Решения и постановления судов

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.10.2009 по делу N А56-5153/2009 За время после окончания срока действия договора субаренды нежилого помещения и до момента фактического возврата субарендатором данного помещения подлежит начислению арендная плата по статье 622 Гражданского кодекса РФ в корреспонденции со статьями 309, 310 названного Кодекса, обязанность по внесению которой возлагается на субарендатора.

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 октября 2009 г. по делу N А56-5153/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 19 октября 2009 года

Постановление изготовлено в полном объеме 23 октября 2009 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Шестаковой М.А.

судей Медведевой И.Г., Слобожаниной В.Б.

при ведении протокола судебного заседания: помощником судьи Какушкиной Д.Ц.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-11766/2009) ООО “Олимпия“ на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.07.2009 года по делу N А56-5153/2009 (судья Раннева Ю.А.), принятое



по иску ООО “Олимпия“

к ООО “Крошка-Картошка СПб“

3-е лицо ИП Ф.И.О. br>
о расторжении договора субаренды, взыскании 8 888 596,40 руб. задолженности и убытков

при участии:

от истца: Баулин А.И. по доверенности от 15.01.09 г.

от ответчика: Горшков А.Л. по доверенности от 15.04.09 г., Бредин А.Г. по доверенности от 01.01.09 г.

от 3-го лица: не явился (извещен)

установил:

в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области обратилось ООО “Олимпия“ с иском к ООО “Крошка-Картошка СПб“ о расторжении договора субаренды нежилого помещения б/н от 01.01.07 г., заключенного между ИП Крючковой Н.В. и ООО “Крошка-Картошка СПб“, взыскании 8 888 596,40 руб., в том числе 7 840 660,65 руб. арендной платы за период с 17.07.07 г. по 31.12.08 г. фактического пользования имуществом, 1 047 935,75 руб. убытков, причиненных вследствие ненадлежащего исполнения договора субаренды, включающих стоимость восстановительного ремонта в размере 233 736,31 руб. и стоимость восстановления (монтажа и пусконаладочных работ) пожарной сигнализации в размере 814 199,44 руб.

В обоснование иска было указано, что в соответствии с условиями соглашения об уступке права требования от 27.08.08 г. все права по спорному договору субаренды, включая право требования исполнения договора и возмещения убытков по нему, перешли от Н.В.Крючковой к истцу - ООО “Олимпия“, о чем ответчик был уведомлен 20.10.08 г.



Несмотря на то, что срок действия договора истек, субарендатор надлежащим образом не освободил арендуемое помещение, помещение не было сдано, обратный акт приема-передачи не подписан. В силу п. 7.3 договора помещение считается фактически переданным арендатору с момента подписания сторонами акта приема-передачи от субарендатора к арендатору.

После окончания срока действия договора истец обнаружил ряд нарушений со стороны ответчика, устранить которые ООО “Крошка-Картошка СПб“, за исключением оплаты задолженности по услугам связи на сумму 26 421,04 руб., отказалось, как и составить акт.

Согласно п. 5.1 договора виновная сторона обязана возместить причиненные убытки в полном объеме и заплатить неустойку.

В ответ на повторную претензию от 09.11.07 г., ответчик также отказался от устранения допущенных нарушений и составления акта. При этом, ответчик подтвердил, что в ходе исполнения договора имели место переустройство и перепланировка арендуемого помещения, установка дополнительного оборудования, которое было демонтировано ответчиком, после чего помещение не приведено в надлежащее состояние, в том числе демонтирована пожарная сигнализация, которой было оборудовано помещение при передаче в аренду.

В соответствии со сметой стоимость восстановительного ремонта помещения составила 233 736,31 руб., стоимость восстановления (монтажа и наладки) пожарной сигнализации - 814 199,44 руб. Таким образом, арендодателю по договору были причинены убытки в размере 1 047 935,75 руб., которые ответчик согласно п. 5.1 договора обязан возместить в полном объеме.

Возражая против требований иска, ответчик представил отзыв, в котором указал следующее.

Первоначально, в 2004 г. арендатором спорного помещения являлась ИП “Ионкина Т.В.“, а с 01.12.05 г. - ИП Крючкова, с которой ответчиком был заключен новый договор субаренды б/н от 01.12.05 г.

Согласно первоначальному акту приема-передачи помещения в субаренду от 01.12.05 г., пожарная сигнализация арендатором смонтирована изначально не была, вследствие этого передача с помещением системы противопожарной сигнализации в акте приема-передачи не указана. Впоследствии договор субаренды перезаключался на новые сроки с 01.01.06 г. и с 01.01.07 г., путем подписания новых договоров и актов приема-передачи. Указанное свидетельствует о том, что на протяжении всего периода с 01.10.04 г. по 17.07.07 г. помещение фактически находилось в непрерывном пользовании ответчика, который своими силами и средствами оснастил помещение системой противопожарной безопасности, что подтверждается договором подряда N 34 от 16.02.05 г. с ООО “Фирма АВТОМАТИКА“, актом сдачи-приемки выполненных работ и платежными поручениями.

В соответствии с п. 6.6 договора субаренды, по окончании срока действия договора субарендатор вправе изъять произведенные им улучшения, которые могут быть отделены без ущерба для здания, однако, даже имея такую возможность, ООО “Крошка-Картошка СПб“ не демонтировало систему противопожарной безопасности.

После истечения срока аренды 17.07.07 г. субарендатор в соответствии с п. 3.2.13 договора освободил помещение в указанный в договоре срок, и неоднократно предлагал арендатору принять помещение по акту приема-передачи из аренды. Однако, переговоры к положительному результату не привели, в связи с чем акт приема-передачи в адрес арендатора был направлен по почте.

Задолженность по арендной плате у субарендатора перед арендатором за период по 17.07.07 г. не существует. Дальнейшее пользование и владение помещением обществом не производилось.

Спорное помещение было освобождено в состоянии не худшем, чем в котором оно было передано субарендатору, с учетом нормального износа.

Кроме того, требуя возмещения убытков, истец не доказал вины ответчика.

Также, по мнению ответчика, соглашение об уступке права требования должно быть трехсторонним, поскольку в арендных правоотношениях арендодатель и арендатор взаимно являются должником и кредитором по отношению друг к другу, т.е. у арендодателя есть не только права, но и обязанности по договору. По мнению ответчика, истец не правомочен исполнять обязанности арендатора по договору субаренды, поскольку не исполнено условие, указанное в статье 608 ГК РФ.

Определением арбитражного суда от 27.04.2009 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, была привлечена предприниматель Ф.И.О.

Решением суда от 24.07.2009 года в удовлетворении иска было отказано.

При исследовании материалов дела, доводов участвующих в деле лиц, суд пришел к следующим выводам.

При фактическом освобождении помещения субарендатором, направлении арендатору для подписания акта от 18.07.07 г. приема-передачи нежилого помещения в связи с прекращением срока действия договора субаренды, условий для признания договора возобновленным на неопределенный срок, предусмотренных пунктом 2 статьи 621 ГК РФ не имеется. Договор прекратил действие в связи с истечением срока, на который он был заключен, в связи с чем, требование о его расторжении суд признал подлежащим отклонению.

Поскольку требование о взыскании неуплаченных арендных платежей истцом заявлено в соответствии со статьей 310 ГК РФ, как требование об исполнении договорного обязательства по действующему в спорный период и заявленному к расторжению судом договору субаренды, взыскание с ответчика платы за просрочку возврата помещения по прекращенному договору в соответствии с частью второй статьи 622 ГК РФ истец не требовал, иск в указанной части суд также признал не подлежащим удовлетворению.

Требования в части взыскания суммы убытков судом также отклонены ввиду недоказанности. Так, суд указал, что Акт от 10.10.2007, в котором зафиксировано состояние спорных помещений, составлен через несколько месяцев после освобождения помещений субарендатором, без его участия; претензии арендатора являются односторонними документами; других доказательств, подтверждающих фактическое состояние помещений на момент их освобождения не представлено.

Размер убытков определен по данным смет, составленных строительными организациями; однако фактически ремонтные работы в помещениях не проведены; доказательств того, что ремонт подлежит проведению истцом, за его счет и в точном соответствии с данными сметами, не имеется.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ООО “Олимпия“ направило апелляционную жалобу, в которой указано на недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильном применении норм материального права, по следующим основаниям.

Суд первой инстанции не принял во внимание доводы истца о том, что руководствуясь п. 9.1 договора ответчик фактически оставил (бросил) помещение, а следовательно, субарендатор обязан выплатить арендную плату за весь срок до подписания обратного акта приема-передачи, в полном соответствии с условиями договора.

В решении суда первой инстанции указано, что Акт от 10.10.2007 года, в котором зафиксировано состояние спорных помещений, составлен через почти три месяца после оставления ответчиком помещения и без участия ответчика, т.е. суд неправомерно посчитал, что доказательства со стороны истца являются односторонними документами.

Делая указанный вывод, суд первой инстанции не принял во внимание, что ответчик фактически отказался сдавать помещение, отказался прибыть для передачи помещения и ключей от помещения, отказался прибыть для составления акта сверки расчетов, а также акта приема-передачи, а субарендодатель принял все возможные меры для организации обратной передачи помещения. Данный факт подтверждается доказательствами со стороны истца: претензией от 13.08.2007 года и повторной претензией от 09.10.2007 года, письмом ответчика от 01.04.2009 года N 0066/1. Кроме того, претензионная переписка по договору продолжалась и после составления акта от 10.10.2007 года.

Суд первой инстанции при вынесении решения не принял во внимание то, что именно системы водоснабжения, энергоснабжения и пожарная сигнализация, которые передавались с помещением в субаренду по акту от 01.01.2007 года, были приведены в непригодное для нормального использования состояние.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания арендных платежей ввиду того, что договор, на основании которого общество просило их взыскать с ответчика, прекращен, т.е. не возобновил свое действие на неопределенный срок, не соответствуют обстоятельствам дела, поскольку истец просил взыскать арендные платежи с ответчика как обязательство по договору.

Кроме того указано, что судом первой инстанции при вынесении решения неправомерно установлено, что права истца в настоящем споре не нарушены.

Истец - ООО “Олимпия“, обратился в суд с настоящим иском на основании соглашения с ИП Крючкова Н.В. от 27.08.2008 г. об уступке права требования по договору, в соответствии с которым к ООО “Олимпия“ перешло право требования от ООО “Крошка-Картошка СПб“ исполнения всех обязательств по договору.

При этом, в соответствии с положениями статьи 382 ГК РФ, ИП Крючкова Н.В. и новый кредитор ООО “Олимпия“ уведомили должника ООО “Крошка-Картошка СПб“ о переходе права требования по договору аренды.

Третье лицо, извещенное о времени и месте судебного заседания, в суд своего представителя не направило. Дело рассматривается в его отсутствие на основании статей 123, 156 АПК РФ.

Выслушав в судебном заседании представителей сторон, изучив материалы дела, апелляционный суд приходит к следующему.

Как видно из материалов дела, между Индивидуальным предпринимателем Крючковой Н.В.(арендатор) и ООО “Крошка-Картошка“ (субарендатор) 01.01.07 г. был заключен договор субаренды нежилого помещения по адресу: Санкт-Петербург, ул. Чайковского, 15 лит. А, пом. 211.

Согласно п. п. 1.4 договора помещение сдается для использования под офис, склад, производство продуктов общественного питания. Арендатор, подписывая договор, дает принципиальное согласие субарендатору на проведение реконструкции и перепланировки помещения.

Согласно п. 1.5 договора стороны установили, что сведения о помещении, изложенные в договоре, и в приложениях к нему, являются достаточными для использования помещения в соответствии с целями, указанными в п. 1.4 договора.

По п. 2.1 договор вступает в силу с момента подписания и действует до 01.07.07 г. При этом стороны указали, что принятые сторонами на себя обязательства возникают с момента его подписания и действуют до их полного исполнения. Срок аренды помещений составляет тот же срок.

Согласно п. 1.8 договора передача помещения по акту приема-передачи по договору аренды субарендатору на условиях данного договора означает, что с этого момента и до подписания обратного акта приема-передачи субарендатор несет полную ответственность, в том числе, по оплате коммунальных услуг и внесению арендатору арендной платы, в соответствии с условиями раздела 4 договора.

Согласно п. 3.1.4 договора арендатор взял на себя обязательство, в том числе, по завершении действия договора принять помещение у субарендатора по акту приема-передачи.

Субарендатор взял на себя обязательства, в том числе, согласно п. 3.2.4 договора, произвести в помещении с письменного разрешения арендатора перепланировку и реконструкцию, предварительно согласовав объем и сметную стоимость работ с арендатором.

Согласно п. 3.2.12 договора субарендатор также обязался письменно сообщить арендатору, не позднее, чем за 60 дней, о предстоящем высвобождении арендуемого помещения в связи с окончанием срока действия договора или при его досрочном расторжении.

Согласно п. 3.2.13 договора, в течение 3 календарных дней после окончания или иного прекращения срока действия договора субарендатор обязан освободить и сдать помещения арендатору, а арендатор обязан принять помещение по акту, в состоянии, отвечающем следующим требованиям: состояние помещения не должно быть ухудшено субарендатором по сравнению с состоянием, в котором оно было получено, с учетом нормального износа.

В разделе 7 договора конкретизированы обязательства сторон по возврату помещений арендатору.

Согласно п. 7.1 договора по истечении срока действия договора помещения возвращаются по акту, который подписывается не позднее даты прекращения. Если стороны не смогли договориться об условиях акта приема-передачи, несогласная сторона записывает в акт свое несогласие. В дальнейшем спор разрешается в суде.

В любом случае арендатор забирает ключи, и вступает во владение помещением, а субарендатор передает их не позднее даты возврата.

Согласно п. 7.3 договора помещение считается фактически переданным арендатору в его владение с момента подписания данного акта.

Любые произведенные субарендатором отделимые улучшения, не удаленные им из помещения в течение 15 рабочих дней по окончании срока действия договора становятся собственностью арендатора.

В разделе 9 договора “особые условия“ стороны также установили (9.1), что если субарендатор оставил (бросил) помещение и при этом представителей субарендатора не удается найти по известным каналам связи, арендатор вступает во владение помещением и субарендатор впоследствии выплачивает арендную плату за весь период до подписания обратного акта приема-передачи.

Дополнительным соглашением N 1 срок договора продлен до 17.07.07 г., при этом в п. 4 соглашения указано, что дополнительное соглашение действует до 31.07.07 г.

Согласно п. 5.1 договора в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения условий договора виновная сторона обязана возместить другой стороне причиненные убытки.

Согласно п. 6.7 договора в случае досрочного прекращения договора или непродления его до 3-летнего срока аренды правовой режим произведенных субарендатором отделимых и неотделимых улучшений и порядок компенсации их стоимости производится в порядке, установленном договором.

Из материалов дела видно, что помещения были переданы субарендатору, в соответствии с условиями договора по акту от 01.01.07 г. в эксплуатационном состоянии, оборудованы инженерными системами отопления электроснабжения, водоснабжения, канализации, вентиляции, пожарной сигнализации.

В дело представлен акт от 10.10.2007 г. обследования арендованных помещений, с участием начальника ЖЭУ 22, представителей иных юридических лиц, из которого следует, что на указанную дату помещение, без обратной передачи его арендатору, оставлено в ненадлежащем состоянии, в том числе с демонтажем пожарной сигнализации, нарушением оборудования водоснабжения и сигнализации - л.д. 24 т. 2.

В материалы дела ответчиком представлено уведомление от 23.07.07 г. (л.д. 71) о направлении Крючковой Н.В. акта приема-передачи помещения на возврат; уведомление о компенсации некоторых видов работ по улучшению помещения; акт от 18.07.07 г.

Имеются данные о направлении указанных документов 03.08.07 г. почтовой связью.

Указанные документальные доказательства свидетельствуют о том, что субарендатор освободил помещения с нарушением условий и порядка, установленных договором, о которых было указано выше.

В нарушение п. 3.2.12 договора субарендатор не известил арендатора о предстоящем освобождении письменно и в нарушение положений п.п. 3.2.13, 7.1 договора не передал помещения представителям арендатора по акту. Таким образом, арендатор не получил извещения о времени и дате обратной сдачи помещения и не принимал участия в такой сдаче, тем самым не имея возможности проверить фактическое состояние помещений.

Направление актов без фактической передачи не предусмотрено условиями договора и противоречит требованиям закона.

Согласно названным выше пунктам договора, обязанность организации сдачи помещений лежала на субарендаторе. Эти положения договора полностью корреспондируют с нормами ГК РФ, в частности статьей 622, согласно которой при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

Из материалов дела видно, что между сторонами велась переписка по вопросу сдачи помещений, в рамках которой стороны не могли договориться о компенсации произведенных улучшений.

Требования субарендатора о компенсации произведенных улучшений не соответствовали условиям договора и таким образом, создаваемые им фактические препятствия к передаче помещений надлежащим образом по этой причине являются необоснованными.

В этой связи, суд апелляционной инстанции полагает, что за время после окончания договора и до момента, когда арендатор фактически вернул себе помещения, который следует определить по акту от 10.10.07 г., т.к. иных данных о дате возврата не имеется, подлежит начислению арендная плата по статье 622 ГК РФ и п.п. 2.1, 7.3, 9.1 договора, в корреспонденции со статьями 309, 310 ГК РФ.

Так, из содержания указанных выше пунктов договора и ч. 2 статьи 622 ГК РФ следует, что если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки.

В данном случае арендная плата подлежит начислению в сумме 1 146 388 руб. за период с 17.07.07 г. по 10.10.07 г.

Как уже указано, в рамках рассматриваемого договора субарендатор взял на себя обязательства, в том числе, согласно п. 3.2.4, произвести в помещении с письменного разрешения арендатора перепланировку и реконструкцию, предварительно согласовав объем и сметную стоимость работ с арендатором. Также иные работы по текущему ремонту и иным улучшениям производятся с согласия и ведома арендатора.

Из материалов дела видно, что фактически стороны состояли в договорных отношениях ранее 2007 года.

В материалы дела представлены акты приема-передачи, из которых следует, что в предшествующий рассматриваемому договору период стороны оговаривали проведение работ в помещении по монтажу пожарной сигнализации, которая была произведена ответчиком до 2007 года. Однако, в деле не имеется данных о том, что стороны оговорили порядок и возможность компенсации этих работ со стороны арендатора, как это было предусмотрено договором.

В то же время, в акте приема-передачи помещений, составленном в рамках данного договора, от арендатора в пользование субарендатора указано, что помещение оборудовано пожарной сигнализацией.

Демонтаж этих коммуникаций, как усматривается из переписки сторон и акта от 10.10.07 г. был произведен субарендатором при выезде из помещений, что противоречит условиям договора и закона.

В этой связи, на субарендаторе лежит обязанность компенсировать расходы арендатора по приведению помещения в первоначальное состояние.

Однако, не имеется достаточных документальных оснований полагать, что установленная истцом система пожарной сигнализации, стоимость работ по монтажу и закупке которой он просит взыскать, соответствует ранее установленной.

Также суд считает документально не доказанными убытки в размере стоимости ремонта помещений, поскольку в данной ситуации, для обоснованности исчисления объема и стоимости необходимого ремонта истец должен был при привлечении подрядной организации или для производства ремонта своими силами обеспечить информирование ответчика о необходимости осмотра помещений с целью определения степени повреждений и ремонта.

Из материалов дела не следует, что ответчик приглашался для такого осмотра.

Согласно положениям статьи 15 ГК РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права.

Размер таких расходов доказывается лицом, требующим их взыскания.

Размер убытков в данном споре надлежаще не доказан.

Представленная в дело в качестве доказательства убытков смета по своему содержанию не соответствует содержанию дефектов, оставленных после выезда субарендатора.

Доводы ответчика о том, что истец, приобретший право требования на основании соглашения о переводе долга, не может считаться надлежащим, ввиду отсутствия обратного извещения о переводе долга, не принимаются апелляционным судом.

Ответчик обоснованно указывает, что по договору аренды обязательства возникают у обеих сторон. На арендодателе лежит обязанность передать помещения в пригодном состоянии и принять помещения обратно. На арендаторе лежит обязанность нормально эксплуатировать арендуемое имущество, производить выплату арендной платы и вернуть имущество арендодателю в исходном состоянии с учетом нормального износа.

Неисполнение обязательства любой из сторон влечет предусмотренные законом и договором последствия.

Согласно статьям 382, 384 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права.

Из материалов дела видно, что арендатор исполнил свои обязательства и передал помещения в пользование ответчику. Субарендатор же свои обязательства исполнил ненадлежащим образом, помещения в порядке, предусмотренном договором и законом, не сдал.

Обязанность возврата арендованного имущества лежит именно на арендаторе (в данном случае субарендаторе). На арендодателе (в данном случае арендаторе) лежит обязанность приемки помещений обратно в случае надлежащих действий по их передаче.

Поскольку таких надлежащих действий не установлено, неисполнение этих обязательств по договору влечет возможность начисления арендной платы за просрочку передачи помещений, и данное право требования оплаты этих сумм может быть передано иному лицу на основании сделки - уступки требования. О состоявшемся переходе прав ответчик был уведомлен, что подтверждается представленными в материалы дела доказательствами.

Таким образом, суд апелляционной инстанции полагает, что решение суда первой инстанции подлежит частичному изменению.

Подлежит взысканию сумма арендной платы за период просрочки сдачи помещений в размере 1 146 388 руб. В остальной части исковые требования о взыскании денежных средств удовлетворению не подлежат по изложенным основаниям.

Решение суда в части отказа в требовании о расторжении договора отмене или изменению не подлежит, в связи с тем, что суд обоснованно указал на истечение срока действия договора и отсутствие оснований к расторжению.

В соответствии со ст. 110 АПК РФ с ответчика подлежит взысканию госпошлина пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

В части требований, в которых истцу отказано, госпошлина по иску остается за истцом.

С учетом предоставления истцу отсрочки уплаты госпошлины по иску, последняя подлежит взысканию со сторон в соответствующих суммах в доход федерального бюджета РФ.

Госпошлина по апелляционной жалобе, ввиду ее частичного удовлетворения, распределяется между сторонами в равных частях.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.07.2009 года по делу N А56-5153/2009 изменить, изложив в следующей редакции.

Взыскать с ООО “Крошка-Картошка СПб“ в пользу ООО “Олимпия“ 1 146 388 руб. задолженности, а также 500 руб. расходов по госпошлине по апелляционной жалобе.

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Взыскать с ООО “Крошка-Картошка СПб“ в доход федерального бюджета РФ 7 473,07 руб. госпошлины по иску.

Взыскать с ООО “Олимпия“ в доход федерального бюджета РФ 50 469,91 руб. госпошлины по иску.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

ШЕСТАКОВА М.А.

Судьи

МЕДВЕДЕВА И.Г.

СЛОБОЖАНИНА В.Б.