Решения и постановления судов

Постановление ФАС Центрального округа от 15.05.2009 по делу N А14-6351-2008/207/12 Поскольку убытки истцу причинены неправомерными действиями таможенного органа, выразившимися в незаконном нахождении имущества истца на складе временного хранения, вывод суда апелляционной инстанции о взыскании причиненных истцу неправомерными действиями таможенного органа убытков за счет казны Российской Федерации является правильным.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 мая 2009 г. по делу N А14-6351-2008/207/12

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 8 мая 2009 года.

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью “ВИМ“ и Федеральной таможенной службы России на решение Арбитражного суда Воронежской области от 24.10.08 г. и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.09 г. по делу N А14-6351-2008/207/12

установил:

общество с ограниченной ответственностью “ВИМ“ (далее - Общество, истец) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к Федеральной таможенной службе России в взыскании 12 500 руб. убытков.

Определением от 30.09.2008 на основании ст. ст. 47, 49 АПК РФ суд принял замену ответчика на Российскую Федерацию в лице Федеральной таможенной службы России и увеличение исковой суммы до 202 612,25 руб. убытков, из которых 117 612,25 руб. реального ущерба и 85 000 руб. упущенной выгоды в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 24.10.08 г. заявленные требования удовлетворены частично. Суд взыскал с Российской Федерации в лице Федеральной таможенной службы за счет казны государства в пользу Общества убытки в сумме 32 612,25 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2009 решение суда первой инстанции изменено. С Российской Федерации в лице Федеральной таможенной службы за счет казны государства в пользу Общества взысканы убытки в сумме 18 054 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.



Общество обратилось с кассационной жалобой на состоявшиеся по делу судебные акты, в которой, ссылаясь на неправильное применение норм материального права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит их отменить и удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

В своей кассационной жалобе Федеральная таможенная служба России просит суд отменить принятые по делу решение и постановление, отказав в удовлетворении иска в полном объеме.

Обсудив доводы жалоб, выслушав пояснения представителя таможни, изучив материалы дела, суд кассационной инстанции полагает необходимым оставить в силе по настоящему делу постановление суда апелляционной инстанции.

Как усматривается из материалов дела, ООО “ВИМ“ 23.02.06 г. заключило контракт N 1 с фирмой “Intercar Leasing“ (США) на поставку грузовых и легковых автомобилей. В соответствии с данным контрактом Общество ввезло на территорию РФ автомобиль NISSAN SENTRA 2004 г. в. VIN 3N1СБ51D24L464411 по ГТД N 10104070/151107/003114. В процессе таможенного контроля Воронежской таможней отказано принять заявленный ООО “ВИМ“ метод определения стоимости ввозимого автомобиля, в связи с чем назначена проверка, автомобиль не выпущен в свободное обращение.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 11.02.08 г. по делу N А14-71/2008/3/11, оставленным без изменения Девятнадцатым арбитражным апелляционным судом от 23.05.08 г., действия Воронежской таможни признаны незаконными и предложено устранить допущенные нарушения.

В период с 13.11.07 г. по 13.03.08 г. автомобиль NISSAN SENTRA 2004 г. в. находился на СВХ, за что Общество уплатило 32 612,25 руб.

Кроме того, истец, заключивший 13.12.07 г. договор с покупателем Моисеенко С.А. на продажу указанного автомобиля NISSAN SENTRA 2004 г. в. и получивший задаток в сумме 85 000 руб., не выполнил обязательства по передаче автомобиля в установленный договором срок - до 15.01.08 г., в связи с чем 19.02.08 г. расторг договор и 19.03.08 г. возвратил задаток в двойном размере - 170 000 руб.

По мнению Общества, ему причинены убытки в сумме 117 612,25 руб., состоящие из 32 612,25 руб. расходов на оплату за нахождение автомобиля на СВХ и 85 000 руб. возвращенной суммы задатка (реальный ущерб), а также 85 000 руб., составляющих упущенную выгоду в связи с возвратом двойной суммы задатка.

Исследовав представленные в дело доказательства, суды пришли к обоснованному выводу о необходимости отказа в удовлетворении заявленных требований в части взыскания 170 000 руб., в том числе 85 000 руб. возвращенной суммы задатка и 85 000 руб. упущенной выгоды в связи с возвратом двойной суммы задатка ввиду следующего.

Согласно ст. 403 Таможенного кодекса РФ таможенные органы, в частности, осуществляют функции по таможенному оформлению и таможенному контролю, обеспечению соблюдения порядка перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу.



Как указано в ч. ч. 1, 2 и 3 ст. 365 Таможенного кодекса РФ, при проведении таможенного контроля не допускается причинение вреда перевозчику, декларанту, их представителям, владельцам складов временного хранения, владельцам таможенных складов, иным заинтересованным лицам, а также товарам и транспортным средствам. Убытки, причиненные неправомерными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов либо их должностных лиц при проведении таможенного контроля, подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход). За причинение лицам убытков таможенные органы либо их должностные лица несут ответственность, предусмотренную федеральными законами.

В соответствии с ч. 2 ст. 413 Таможенного кодекса РФ таможенные органы возмещают вред, причиненный лицам и их имуществу вследствие неправомерных решений, действий (бездействия) своих должностных лиц и иных работников при исполнении ими служебных или трудовых обязанностей, в соответствии с гражданским и бюджетным законодательством Российской Федерации.

В силу ст. 1069 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно ст. ст. 15, 1083 Гражданского кодекса РФ, ч. 1 ст. 65 АПК РФ лицо, требующее возмещения причиненных ему убытков, должно доказать факт нарушения другим лицом возложенных на него обязанностей (совершения незаконных действий или бездействия), наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими у заявителя убытками, а также размер убытков. Кроме того, такое лицо должно доказать, что принимало все зависящие от него меры для предотвращения (уменьшения) убытков.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что в обеспечение договора б/н от 13.12.07 г. купли-продажи автомобиля NISSAN SENTRA 2004 г. в. VIN 3N1СБ51D24L464411 покупатель Моисеенко С.А. уплатил продавцу - ООО “ВИМ“ задаток в сумме 85 000 руб.

Стороны по обоюдному согласию 19.02.08 г. расторгли договор купли-продажи от 13.12.07 г. указав в качестве причины расторжения договора невозможность Общества исполнить обязательство по передаче автомобиля в установленный в договоре срок. В этой связи, истец возвратил задаток в двойном размере в силу ч. 2 ст. 416 ГК РФ.

Однако, из представленных в деле доказательств и пояснений сторон усматривается, что одним из видов предпринимательской деятельности ООО “ВИМ“ является продажа автомобилей.

В соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

С учетом изложенного суд обоснованно указал, что истец обязан был предпринять и доказать суду принятие им мер по исполнению обязательства перед Моисеенко С.А. за счет поставки иного аналогичного автомобиля. Наличие соглашение о расторжении договора купли-продажи автомобиля с покупателем после истечения срока поставки не доказывает, что Общество приняло все необходимые меры к уменьшению или недопущению убытков.

Следовательно, поскольку ООО “ВИМ“ надлежаще не доказало наличия прямой причинно-следственной связи между фактом незаконного помещения таможней спорного автомобиля на СВХ и понесенными истцом убытками в виде возврата Моисеенко С.А. суммы задатка в двойном размере, суд правомерно отказал Обществу в удовлетворении требований в рассматриваемой части.

Удовлетворяя иск ООО “ВИМ“ в части взыскания 32 612,25 руб. убытков суд первой инстанции, руководствуясь положениями вышеназванных законодательных норм, пришел к правильному выводу о наличии вины Воронежской таможни в необоснованном помещении спорного автомобиля на СВХ, что повлекло для истца несение дополнительных расходов, поскольку решением Арбитражного суда Воронежской области от 11.02.08 г. по делу N А14-71/2008/3/11 действия работников Воронежской таможни по непринятию метода определения таможенной стоимости автомобиля признаны незаконными.

Вместе с тем, изменяя решение суда первой инстанции, Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд обоснованно указал, что сумма истребуемых убытков, понесенных Обществом за услуги по временному хранению подлежит взысканию за период с 27.12.07 г. по 13.03.08 г. и составляет 18 054 руб.

В соответствии с п.п. 21 п. 1 ст. 11 Таможенного кодекса РФ таможенная процедура - это совокупность положений, предусматривающих порядок совершения таможенных операций и определяющих статус товаров и транспортных средств для таможенных целей.

Согласно ч. 1 ст. 77 Таможенного кодекса РФ после прибытия товаров и представления таможенному органу соответствующих документов и сведений товары могут быть разгружены или перегружены (ст. 78), помещены на склад временного хранения (гл. 12), заявлены к определенному таможенному режиму либо к внутреннему таможенному транзиту (гл. 10).

В силу ч. 2 ст. 77 ТК РФ с момента предъявления товаров в месте их прибытия такие товары приобретают статус находящихся на временном хранении.

При этом временное хранение определено законодателем как таможенная процедура, при которой иностранные товары хранятся без уплаты таможенных пошлин, налогов и без применения к ним ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, до их выпуска в соответствии с определенным таможенным режимом либо до помещения их под иную таможенную процедуру (ст. 99 Таможенного кодекса РФ).

На основании п. 1 ст. 152 Таможенного кодекса РФ таможенные органы осуществляют выпуск товаров в соответствии со ст. 149 Кодекса не позднее трех рабочих дней со дня принятия таможенной декларации, представления иных необходимых документов и сведений, а также со дня предъявления товаров таможенным органам, за исключением случая продления сроков проведения проверки товаров в соответствии с п. 2 ст. 359 Кодекса.

Из материалов дела следует, что 13.11.07 г. в соответствии с правилами внутреннего таможенного транзита, импортированный ООО “ВИМ“ по ГТД N 10104070/151107/003114 иностранный товар - легковой автомобиль “NISSAN SENTRA“ 2004 г. в. VIN 3N1СБ51D24L464411, был размещен на СВХ ЗАО “Терминал-Центр“.

Истец 15.11.07 г. представил таможенную декларацию, заявив первый метод определения таможенной стоимости.

Следовательно, с 13.11.07 г. (дата помещения товара на СВХ) по 15.11.07 г. (дата подачи таможенной декларации) автомобиль правомерно находился на СВХ.

В соответствии с п. 4 ст. 323 Таможенного кодекса РФ если представленные декларантом документы и сведения не являются достаточными для принятия решения в отношении заявленной таможенной стоимости товаров, таможенный орган в письменной форме запрашивает у декларанта дополнительные документы и сведения и устанавливает срок для их представления, который должен быть достаточен для этого.

Для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров декларант обязан по требованию таможенного органа представить необходимые дополнительные документы и сведения либо дать в письменной форме объяснение причин, по которым запрашиваемые таможенным органом документы и сведения не могут быть представлены. Декларант имеет право доказать правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность представленных им сведений.

В соответствии с п. 5 ст. 323 Таможенного кодекса РФ при отсутствии данных, подтверждающих правильность определения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров, либо при обнаружении признаков того, что представленные декларантом документы и сведения не являются достоверными и (или) достаточными, таможенный орган вправе принять решение о несогласии с использованием избранного метода определения таможенной стоимости товаров и предложить декларанту определить таможенную стоимость товаров с использованием другого метода. В указанном случае между таможенным органом и декларантом могут проводиться консультации по выбору метода определения таможенной стоимости товаров.

В случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров. Таможенный орган уведомляет декларанта о принятом решении в письменной форме не позднее дня, следующего за днем принятия такого решения.

Согласно ч. 3 ст. 323 ТК РФ контроль таможенной стоимости товаров осуществляется таможенными органами в порядке, определяемом федеральным министерством, уполномоченным в области таможенного дела.

Такой порядок установлен приказом Государственного таможенного комитета РФ “Об утверждении положения о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию РФ“ от 05.12.03 г. N 1399.

Из содержания п. 7 названного Положения следует, что после рассмотрения представленных декларантом сведений, относящихся к определению таможенной стоимости ввезенного на таможенную территорию РФ товара, таможенный орган принимает одно из следующих решений: о согласии с избранным декларантом методом определения таможенной стоимости товаров и о правильности определения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров; о запросе у декларанта дополнительных документов и сведений, необходимых для подтверждения заявленной таможенной стоимости; о несогласии с использованием избранного метода определения таможенной стоимости товаров и предложении декларанту определить таможенную стоимость товаров с использованием другого метода.

Судом установлено, что Воронежская таможня направила Обществу запрос N 3114 от 15.11.07 г. о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости в срок до 30.12.07 г.

Истец направил таможне дополнительные документы, подтверждающие цену сделки 19.12.07 г.

Воронежская таможня 27.12.07 г. подготовила и направила заявителю письмо N 03-11/566 “О корректировке таможенной стоимости“, в котором сообщила о невозможности применения метода определения таможенной стоимости товара по цене сделки с ввозимыми товарами.

Таким образом, в период с 15.11.07 г. по 27.12.07 г. таможенным органом в рамках представленных таможенным законодательством полномочий была проведена проверка заявленной Обществом таможенной стоимости спорного товара в пределах установленного срока, т.е. данные действия таможни являлись правомерными и в процессе их совершения нахождение автомобиля на СВХ являлось обоснованным.

Согласно п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ в суде от имени Российской Федерации, субъекта РФ, муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов, а также по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к публично-правовым образованиям по обязательствам созданных ими учреждений, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств.

На основании с п. 5.9. Положения о Федеральной таможенной службе, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.07.06 г. N 459, функции распорядителя средств федерального бюджета в области таможенного дела возложены на Федеральную таможенную службу. Убытки истцу причинены неправомерными действиями Воронежской таможни, выразившимися в незаконном нахождении в период с 27.12.07 г. по 13.03.08 г. имущества Общества на СВХ.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о взыскании причиненных ООО “ВИМ“ неправомерными действиями Воронежской таможни убытков в сумме 18 054 руб. за счет казны Российской Федерации является правильным.

Доводы сторон, приведенные в кассационных жалобах, подлежат отклонению как несостоятельные, поскольку уже являлись предметом исследования суда апелляционной инстанции, оснований для переоценки выводов у суда кассационной инстанции, в силу прямого указания ст. 286 АПК РФ, не имеется.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену обжалуемых судебных актов, не установлено.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 АПК РФ, суд

постановил:

постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 января 2009 года по делу N А14-6351-2008/207/12 оставить без изменений, а кассационные жалобы Общества с ограниченной ответственностью “ВИМ“ и Федеральной таможенной службы России - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.