Решения и постановления судов

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.05.2009 по делу N А13-10570/2007 Подлежит отмене решение суда об отказе в признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров ОАО с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку судом не исследован вопрос, когда и в какой форме был извещен акционер общества о проведении указанного собрания и соответствовало ли такое извещение законодательству об акционерных обществах.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 мая 2009 г. по делу N А13-10570/2007

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Кирилловой И.И., судей Старченковой В.В. и Яковца А.В., при участии от Мальского К.Г. - Краснорамонской С.А. (дов. от 01.03.2008), рассмотрев 05.05.2009 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Мальского К.Г. на решение Арбитражного суда Вологодской области от 20.10.2008 (судья Лемешов В.В.) и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2008 (судьи Журавлев А.В., Зайцева А.Я., Писарева О.Г.) по делу N А13-10570/2007,

установил:

Мальский Константин Геннадьевич обратился в Арбитражный суд Вологодской области с иском к открытому акционерному обществу “Автоколонна N 1116“ (далее - Общество) о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров Общества от 30.09.2005.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Муров Вениамин Алфеевич, открытое акционерное общество “Вологдаагроавтотранс“ (далее - ОАО “Вологдаагроавтотранс“), общество с ограниченной ответственностью “НАБИ“ (далее - ООО “НАБИ“), закрытое акционерное общество “Банк Вологжанин“ (далее - Банк), закрытое акционерное общество “Партнер“ (далее - ЗАО “Партнер“).

Решением от 20.10.2008, оставленным без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2008, в иске отказано.

В кассационной жалобе Мальский К.Г. просит отменить решение и постановление, удовлетворить исковые требования.

В обоснование жалобы ее податель указывает следующее:

- судами без законных к тому оснований не принято во внимание заключенное между сторонами соглашение по фактическим обстоятельствам дела, а также не утверждено мировое соглашение;



- суд не дал правовой оценки нарушению права истца на ознакомление с документами и информацией, подлежащими представлению при подготовке к собранию акционеров;

- регистрация лиц, присутствовавших на собрании акционеров 30.09.2005, подсчет голосов проводились неполномочными лицами, в число которых вошел председатель совета директоров Общества, которому это прямо запрещено Федеральным законом “Об акционерных обществах“ (далее - Закон);

- по состоянию на 06.09.2005 (дата составления списка лиц, имеющих право на участие в собрании в общем собрании акционеров) и 30.09.2005 (дата проведения собрания) Муров В.А. владел 76,7%, а Муров В.В. - 0,18% акций Общества; таким образом, из протокола собрания следует, что по вопросам одобрения сделок с заинтересованностью Мурова В.А. в их совершении последний сам принимал участие в голосовании, что является нарушением пункта 4 статьи 83 Закона;

- факт составления списка лиц, имеющих право на участие в собрании 30.09.2005, без учета данных реестра акционеров, установленный судом, неправомерно расценен судом как несущественное нарушение Закона;

- в нарушение требований статей 75, 76 Закона в сообщении о проведении общего собрания, повестка дня которого содержала вопрос об одобрении крупных сделок, истец не был проинформирован о наличии у него права требовать выкупа принадлежащих ему акций, порядке и цене такого выкупа;

- вывод суда о недоказанности причинения некоторыми из одобренных общим собранием сделок крупного ущерба Обществу и акционерам противоречит материалам дела, содержащим такие доказательства, не оцененные судом.

В судебном заседании представитель Мальского К.Г. поддержал жалобу.

Остальные лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте его рассмотрения, но представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как установлено судом первой инстанции, 30.09.2005 состоялось внеочередное общее собрание акционеров Общества, решения которого оформлены протоколом от 30.09.2005 (т. 2, л. 121 - 127).



В протоколе собрания указано, что список лиц, имеющих право на участие в собрании, составлен по состоянию на 06.09.2005; таких лиц - 154; общее количество размещенных голосующих акций - 50.752; в собрании приняли участие акционеры, владеющие 39.027 акций, что составляет 76,9% от общего числа голосующих акций Общества.

Число акционеров, принявших участие в собрании, в протоколе не указано.

Собранием приняты решения:

1) об одобрении сделок с заинтересованностью:

- договора купли-продажи между Обществом (покупатель) и Муровым В.А. (продавец) 57 акций открытого акционерного общества “КамАЗ“ (далее - ОАО “КамАЗ“) по цене 2.659.000 руб.;

- договора купли-продажи между Обществом (покупатель) и Муровым В.А. (продавец) 306 акций ОАО “КамАЗ“ по цене 3.000.000 руб.;

- договора купли-продажи между Обществом (покупатель) и ОАО “Вологдаагроавтотранс“ (продавец) 77 акций ОАО “КамАЗ“ по цене 3.800.000 руб.;

- договора займа между Обществом (заемщик) и Муровым В.А. (займодавец) на сумму 5.000.000 руб. на срок до двух лет под 20% годовых;

- договора беспроцентного займа между Обществом (займодавец) и ОАО “Вологдаагроавтотранс“ (заемщик) на сумму 3.000.000 руб. на срок до пяти лет;

2) об одобрении крупных сделок:

- договоров лизинга с Банком по приобретению 12 автобусов на общую сумму 43.024.219 руб. и 8 автобусов на общую сумму 29.722.091 руб.;

- кредитного договора с Банком на сумму 10.000.000 руб.;

- договора залога недвижимого имущества с Банком в обеспечение исполнения Обществом обязательств по кредитному договору;

- договора займа между Обществом и ООО “НАБИ“ на общую сумму 15.000.000 руб.

Кроме того, вышеназванные сделки с заинтересованностью одобрены также как крупные.

На момент проведения собрания и на день рассмотрения спора истец являлся акционером Общества, владеющим 107 именными обыкновенными акциями, что составляет 0,21% всех голосующих акций.

Считая, что подготовка и проведение собрания были осуществлены с нарушениями требований Закона, а решениями, принятыми на собрании, нарушены его права и законные интересы как акционера, Мальский К.Г. обратился в суд с настоящим иском.

При этом истец сослался на то, что некоторыми из одобренных собранием сделок ему и Обществу причинен значительный ущерб.

В силу пункта 7 статьи 49 Закона акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований названного закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы.

Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло убытков акционеру.

Истец в общем собрании участия не принимал, однако был извещен о его проведении, что им не оспаривается.

Вместе с тем, истец утверждал, что был извещен о проведении собрания с иной повесткой дня по сравнению с той, которая отражена в протоколе от 30.09.2005.

Данный вопрос судом первой инстанции не исследовался. Ограничившись указанием на то, что истец не оспаривает факт извещения его о проведении 30.09.2005 внеочередного общего собрания акционеров, суд не установил, когда и в какой форме Общество уведомило акционеров о проведении собрания и соответствовало ли такое сообщение требованиям пункта 2 статьи 52 Закона.

Суд не проверил довод истца о том, что согласно имеющемуся в деле протоколу от 30.09.2005 собрание акционеров было проведено с иной повесткой дня, нежели было указано в сообщении о проведении собрания, тогда как в силу пункта 6 статьи 49 Закона общее собрание акционеров не вправе принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, а также изменять повестку дня.

Решение общего собрания акционеров по вопросам, не включенным в повестку дня, не имеет юридической силы независимо от того, оспорено оно кем-либо из акционеров или нет.

Пунктом 1 статьи 56 Закона установлено, что в обществе с числом акционеров - владельцев голосующих акций общества более ста создается счетная комиссия, количественный и персональный состав которой утверждается общим собранием акционеров.

Согласно пункту 4 статьи 56 Закона счетная комиссия проверяет полномочия и регистрирует лиц, участвующих в общем собрании, определяет кворум общего собрания акционеров, разъясняет вопросы, возникающие в связи с реализацией акционерами (их представителями) права голоса на общем собрании, разъясняет порядок голосования по вопросам, выносимым на голосование, обеспечивает установленный порядок голосования и права акционеров на участие в голосовании, подсчитывает голоса и подводит итоги голосования, составляет протокол об итогах голосования, передает в архив бюллетени для голосования.

В силу императивного указания пункта 2 статьи 56 Закона в счетную комиссию, в частности, не могут входить члены совета директоров.

В материалах дела имеется протокол годового общего собрания акционеров Общества от 02.06.2005, согласно которому в счетную комиссию избраны Савельева М.А., Самородова В.А. и Токарев И.Г., а членами совета директоров избраны Молодцов В.В., Муров В.А., Муров В.В., Мурова М.Г.

В протоколе общего собрания от 30.09.2005, решения которого оспариваются истцом, указано, что подведение итогов голосования возложено на председателя собрания Мурова В.А. и секретаря собрания Скулябину С.Н.

При этом в исковом заявлении имеется ссылка истца на то, что председатель собрания Муров В.А. являлся на момент проведения собрания членом совета директоров Общества.

Судом первой инстанции установлено, что регистрацию акционеров и подсчет голосов на собрании осуществляли председатель и секретарь собрания, не являющиеся членами счетной комиссии, однако данное нарушение Закона расценено как несущественное в отсутствие доказательств злоупотребления со стороны лиц, выполнявших функции счетной комиссии. С такой оценкой согласился и апелляционный суд.

Вместе с тем, суды не установили ряд существенных для дела обстоятельств, что повлекло неопределение норм материального права, подлежащих применению.

Так, из протокола собрания от 30.09.2005 следует, что число зарегистрированных лиц, имеющих право на участие в общем собрании, 154.

Следовательно, можно предположить, что число акционеров в Обществе также не менее 154. Однако судебный акт не может быть основан на предположениях.

Данный вопрос судом не исследовался, тогда как число акционеров в обществе является существенным обстоятельством при оценке легитимности счетного органа общего собрания акционеров.

Избрание счетной комиссии для Общества, число акционеров которого менее 100, не является обязательным в силу положений пункта 1 статьи 56 Закона. При этом даже в случае избрания такой комиссии осуществление функций не счетной комиссии, но счетного органа на собрании при определении его кворума и результатов голосования лицами, не являющимися членами избранной счетной комиссии, не повлечет безусловно недействительность принятых собранием решений.

Если же число акционеров в Обществе более 100, то избрание счетной комиссии императивно предписано Законом. Последствия истечения срока полномочий счетной комиссии, уменьшения количества ее членов, а также явки на собрание менее трех членов комиссии предусмотрены пунктом 3 статьи 56 Закона. В этом случае для осуществления функций счетной комиссии может быть привлечен регистратор. Перечень случаев, когда возможно возложение на регистратора обязанностей действующей счетной комиссии, является исчерпывающим.

Вместе с тем, содержание протокола собрания от 30.09.2005 не позволяет установить, участвовали ли в собрании члены счетной комиссии.

Данные о лицах, зарегистрировавшихся для участия в собрании 30.09.2005, и бюллетени для голосования в деле отсутствуют.

Судом не установлено, были ли извещены члены счетной комиссии о проведении 30.09.2005 внеочередного общего собрания акционеров Общества и, соответственно, имелись ли в данном случае основания для возложения обязанностей счетной комиссии на регистратора - ЗАО “Партнер“.

Судом также не дана оценка доводам истца о том, что функции счетного органа на собрании 30.09.2005 исполняло в том числе лицо, которому Закон прямо запрещает входить в число членов счетной комиссии, - член совета директоров Муров В.А.

Таким образом, оценка судом как несущественного такого нарушения Закона, как регистрация акционеров и подсчет голосов на собрании председателем и секретарем собрания, не являющимися членами счетной комиссии, не может быть признана достаточно обоснованной как произведенная без установления всех обстоятельств дела.

В случае если проверка полномочий лиц, присутствующих на собрании, и их регистрация проведены неполномочным органом, невозможно установить наличие или отсутствие на собрании кворума, что является основанием для признания недействительными всех принятых собранием решений.

Как разъяснено в пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 “О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах“, принятие общим собранием акционеров решения в отсутствие кворума для проведения собрания или принятия решения влечет отсутствие у такого решения юридической силы независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет.

Следовательно, такое нарушение, как отсутствие кворума для проведения собрания или принятия решения либо невозможность определения его наличия, не может быть расценено как несущественное нарушение Закона.

Кроме того, суды обеих инстанций не дали какой-либо оценки доводам истца о том, что, по его мнению, по вопросам одобрения сделок с заинтересованностью Мурова В.А. в их совершении последний сам принимал участие в голосовании. Следовательно, суды не проверили наличие кворума для принятия решений об одобрении сделок с заинтересованностью.

Согласно пункту 4 статьи 83 Закона решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех (а не только присутствующих на собрании) не заинтересованных в сделке акционеров - владельцев голосующих акций.

Таким образом, акционеры, заинтересованные в сделке, не могут голосовать по вопросу повестки дня об одобрении совершения такой сделки.

Как указано в исковом заявлении, по состоянию на 06.09.2005 (дату составления списка лиц, имеющих право на участие в собрании в общем собрании акционеров) и 30.09.2005 (дату проведения собрания) Муров Вениамин Алфеевич владел 38.936 акциями (76,7%), а Муров Владимир Вениаминович - 91 акцией (0,18%) Общества. Совместно указанным лицам, по мнению истца, принадлежало 39.027 акций.

Кроме того, в материалах дела имеется копия отзыва Мурова В.А. по делу А13-4922/2007, подписанная его представителем Скулябиной С.Н., в котором указано: “до апреля 2006 года я являлся владельцем контрольного пакета акций Общества“.

Из отзыва Банка по настоящему делу также следует, что акционер Муров В.А. на дату проведения собрания 30.09.2005 владел 76,7% акций Общества.

Какие-либо доказательства, как подтверждающие доводы истца в этой части, так и опровергающие их, в деле отсутствуют и судом не исследованы.

Вместе с тем, с учетом положений пункта 3 статьи 8 Федерального закона “О рынке ценных бумаг“, пункта 7.9.1 Положения о ведении реестра владельцев ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 02.10.1997 N 27, а также пункта 4 статьи 51 Закона Мальский К.Г., владеющий 0,21% акций Общества, не может получить у регистратора информацию о количестве акций, принадлежащих другому акционеру Общества.

При таких обстоятельствах суд не был лишен возможности по собственной инициативе запросить такие данные у регистратора - ЗАО “Партнер“. Однако количество принадлежащих на момент проведения собрания Мурову В.А. и Мурову В.В. акций судом не установлено.

Вместе с тем, из протокола собрания от 30.09.2005 следует, что в собрании приняли участие акционеры, обладающие в совокупности 39.027 голосами.

Таким образом, истец фактически ссылался на то, что в собрании принимали участие только Муров В.А. и Муров В.В., при этом Мурову В.А. принадлежало 38.936 акций (76,7%) и он голосовал за принятие решения об одобрении сделок, в совершении которых был заинтересован.

В то же время из материалов дела усматривается, что в силу положений пункта 1 статьи 83 Закона Муров В.В. также мог быть заинтересован в совершении сделок, стороной которой являлся Муров В.А.

Данное обстоятельство судами не проверено и не оценено, поскольку из обжалуемых судебных актов не следует иное.

В этом случае вывод судов о том, что голосование истца не могло повлиять на результаты голосования, является необоснованным.

Вместе с тем, указание в протоколе собрания на то, что “число голосов, которыми обладали лица, не заинтересованные в совершении сделок, включенные в список лиц, имеющих право на участие в собрании, составляло 38.936 голосов“, при оспаривании истцом данного обстоятельства не является достаточным для подтверждения наличия на собрании кворума для принятия решений о совершении сделок с заинтересованностью.

В соответствии с частью третьей статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Соответствие действительности содержащихся в протоколе собрания сведений судом не проверено.

Кроме того, протокол собрания содержит внутренние противоречия. Так, указано, что 38.936 - это число голосов, которыми обладали лица, не заинтересованные в совершении сделок, включенные в список лиц, имеющих право на участие в собрании, то есть общее количество голосов всех акционеров, не заинтересованных в совершении сделок. В том же абзаце имеется запись: “число голосов, которыми обладали лица, не заинтересованные в совершении сделок и принявшие участие в собрании, - 38.936 (кворум 100% от числа не заинтересованных лиц, имеющих право на участие в голосовании)“ (т. 2, л. 122).

Из изложенного следует, что все не заинтересованные в совершении сделок акционеры участвовали в собрании 30.09.2005, тогда как все не принявшие участия в собрании акционеры были в совершении сделок заинтересованы, что вызывает сомнения: как минимум, в собрании не принимал участие Мальский К.Г., обладающий 107 голосами, который не был заинтересован в совершении сделок.

Судами также не дано никакой оценки наличию либо отсутствию кворума для принятия решений по вопросам об одобрении сделок, стороной в которых является ОАО “Вологдаагроавтотранс“.

Ни содержание протокола от 30.09.2005, ни иные материалы дела не позволяют установить лиц, заинтересованных в совершении сделок между Обществом и ОАО “Вологдаагроавтотранс“, и определить, участвовали ли они в собрании акционеров и в голосовании по вопросам повестки дня. Данный вопрос судом также не исследовался.

В свете изложенного принятые по делу судебные акты не могут быть признаны законными и подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, а также предложить истцу уточнить предмет иска, исходя из отраженной в имеющихся в деле документах его позиции о действительности решений собрания от 30.09.2005 в части одобрения совершения Обществом ряда крупных сделок.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Вологодской области от 20.10.2008 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2008 по делу N А13-10570/2007 отменить.

Дело передать на новое рассмотрение в Арбитражный суд Вологодской области.

Председательствующий

И.И.КИРИЛЛОВА

Судьи

В.В.СТАРЧЕНКОВА

А.В.ЯКОВЕЦ