.5 договора цедент 1 (ЧМПКП “Авто“) уступает, а цессионарий (ООО “Компания “Сувар-Казань“) принимает все объединенные требования к должнику (ЗАО “Укртатнафта“), получив правовой статус нового кредитора - должника, и в результате оформления договора цессии прекращаются все требования третьих лиц по имеющимся взаимным обязательствам (раздел 2, 3 договора цессии).

В связи с неоплатой ответчиком задолженности по договору цессии ООО “Компания “Сувар-Казань“ обратилось в арбитражный суд.

Статьей 526 Гражданского кодекса Украины установлено, что обязательство должно выполняться должным образом в соответствии с условиями договора и требований Кодекса, других актов гражданского законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или других требований, которые обычно ставятся.

Согласно положениям статьи 532 Гражданского кодекса Украины место выполнения обязательства устанавливается в договоре. Если место выполнения обязательства не установлено в договоре, выполнение осуществляется, в том числе по денежному обязательству, по месту жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо - по его местонахождению на момент возникновения обязательства.

В соответствии со статьей 512 Гражданского кодекса Украины основанием замены кредитора в обязательстве также является передача им своих прав другому лицу в связи с уступкой права требования, при этом к новому кредитору переходят права первоначального кредитора в обязательстве, в объеме и на условиях, которые существовали на момент перехода этих прав, если другое не установлено договором или законом (статья 514 Гражданского кодекса Украины).

Суды правомерно признали подлежащими частичному удовлетворению требования истца.

Доводы кассационной жалобы сводятся к тому, что судами были нарушены нормы о компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц, установленные главой 32 АПК Российской Федерации, и Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (г. Киев, 20 марта 1992 г.) и неправомерном признании визы исполняющего обязанности Председателя Правления ЗАО “Укртатнафта“ надлежащим доказательством согласия ответчика на совершение цессии.

Данные доводы повторяют доводы, представленные ответчиком в суде первой инстанции и апелляционном суде, направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств. Кроме того, им дана надлежащая оценка в апелляционном суде и в переоценке суда кассационной инстанции не нуждаются.

В кассационной жалобе заявитель, ссылаясь на п. 7.2 договоров купли-продажи о передаче спора на рассмотрение Хозяйственного суда Украины, считает, что настоящее дело должно быть рассмотрено в порядке, предусмотренном действующим законодательством Украины.

Однако из буквального толкования рассматриваемых договоров (ст. 431 Гражданского кодекса РФ), следует, что данное условие, изложенное во всех договорах купли-продажи, относится только к участникам именно этого договора купли-продажи, т.е. к третьим лицам (первоначальным кредиторам) и ответчику. Стороны по договорам купли-продажи являются украинскими юридическими лицами (учреждениями, зарегистрированными и имеющими основное место деятельности на территории Украины), предмет сделок - нефть сырая российских месторождений - также находится на территории Украины в резервуарах АО “Укртатнафта“ (ответчика), договоры купли-продажи не относятся к внешнеторговыми сделками, следовательно, данное условие является соглашением о договорной подсудности и не может рассматриваться как пророгационное соглашение.

Требования истца (российское юридическое лицо) основано на уступке права требования по договору цессии от 18.04.2008 г., где вышеуказанное условие отсутствует, а в п. 7.1 договора цессии прямо указано, что все споры и разногласия, которые могут возникнуть между Сторонами в отношении настоящего договора, будут разрешаться в порядке, установленном действующим законодательством Российской Федерации.

Доводу ответчика о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права в связи с отказом приостановить производство по делу до рассмотрения иска в Хозяйственном суде Полтавской области о признании договора цессии недействительным и об обязанности суда прекратить производство по делу в связи с имеющимся в настоящее время решением Хозяйственного суда Полтавской области от 2.09.2008 г. по делу N 17/153, признавшего договор цессии от 18.04.2008 г. недействительным, дана надлежащая оценка в апелляционном суде и последний правомерно признал определение об отказе в удовлетворении ходатайства о приостановлении производства по делу обоснованным.

В соответствии с пунктом 5 статьи 144 АПК РФ арбитражный суд вправе (но не обязан) приостановить производство по делу в случае рассмотрения судом иностранного государства другого дела, решение по которому может иметь значение для рассмотрения данного дела.

В статье 7 Соглашения от 20.03.1992 г. о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киевское Соглашение), также не содержится предписания компетентному суду государства - участника приостановить производство по делу, если в ином компетентном суде государства - участника рассматривается связанный с настоящим спор. Не содержат указанного требования и нормы главы 32 АПК РФ о компетенции арбитражных судов в Российской Федерации при рассмотрении дел с участием иностранных лиц.

Пункт “в“ части 1 статьи 4, который предусматривает возможность разрешения дела в компетентном суде государства - участника СНГ, если на территории этого государства исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из договора, являющееся предметом спора (оплата полученной нефти). В соответствии со статьей 316 ГК РФ и статьей 532 ГК Украины исполнение денежного обязательства должно быть произведено в месте нахождения кредитора, т.е. истца, в момент исполнения обязательства, чем является Российская Федерация (Республика Татарстан), и настоящий спор, предметом которого является договор цессии от 18.04.2008 г., принят к производству Арбитражным судом Республики Татарстан правомерно.

Поскольку настоящий спор рассмотрен (28.08.2008 г.) до вынесения Хозяйственным судом Полтавской области решения (от 2.09.2008 г.) по иску о признании договора цессии недействительным, следовательно, нет правовых оснований для прекращения производства по делу применительно к ст. 150 АПК РФ и признания решения Хозяйственного суда Полтавской области от 2.09.2008 г. имеющим преюдициальное значение согласно ст. 69 АПК РФ.

Довод кассационной жалобы о неправомерном отказе в удовлетворении ходатайства о вызове свидетеля Башука Г.Б., также отклоняется судебной коллегией, поскольку суд первой инстанции обосновал отсутствие необходимости допроса данного свидетеля.

В соответствии с частью 2 статьи 64 АПК РФ в качестве надлежащих доказательств по делу допускаются и показания свидетелей.

В ходе допроса свидетеля Федотова В.А. в суде первой инстанции установлено, что и.о. председателя правления ЗАО “Укртатнафта“ Федотов В.А. дал согласие как уполномоченное должностное лицо ответчика на совершение уступки прав требований по вышеперечисленным договорам купли-продажи нефти.

Факт возложения на Федотова В.А. обязанностей Председателя Правления АО “Укртатнафта“ на период с 03.10.2007 г. в связи с командировкой Председателя Правления Глушко С.Н. подтверждается Приказом от 01.10.2007 г. N 4/1414.

Полномочия Председателя Правления АО “Укртатнафта“ (в том числе и Федотова В.А., как исполняющего его обязанности) на совершение вышеуказанных действий подтверждаются следующими положениями корпоративных документов ответчика (АО “Укртатнафта“): в п. 4.2 “Положения о Председателе Правления АО “Укртатнафта“ указано, что “при выполнении своих обязанностей, стоящих перед Председателем Правления, он вправе в пределах своей компетенции без доверенности совершать от имени Компании юридические действия“;

Пунктом 10.2 Устава (в новой редакции; утвержденной Протоколом общего собрания акционеров N 11 от 12.11.2004 г.) предусмотрено, что “Председатель Правления вправе без доверенности осуществлять все действия от имени компании в пределах своей компетенции ... Действия председателя Правления, совершаемые им от имени компании в отношениях с третьими лицами, совершаются на основании и во исполнение решений, принятых органами управления компании в пределах их полномочий“.

Согласно п. 9.2 указанного Устава, дача согласия органов управления (Правления) на совершение сделки иными лицами не относится к полномочиям указанного органа, так как согласно п. 9.2.5 согласие предполагается на совершение сделок, размер которых не превышает 10% уставного капитала компании, от имени самого акционерного общества.

Апелляционный суд пришел к правильному выводу, что “согласие“ само по себе не является сделкой, а лишь юридически значимым действием, совершенным должностным лицом в пределах своей компетенции при осуществлении текущей хозяйственной деятельности. Форма согласия в гражданском законодательстве не предусмотрена и в п. 8.5 договоров купли-продажи, где предусмотрена уступка права требования, форма данного действия также не оговорена.

Следовательно, доводы ответчика о том, что резолюция Федотова В.А. не является надлежащим доказательством факта согласия на заключение договора цессии третьими лицами, предусмотренного п. 8.5 договоров купли-продажи, правомерно отклонены судами.

Отсутствие согласия Председателя Правления Федотова В.А. по передаче прав от цедента 1 - ЧМПКП “Авто“ - истцу не может считаться нарушением совершения договора цессии от 18.04.2008 г., поскольку, согласно п. 1.4., 1.5 договора, ЧМПКП “Авто“, приобретя имущественные права от цедента 2 и цедента 3 (третьи лица - НПООО “Техно-Прогресс“ и ООО “ТАИЗ“), стал их собственником и приобрел право распоряжаться ими по своему усмотрению без каких-либо ограничений, что предусмотрено п. 2 ст. 209 ГК РФ.

Таким образом, выводы судов являются законными, соответствующими имеющимся в деле доказательствам и фактическим обстоятельствам дела, сделаны при правильном применении норм материального права.

Остальные доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, полно, всесторонне и объективно исследованы судами и не нуждаются в переоценке судом кассационной инстанции.

Таким образом, судебная коллегия кассационной инстанции считает обжалуемые решение первой инстанции и постановление апелляционного суда законными и не подлежащими отмене.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.09.2008 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2008 по делу N А65-9070/2008 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.