Решения и постановления судов

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2009 по делу N А09-13789/2008-25 По делу о расторжении договора постоянной ренты и о передаче права собственности на привилегированные акции акционерной компании по транспорту нефти.

ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 сентября 2009 г. по делу N А09-13789/2008-25

Дата объявления резолютивной части постановления - 10 сентября 2009 года

Дата изготовления постановления в полном объеме - 17 сентября 2009 года

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Заикиной Н.В., судей Рыжовой Е.В., Юдиной Л.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Позиловой И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Ф.И.О. на решение Арбитражного суда Брянской области от 19 июня 2009 года по делу N А09-13789/2008-25 (судья Богданова М.В.),

при участии в судебном заседании:

от истца: не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом,

от ответчика: Васильевой Ж.В. - представителя по доверенности N 15 от 16.01.2008, Башкатова А.В. - представителя по доверенности N 693 от 04.09.2009,

от третьего лица: Васильевой Ж.В. - представителя по доверенности N 3 от 14.01.2009,

установил:

Ф.И.О. обратилась в Арбитражный суд города Москвы с иском к открытому акционерному обществу “Магистральные нефтепроводы “Дружба“ (далее по тексту - ОАО “МН “Дружба“) о расторжении договора постоянной ренты N 987 от 02.10.1997 (дело N А40-68482/08-45-671).

Определением Арбитражного суда города Москвы от 25.11.2008 дело было передано на рассмотрение по подсудности в Арбитражный суд Брянской области.



При поступлении в Арбитражный суд Брянской области 12.12.2008 делу был присвоен N А09-13789/2008-25.

Определением от 19.12.2008 исковое заявление Чевыровой С.Н. было принято к производству Арбитражным судом Брянской области, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество “АК “Транснефть“ (далее по тексту - ОАО “АК “Транснефть“).

Не согласившись с определением Арбитражного суда города Москвы от 25.11.2008, Чевырова С.Н. обратилась в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой на указанное определение, в связи с чем 31.12.2008 материалы дела были направлены в Арбитражный суд города Москвы по запросу указанного суда.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2009 определение Арбитражного суда города Москвы от 25.11.2008 по делу N А40-68482/08-45-671 оставлено без изменения, 24.02.2009 дело возвращено в Арбитражный суд Брянской области.

В процессе рассмотрения дела от истца поступило ходатайство от 04.03.2009 об уточнении исковых требований, согласно которому Чевырова С.Н. уточняла заявленные ранее исковые требования, дополнив их требованием о передаче истцу права собственности на привилегированные акции акционерной компании по транспорту нефти “Транснефть“ номинальной стоимостью 1 рубль в количестве 5 (пять штук). Исковые требования в уточненном виде просила читать следующим образом: “Расторгнуть договор постоянной ренты N 987 от 02.10.2007 и передать истцу право собственности на привилегированные акции акционерной компании по транспорту нефти “Транснефть“ номинальной стоимостью 1 рубль в количестве 5 (Пять штук)“.

Рассмотрев заявленное истцом ходатайство в порядке ст. 49 АПК РФ, суд первой инстанции его отклонил как противоречащее ч. 1 ст. 49 АПК РФ, поскольку в заявленном ходатайстве истцом не был изменен предмет иска, а было заявлено новое (дополнительное) требование - о передаче права собственности на привилегированные акции акционерной компании по транспорту нефти “Транснефть“ номинальной стоимостью 1 рубль в количестве 5 (Пять штук), не заявленное при подаче иска.

Решением Арбитражного суда Брянской области от 19.06.2009 в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Чевырова С.Н. обратилась в Двадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой. Заявитель считает решение суда первой инстанции незаконным и необоснованным. Указывает, что при вынесении решения суд первой инстанции не полностью выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Истец в судебное заседание апелляционной инстанции не явился, направил ходатайство об отложении рассмотрения дела по причине ненаправления в ее адрес отзывов ответчика и третьего лица.

Принимая во внимание, что Чевырова С.Н. надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, ее явка не признана судом обязательной, ее правовая позиция изложена в поданной ею апелляционной жалобе, ст. 267 АПК РФ установлен месячный срок рассмотрения апелляционной жалобы, а также учитывая, что представленные в материалы дела отзывы ответчика и третьего лица на апелляционную жалобу практически содержат возражения на исковые требования, имеющиеся в материалах дела, Двадцатый арбитражный апелляционный суд не усматривает установленных статьей 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для удовлетворения заявленного ходатайства и считает возможным рассмотреть дело в отсутствие Чевыровой С.Н.

На основании ст. ст. 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривалось в отсутствие истца, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, что подтверждается уведомлением, имеющимся в деле.

В судебном заседании апелляционной инстанции представители ответчика и третьего лица поддержали доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу.

Законность и обоснованность решения от 19.06.2009 года проверены в порядке ст. ст. 266, 268 АПК РФ. При этом оснований, предусмотренных ст. 270 АПК РФ для отмены решения, судом апелляционной инстанции не установлено.

Проанализировав материалы дела, обсудив доводы заявителя жалобы, суд апелляционной инстанции установил следующее.

Как следует из материалов дела, между ОАО “МН “Дружба“ (плательщик ренты) и Сухаревой (в настоящее время - Чевырова, копия свидетельства о заключении брака - том 1, л.д. 11) Светланой Николаевной (получатель ренты) заключен договор постоянной ренты N 987 от 02.10.1997, по условиям которого получатель ренты обязался безвозмездно передать плательщику ренты в собственность привилегированные акции акционерной компании по транспорту нефти “Транснефть“ номинальной стоимостью 1000 рублей (имущество) в количестве 5 штук по цене за одну акцию 265000 рублей, всего на сумму 1325000 рублей, именуемую в дальнейшем “сумма ренты“.



Согласно п. 1 договора постоянной ренты плательщик ренты принял на себя обязательство в обмен на полученное имущество бессрочно выплачивать получателю ренты сумму, именуемую в дальнейшем “рентными выплатами“. Величина рентных выплат равна рентабельности производственной деятельности плательщика ренты за предыдущую перед выплатой половину года, умноженной на сумму ренты. При этом величина рентных выплат не может быть менее ставки Сберегательного Банка РФ по срочному депозиту для частных лиц на полгода в месте нахождения плательщика ренты, рассчитанной на сумму ренты.

В соответствии с п. 2 договора постоянной ренты рента выплачивается наличными денежными средствами или в безналичном порядке путем перечисления на счет получателя ренты. По взаимному согласию сторон рента может выплачиваться товарами и услугами на эквивалентную сумму. Рента выплачивается один раз в полгода в течение месяца с даты начала выплат.

Первая дата начала выплат - 14 ноября 1997 года, далее - каждые полгода.

Факт передачи истцом ответчику акций во исполнение договора ренты сторонами не оспаривается.

Во исполнение условия п. 2 договора ренты плательщик ренты (ОАО “МН “Дружба“) перечислял Чевыровой С.Н. причитающиеся ей денежные средства на счет N 42301810538361700878 (42307810738361701558) в Центральном отделении N 8641 Сберегательного банка России г. Москва.

01.08.2008 г. Чевырова С.Н. обратилась в ОАО “АК “Транснефть“ (поручитель по договору постоянной ренты) с просьбой выплатить денежные средства, причитающиеся ей по договору постоянной ренты N 987 от 02.10.97, указав, что плательщик ренты за последний период (1/2 года) почтовым переводом перечислил ей 30,28 руб., однако этот размер, по ее мнению, не соответствует условиям договора (том 1, л.д. 15).

Письмом N 15-04-08/12415 от 12.09.08 (том 1, л.д. 16) ОАО “АК “Транснефть“ сообщило Чевыровой С.Н. о причитающейся ей к получению сумме.

02.08.2008 г. Чевырова С.Н. обратилась с заявлением в ОАО “МН “Дружба“, в котором просила предоставить расчет рентных платежей за весь период действия договора, а также в будущем сопровождать рентные выплаты письменной информацией о порядке начисления денежных сумм. В данном заявлении Чевырова С.Н. ссылалась на то, что ее требование вытекает из договора постоянной ренты, а также указывала, что порядок определения размера рентных платежей, подлежащих выплате получателю ренты, является условием указанного договора.

Письмом N 01-03-17/12138 от 03.09.08 г. ОАО “МН “Дружба“ ответило истцу, что обязательства по договору постоянной ренты исполняются ОАО “МН “Дружба“ полностью и в соответствии с законодательством, регулирующим отношения сторон по договору постоянной ренты.

Ссылаясь на то обстоятельство, что ответчик систематически нарушал условия договора по срокам выплаты ренты, а с 2007 полностью прекратил выплаты, а также на то, что в течение всего периода действия договора постоянной ренты N 987 плательщик ренты ненадлежащим образом исполнял принятые на себя обязательства в части начисления рентных выплат, что является существенным нарушением договора, истец обратился в арбитражный суд с данным иском.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований суд апелляционной инстанции считает законным и обоснованным в силу следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом (ГК РФ), другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии с материалами дела, ответчик не может подтвердить перечисление Чевыровой С.Н. рентных выплат за период с 1997 г. по 2002 г., поскольку первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета и бухгалтерская отчетность за указанный период были уничтожены согласно ст. 17 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“, что подтверждается представленным ответчиком в материалы дела актом N 1 от 01.07.2004, протоколом заседания постоянно действующей экспертной комиссии от 01.07.2004, актом N 2 от 20.03.2008, актом об уничтожении архивных документов от 26.03.2008 (том 2, л.д. 113 - 126).

При этом, как установлено судом первой инстанции, ответчиком были нарушены сроки рентных выплат в период с 2003 года по 2005 год, что подтверждается материалами дела, в том числе представленной истцом справкой Центрального отделения N 8641 Сбербанка России от 03.10.2008 N 07/2045 (том 1, л.д. 12) и представленными ответчиком копиями платежных поручений (том 2, л.д. 127 - 132).

Так, с нарушением установленного договором срока были произведены следующие платежи:

- платежное поручение N 777 от 11.08.2003 на сумму 63,88 руб. (зачислены на счет истца 12.08.2003),

- платежное поручение N 1400 от 23.12.2003 на сумму 65,53 руб. (зачислены на счет истца 24.12.2003),

- платежное поручение N 814 от 09.07.2004 на сумму 85,85 руб. (зачислены на счет истца 12.07.2004),

- платежное поручение N 777 от 20.06.2005 на сумму 184 руб. (зачислены на счет истца 21.06.2005),

- платежное поручение N 1663 от 15.12.2005 на сумму 178,71 руб. (зачислены на счет истца 16.12.2005).

Тогда как сроки выплаты рентных платежей по договору были установлены два раза в год - до 14 июня и до 14 декабря.

Вместе с тем, допущенные истцом в 2003 - 2005 гг. нарушения указанных сроков не являются значительными, так же как и суммы перечисленных с просрочкой платежей, ввиду чего указанные истцом в обоснование исковых требований обстоятельства судом первой инстанции правомерно не признаны существенными нарушениями договора постоянной ренты, являющимися достаточным основанием для его расторжения в соответствии со ст. 450 ГК РФ.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, указанные выше нарушения имели место в 2003 - 2005 гг., тогда как истцом каких-либо претензий или требований в связи с нарушением этих сроков не заявлялось.

При этом, как следует из материалов дела, в последующий период просрочек по уплате рентных платежей ответчиком не допускалось.

Таким образом, как правильно указано судом первой инстанции, за просрочку выплаты ренты Чевырова С.Н., в соответствии со ст. 588 ГК РФ, была вправе потребовать от ответчика выплаты процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, а не расторжения договора ренты.

Доводы истца о том, что с 2007 г. ответчик полностью прекратил рентные выплаты, правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку не подтверждаются материалами дела.

Так, в соответствии с материалами дела, в 2007 г. через ФГУП “Почта России“ в адрес Чевыровой С.Н. было направлено два почтовых перевода:

- N 1544 на сумму 67,59 руб., принятый по платежному поручению N 4202 от 30.05.2007 (оплачен адресату 30.06.2007),

- N 304014 на сумму 59,52 руб., принятый по платежному поручению N 10158 от 29.11.2007 (оплачен адресату 06.02.2008).

В последующем денежный перевод N 1197 на сумму 30,29 руб., принятый по платежному поручению N 5559 от 29.05.2008, был возвращен из адресного предприятия по причине истечения срока хранения и перечислен на счет ответчика 01.09.2008 на сумму 21, 77 руб.

Денежный перевод N 2597 на сумму 50,76 руб., принятый по платежному поручению N 967 от 26.11.2008, возвращен из адресного предприятия по причине истечения срока хранения и перечислен на счет ответчика 13.01.2009.

Указанные выше обстоятельства подтверждаются представленным в материалы дела письмом Самарского почтамта - филиала ФГУП “Почта России“ от 08.05.09 N 63.78.27-2/М-2729 (том 4, л.д. 81 - 82), а также поступившим по запросу суда ответом Самарского почтамта - филиала ФГУП “Почта России“ от 02.06.09 N 63.78.27-2/А-4098 (том 4, л.д. 53 - 54).

Таким образом, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что ответчик в 2007 - 2008 г.г. исполнял свои обязательства по договору ренты надлежащим образом.

Как усматривается из материалов дела, направленные ответчиком в адрес истца почтовые переводы не возвращались и Чевырова С.Н. до обращения в суд с настоящим иском не предъявляла ответчику каких-либо претензий со ссылкой на неисполнение ответчиком обязательств по выплате рентных платежей за предшествующий период (до 2008 г.).

Кроме того, судом первой инстанции правомерно учтено, что истцу было известно о том, что рентные выплаты перечисляются почтовым переводом, что подтверждается адресованным ОАО “АК “Транснефть“ заявлением Чевыровой С.Н. от 01.08.2008 в котором истец указывает, что плательщик ренты за последний период (1/2 года) почтовым переводом перечислил ей 30,28 руб., а также ссылается на то, что этот размер рентных платежей, по ее мнению, не соответствует условиям договора (том 1, л.д. 15).

Как установлено судом первой инстанции, денежный перевод N 1197 на сумму 30,29 руб., принятый по платежному поручению N 5559 от 29.05.2008, возвращен из адресного предприятия по причине истечения срока хранения и перечислен на счет ответчика 01.09.2008. Следовательно, у истца имелась возможность получить этот перевод, однако Чевырова С.Н. этой возможностью не воспользовалась.

Ввиду чего, на основании представленных в материалы дела доказательств, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о просрочке кредитора, поскольку, не получив вышеуказанный денежный перевод на сумму 30,29 руб., зная о его наличии, Чевырова С.Н. отказалась принять предложенное должником надлежащее исполнение, ввиду чего в силу п. 1 ст. 406 ГК РФ считается просрочившим кредитором.

Таким образом, в этом случае согласно п. 3 ст. 405 ГК РФ должник (ОАО “МН “Дружба“) не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

Довод заявителя апелляционной жалобы, согласно которому ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих, что деньги поступили адресату, а последний отказался их получать, что свидетельствует, по мнению заявителя о неисполнении ответчиком обязательств по договору ренты, судом апелляционной инстанции отклоняется, поскольку в данном случае существенное значение имеет факт исполнения ответчиком обязательств по перечислению денежных средств, тогда как невозможность вручения органами почтовой связи почтовых переводов Чевыровой С.Н. в 2008 году в связи с истечением срока хранения не свидетельствует о нарушении обязательств со стороны ответчика.

Денежный перевод N 2597 на сумму 50 руб. 76 коп., принятый по платежному поручению N 967 от 26.11.2008 г., возвращен из адресного предприятия по причине истечения срока хранения и перечислен на счет ответчика 13.01.2009, то есть после предъявления истцом настоящего иска. Более того, на момент подачи истцом настоящего иска в Арбитражный суд г. Москвы срок второй выплаты рентных платежей за 2008 не наступил.

Письмом от 26.03.2009 N 01-03-17/4669 ответчик просил истца сообщить адрес для направления сумм рентных выплат почтовым переводом или реквизиты для перечисления данных сумм через банк. Данное письмо было оставлено истцом без ответа.

Как следует из материалов дела, впоследствии (в процессе рассмотрения дела) ответчиком были перечислены депонированные денежные средства по рентным выплатам 2008 года, а также первый платеж 2009 года на счет истца в Центральном отделении N 8641/0845 Сбербанка России.

При этом ответчик руководствовался пояснениями истца в судебном заседании о том, что, по его мнению, ответчик должен перечислять рентные выплаты на счет, а не почтовым переводом.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что перечисление рентных выплат почтовым переводом нарушает условия договора, судом апелляционной инстанции не может быть признан обоснованным в силу следующего.

Пунктом 2 договора постоянной ренты было предусмотрено, что рента выплачивается наличными денежными средствами или в безналичном порядке путем перечисления на счет получателя ренты.

Договором не была предусмотрена обязанность ответчика перечислять рентные выплаты именно на счет истца. Каких-либо дополнительных соглашений к договору ренты, устанавливающих эту обязанность, сторонами заключено не было.

Поскольку по смыслу ст. ст. 140, 861, 862 ГК РФ почтовый перевод не относится к безналичным расчетам, а почтовым переводом получатель получает наличные денежные средства, платежи с помощью почтовых переводов должны быть отнесены к наличным расчетам.

При этом аналогичное понятие закреплено в ст. 2 Федерального закона от 17.07.1999 N 176-ФЗ “О почтовой связи“, согласно которой денежным переводом признается услуга организаций федеральной почтовой связи по приему, обработке, перевозке (передаче), доставке (вручению) денежных средств с использованием почтовой и электрической связи.

При этом из буквального толкования условий договора ренты не усматривается невозможность перечисления рентных выплат почтовым переводом.

В соответствии с п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

При заключении договора ренты у истца имелась возможность согласовать с ответчиком иные условия договора, в том числе относительно порядка перечисления рентных выплат (в частности, предусмотреть возможность использования только безналичного расчета).

Доводы заявителя апелляционной жалобы о неправильном определении ответчиком размера рентных выплат в связи с неправильным определением понятия рентабельности производственной деятельности и использованием неправильной методики расчета правомерно отклонены судом первой инстанции в силу следующего.

В договоре ренты стороны установили, что величина рентных выплат равна рентабельности производственной деятельности плательщика ренты за предыдущую перед выплатой половину года, умноженной на сумму ренты.

При этом величина рентных выплат не может быть менее ставки Сберегательного Банка РФ по срочному депозиту для частных лиц на полгода в месте нахождения плательщика ренты, рассчитанной на сумму ренты.

При заключении договора ренты у сторон имелась возможность включить в условия договора порядок определения рентабельности производственной деятельности плательщика ренты и методику расчета рентных выплат, чего сторонами сделано не было.

Как установлено судом первой инстанции, в целях обеспечения исполнения обязательств ОАО “МН “Дружба“ по договорам постоянной ренты генеральным директором ОАО “МН “Дружба“ утверждена и введена в действие с 01.01.2000 “Методика определения размера рентных выплат по договорам постоянной ренты, заключенным гражданами с ОАО “МН “Дружба“.

Ответчик использовал данную методику для расчета рентных выплат в течение длительного периода времени, однако истец Чевырова С.Н. до предъявления настоящего иска не оспаривала применяемую ответчиком методику.

02.08.2008 г. Чевырова С.Н. обратилась к ответчику с заявлением о предоставлении расчета рентных платежей за весь период действия договора и просьбой в будущем сопровождать рентные выплаты письменной информацией о порядке начисления денежных сумм (том 1, л.д. 13).

На данное заявление письмом от 03.09.2008 г. ОАО “МН “Дружба“ ответило, что с ноября 1997 года Чевыровой С.Н. начисляются и выплачиваются рентные выплаты по договору исходя из ставки Сберегательного банка РФ по срочному депозиту для частных лиц на полгода в месте нахождения ОАО “МН “Дружба“, рассчитанной на сумму ренты.

В случае превышения процента рентабельности производственной деятельности плательщика ренты над ставкой Сберегательного банка РФ за основу для расчета рентных выплат берется процент рентабельности (том 1, л.д. 14).

Заявлением от 29.08.2008 Чевырова С.Н. предложила ответчику расторгнуть договор постоянной ренты N 987 от 02.10.1997 по причине существенного нарушения его условий со стороны плательщика ренты в части выплаты рентных платежей (том 1, л.д. 17).

Письмом от 08.10.2008 г. N 01-03-17/13961 ОАО “МН “Дружба“ отказалось от расторжения договора постоянной ренты N 987 от 02.10.1997 по указанным Чевыровой С.Н. обстоятельствам, ссылаясь на надлежащее исполнение обязательств по договору (том 1, л.д. 18).

Следовательно, направляя ответчику предложение о расторжении договора, Чевырова С.Н. не ссылалась на какие-либо конкретные нарушения ответчиком условий договора в части выплаты, рентных платежей, не оспаривала используемую ответчиком методику расчета, в том числе определение ответчиком рентабельности производственной деятельности.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что ответчиком ненадлежащим образом начислялись рентные выплаты судом апелляционной инстанции не может быть признан обоснованным в силу следующего.

Заключение специалиста ЗАО “Независимое агентство “Эксперт“ N 18/09 от 10.03.2009 было получено истцом во время производства по делу.

В силу ч. 5 ст. 71 АПК РФ никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Вместе с тем, заключение ЗАО “Независимое агентство “Эксперт“ N 18/09 от 10.03.2009 не может быть признано надлежащим доказательством, поскольку в материалы дела не представлено доказательств наличия лицензии у ЗАО “Независимое агентство “Эксперт“ на право проведения экспертиз в данной отрасли, ввиду чего представленное в материалы дела заключение по смыслу норм ст. ст. 82, 86 АПК РФ не может быть расценено судом в качестве надлежащего доказательства тех обстоятельств, на которые ссылается истец.

Кроме того, указание в заключении специалиста на использование им норм Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации“, а также на проведение судебно-бухгалтерского исследования не наделяют данное заключение доказательственной силой заключения эксперта, данного по результатам судебной экспертизы, назначенной определением суда в соответствии со ст. 82 АПК РФ, с предупреждением эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами (ч. 4 ст. 71 АПК РФ).

Оценив в порядке ст. 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доводы истца о неправильном расчете ответчиком рентных выплат в отсутствие указания в договоре на конкретную методику определения рентабельности производственной деятельности, а также в отсутствие законодательно закрепленного порядка расчета рентабельности производственной деятельности не могут служить основанием для расторжения договора ренты.

Вместе с тем, как правильно указал суд первой инстанции, поскольку истец не обращался к ответчику с требованием о перерасчете подлежащих выплате рентных платежей в связи с неполной оплатой сумм рентных выплат, истец вправе потребовать оплаты невыплаченных сумм ренты.

Доводы заявителя апелляционной жалобы о применении ответчиком неправильных процентных ставок Сбербанка России судом апелляционной инстанции не может быть признан обоснованным, поскольку не подтверждается материалами дела, так как по условиям договора ренты должны применяться ставки Сбербанка РФ, действующие в месте нахождения плательщика ренты.

Непредставление ответчиком истцу до предъявления настоящего иска используемой ответчиком методики расчета рентабельности производственной деятельности не может являться основанием для расторжения договора ренты, поскольку обязанность ответчика по представлению этих сведений договором не предусмотрена.

В соответствии с заявлением от 02.08.2008 Чевырова С.Н. просила ответчика представить ей расчет рентных платежей за весь период действия договора и в будущем сопровождать рентные выплаты письменной информацией о порядке начисления денежных сумм.

Письмом от 03.09.08 ответчик сообщил истцу о том, в каком порядке рассчитывались рентные выплаты с ноября 1997 года.

В соответствии с ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Вместе с тем, доказательств наличия предусмотренных законом или договором оснований для расторжения договора постоянной ренты, а именно доказательств существенного нарушения ответчиком условий договора, истцом представлено не было.

Учитывая изложенное, требование истца о расторжении договора постоянной ренты N 987 от 02.10.1997 года правомерно оставлено судом первой инстанции без удовлетворения.

При вышеуказанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения жалобы Чевыровой С.Н. и отмены принятого законного и обоснованного решения.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Брянской области от 19 июня 2009 года по делу N А09-13789/2008-25 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Чевыровой С.Н. - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

Н.В.ЗАИКИНА

Судьи

Л.А.ЮДИНА

Е.В.РЫЖОВА