Решения и постановления судов

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2009 по делу N А09-15336/2008 По делу о взыскании убытков в виде субсидий за поставленную продукцию по государственному контракту, штрафных санкций, неоплаченных расходов по транспортировке и процентов за пользование чужими денежными средствами.

ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 августа 2009 г. по делу N А09-15336/2008

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Никуловой М.В.,

судей Заикиной Н.В., Юдиной Л.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Андреевой Е.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу крестьянского (фермерского) хозяйства Ф.И.О. п. Суземка Брянской области, на решение Арбитражного суда Брянской области от 29 апреля 2009 года по делу N А09-15336/2008 (судья Дюбо Ю.И.), принятое по иску крестьянского (фермерского) хозяйства Ф.И.О. п. Суземка Брянской области, к закрытому акционерному обществу “Мелькрукк“, г. Брянск, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора: государственное унитарное предприятие “Брянская областная продовольственная корпорация“; общество с ограниченной ответственностью “Суземское заготзерно“, п. Суземка Брянской области, о взыскании 36 300 руб. 84 коп.,

при участии в судебном заседании:

от истца: не явился, извещен судом надлежащим образом,

от ответчика: Богдановой Т.М., представителя, доверенность N 82 от 11.01.2009,

от третьих лиц: не явились, извещены судом надлежащим образом,

установил:

крестьянское (фермерское) хозяйство Ф.И.О. (далее - КФХ Шупикова Л.Н.), п. Суземка Брянской области, обратилось в Арбитражный суд Брянской области с иском к закрытому акционерному обществу “Мелькрукк“ (далее - ЗАО “Мелькрукк“), г. Брянск, о взыскании 36 300 руб. 84 коп., в том числе убытков в виде субсидий за поставленную продукцию по государственному контракту N 34/24-7 от 18.04.2006 в размере 11 800 руб., долга за доставку на основании пункта 2.2.16 контракта и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 607 руб. 61 коп.

До рассмотрения спора по существу, истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика 27 774 руб. 99 коп., в том числе 11 257 руб. убытков в виде субсидий, 9 446 руб. 66 коп. штрафных санкций, 5 382 руб. 43 коп. неоплаченных расходов по транспортировке и 1 688 руб. 90 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму долга за транспортировку за период с 03.10.2006 по 03.03.2009 (л.д. 40 - 43). Судом уточнение принято.

В деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, участвуют государственное унитарное предприятие “Брянская областная продовольственная корпорация“ (далее - ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“), г. Брянск; общество с ограниченной ответственностью “Суземское заготзерно“ (далее - ООО “Суземское заготзерно“).

Решением Арбитражного суда Брянской области от 29.04.2009 (судья Дюбо Ю.И.) исковые требования удовлетворены частично: с ЗАО “Мелькрукк“ в пользу КФХ Шупикова Л.Н. взыскано 5 382 руб. 43 коп. транспортных расходов, в остальной части иска отказано (л.д. 82 - 87).



Не согласившись с такой позицией суда области, КФХ Шупикова Л.Н. обратилось в Двадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, просит его отменить в части отказа в удовлетворении требований.

В обоснование своих доводов податель жалобы ссылается на то, что в протоколах судебных заседаний не отражены заявления о наличии аудиозаписей и средств их воспроизведения; переговоры по существу спора с ответчиком, с заместителем директора ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“, с главным бухгалтером ООО “Суземское заготзерно“ Майстренко Л.К.; ходатайство об истребовании у третьего лица - ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“ сведений, касающихся даты выдачи разрешения на приемку в региональный фонд фуражной ржи вместо продовольственной; ходатайство об истребовании сведений в финансовом управлении администрации Брянской области о дате направления средств на выплату субсидий за зерно регионального фонда. Считает, что судья вообще не имела право вести протокол судебного заседания. По его мнению, в протоколе не отражена его позиция о том, что число падения не оговаривалось в контракте 2006 года. Отмечает, что судья, привлекая третьих лиц к участию в деле, не определила на чьей стороне они выступают, и соответственно, какими правами и обязанностями наделены. Считает необоснованной ссылку суда в обжалуемом решении на отзыв третьего лица, с которым истец не был ознакомлен и в судебном заседании судьей не оглашался. Обращает внимание на положения части 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми ответчик обязан возместить убытки в виде субсидии. Утверждает, что именно ответчик должен доказать отсутствие вины как лицо, нарушившее обязательство. Не согласен с выводом суда относительно требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, настаивает на их исчислении с 03.10.2006. Указывает на надлежащее исполнение им своих обязательств по поставке зерна контрагенту исполнителя, полагая, что недопоставка зерна вызвана введением на территории Брянской области режима чрезвычайной ситуации, что подтверждается распоряжением администрации Брянской области от 25.09.2006 N 893. Отмечает, что спорное зерно в количестве 11 690 кг на момент передачи третьему лицу - ООО “Суземское заготзерно“ (07.09.2006) принималось как заведомо продовольственное. Оспаривает имеющиеся в материалах дела реестры N 33 от 07.09.2006, в которых отсутствует подпись начальника лаборатории.

Ответчик представил письменные возражения на доводы апелляционной жалобы, изложенные в отзыве. Обращает внимание на то, что, истец, указывая на наличие недостатков в протоколе судебного заседания, не заявлял замечаний относительно полноты и правильности его составления. Указывает, что в соответствии с условиями заключенного контракта ответчик является исполнителем по контракту и самостоятельно не ведет расчеты с товаропроизводителем. Отмечает, что все расчеты за поставку зерна ведет госзаказчик, то есть третье лицо - ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“.

Третьи лица письменные отзывы на апелляционную жалобу не представили.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель ответчика поддержал свою позицию, изложенную в отзыве на апелляционную жалобу.

Истец и третьи лица, в суд второй инстанции своих представителей не направили, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом.

С учетом мнения представителя ответчика дело рассмотрено в отсутствие неявившихся участников арбитражного процесса в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Поскольку истец не оспаривает решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований о взыскании 5 382 руб. 43 коп. транспортных расходов, а ответчиком не заявлено возражений относительно проверки решения суда в полном объеме, законность и обоснованность судебного акта проверены в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в обжалуемой части, а именно в части отказа в удовлетворении требований КФХ Шупикова Л.Н.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав мнение представителя ответчика, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения или отмены решения Арбитражного суда Брянской области в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела, 18.04.2006 между КФХ Шупикова Л.Н. (поставщик), ЗАО “Мелькрукк“ (исполнитель) и ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“ (госзаказчик) заключен государственный контракт N 34/24-7 на поставку в региональный фонд зерна урожая 2006 года, предметом которого явилась закупка госзаказчиком через исполнителя у товаропроизводителей продовольственного и (или) фуражного зерна урожая 2006 года в региональный фонд с последующей реализацией для переработки и поставки продукции потребителям области по разнарядкам госзаказчика (л.д. 5 - 6).

Виды, объемы закупок зерна в региональный фонд из урожая 2006 года по настоящему контракту определены органами законодательной и исполнительной власти Брянской области в пределах выделенных ассигнований. Цена на зерно устанавливается не выше рыночной, прогнозируемой на момент исполнения договора и согласовывается на заседании координационно-консультативного Совета по проблемам АПК Брянской области (пункт 1.1 договора).

При этом стороны договорились, что стартовая цена на рожь продовольственную урожая 2006 года для авансирования поставок в региональный фонд составляет 2 500 руб., пшеницу фуражную - 2 500 руб., ячмень фуражный - 2 100 руб. с НДС.

В соответствии с условиями пункта 2.1.1 указанной сделки поставщик обязался произвести и поставить зерно своим транспортом исполнителю напрямую или контрагенту рожь продовольственную в количестве 100 т по цене 2 500 руб. стоимостью 250 000 руб.

В пункте 2.1.3 контракта стороны определили следующий срок поставки зерна:



- в счет погашения выданного аванса (коммерческого кредита) до 20.08.2006;

- в счет договора до 15.09.2006 года.

В свою очередь исполнитель обязался закупить зерно у товаропроизводителя (поставщика) с учетом выданного аванса, но не выше объемов заключенного договора и ассигнований, выделенных администрацией области, в сроки, указанные в пункте 2.1.3 за средства, переданные исполнителю через госзаказчика и обеспечить его учет на балансовых счетах.

Пунктом 2.2.16 предусмотрена обязанность исполнителя оплатить поставщику стоимость доставки зерна до склада исполнителя или до ХПП (контрагента) или организовать его вывозку своими силами по дополнительному договору с товаропроизводителями (поставщиками), согласовав тарифы с госзаказчиком, комитетом по сельскому хозяйству и продовольствию Брянской области и управлением тарифно-ценовой политики и потребительского рынка.

Обязанности госзаказчика определенны в разделе 2.3 договора. Так, последний обязался предоставить поставщику через исполнителя аванс в виде бюджетных средств (коммерческого кредита) или товарно-материальных ценностей по заявке поставщиков на возвратной основе в размере не менее 50% от стоимости объема закупок после заключения контракта. При этом аванс (коммерческий кредит) может быть полностью или частично предоставлен материально-техническими средствами по заявкам поставщика. Окончательный расчет за поставку сверхавансового зерна производится до 01.10.2006.

Во исполнение условий совершенной сделки КФХ Шупикова Л.Н. произвело поставку ЗАО “Мелькрукк“ 60 500 кг ржи, в зачетном весе 58 705 кг ржи, в том числе продовольственной ржи 41 408 кг и фуражной ржи 17 297 кг на общую сумму 143 492 руб. 65 коп. Данные обстоятельства подтверждаются приемной квитанцией от 18.04.2006 (л.д. 11).

По договору оказания услуг по приемке, отпуску и временному хранению зерна регионального N 2 от 09.08.2006, заключенному между ООО “Суземское заготзерно“ (хранитель) и ЗАО “Мелькрукк“ (поклажедатель), последний поручил хранителю произвести приемку, отгрузку и временное хранение зерна урожая 2006 года от товаропроизводителей, заключивших договор с поклажедателем на поставку зерна урожая 2006 года в региональный фонд (л.д. 54).

При этом последним была принято от КФХ Шупикова Л.Н. зерно в количестве 11 690 кг зачетным весом 11 257 кг, что подтверждается реестром товарно-транспортных накладных на принятое зерно с определением качества по среднесуточной пробе N 33 от 07.09.2006.

В соответствии с актом сверки по состоянию на 01.11.2006, подписанным между ООО “Суземское заготзерно“ и ЗАО “Мелькрукк“, от КФХ Шупикова Л.Н. было принято 30 т зерна и 28 т фуражного зерна (л.д. 64).

Позднее, 31.12.2006 между КФХ Шупикова Л.Н., ЗАО “Мелькрукк“ и ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“ заключено соглашение о взаимном зачете текущих платежей N 318, в соответствии с условиями пункта 1.1 которого госзаказчик и исполнитель производят зачет финансирования в размере 59 503 руб. 50 коп. в счет оплаты субсидий по закупкам зерна урожая 2006 года, поставленного в региональный фонд области (л.д. 8).

Пунктом 2 соглашения предусмотрено, что поставщик и исполнитель производят зачет финансирования в сумме 59 503 руб. 50 коп. в счет оплаты субсидий по закупкам зерна урожая 2006 года, поставленного в региональный фонд области.

Претензией от 30.01.2007, направленной ЗАО “Мелькрукк“, КФХ Шупикова Л.Н. указало на необоснованное зачисление поставленной им ржи продовольственной в количестве 11 257 кг как фуражной и просило уменьшить образовавшуюся задолженность на сумму 11 257 руб. (л.д. 7).

Ссылаясь на неисполнение поставщиком обязательств по поставке зерна урожая 2006 года и погашению части полученного аванса денежными средствами, а не зерном, ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“ письмом N 03/288 от 19.03.2007 уведомило его об образовавшейся задолженности по государственному контракту, начислив при этом штрафные санкции, на общую сумму 26 948 руб. 77 коп., и потребовало ее оплатить в срок до 01.04.2007 (л.д. 44).

В 2007 году между КФХ Шупикова Л.Н., ЗАО “Мелькрукк“ и ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“ было заключено соглашение о взаимном зачете текущих платежей, в соответствии с условиями которого последнее обязалось профинансировать поставщика через исполнителя в счет авансирования поставок зерна урожая 2007 года в региональный фонд на сумму 18 427 руб. 66 коп.

В свою очередь поставщик обязался оплатить госзаказчику задолженность в сумме 18 427 руб. 66 коп., в том числе неотработанный аванс по закупкам зерна (рожь) урожая 2006 года в сумме 8 981 руб., а также штрафные санкции и убытки корпорации по поставкам зерна урожая 2006 года и оплату услуг корпорации по оформлению кредитов в размере 0,7%, что составляет 9 446 руб. 66 коп.

При этом стороны договорились прекратить встречные обязательства по оплате денежных средств, возникшие из указанных в пунктах 2 и 3 соглашения договоров, зачетом на сумму 18 427 руб. 66 коп.

Указывая на необоснованное зачисление поставленной ржи продовольственной в количестве 11 257 кг как фуражной и уплату штрафных санкций, которые являются убытками истца, он обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из установленного им факта ненадлежащего исполнения ЗАО “Мелькрукк“ обязательств в рамках заключенного сторонами государственного контракта по оплате расходов за доставку зерна и пришел к выводу об обоснованности заявленного иска в этой части. Отказывая во взыскании суммы убытков, арбитражный суд области пришел к выводу о недоказанности истцом причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникшими у истца убытками как обязательного условия для удовлетворения соответствующего требования.

Оценив в совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства с учетом обстоятельств дела, исследованных в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционная судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В силу статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в частности, вследствие причинения вреда и иных действий граждан и юридических лиц.

Нарушенное право, в свою очередь, подлежит защите одним из способов, указанных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Формулирование предмета и основания иска обусловливается избранным истцом способом защиты своих нарушенных прав и законных интересов. Для защиты гражданских прав возможно использование одного из перечисленных в указанной правовой норме способов, либо нескольких из них. Однако, если нормы права предусматривают для конкретного спорного правоотношения только определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд, вправе применить лишь этот способ.

К одному из способов защиты гражданских прав относится возмещение убытков.

Статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу норм пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации размер упущенной выгоды должен определяться с учетом: мер, предпринятых кредитором для ее получения, а также сделанных с этой целью приготовлений разумных затрат, которые должен был понести кредитор, если бы обязательство было исполнено.

При этом статья 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Обязанность возместить вред при отсутствии вины причинителя может быть возложена на последнего исключительно законом.

Таким образом, убытки представляют собой негативные имущественные последствия, возникающие у лица вследствие нарушения его неимущественного или имущественного права. Реализация такого способа защиты, как возмещение убытков, возможна лишь при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности: совершение причинителем вреда незаконных действий (бездействия); наличие у субъектов гражданского оборота убытков с указанием их размера; наличие причинной связи между неправомерным поведением и возникшими убытками; наличие вины лица, допустившего правонарушение.

Поэтому лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие вышеперечисленного состава правонарушения, а также размер подлежащих возмещению убытков.

Отсутствие одного из вышеназванных условий влечет за собой отказ суда в удовлетворении требований о возмещении вреда.

Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в совместном Постановлении N 6/8 от 01.07.1996 года “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“ указали, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

При исчислении размера неполученных доходов первостепенное значение имеет определение достоверности (реальности) тех доходов, которые потерпевшее лицо предполагало получить при обычных условиях гражданского оборота. При определении размера упущенной выгоды должны учитываться данные, которые бесспорно подтверждают реальную возможность получения денежных сумм или иного имущества. Ничем не подтвержденные расчеты о предполагаемых доходах не должны приниматься во внимание. Подтверждением реальности получения упущенной выгоды, в частности, могут служить предыдущие договорные отношения сторон.

В статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплено императивное правило, в силу которого каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Так, при предъявлении требования о возмещении убытков, истцом, помимо прочего, должны быть представлены доказательства, обосновывающие их размер.

При этом статья 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает императивное правило, запрещающее подтверждать обстоятельства, которые должны быть подтверждены определенными доказательствами, какими-либо иными доказательствами.

В данном случае убытки определены истцом в виде недополученной субсидии за поставленную продукцию по государственному контракту N 34/24-7 от 18.04.2006 в размере 11 257 руб. (упущенная выгода).

Как следует из материалов дела, предметом заключенного сторонами государственного контракта явилась поставка КФХ Шупикова Л.Н. своим транспортом госзаказчику через исполнителя ржи продовольственной в количестве 100 т по цене 2 500 руб. стоимостью 250 000 руб.

Факт поставки истцом ЗАО “Мелькрукк“ 60 500 кг ржи, в зачетном весе 58 705 кг ржи, в том числе продовольственной ржи 41 408 кг и фуражной ржи 17 297 кг, на общую сумму 143 492 руб. 65 коп. подтверждается приемной квитанцией от 18.04.2006 (л.д. 11).

Постановлением администрации Брянской области от 15.11.2006 N 669 утверждено Положение о порядке расходования средств областного бюджета на выплату субсидии сельхозтоваропроизводителям, машинно-технологическим станциям, крестьянским (фермерским) хозяйствам и другим организациям и предприятиям Брянской области, поставившим зерно в региональный продовольственный фонд в 2006 году из урожая 2006 года, согласно которому определены следующие размеры субсидии на зерно, поставленное в региональный продовольственный фонд, на 1 тонну: на рожь продовольственную, соответствующую ГОСТу - 1 500 руб., рожь и пшеницу фуражную - 500 руб.

Согласно расчету истца причитающаяся ему как товаропроизводителю субсидия определена в размере 70 706 руб. 50 коп., а именно: за продовольственную рожь - 41 408 кг х 1,5 руб. = 62 112 руб.; за фуражную рожь 17 297 кг х 0,5 руб. = 8 648 руб. 50 коп.

Доказывая факт причинения вреда, истец сослался на то, что поставленная им рожь в зачетном весе 11 257 кг отвечала требованиям, предъявляемым к продовольственному зерну, но в нарушение требований ГОСТа 16990-88 была оформлена ответчиком как рожь фуражная.

В соответствии с пунктом 1.1.3 ГОСТа 16990-88 “Рожь. Требования при заготовках и поставках“ рожь, заготовляемую на предприятиях, не оснащенных приборами для определения числа падения, и поставляемую с этих предприятий, подразделяют по качеству на две группы: А и Б, в соответствии с требованиями таблиц 3 и 4, без учета числа падения (л.д. 59 - 61).

Как следует из материалов дела и не оспаривалось сторонами, ООО “Суземское заготзерно“, которое осуществляло на основании договора N 2 от 09.08.2006 приемку, отгрузку и временное хранение зерна, поставляемого истцом, не оснащено необходимыми приборами для определения числа падения.

В то же время в обоснование заявленных требований КФХ Шупикова Л.Н. указывает на то, что качество поставленного им и принятого ООО “Суземское заготзерно“ зерна определялось последним по среднесуточной пробе и подтверждается реестром товарно-транспортных накладных на принятое зерно N 33 от 07.09.2006.

Между тем в материалы дела представлены три таких реестра, которые различны по своему содержанию (л.д. 57, 58, 63).

Оценивая указанные документы по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции обоснованно не принял ни один из них в качестве достаточного доказательства, подтверждающего качество поставленного истцом зерна.

Прежде всего, следует отметить, что каждый из этих реестров определяет принятое зерно как рожь, рожь продовольственную и рожь фуражную. Таким образом, представленные в материалы дела реестры относят поставленное КФХ Шупикова Л.Н. зерно к различным группам качества. Причем определение такого критерия имеет в рассматриваемом случае существенное значение.

Принимая во внимание, что данные реестры содержат различные и противоречивые сведения относительно вида, а следовательно, и качества поставленного истцом зерна, они не могут быть признаны надлежащим доказательством по делу.

То обстоятельство, что в одном из реестров подпись руководителя лаборатории выполнена в виде сокращенной подписи, а в двух других значится фамилия руководителя лаборатории - Леоненко - полностью, еще не свидетельствует о достоверности данных, содержащихся в первом реестре.

В силу пункта 3 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Поскольку содержание каждого из реестров противоречит друг другу, они обоснованно отклонены судом области в качестве доказательств по делу.

Какие-либо другие доказательства, подтверждающие факт поставки истцом именно ржи продовольственной, последним не представлены.

Напротив, материалы дела свидетельствуют, что полученное от истца зерно было передано ООО “Суземское заготзерно“ ответчику как рожь фуражная.

Впоследствии письмом N 5 от 23.11.2006 ООО “Суземское заготзерно“ просило ЗАО “Мелькрукк“ засчитать рожь продовольственную согласно реестра N 33 от 07.09.2006, исключив 11 257 кг из ржи фуражной (л.д. 56).

В результате проверки качества поставленного зерна с помощью приборов учета числа падения ЗАО “Мелькрукк“ оформлено удостоверение о качестве серии 41 НУО N 07300 от 28.12.2006. Как усматривается из названного удостоверения, истцом было поставлено зерно группы А, однако с учетом числа падения зерно отнесено к 4 группе (класс Б) (л.д. 65).

С учетом изложенного оснований полагать, что поставленное истцом зерно было ошибочно отнесено ответчиком, в нарушение требований ГОСТ 16990-88, к другой группе качества зерна, у суда не имелось.

При такой совокупности обстоятельств истец, обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, не доказал как сам факт причинения ему убытков и их размер, так и наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика, и наступившими, по мнению истца, убытками.

Поскольку необходимые условия для применения гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков отсутствуют, оснований для удовлетворения исковых требований у суда области не имелось. Истец не доказал факт возникновения убытков и их размер, неправомерность действий ответчика и причинную связь между неправомерными действиями ответчика и возникшими у истца убытками.

По аналогичным основаниям истцу правомерно отказано и во взыскании штрафных санкций в размере 9 446 руб. 66 коп., которые не могут быть квалифицированы как убытки, а являются лишь ответственностью последнего за неисполнение принятых на себя обязательств по государственному контракту N 34/24-7 от 18.04.2006.

Заключая государственный контракт, стороны в пункте 4.4 предусмотрели ответственность поставщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по поставке продукции в виде неустойки в размере не менее 0,05% за каждый день просрочки от суммы неиспользованных обязательств.

Как уже указывалось, в письме N 03/288 от 19.03.2007 ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“ уведомило поставщика о неисполнении обязательств по поставке зерна урожая 2006 года и погашению части полученного аванса денежными средствами, а не зерном, и потребовало в срок до 01.04.2007 погасить образовавшуюся задолженность по государственному контракту, начислив при этом штрафные санкции, на общую сумму 26 948 руб. 77 коп. (л.д. 44).

При этом обязательства поставщика по уплате неотработанного аванса по закупкам зерна (рожь) урожая 2006 года в сумме 8 981 руб., а также штрафных санкций и убытков корпорации по поставкам зерна урожая 2006 года и оплате услуг корпорации по оформлению кредитов в размере 9 446 руб. 66 коп. прекращены зачетом на сумму 18 427 руб. 66 коп., что подтверждается соглашением о взаимном зачете текущих платежей, заключенным в 2007 году между КФХ Шупикова Л.Н., ЗАО “Мелькрукк“ и ГУП “Брянская областная продовольственная корпорация“.

Таким образом, неисполнение истцом обязательств по поставке зерна урожая 2006 года и погашению части полученного аванса денежными средствами влечет лишь наступление неблагоприятных последствий только у последнего и не может рассматриваться в качестве убытков истца, причиненных противоправными действиями ответчика.

Недоказанность обстоятельств, на которые сослалось в обоснование иска КФХ Шупикова Л.Н. повлекла за собой правомерный отказ судом области в удовлетворении заявленных требований в этой части.

Оспаривая решение суда, истец обращает внимание на положения пункта 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые, по его мнению, возлагают именно на ответчика обязанность по доказыванию факта отсутствия вины.

В силу пунктов 1, 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Согласно статьям 9 и 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений; лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В данном случае истцом были заявлены требования о взыскании с ответчика убытков, вытекающие из обязательств вследствие причинения вреда. Правовое регулирование таких правоотношений осуществляется вышеуказанными правовыми нормами. В то время как положения, на которые ссылается истец, в частности, статья 401 Гражданского кодекса Российской Федерации касается применения ответственности в случае неисполнения обязательств. Поскольку факт неисполнения обязательств ответчиком в рамках заключенного государственного контракта не подтвержден документально, оснований, предусмотренных статьей 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, для возложения на ЗАО “Мелькрукк“ ответственности за неисполнение обязательства, в данном случае не имеется.

Истцом также заявлены требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за неоплаченные расходы по транспортировке в период с 03.10.2006 по 03.03.2009.

Статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств, размер которых определяется учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. В случае взыскания долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.

Следовательно, неправомерно удерживая денежные средства истца (просрочка возврата денежных средств), ответчик должен нести ответственность за пользование ими в виде уплаты процентов на них по ставке рефинансирования Ба“ка России.

Согласно расчету истца общая сумма указанных процентов, начисленных на сумму долга по транспортировке продукции (5 382 руб. 43 коп.) за период с 03.10.2006 по 03.03.2009, исходя из ставки банковского процента в размере 13% годовых, определена в размере 1 688 руб. 90 коп.

Заключая государственный контракт, стороны в пункте 2.2.16 предусмотрели обязанность исполнителя оплатить поставщику стоимость доставки зерна до склада исполнителя или до ХПП (контрагента) или организовать его вывозку своими силами по дополнительному договору с товаропроизводителем, согласовав тарифы с госзаказчиком, комитетом по сельскому хозяйству и продовольствию Брянской области и управлением тарифно-ценовой политики и потребительского рынка.

В то же время сроки оплаты исполнителем расходов по доставке зерна сторонами в контракте не определены.

В силу пункта 2 статьи 314 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Принимая во внимание, что истец с соответствующим требованием об оплате стоимости доставки продукции к ответчику не обращался, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований в этой части.

Судебной коллегией оценивается как необоснованный и подлежащий отклонению довод заявителя о необходимости исчисления начала периода просрочки исполнения обязательства по уплате транспортных расходов с 03.10.2006.

Пунктом 5.4 контракта, на который ссылается истец в обоснование своего довода, определен срок действия контракта - с момента его подписания и до 01.10.2006, но не срок возникновения у исполнителя обязанности по оплате транспортных расходов.

При этом установленный сторонами срок действия самого договора не может приравниваться к моменту наступления у ответчика обязанности по оплате транспортных расходов.

Не основана на нормах действующего процессуального законодательства и позиция апеллянта о неполном отражении в протоколе всех процессуальных действий в ходе судебного заседания.

Так, пунктом 6 статьи 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с протоколами судебного заседания и отдельных процессуальных действий и представлять замечания относительно полноты и правильности их составления в трехдневный срок после подписания соответствующего протокола. К замечаниям могут быть приложены материальные носители проведенной лицом, участвующим в деле, аудио- и (или) видеозаписи судебного заседания.

Замечания на протокол, представленные в арбитражный суд по истечении трехдневного срока, судом не рассматриваются и возвращаются лицу, представившему эти замечания.

Материалами дела не подтверждается, что в установленный статьей 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срок апеллянтом были представлены какие-либо замечания относительно полноты и правильности составления отдельных процессуальных действий, изложенных в протоколе судебного заседания. Таким образом, замечания на протокол судебного заседания истцом не заявлялись и судом не рассматривались. Не воспользовавшись своим правом и не заявив замечания на протокол судебного заседания в трехдневный срок после его подписания, апеллянт утратил возможность впоследствии их заявлять.

Довод заявителя о том, что судья не имела право вести протокол судебного заседания противоречит действующему законодательству, в связи с чем, подлежит отклонению. Так, ведение протокола судебного заседания самим судьей с учетом статьи 5 Федерального закона от 24.07.2002 N 96-ФЗ “О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации“ соответствует положениям пункта 6 статьи 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Не принимается во внимание и ссылка заявителя на то, что судья, привлекая третьих лиц к участию в деле, не определила какими правами и обязанностями они наделены. Права и обязанности лиц, участвующих в деле, в том числе и третьих лиц, разъяснялись судом в каждом судебном заседании, о чем свидетельствуют протоколы судебных заседаний (л.д. 67-68, 80-81).

По аналогичным основаниям отклоняется и довод подателя жалобы о том, что в судебном заседании судьей не оглашался отзыв на исковое заявление третьего лица. Как усматривается из протокола судебного заседания от 22.04.2009, судом были оглашены и исследованы письменные материалы дела, к которым относится и отзыв на исковое заявление. Как уже установлено, замечаний на протокол судебного заседания от истца не поступало. В связи с чем у судебной коллегии не имеется оснований полагать, что соответствующее процессуальное действие, на которое указано в протоколе судебного заседания, в действительности не происходило.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения решения арбитражного суда первой инстанции и отклоняет доводы заявителя о его незаконности.

Обстоятельствам дела, исследованным судом первой инстанции, и взаимоотношениям сторон дана правильная правовая квалификация.

Неправильного применения судом норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены принятого судебного акта, судом второй инстанции не установлено.

В соответствии с пунктом 3 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции указывается на распределение судебных расходов, в том числе расходов, понесенных в связи с подачей апелляционной жалобы.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Таким образом, государственная пошлина по апелляционной жалобе в размере 1 000 руб. относится на истца - КФХ Шупикова Л.Н.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Брянской области от 29 апреля 2009 года по делу N А09-15336/2008 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

М.В.НИКУЛОВА

Судьи

Н.В.ЗАИКИНА

Л.А.ЮДИНА