Решения и постановления судов

Постановление ФАС Уральского округа от 06.04.2009 N Ф09-1791/09-С3 по делу N А50-15531/2008-А12 Дело по заявлению о признании недействительным решения налогового органа в части привлечения общества к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ, доначисления налога на прибыль, НДС и пеней направлено на новое рассмотрение, поскольку вывод судов об осуществлении обществом и его контрагентом фиктивных хозяйственных операций основан на субъективном анализе финансово-хозяйственной деятельности заявителя и предположениях о создании противоправной схемы для получения необоснованной налоговой выгоды.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 апреля 2009 г. N Ф09-1791/09-С3

Дело N А50-15531/2008-А12

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Жаворонкова Д.В.,

судей Гусева О.Г., Анненковой Г.В.,

рассмотрел в судебном заседании жалобу общества с ограниченной ответственностью “Градиент-Лига-Пермь“ (далее - общество) на решение Арбитражного суда Пермского края от 11.12.2008 по делу N А50-15531/2008-А12 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2009 по тому же делу.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества - Попова О.М. (доверенность от 12.01.2009 б/н), Аристов Е.В. (доверенность от 31.03.2009 б/н);

Инспекции Федеральной налоговой службы по Свердловскому району г. Перми (далее - инспекция) - Новоселова Н.В. (доверенность от 11.01.2009 N 08-18/00005), Леновских М.А. (доверенность от 11.01.2009 N 05-18/00004), Мережникова Н.И. (доверенность от 06.04.2009 N 05-18).



Общество обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 22.09.2008 N 16-23/14167 в части привлечения общества к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), в виде взыскания штрафов по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость, начисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость и соответствующих сумм пеней (с учетом уточнения заявленных требований в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением суда от 11.12.2008 (судья Швецова О.А.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2009 (резолютивная часть постановления объявлена 03.02.2009; судьи Григорьева Н.П., Голубцов В.Г., Борзенкова И.В.) решение суда оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Федеральный арбитражный суд Уральского округа, общество просит указанные судебные акты отменить, заявленные требования удовлетворить, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, а также несоответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам. Заявитель полагает, что судами приняты представленные инспекцией недопустимые и недостоверные доказательства, основанные на субъективном восприятии, а не на всестороннем, полном и объективном их исследовании.

Отзыва на кассационную жалобу инспекцией не представлено.

В силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2004 по 31.12.2006, по результатам которой составлен акт от 19.08.2008 N 16-23/12038 и принято решение от 22.09.2008 N 16-23/14167. Указанным решением общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Кодекса, в виде взыскания штрафа в общей сумме 1 372 653 руб., также ему начислены налоги и соответствующие суммы пеней.

Из названного решения следует, что налоговым органом не приняты в уменьшение налогооблагаемой прибыли затраты на оплату транспортно-экспедиционных услуг, оказанных обществом с ограниченной ответственностью “КомСервис“, а также отказано в налоговом вычете сумм налога на добавленную стоимость, уплаченного этой организации. По мнению инспекции, взаимоотношения общества и его контрагента носят формальный характер, необходимости в заключении между ними договора на оказание транспортно-экспедиционных услуг не было, следовательно, эти взаимоотношения не преследовали цели осуществления предпринимательской деятельности, а заключены с намерением создания условий для неосновательного увеличения обществом налоговых вычетов, которые предоставляются добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат на уплату налога на добавленную стоимость поставщикам товаров (работ, услуг) и возмещение которых обусловлено необходимостью подтверждения надлежащими документами факта приобретения и оплаты товаров (работ, услуг).

Полагая, что указанное решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, а также начисленных на данные суммы пеней и штрафов неправомерно, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из наличия в действиях общества недобросовестности и направленности на создание схемы формального документооборота с участием общества с ограниченной ответственностью “КомСервис“ с целью получения необоснованной налоговой выгоды. При этом суды указали на то, что в рассматриваемом деле имеют место не действия третьих лиц, за которые налогоплательщик не несет ответственности, а заключение заявителем сделки, целью которой является не ведение хозяйственной деятельности и извлечение прибыли, а получение необоснованной налоговой выгоды непосредственно обществом, являющимся, как доказано налоговым органом, недобросовестным налогоплательщиком.



Проверив обоснованность доводов, содержащихся в жалобе и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, суд кассационной инстанции считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную к уплате в бюджет по итогам налогового периода, на установленные указанной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл. 21 Кодекса. Согласно ст. 172 Кодекса налоговые вычеты производятся на основании счетов фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов, в случаях, предусмотренных ст. 171 Кодекса.

Возможность возмещения налогов из бюджета обусловливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

В силу ст. 247 Кодекса объектом обложения по налогу на прибыль организаций признаются доходы, полученные налогоплательщиком, уменьшенные на величину расходов.

Условия включения затрат в состав расходов, уменьшающих доходы, определены ст. 252 Кодекса. Согласно п. 1 названной статьи расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами (затратами) понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

При этом Кодекс не устанавливает перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении налогоплательщиком тех или иных расходных операций, не предъявляет каких-либо специальных требований к их оформлению (заполнению). Решение вопроса о возможности учета тех или иных расходов при наличии их связи с деятельностью налогоплательщика по извлечению прибыли в целях налогообложения прибыли зависит от того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, факт осуществления заявленных им расходов или нет.

В сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, в результате которых получена налоговая выгода, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ установление судом наличия разумных или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (ст. 8 ч. 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П).

При этом в соответствии с п. 10 Постановления от 12.10.2006 N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом, либо будет доказано что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Таким образом, возможная недобросовестность контрагентов не может служить основанием для отказа в принятии затрат для целей налогообложения, понесенных заявителем. Вывод о недобросовестности налогоплательщика должен быть основан на объективной информации, бесспорно подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной, деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям ст. 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 71 данного Кодекса.

Между тем, вывод судов об осуществлении обществом и его контрагентом фиктивных хозяйственных операций основан на субъективном анализе финансово-хозяйственной деятельности заявителя и предположениях о создании противоправной схемы для получения необоснованной налоговой выгоды.

Суды не дали оценки совокупности взаимосвязанных доводов общества о реальности хозяйственных операций, связанных с транспортировкой товара, и их документального оформления.

Таким образом, суды, отклонив каждый из доводов общества в отдельности, не оценили все имеющие доказательства по делу в их совокупности и взаимосвязи, как того требуют нормы, содержащиеся в ч. 2 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить данные нарушения, всесторонне, полно и объективно исследовать все имеющиеся материалы в их совокупности, при необходимости предложить сторонам представить дополнительные доказательства (в том числе, предложить обществу представить доказательства достоверности информации, изложенной в документах, на основании которых оно претендует на предоставление налоговых вычетов, уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль, доказательства, касающиеся места отгрузки товара), дать оценку всем доводам сторон, решить вопрос о необходимости привлечения закрытых акционерных обществ “Колгейт-Палмолив“, “Шварцкопф и Хенкель“, обществ с ограниченной ответственностью “Юнилевер СНГ“, “Алгро“ в качестве третьих лиц в связи с рассмотрением вопроса о реальности поставки товара и месте его отгрузки, а также обществ с ограниченной ответственностью “Урал-Сервис“, “Градиент-Парфюм“ в качестве третьих лиц в связи с рассмотрением вопроса о возврате денежных средств общества на счета указанных организаций за услуги, оказанные обществом с ограниченной ответственностью “Комсервис“.

Руководствуясь ст. 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Пермского края от 11.12.2008 N А50-15531/2008-А12 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2009 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Пермского края.

Председательствующий

ЖАВОРОНКОВ Д.В.

Судьи

ГУСЕВ О.Г.

АННЕНКОВА Г.В.