Решения и постановления судов

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.04.2009 N 17АП-1886/2009-АК по делу N А60-32039/2008 Реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации услуг по предоставлению в пользование жилых помещений в жилищном фонде всех форм собственности в спорный период не подлежит налогообложению налогом на добавленную стоимость.

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 апреля 2009 г. N 17АП-1886/2009-АК

Дело N А60-32039/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 06 апреля 2009 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 13 апреля 2009 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Гуляковой Г.Н.,

судей Богдановой Р.А., Сафоновой С.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Деевой О.М.,

при участии:



от заявителя ИП Окуньков В.В. - Речкин Р.В. (дов. от 14.07.2008 года);

от заинтересованного лица ИФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга - Боровкова Т.М. (дов. от 24.03.2009 года); Дюжева А.В. (дов. от 17.11.2008 года),

лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу

заинтересованного лица ИФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга

на решение Арбитражного суда Свердловской области от 26 января 2009 года

по делу N А60-32039/2008,

принятое судьей Кравцовой Е.А.,

по заявлению ИП Окуньков В.В.

к ИФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга



о признании недействительным решения,

установил:

в арбитражный суд обратился ИП Окуньков В.В. с заявлением (с учетом уточнения заявленных требований) о признании недействительным решения ИФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга N 158-13 от 18.07.2008 года в части доначисления налога на добавленную стоимость за 2005-2006 годы в размере 57 353 руб., налога на доходы физических лиц за 2005-2006 годы в размере 24 477 руб., единого социального налога за 2005-2006 годы в размере 18 829 руб., соответствующих сумм пени и штрафа по ст. 122 НК РФ, привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа по п.п. 1, 2 ст. 119 НК РФ за непредставление налоговых деклараций по единому социальному налогу в виде штрафа в сумме 54 255 руб. 60 коп., по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде наложения штрафа в сумме 6 400 руб., а также в части отказа в вычетах по налогу на добавленную стоимость на сумму 178 812 руб. и доначислении соответствующей суммы налога, пени и штрафа по товару, полученному предпринимателем от ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“, на сумму 54 456 руб. 17 коп. и доначисления соответствующей суммы налога, пени и штрафа по сделкам с ООО “Оптово-розничная фирма “Примула“, на сумму 90 552 руб. 43 коп. и доначисления соответствующей суммы налога, пени и штрафа по сделкам с ООО “Факел“.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 26.01.2009 года заявленные требования удовлетворены частично; оспариваемое решение признано недействительным в части доначисления налога на добавленную стоимость в общей сумме 377 161 руб., пеней и штрафа по ст. 122 НК РФ в соответствующих суммах, доначисления налога на доходы физических лиц в сумме 24 477 руб., пеней и штрафа по ст. 122 НК РФ в соответствующих суммах, доначисления единого социального налога в сумме 18 829 руб. 09 коп., пеней и штрафа по ст. 122 НК РФ в соответствующих суммах, привлечения к налоговой ответственности по ч. 1 ст. 126 НК РФ в виде наложения штрафа в общей сумме 6 400 руб., по ч. 1 ст. 119 НК РФ в виде наложения штрафа в общей сумме 1 590 руб., по ч. 2 ст. 119 НК РФ в виде наложения штрафа в общей сумме 42 051 руб. 60 коп. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Не согласившись с вынесенным решением в части удовлетворения заявленных требований относительно признания недействительным решения Инспекции в части доначисления налога на добавленную стоимость в общей сумме 377 161 руб., пеней и штрафа по ст. 122 НК РФ в соответствующих суммах, доначисления налога на доходы физических лиц в сумме 24 477 руб., пеней и штрафа по ст. 122 НК РФ в соответствующих суммах, доначисления единого социального налога в сумме 18 829 руб. 09 коп., пеней и штрафа по ст. 122 НК РФ в соответствующих суммах, привлечения к налоговой ответственности по ч. 1 ст. 126 НК РФ в виде наложения штрафа в общей сумме 6 400 руб., по ч. 2 ст. 119 НК РФ в виде наложения штрафа в общей сумме 42 051 руб. 60 коп., налоговый орган обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить в данной части и принять по делу новый судебный акт, отказав в удовлетворении заявленных требований в указанной части.

В качестве доводов в апелляционной жалобе указано, что в силу требований налогового законодательства, налогоплательщик обязан самостоятельно подтверждать правомерность указанных в декларациях доходов и расходов, тогда как в требовании о предоставлении документов четко определен круг документации, подлежащей представлению, следовательно, привлечение к налоговой ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ является правомерным. Факт занижения налогоплательщиком налоговой базы по НДС в сумме 330 690,46 руб. им не оспаривается, тогда как вычеты в размере 58 323 руб. заявлены неправомерно, соответственно, НДС в сумме 50 444 руб. доначислен обоснованно. Выводы суда о том, что деятельность от сдачи в аренду квартир подлежит налогообложению ЕНВД, неверен, поскольку Предприниматель не оказывал услуги по временному размещению и проживанию граждан, при этом, в 2005 году действовала редакция НК РФ, в которой отсутствовал данный вид деятельности, подлежащий налогообложению ЕНВД. Таким образом, доначисление НДС, НДФЛ и ЕСН является правомерным. В связи с тем, что налогоплательщик в 2005 году должен был исчислять и уплачивать ЕСН от деятельности по сдаче квартир в аренду, непредставление декларации по ЕСН влечет ответственность, предусмотренную п. 2 ст. 119 НК РФ в определенном налоговым органом размере. Налоговый орган обоснованно отказал в применении вычетов по НДС в сумме 178 812 руб. по сделкам с ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“, так как счета-фактуры, на основании которых налог заявлен к вычету, в нарушение требований ст. 169 НК РФ содержат недостоверные сведения. По сделкам с ООО “Факел“ не принят НДС к вычету в сумме 90 552,43 руб., в связи с содержанием в счете-фактуре недостоверных сведений, а именно, в документе указан неверный ИНН, при этом, представление налогоплательщиком исправленного счета-фактуры произведено с нарушением порядка.

Представители налогового органа поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Представитель налогоплательщика возразил против позиции Инспекции, по мотивам, перечисленным в письменном отзыве. В частности, в отзыве указано, что претензии налогового органа к поставщикам ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“ и ООО “Факел“ являются формальными, тогда как факт реального совершения Предпринимателем хозяйственных операций с данными контрагентами не опровергнут и подтвержден документально. Привлечение к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ является незаконным, так как часть документов налоговым органом не запрашивались, частично - отсутствует у налогоплательщика, частично - не конкретизированы. Доначисление НДС в сумме 54 456,17 руб. является незаконным, поскольку у налогоплательщика, с учетом налога подлежащего возмещению, отсутствует недоимка по НДС. Также суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что деятельность по сдаче в аренду квартир подлежит обложению ЕНВД, следовательно, доначисление НДФЛ, ЕСН, НДС неправомерно.

Законность и обоснованность решения проверены судом апелляционной инстанции в соответствии со ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в обжалуемой части.

Изучив материалы дела, заслушав пояснения представителей сторон по делу, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене в силу следующего.

Как следует из материалов дела, ИФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга проведена выездная налоговая проверка хозяйственной деятельности ИП Окунькова В.В., по результатам которой вынесено оспариваемое в части решение N 158-13 от 18.07.2008 года, в том числе о доначислении НДС в общей сумме 377 161 руб., НДФЛ в размере 24 477 руб., ЕСН в размере 18 829,09 руб., соответствующих сумм пени и штрафа по ст. 122 НК РФ, налогоплательщик также привлечен к налоговой ответственности в виде штрафа по п. 2 ст. 119 НК РФ за непредставление налоговых деклараций по ЕСН в виде штрафа в сумме 42 051,60 руб., по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде наложения штрафа в сумме 6 400 руб.

Считая решение Инспекции, в том числе в указанной части, незаконным, Предприниматель обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Основанием для принятия решения в части доначисления НДФЛ в сумме 24 477 руб., ЕСН в сумме 18 829 руб., НДС в сумме 57 353 руб. за 2005-2006 годы, явились выводы налогового органа о том, что налогоплательщик неправомерно не исполнял обязательства по исчислению и уплате обязательств по указанным налогам с сумм выручки от деятельности по сдаче в аренду имущества.

Удовлетворяя заявленные требования в указанной части, суд первой инстанции исходил из отсутствия обязанности у налогоплательщика по исчислению и уплате данных налогов, поскольку данный вид деятельности подлежит обложению ЕНВД.

Суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Из материалов выездной налоговой проверки следует, что в собственности у Предпринимателя находятся 6 жилых квартир. Данные квартиры в течение проверяемого периода передались в пользование гражданам на основании договоров коммерческого найма для целей временного проживания. Часть квартир “сдавалась посуточно, на правах гостиницы“. В иных квартирах граждане проживали более длительный срок либо с нарушением процедуры регистрационного учета, либо при наличии “временной прописки“ (регистрации по месту пребывания (временного проживания)).

Судом первой инстанции установлено, что площадь указанных квартир составила менее 500 кв. м.

В силу п. 12 ч. 2 ст. 346.26 НК РФ в отношении оказания услуг по временному размещению и проживанию организациями и предпринимателями, использующими в каждом объекте предоставления данных услуг общую площадь помещений для временного размещения и проживания не более 500 квадратных метров, действует система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности.

При этом, п/п 12 п. 2 ст. 346.26 НК РФ введен в действие Федеральным законом от 21.07.2005 года N 101-ФЗ и подлежит применению с 01.01.2006 года.

Довод налогового органа о том, что деятельность по сдаче в аренду жилья для размещения и проживания подлежит налогообложению ЕНВД только в случае предоставления помещений на короткий, непродолжительный срок, тогда как в данном случае граждане, которым налогоплательщик сдавал квартиры были в них прописаны, то есть Предприниматель предоставлял постоянное или преимущественное место жительство, не может быть принят во внимание, поскольку основан на расширительном толковании норм налогового законодательства.

В Письме Минфина России N 03-11-02/44 разъясняется, что под местом осуществления деятельности в целях применения п. 2 ст. 346.28 НК РФ следует понимать место нахождения физических показателей (объекты, в которых осуществляется предпринимательская деятельность). На уплату ЕНВД может переводиться предпринимательская деятельность по оказанию услуг по временному размещению и проживанию с использованием объектов, используемых для временного размещения и проживания (квартира, комната, строение, часть дома и т.п.), общая площадь спальных помещений которых не превышает 500 кв. м.

Действующие нормативные правовые акты не дают понятие “спальное помещение“. Финансисты полагают, что под спальным помещением следует понимать помещение, используемое для временного размещения и проживания, а под общей площадью спальных помещений - общую площадь указанных помещений, которая определяется на основании инвентаризационных и правоустанавливающих документов: договоров купли-продажи квартир, домов, гостиниц, пансионатов и других средств временного размещения и проживания граждан; технических паспортов, планов, схем, экспликаций и договоров аренды (субаренды) на средства временного размещения и проживания и других документов, содержащих информацию об указанных объектах налогообложения единым налогом на вмененный доход для отдельных видов деятельности. При этом при расчете площади спальных помещений в объектах гостиничного типа (гостиницах, кемпингах, пансионатах и т.п.) из общей площади данных объектов исключается площадь помещений, находящихся в общем пользовании проживающих (общие коридоры, санузлы, хозяйственные и офисные помещения, комнаты для бытового обслуживания, столовые и др.).

На основании изложенного, действующее законодательство и официальные разъяснения государственных органов не ограничивают применение налогообложения в виде ЕНВД при осуществлении деятельности по сдаче помещений в аренду длительностью срока, а также наличием или отсутствием регистрации лиц в указанных помещениях.

Таким образом, обязанность по исчислению и уплате НДФЛ, ЕСН и НДС с выручки от сдачи в аренду квартир у налогоплательщика отсутствовала только начиная с 2006 года, поскольку данный вид деятельности подлежал обложению ЕНВД.

Между тем, данное обстоятельство не привело к принятию неверного решения в указанной части, в силу следующего.

На основании п/п 10 п. 2 ст. 149 НК РФ не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) налогом на добавленную стоимость реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации услуг по предоставлению в пользование жилых помещений в жилищном фонде всех форм собственности.

Следовательно, налогоплательщик по данному виду деятельности в 2005 году был освобожден от налогообложения НДС.

Кроме того, как верно установлено судом и подтверждается материалами дела, что доначисление НДС, НДФЛ и ЕСН за спорный период произведено Инспекцией в силу положений ст. 31 НК РФ, то есть доход определен расчетным путем на основании показаний квартиросъемщиков.

Между тем, налоговым органом не использована информация об аналогичных налогоплательщиках, а также указанные выводы Инспекцией сделаны без учета расходов налогоплательщика при осуществлении данного вида деятельности, а именно, не устанавливалось, на кого отнесены расходы по коммунальным платежам и др.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности размера доначисленных налогов за 2005 год, в связи с чем, решение налогового органа в указанной части является незаконным.

Решение суда первой инстанции в данной части отмене не подлежит.

Основанием для доначисления НДС в сумме 90 552,43 руб. за 2 квартал 2007 года, явились выводы налогового органа о необоснованности применения налоговых вычетов в связи с недостоверностью сведений в счете-фактуре, на основании которого заявлен налог к вычету, а именно, указания недостоверного ИНН продавца - ООО “Факел“.

Удовлетворяя заявленные требования в данной части, суд первой инстанции исходил из того, что налогоплательщик представил исправленный счет-фактуру, что не противоречит действующему законодательству, тогда как требования по предъявление НДС к вычету Обществом соблюдены.

Выводы суда первой инстанции являются верными, подтверждаются материалами дела и соответствуют действующему законодательству.

Из материалов дела следует, что между Предпринимателем и ООО “Факел“ заключен договор на поставку товара N 11 от 03.03.2007 года.

Во исполнение договора налогоплательщик представил, в том числе счет фактуру N 25 от 14.05.2007 года на сумму 593 621,50 руб. (НДС - 90 552,43 руб.), платежное поручение N 12 от 13.06.2007 года.

НДС в сумме 90 552,43 руб. заявлен Предпринимателем к вычету за 2 квартал 2007 года.

В силу ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 настоящего Кодекса, на налоговые вычеты.

Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), в отношении товаров (работ, услуг) приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость.

Согласно п. 1 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычетам в порядке, предусмотренном гл. 21 НК РФ.

Налоговый орган отказал в принятии налога к вычету в связи с тем, что в указанном счете-фактуре, в нарушение требований п/п 2 п. 5 ст. 169 НК РФ, указан неверный ИНН, а именно, ИНН/КПП 6658195543/665801001, тогда как в договоре поставки указаны ИНН/КПП 7716575362/771601001.

Между тем, как верно указал суд первой инстанции, налогоплательщик представил в судебное заседание исправленный счет-фактуру, тем самым устранив нарушения требований ст. 169, 171, 172 НК РФ.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 12.07.2006 года N 267-О, гарантируемая ст. 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов исходят из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Этому корреспондирует толкование ст. 100 НК РФ, данное в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.02.2001 года N 5 “О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации“. Согласно его пункту 29 при оспаривании решения о привлечении к налоговой ответственности, вынесенного по результатам налоговой проверки, арбитражный суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки.

Таким образом, ч. 4 ст. 200 АПК РФ - в силу приведенных правовых позиций Конституционного Суда РФ, изложенных в сохраняющих свою силу решениях, - предполагает, что налогоплательщик в рамках судопроизводства в арбитражном суде во всяком случае не может быть лишен права представлять документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета, а суд обязан исследовать соответствующие документы.

На основании изложенного, с учетом отсутствия претензий со стороны Инспекции к спорному поставщику, при соблюдении налогоплательщиком требований ст. 169, 171, 172 НК РФ, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о наличии у Предпринимателя права на принятие НДС в сумме 90 552,43 руб. к вычету, следовательно, решение суда в данной части отмене не подлежит.

Основанием для доначисления НДС в сумме 178 812 руб., явились выводы налогового органа о необоснованном предъявлении налога к вычету, в связи с несоблюдением требований ст. 169 НК РФ, то есть в счете-фактуре, выставленном ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“ подпись руководителя выполнена иным лицом, что подтверждено заключением экспертизы, а также в связи с невозможностью проведения встречной налоговой проверки контрагента.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что факт приобретения и оплаты данных товаров документально подтвержден и налоговым органом не оспаривается; доказательств согласованности действий налогоплательщика и поставщика, направленных на необоснованное возмещение налога из бюджета налоговым органом не представлено. При этом, суд отклонил ссылку Инспекции на недостоверность сведений в счетах-фактурах ввиду подписания указанных документов не директором поставщика, а представителем заявителя, учитывая вероятностный характер выводов экспертизы и отсутствие доказательств необоснованности налоговой выгоды налогоплательщика.

Выводы суда являются верными.

Из материалов дела следует, что в спорный период между Предпринимателем и ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“ заключен договор поставки N 2 от 09.01.2005 года.

В качестве доказательств исполнения договора налогоплательщиком представлены счета-фактуры, платежные поручения.

В ходе проверки налоговым органом установлено, что налогоплательщиком не представлены товарные накладные в подтверждение факта оприходования товара; платежные поручения об оплате поставленного товара, включая НДС, поставщику не содержат ссылок на конкретные счета-фактуры. ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“ зарегистрировано по адресу “массовой регистрации“, имеет “массовых“ руководителя, заявителя, учредителя, в связи с чем, проведение встречной налоговой проверки не представлялось возможным; отчетность поставщиком не представляется с 4 квартала 2004 года. Кроме того, согласно заключению эксперта N 094 от 31.03.2008 года (почерковедческая экспертиза) подпись от имени директора ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“ Губина А.А. в соответствующих счетах-фактурах вероятно выполнены Минченко Н.Г. (представитель налогоплательщика).

В силу положений ст. 169, 171, 172 НК РФ, действующим в рассматриваемый период налоговым законодательством в качестве условий для принятия НДС к налоговым вычетам определены уплата налога поставщику при фактической реализации товаров (работ, услуг), оприходование покупателем приобретенных товаров (работ, услуг), наличие соответствующих документов.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что на рассмотрение материалов налоговой проверки вместе с письменными возражениями налогоплательщик представил товарные накладные от ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“, данные которых соотносятся с данными, содержащимися в счетах-фактурах.

Таким образом, оприходование приобретенного Предпринимателем товара нашло документальное подтверждение. Данный товар был оплачен денежными средствами, перечисленными на расчетный счет поставщика, что подтверждается платежными поручениями. При этом, отклоняется довод Инспекции о наличии доказательств оплаты товара только в сумме 998 932,13 руб. (НДС - 152 379,47 руб.), поскольку между сторонами договора составлен акт зачета встречных требований от 17.01.2005 года на сумму 382 340 руб.

Кроме того, невозможность соотнесения данных, содержащихся в счетах-фактурах и платежных поручениях само по себе не исключает факта оплаты приобретенного товара, тем более, что налоговым органом факт оплаты документально не опровергнут.

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 года N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ применение налогоплательщиком, в том числе и налоговых вычетов, права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, является налоговой выгодой.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и(или) противоречивы (п. 1).

Согласно п. 10 Постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Согласно п. 9 Постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Иными словами, для целей установления в действиях налогоплательщика необоснованной налоговой выгоды недостаточно указать на наличие ряда обстоятельств, на первый взгляд, указывающих на “схему“, а в силу ст. 65, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 101 НК РФ налоговый орган должен доказывать, что в целом, в результате использования совокупности методов, бюджет утратил часть налоговых платежей, а у налогоплательщика, в свою очередь, возникла налоговая выгода.

Исходя из правовой природы НДС, праву налогоплательщика на возмещение НДС корреспондирует обязанность по уплате НДС в бюджет поставщиком. Таким образом, возмещение НДС повлечет незаконное обогащение за счет средств бюджета в том случае, если поставщик (либо один из поставщиков в цепи сделок) надлежащим образом свою обязанность не исполнит и, соответственно, в бюджете не будет сформирован источник для возмещения НДС. При этом действия налогоплательщика и поставщика должны быть согласованы, т.е. должна существовать причинно-следственная зависимость между бездействием поставщика, не уплатившего НДС в бюджет, и требованиями налогоплательщика о возмещении из бюджета.

Суд первой инстанции правомерно указал, что неисполнение контрагентом своих обязанностей как налогоплательщиком также не свидетельствует о направленности действий Предпринимателя на получение необоснованной налоговой выгоды. Доказательств согласованности действий налогоплательщика и поставщика, направленных на необоснованное возмещение налога из бюджета налоговым органом не представлено.

Для целей выявления в действиях налогоплательщика и его контрагента схемы незаконного получения возмещения НДС из бюджета, судом исследовался вопрос о реальности рассматриваемых хозяйственных операций, при этом, на основании представленных налогоплательщиком документов установлено, что фактически в проверяемый период Предпринимателем осуществлялась оптовая торговля товарами. Товар приобретался у поставщиков, находящихся в г. Москва, а затем реализовывался третьим лицам. Факт оплаты данных товаров третьими лица в адрес налогоплательщика документально подтвержден и налоговым органом не оспаривается. Выручка отражалась Предпринимателем для целей исчисления и уплаты налогов.

Кроме того, ссылка налогового органа на недостоверность сведений в счетах-фактурах ввиду подписания указанных документов не директором поставщика, а представителем налогоплательщика, обоснованно не принята судом во внимание, учитывая вероятностный характер выводов экспертизы и отсутствие доказательств получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

При этом, следует отметить, что экспертиза подписи руководителя ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“ проводилась в отсутствие образцов почерка данного лица, в связи с чем, выводы эксперта о принадлежности подписи на первичных документах данной организации Ф.И.О. Названное доказательство не соответствует требованиям ст. 95 НК РФ и 68 АПК РФ.

Также суд апелляционной инстанции принимает во внимание отсутствие доказательств опроса руководителя ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“ по обстоятельствам взаимоотношений между контрагентом и налогоплательщиком; бездоказательности доводов о “массовости“ адреса регистрации контрагента (описания места нахождения), а также учредителя и заявителя контрагента (пояснений данных лиц, сведений об их участии в деятельности иных хозяйствующих субъектов). Следовательно, в нарушение требований ст. 65, 200 АПК РФ налоговый орган не доказал наличие обстоятельств, указанных в оспариваемом решении.

При таких обстоятельствах, требования налогоплательщика в рассматриваемой части обоснованно удовлетворены; решение суда первой инстанции отмене не подлежит.

Основанием для доначисления НДС за 2 квартал 2005 года в сумме 50 444 руб. явились выводы Инспекции о занижении налогоплательщиком в данном периоде налоговой базы по НДС в связи с неполным включением в облагаемый оборот выручки, полученной от реализации товаров за 2 квартал 2005 года.

Удовлетворяя требования в указанной части, суд первой инстанции указал, что НДС к уплате подлежит в сумме 351 руб., поскольку сумма НДС “от реализации“ составила 54 456 руб., при этом налог, предъявленный к вычету - 54 105 руб.

Суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, согласно декларации по НДС за 2 квартал 2005 года, доход от оптовой торговли товара составил 26 300 руб., в том числе НДС 4 012 руб.

На основании выписки банка по расчетному счету Предпринимателя доход от реализации товара в данном периоде получен по платежному поручению N 423 от 21.06.2005 года от ООО “Оптово-розничная фирма “Примула“ и составил 356 990 руб. 46 коп., в том числе НДС 54 456,17 руб.

Данное обстоятельство налогоплательщиком не оспаривается и сведениями, указанными в книге продаж, подтверждается отражение суммы выручки в спорном периоде в полном объеме - 356 990,46 руб., в том числе НДС 54 456,17 руб.

При этом, судом первой инстанцией верно установлено и подтверждается материалами дела, что в силу допущенной ошибки в декларации Предпринимателем также не был указан НДС, предъявленный к возмещению, сумма которого составила 54 105 руб., тогда как в книге покупок налог в указанной сумме отражен; факт его уплаты поставщику подтверждается платежным поручением N 5 от 28.06.2005 года.

Следовательно, НДС подлежит уплате за 2 квартал 2005 года в сумме 351 руб. (54 456 руб. (сумма налога, подлежащая к уплате в соответствии с декларацией) - 54 105 руб. (сумма налога, подлежащая вычету)).

Согласно доводам, изложенным в апелляционной жалобе, налогоплательщик необоснованно заявил к вычету НДС в 1 квартале 2005 года в сумме 58 323 руб., в связи с чем, налоговым органом произведен зачет, следовательно, сумма налога, подлежащая уплате во 2 квартале 2005 года составляет 50 444 руб.

Данные доводы Инспекции не принимаются во внимание, поскольку материалы дела не содержат данных о проверке декларации по НДС за 1 квартал 2005 года, на основании которых было бы возможно установить правомерность выводов о необоснованности вычетов в указанном периоде, а также отсутствуют доказательства правомерности произведенного зачета спорной суммы НДС.

Кроме того, в расчете доначисленных сумм НДС оспариваемого решения сведения о предъявлении данной суммы НДС в 1 квартале 2005 года отсутствуют.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители налогового органа пояснили, что вышеперечисленные обстоятельства в оспариваемом решении налоговым органом изложены ошибочно, фактически отказ в применении налоговых вычетов по НДС за 1 квартал 2005 года основан на выводах о недобросовестности контрагента - ООО “Коммерческая фирма “Спринт-1“, по сделкам с которым налог в сумме 58 323 руб. заявлен к вычету.

Данный довод отклоняется судом апелляционной инстанции по основаниям, указанным выше, в связи с недоказанностью наличия в действиях контрагента признаков недобросовестности, а также согласованности между лицами сделок и получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

На основании изложенного, решение суда первой инстанции в указанной части отмене не подлежат.

Основанием для привлечения Предпринимателя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ в виде штрафа в сумме 6 400 руб., явились выводы налогов“го органа о неправомерном непредставлении по требованию Инспекции 128 документов для проверки.

Удовлетворяя требования налогоплательщика в данной части, суд указал на не установление состава вменяемого правонарушения.

Выводы суда первой инстанции являются верными.

Как следует из материалов дела, в ходе проведения налоговой проверки в адрес Предпринимателя налоговым органом направлены два требования о предоставлении документов: требование N 129 от 02.10.2007 года о предоставлении книги учета доходов и расходов, журнала регистрации полученных и выставленных счетов-фактур, книги продаж и книги покупок за 2005-2007 годы, первичных документов: договоров, счетов-фактур, платежных документов кассы (банка), актов выполненных работ (оказанных услуг); требования N 129/1 от 02.11.2007 года о предоставлении договоров на сдачу собственного имущества в аренду, а также документов кассы, подтверждающих получение денежных средств от сдачи имущества в аренду.

Поскольку налогоплательщик не исполнил указанные требования в части представления 128 документов, оспариваемым решением он привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ в виде штрафа в сумме 6 400 руб.

Статьей 126 НК РФ установлена налоговая ответственность за непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговые органы документов, в том числе истребованных в ходе проведения выездной налоговой проверки (ст. 93 НК РФ).

В силу п. 8 ст. 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

Несоблюдение должностными лицами требований, установленных названным Кодексом, может являться основанием для отмены решения инспекции вышестоящим органом или судом (п. 14 ст. 101 НК РФ).

По смыслу требований п. 8 ст. 101 НК РФ, а также положений п. 1.8.1, 1.8.2 Требований к составлению акта выездной налоговой проверки, утвержденных Приказом Федеральной налоговой службы Российской Федерации от 25.12.2006 года N САЭ-3-06/892@, в акте выездной налоговой проверки, равно как и в решении о привлечении к налоговой ответственности должно содержаться подробное и четкое описание факта налогового правонарушения и связанных с этим фактом обстоятельств, имеющих значение для принятия обоснованного решения по результатам проверки. Содержащиеся в акте формулировки должны исключать возможность двоякого толкования; изложение должно быть кратким, четким, ясным, последовательным и, по возможности, доступным для лиц, не имеющих специальных познаний в области бухгалтерского и налогового учета;

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, рассматриваемое правонарушение зафиксировано налоговым органом следующим образом: “за 2005 год - договор (1 шт.), платежные поручения банка (11 шт.), счета-фактуры (входящие) (63 шт.), счета-фактуры (входящие) (11 шт.), накладные (исходящие) (13 шт.), за 2006 год - договор (2 шт.), платежные поручения банка (10 шт.), накладные входящие (исходящие) (10 шт.), за 2007 год - договор (2 шт.), платежные поручения (3 шт.), накладные входящие (1 шт.)“.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что подобное описание объективной стороны налогового органа при отсутствии конкретизирующих указанные документы данных (например, реквизиты договоров, номера платежных поручений и т.п.), свидетельствует о нарушении налоговым органом требований п. 8 ст. 101 НК РФ.

При этом, отсутствие в решении налогового органа описания объективной стороны вменяемого правонарушения не позволяет установить возможность исполнения требования, ввиду наличия или отсутствия у налогоплательщика истребуемых документов, следовательно, определить наличие состава налогового правонарушения в действиях налогоплательщика.

Кроме того, из оспариваемого решения следует, что налогоплательщик оштрафован за непредставление товарных накладных, которые у него отсутствуют, а также платежных поручений, свидетельствующих об осуществление платежа не Предпринимателем.

Соответственно, суд верно признал, что состав рассматриваемого правонарушения применительно к 128 документам не может считаться установленным.

Решение суда в соответствующей части отмене не подлежит.

Основанием для привлечения Предпринимателя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 119 НК РФ в виде штрафа, в том числе в сумме 8 229 руб., явились выводы Инспекции о несвоевременном представлении налогоплательщиком налоговой отчетности по ЕСН за 2005 год.

Удовлетворяя требования в указанной части, суд исходил из отсутствия у налогоплательщика обязанности по исчислению и уплате в 2005 году ЕСН в части выручки от сдачи в аренду помещений и, следовательно, неверного определения размера налоговой санкции.

Суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Из материалов дела следует, что налогоплательщик привлечен к ответственности по п. 2 ст. 119 НК РФ за несвоевременное представление налоговой декларации по ЕСН за 2005 год в виде штрафа в сумме 52.665, 60 руб., определенного с учетом доначислений по данному налогу.

Между тем, поскольку суд апелляционной инстанции признал недоказанным размер доначисленного ЕСН за 2005 год, размер взыскиваемого штрафа, предусмотренного п. 2 ст. 119 НК РФ за несвоевременное представление отчетности, в соответствующей части налоговым органом не доказан, следовательно, решение суда первой инстанции в данной части отмене не подлежит.

На основании изложенного, решение следует оставить без изменения. Основания для удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.

В соответствии со ст. 110 АПК РФ судебные расходы в виде государственной пошлины относятся на заявителя апелляционной жалобы, который в силу положений п/п 1.1 п. 1 ст. 333.37 НК РФ освобожден от ее уплаты. Ошибочно уплаченная налоговым органом государственная пошлина подлежит возврату из федерального бюджета.

Руководствуясь ст. 176, 258, 266, 268, 269, 271 АПК РФ, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 26.01.2009 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Возвратить ИФНС России по Железнодорожному району г. Екатеринбурга ошибочно уплаченную государственную пошлину по платежному поручению от 10.02.2009 года N 1648 в размере 1 000 (Одна тысяча) руб.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Свердловской области.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий

Г.Н.ГУЛЯКОВА

Судьи

Р.А.БОГДАНОВА

С.Н.САФОНОВА