Решения и постановления судов

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 02.09.2009 N А33-20620/2006-03АП-2331/2009 по делу N А33-20620/2006 В удовлетворении иска, заявленного лизингополучателем, о признании недействительным договора уступки права требования лизинговых платежей по договору лизинга отказано, поскольку замена лизингодателя не имеет существенного значения для лизингополучателя, так как переход права собственности на указанное имущество не является основанием для изменения или расторжения договора лизинга, являющегося разновидностью договора аренды.

ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 сентября 2009 г. N А33-20620/2006-03АП-2331/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 26 августа 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 2 сентября 2009 года.

Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Кирилловой Н.А.,

судей: Бабенко А.Н., Споткай Л.Е.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Ахметшиной Г.Н.,

при участии:

от общества с ограниченной ответственностью “Красноярский хладокомбинат “Хладко“ - Мальцева А.С., представителя по доверенности от 01.12.2008,



от общества с ограниченной ответственностью Юридическое агентство “Аргумент“ - Масловской Н.Е., представителя по доверенности от 01.01.2007,

рассмотрев в судебном заседании дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции,

по иску общества с ограниченной ответственностью “Красноярское мороженое“

к обществу с ограниченной ответственностью “Юридическое агентство “Аргумент“,

к обществу с ограниченной ответственностью “Арта Плюс“,

к обществу с ограниченной ответственностью “Красноярский хладокомбинат “Хладко“

о признании недействительными договоров уступки права требования,

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Красноярское мороженое“ (далее - ООО “Красноярское мороженое“) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Юридическое агентство Аргумент“ (далее - ООО “Аргумент“), к обществу с ограниченной ответственностью “Красноярский хладокомбинат “Хладко“ (далее - ООО КХ “Хладко“), к обществу с ограниченной ответственностью “Арта Плюс“ (далее - ООО “Арта Плюс“) о признании недействительными договора уступки права требования лизинговых платежей по договору лизинга серии ДИ/ПА N 02-1003, заключенного 11.03.2005, и договора уступки права требования лизинговых платежей по договору лизинга серии ДИ/ПА N 02-1003, заключенного 01.04.2005.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 29 апреля 2009 года в удовлетворении исковых требований отказано.



Не согласившись с данным решением, ООО “Красноярское мороженое“ обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить.

При рассмотрении апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции установлено, что по заявлениям истца и ответчиков определением о назначении дела к судебному разбирательству от 20.02.2007 к рассмотрению дела привлечены арбитражные заседатели, предложенные истцом и ответчиком - Шаповалов Владислав Анатольевич и Шустов Игорь Валерьевич.

Определением от 23 марта 2007 года судом к рассмотрению дела привлечена арбитражный заседатель Ф.И.О. взамен Шустова И.В., полномочия которого истекли.

В силу пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 30.05.2001 N 70-ФЗ “Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации“ (далее - Закон) в случае истечения срока полномочий арбитражного заседателя, его полномочия прекращаются Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Полномочия арбитражного заседателя Шустова И.В. Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации прекращены не были. Согласно пункту 2 статьи 4 Закона по истечении срока полномочий арбитражный заседатель может быть повторно включен в списки арбитражных заседателей в порядке, предусмотренном статьей 3 настоящего Федерального закона. Шустов И.В. повторно включен в списки арбитражных заседателей и постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.04.2007 N 22 вновь утвержден арбитражным заседателем.

Таким образом, на момент вынесения определения от 20.02.2007 о привлечении арбитражного заседателя Подопригора О.И. полномочия Шустова И.В. прекращены не были, в связи с чем у суда первой инстанции отсутствовали основания, предусмотренные процессуальным законом, для замены арбитражного заседателя.

Поскольку рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе в силу пункта 1 части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является безусловным основанием для отмены судебного акта, определением от 30 июля 2009 года суд апелляционной инстанции на основании части 5 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.

Как усматривается из искового заявления, ООО “Красноярское мороженое“ полагает, что договор уступки права требования лизинговых платежей по договору лизинга серии ДИ/ПА N 02-1003, заключенный 11.03.2005 между ООО “Аргумент“ и ООО “Арта Плюс“, является ничтожной сделкой в силу статей 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению истца, обстоятельствами, свидетельствующими об отсутствии у ООО “Арта Плюс“ намерения на приобретение и реализацию прав по договору уступки, являются:

- ненаправление должнику (истцу) уведомления о состоявшейся уступке;

- подписание между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ предварительного соглашения от 15.03.2005 о заключении договора уступки права требования лизинговых платежей по спорному договору, заключение между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ договора уступки прав требований от 01.04.2005;

- направление ООО “Арта Плюс в адрес истца уведомления о расторжении договора лизинга после совершения сделки по уступке права требования ООО КХ “Хладко“.

Кроме того, истец ссылается на отсутствие доказательств возмездности договора уступки права требования от 11.03.2005, заключенного между ООО “Аргумент“ и ООО “Арта Плюс“. ООО “Красноярское мороженое“ также полагает, что по договору уступки права требования было уступлено только обязательство истца по уплате лизинговых платежей, финансовые обязательства по оплате выкупной цены ООО “Арта Плюс“ не передавались.

По мнению ООО “Красноярское мороженое“, договор уступки права требования, заключенный 01.04.2005 между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“, является ничтожной сделкой в силу статей 168, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации как производная сделка от первоначальной ничтожной сделки. Истец также указывает, что ООО КХ “Хладко“ является участником ООО “Красноярское мороженое“ с долей в уставном капитале 50%, в связи с чем переход права требования к ООО КХ “Хладко“ по договору лизинга, в котором должником выступает дочернее общество, исключает нормальную предпринимательскую деятельность дочернего общества (истца). Истец ссылается на то, что расчет между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ за уступленное право требования не производился.

По мнению истца, договоры уступки права требования от 11.03.2005 и от 01.04.2005 являются договорами дарения, поскольку в них отсутствует указание о продаже предмета лизинга и нет цены предмета лизинга.

Истец также указывает, что действиями ООО “Аргумент“, ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ нарушены права истца на реализацию условий договора лизинга от 21.10.2003, в частности, на приобретение предмета лизинга в собственность. Истцом досрочно были выплачены лизинговые платежи и выкупная цена предмета лизинга, ООО “Аргумент“ в одностороннем порядке отказалось от исполнения обязанности по передаче предмета лизинга путем заключения договора купли-продажи. При отсутствии своевременных уведомлений о переуступках права требования оплата истцом ООО “Аргумент“ 7 360 822 рублей лизинговых платежей и выкупной цены является доказательством исполнения истцом своих обязательств по договору лизинга.

Ответчик ООО “КХ “Хладко“ полагает исковые требования необоснованными в связи со следующим:

- истцом не указано, каким образом решение по настоящему делу может повлиять на его права и законные интересы, а также не представлены доказательства того, что он является заинтересованным лицом по оспариванию сделок уступки права требования;

- истец связан с ответчиками исключительно правоотношениями по договору лизинга серии ДИ/ПА N 02-1003 от 21.10.2003, являющегося разновидностью договора аренды;

- поскольку в силу пункта 1 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды, то права и интересы арендатора при замене собственника переданного в аренду имущества не затрагиваются;

- в силу статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации при уступке права требования лизинговых платежей по договору лизинга согласие должника (лизингополучателя) не требуется;

- уплата истцом лизинговых (арендных) платежей после заключения договора уступки предыдущему собственнику 44 павильонов (ООО “Аргумент“) не влечет недействительности договора уступки права;

- по своей правовой природе договоры уступки прав являются договорами купли-продажи;

- поскольку ни параграф 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации ни глава 30 Гражданского кодекса Российской Федерации не указывают оплату как условие действительности сделки купли-продажи, то факт неоплаты купленной вещи означает только наличие у покупателя обязательства по его оплате и не влияет на действительность сделки.

Ответчик ООО “Аргумент“ не согласно с исковыми требованиями по следующим основаниям:

- истец не является стороной оспариваемых договоров уступки права требования, в связи с чем он не может быть признан заинтересованным лицом в их оспаривании;

- квалификация истцом договоров уступки права требования как договоров дарения является необоснованной, поскольку в них отсутствует прямое указание на безвозмездность договора;

- переход права собственности на павильоны не нарушает прав и законных интересов истца как арендатора павильонов, поскольку пункт 1 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает сохранение в силе договора аренды при переходе права собственности на сданное в аренду имущество;

- истцом не представлены доказательства своего интереса в правовых последствиях признания недействительными договоров уступки, применение последствий недействительности указанных сделок не создаст, не прекратит и не изменит гражданских прав истца по отношению к спорному имуществу (павильонам);

- доводы истца о том, что ответчики не уведомили (не своевременно уведомили) его о заключении договоров уступки, не имеют значения для оценки договоров уступки на предмет их действительности;

- факт оплаты уступленного права требования по договорам уступки от 11.03.2005 и от 01.04.2005 подтверждается актом приемки-передачи векселя от 15.03.2005, а также письмами ООО КХ “Хладко“, адресованными ООО “Аргумент“, от 09.03.2005, от 10.03.2005, от 11.03.2005 и платежными поручениями от 11.03.2005 N 179 на сумму 560 000 рублей, от 11.03.2005 N 180 на сумму 440 000 рублей, от 11.03.2005 N 181 на сумму 350 000 рублей.

- факт вступления ООО КХ “Хладко“ в права собственника павильонов подтверждается тем, что ООО “Аргумент“ направило СК “Инкасстрах“ письмо о замене выгодоприобретателя по договору страхования серии II-ИП-19 от 01.12.2004 N 00363 в связи с отчуждением предмета страхования (павильонов), а также уплатой ООО КХ “Хладко“ второго платежа страховой премии по указанному договору;

- целью заключения договоров уступки права требования являлась смена собственника имущества, в результате заключения указанных договоров данная цель сторонами была достигнута, ООО “Аргумент“ осуществило продажу павильонов и получило определенную материальную выгоду в виде денежных средств;

- ООО “Аргумент“ перестало учитывать павильоны на своем балансе и нести бремя собственника указанного имущества с марта 2005 года.

ООО “Красноярское мороженое“ и ООО “Арта “Плюс“, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, своих представителей в судебное заседание не направили.

От ООО “Красноярское мороженое“ поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с невозможностью явки представителя по причине участия в судебном заседании Арбитражного суда Красноярского края по делу N А33-13471/2009.

Представители ответчиков против удовлетворения ходатайства истца возражали.

Рассмотрев ходатайство истца об отложении рассмотрения, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Право выбора участия в одном из двух судебных заседаний принадлежит представителю истца. Представитель истца полагает, что предварительное судебное заседание приоритетнее заседания суда апелляционной инстанции.

Кроме того, в судебном заседании 03.07.2009 принимал участие директор истца. Доказательства невозможности присутствия директора в настоящем судебном заседании истцом не представлены.

Принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, а также то, что ходатайство об отложении судебного заседания в суде апелляционной инстанции заявляется истцом повторно, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об уклонении истца от явки в суд.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции отклоняет ходатайство истца об отложении судебного заседания.

В соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривается в отсутствие представителей истца и ответчика ООО “Арта Плюс“.

В судебном заседании представители ответчиков поддержали доводы, изложенные в отзыве на исковое заявление.

Дело рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства:

21.10.2003 между ООО “Аргумент“ (лизингодатель) и ООО “Красноярское мороженое“ (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) движимого имущества с полной амортизацией серии ДИ/ПА N 02-1003 (далее - Договор), в соответствии с условиями которого лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество (предмет лизинга) у определенного лизингополучателем поставщика и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей с последующим выкупом на условиях настоящего Договора.

Пунктом 1.2 Договора предусмотрено, что перечень имущества, являющегося предметом лизинга, определяется сторонами в приложении N 1 к Договору.

Согласно пункту 1.3 Договора лизингополучатель обязуется надлежащим образом принять предмет лизинга по временное владение и пользование, ввести его в эксплуатацию, обеспечить его сохранность и использование только по назначению, своевременно уплачивать лизинговые платежи непосредственно лизингодателю и возвратить предмет лизинга лизингодателю в надлежащем состоянии (либо приобрести предмет лизинга в собственность) по окончании срока лизинга.

Срок лизинга, на который предмет лизинга передается лизингополучателю во временное владение и пользование установлен в течение 24 месяцев (пункт 4.2 Договора). Пунктом 4.3 Договора предусмотрено, что исчисление срока лизинга начинается со дня приемки лизингополучателем предмета лизинга.

Согласно пункту 6.1 Договора плата за временное владение и пользование предоставленным по настоящему Договору предметом лизинга осуществляется лизингополучателем в виде лизинговых платежей, уплачиваемых лизингодателю.

В силу пункта 6.2 Договора общая сумма настоящего Договора (общая сумма лизинговых платежей) состоит из суммы возмещения лизингодателю инвестиционных затрат (затрат, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга, страхования), а также с оказанием дополнительных услуг (выполнением дополнительных работ) и суммы вознаграждения лизингодателя, указанных в приложении N 2 настоящего Договора.

В случае полной и своевременной уплаты лизинговых платежей предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя на основании заключения сторонами договора купли-продажи и передаточного акта по выкупной цене, установленной в приложении N 2 к настоящему Договору.

Согласно пункту 7.2 Договора лизингодатель (страхователь) обязан застраховать предмет лизинга от рисков утраты (гибели), повреждения (порчи), недостачи или нарушения комплектности на срок страхования, равный сроку лизинга. Выгодоприобретателем по такому договору страхования является лизингодатель. Страховая сумма определяется стоимостью предмета лизинга на начало лизингового срока и на начало каждого следующего лизингового года.

В соответствии с приложением N 1 к Договору (т. 1, л.д. 61) предметом лизинга являются торговые павильоны “Мороженое“, в количестве 44-х штук, производитель - Россия, Красноярский край, ООО “Красмонтажстрой“, амортизационная группа предмета лизинга - 4, срок полезного пользования предмета лизинга - 5 лет. Цена за единицу согласована сторонами в размере 120 030 рублей, в том числе НДС 20%, стоимость предмета лизинга - 5 281 320 рублей, в т.ч. НДС - 20%.

В приложении N 2 к Договору (т. 1, л.д. 62) сторонами согласован график лизинговых платежей, согласно которому сумма лизинговых платежей составляет 7 360 822 рублей с учетом НДС.

Торговые павильоны в количестве 44-х штук стоимостью 5 281 320 рублей переданы лизингополучателю по акту приема-передачи от 20.11.2003, подписанному ООО “Аргумент“ (лизингодателем), ООО “Красноярское мороженое“ (лизингополучателем) и ООО “Красмонтажстрой“ (поставщиком).

11.03.2005 между ООО “Аргумент“ (кредитор) и ООО “Арта Плюс“ (новый кредитор) заключен договор об уступке прав требования к договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, в соответствии с условиями которого ООО “Аргумент“ уступило ООО “Арта Плюс“ имущественное право требования по договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003 на получение от ООО “Красноярское мороженое“ лизинговых платежей согласно графику лизинговых платежей, являющимся приложением N 2 к договору лизинга (т. 1, л.д. 58).

Согласно пункту 2 договора уступки права от 11.03.2005 цена права требования составляет 1 830 000 рублей и уплачивается кредитору в срок до 01.04.2005 путем перечисления денежных средств на расчетный счет кредитора либо путем передачи кредитору банковского векселя. При этом оплата цены права требования может быть произведена за нового кредитора третьим лицом.

Пунктом 6 договора уступки права требования от 11.03.2005 предусмотрено, что передача предмета лизинга в собственность нового кредитора осуществляется в момент подписания договора. Стороны пришли к соглашению о том, что настоящий договор имеет силу передаточного акта.

15.03.2005 между ООО “Арта Плюс“ (кредитор) и ООО КХ “Хладко“ (новый кредитор) подписан предварительный договор об уступке права требования к договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, в соответствии с условиями которого кредитор принял на себя обязательства в срок до 01.04.2005 включительно заключить с новым кредитором договор уступки прав требования к договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003 (т. 2, л.д. 13).

В соответствии с пунктом 2 предварительного договора цена основного договора (продажная цена предмета лизинга) согласована сторонами в размере 1 830 000 рублей с учетом НДС. Цена основного договора уплачивается кредитору путем перечисления новым кредитором третьему лицу (ООО “Аргумент“, ИНН 2465048513) денежных средств за кредитора или путем передачи новым кредитором третьему лицу (ООО “Аргумент“, ИНН 2465048513) банковского векселя за кредитора.

Оплата третьему лицу (ООО “Аргумент“) производится новым кредитором за кредитора в соответствии с договором об уступке прав требования к договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003 от 21.10.2003, заключенным кредитором 11.03.2005 с ООО “Аргумент“.

Оплата цены основного договора производится новым кредитором предварительно до заключения основного договора, в срок до 1 апреля 2005 года.

Во исполнение условий предварительного договора ООО КХ “Хладко“ передало ООО “Аргумент“ простой вексель ЗАО КБ “Кедр“ на сумму 3 180 000 рублей в счет оплаты за ООО “Арта Плюс“ по договору уступки права от 11.03.2005, что подтверждается актом приема-передачи векселя от 15.03.2005 (т. 2, л.д. 14)

При этом в акте приема-передачи векселя стороны указали, что разница между ценой переданного в соответствии с данным актом векселя и ценой основного договора, составляющая 1 350 000 рублей, засчитывается ООО “Аргумент“ в счет ранее уплаченных ООО “Аргумент“ за ООО КХ “Хладко“ платежей по платежным поручениям от 11.03.2005 N 179 на сумму 560 000 рублей, от 11.03.2005 N 180 на сумму 440 000 рублей, от 11.03.2005 N 181 на сумму 350 000 рублей.

Вышеперечисленные платежные поручения, а также письма ООО КХ “Хладко“, адресованные ООО “Аргумент“ об оплате от 09.03.2005 на сумму 560 000 рублей, от 10.03.2005 на сумму 440 000 рублей, от 11.03.2005 на сумму 350 000 рублей представлены ответчиками в материалы дела (т. 2, л.д. 15 - 17, 19 - 21).

01.04.2005 между ООО “Арта Плюс“ (кредитор) и ООО КХ “Хладко“ (новый кредитор) заключен договор об уступке прав требования к договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, в соответствии с условиями которого ООО “Арта Плюс“ уступило ООО КХ “Хладко“ имущественное требование по договору лизинга от 21.10.2003 N ДИ/ПА N 02-1003 на получение от ООО “Красноярское мороженое“ лизинговых платежей согласно графику лизинговых платежей, являющимся приложением N 2 к договору лизинга (т. 1, л.д. 59).

Согласно пункту 2 договора об уступке права от 01.04.2005 цена права требования согласована сторонами в размере 1 830 000 рублей с учетом НДС и уплачена новым кредитором предварительно до заключения настоящего договора путем передачи новым кредитором третьему лицу (ООО “Аргумент“, ИНН 2465048513) банковского векселя за кредитора по договору уступки права от 11.03.2005.

Пунктом 5 договора об уступке права предусмотрено, что передача предмета лизинга в собственность нового кредитора осуществляется в момент подписания настоящего договора. Стороны пришли к соглашению, что настоящий договор имеет силу передаточного акта.

ООО “Арта Плюс“ направило в адрес ООО “Красноярское мороженое“ уведомление от 22.03.2005 N 15 о расторжении договора лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, в котором сообщило истцу о переходе к ООО “Арта Плюс“ прав и обязанностей лизингодателя по договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, а также указало на расторжение договора лизинга в связи с нарушением истцом условий договора и предложило истцу возвратить предмет лизинга ООО “Арта Плюс“ не позднее трех дней с момента получения настоящего уведомления. Согласно отметке ООО “Красноярское мороженое“ указанное уведомление получено истцом 11.04.2005 (т. 1, л.д. 37).

Письмом от 01.04.2005 N 65/1 ООО КХ “Хладко“ уведомило истца о переходе к ООО КХ “Хладко“ прав требования по договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003 на получение лизинговых платежей на основании договора об уступке прав требования от 01.04.2005 (т. 3, л.д. 85). Согласно отметке истца указанное письмо получено истцом 06.05.2005.

Согласно письму ЗАО КБ “Кедр“ от 13.11.2007 N 5850 вексель серии РС N 0031516 номиналом 3 180 000 руб. был предъявлен к оплате 15.03.2005 обществом с ограниченной ответственностью Юридическое агентство “Аргумент“. Указанный вексель был погашен ЗАО КБ “Кедр“ 15.03.2005, что подтверждается платежным поручением от 15.03.2005 N 17 (т. 2, л.д. 31).

В подтверждение факта вступления ООО КХ “Хладко“ в права собственника имущества, являющегося предметом лизинга по договору от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, в материалы дела представлены

- договор страхования серии II-ИП-19 N 00363 от 01.12.2004, по которому павильоны, являющиеся предметом договоров уступки, были застрахованы ООО “Аргумент“ в СК “Инкасстрах“;

- платежное поручение от 29.06.2005 N 510, подтверждающее перечисление ООО “Аргумент“ 39 600 рублей в счет оплаты страховой премии за ООО КХ “Хладко“ на основании письма ООО КХ “Хладко“ об оплате от 24.06.2005 (т., л.д. 23 - 24).

Полагая, что договор уступки права требования от 11.03.2005 по договору лизинга от 21.10.2003 совершен без намерения создать соответствующие правовые последствия, а договор уступки права требования от 01.04.2005 основан на ничтожной сделке - договоре уступке права требования от 11.03.2005, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции была назначена техническая экспертиза для определения сроков изготовления предварительного договора об уступке прав требования по договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, датированного 15.03.2005 и акта приема-передачи векселя, подписанного между ООО КХ “Хладко“ и ООО “Аргумент“, датированного 15.03.2005.

Согласно заключению эксперта от 23.12.2008 N 351-352/1-3 установить фактическую дату изготовления указанных документов (в том числе подписания сторонами) не представляется возможным.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Согласно статье 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, в том числе из договоров и иных сделок.

В силу статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации под сделками понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации, в силу ее признания таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Как следует из материалов дела, истцом заявлено требование о признании недействительными в силу ничтожности договоров уступки права требования к договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003, в том числе:

- от 11.03.2005, заключенного между ООО “Аргумент“ и ООО “Арта Плюс“;

- от 01.04.2005, заключенного между ООО “Арта Плюс“ и ООО “Аргумент“.

Истец полагает, что договор уступки права требования от 11.03.2005 заключен без намерения создать соответствующие правовые последствия, в связи с чем является ничтожным в силу статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Как усматривается из материалов дела, по договору уступки права от 11.03.2005, ООО “Аргумент“ передало ООО “Арта Плюс“ право получения лизинговых платежей от ООО “Красноярское мороженое“, возникшее из договора лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003.

Факт исполнения ООО “Аргумент“ обязательств по передаче имущества во временное владение и пользование ООО “Красноярское мороженое“ в соответствии с условиями договора лизинга от 21.10.2003 серии ДИ-ПА N 02-1003 подтверждается актом приема-передачи от 20.11.2003, подписанным ООО “Аргумент“ (лизингодателем), ООО “Красноярское мороженое“ (лизингополучателем) и ООО “Красмонтажстрой“ (поставщиком) и не оспаривается сторонами. Таким образом, с момента получения имущества у ООО “Красноярское мороженое“ возникла обязанность по уплате лизинговых платежей ООО “Аргумент“, выступающему лизингодателем по договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003.

В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника.

Договор уступки права требования от 11.03.2005 по форме и содержанию соответствует требованиям статей 388, 389 Гражданского кодекса Российской Федерации, является возмездной сделкой. Так, в пункте 2 указанного договора стоимость уступаемого права согласована сторонами в размере 1 830 000 рублей.

Факт оплаты уступленного права, подтверждается актом приема-передачи векселя от 15.03.2004, согласно которому ООО КХ “Хладко“ передало ООО “Аргумент“ простой вексель ЗАО КБ “Кедр“ на сумму 3 180 000 рублей в счет оплаты за ООО “Арта Плюс“ по договору уступки права от 11.03.2005. Кроме того, в материалах дела имеется платежное поручение от 15.03.2006 N 17, подтверждающее погашение ЗАО КБ “Кедр“ векселя перед ООО “Аргумент“.

Тот обстоятельство, что оплата уступаемого права требования произведена третьим лицом за ООО “Арта Плюс“ не может быть признано доказательством неисполнения новым кредитором обязанности по оплате права требования.

По мнению истца, обстоятельствами, свидетельствующими о мнимости сделки, являются:

- ненаправление должнику (истцу) уведомления о состоявшейся уступке;

- подписание между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ предварительного соглашения от 15.03.2005 о заключении договора уступки права требования лизинговых платежей по спорному договору, заключение между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ договора уступки прав требований от 01.04.2005;

- направление ООО “Арта Плюс“ в адрес истца уведомления о расторжении договора лизинга после совершения сделки по уступке права требования ООО КХ “Хладко“.

Ссылки истца на то, что он не был извещен о переходе прав требования по договору лизинга, не имеют значения для оценки договоров уступки на предмет их действительности. В силу пункта 3 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Подписание между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ предварительного соглашения от 15.03.2005 о заключении договора уступки права требования лизинговых платежей по договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ-ПА N 02-1003, а также заключение между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ договора уступки прав требований от 01.04.2005 не могут быть признаны бесспорными доказательствами отсутствия у сторон намерений по передаче права требования сначала ООО “Арта Плюс“, а впоследствии ООО КХ “Хладко“.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно пункту 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Ссылки истца на то, что ООО “Арта Плюс“ направило уведомление о расторжении договора лизинга 11.04.2005, то есть после совершения сделки по уступке права требования ООО КХ “Хладко“, отклоняются судом. Из уведомления ООО “Арта Плюс“ следует, что оно было составлено 22.03.2005, то есть до заключения договора уступки права требования с ООО КХ “Хладко“ от 01.04.2005. Доказательства обратного истцом не представлены.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о недоказанности истцом того, что договор уступки права требования от 11.03.2005, заключенный между ООО “Аргумент“ и ООО “Арта Плюс“ является мнимой сделкой.

При таких обстоятельствах отсутствуют основания для признания недействительным договора уступки права требования от 01.04.2005, заключенного между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ как производной сделки от первоначальной ничтожной сделки.

При оценке договора уступки права требования от 01.04.2005 судом апелляционной инстанции установлено, что по форме и содержанию указанный договор соответствует требованиям статей 388, 389 Г“ажданского кодекса Российской Федерации, является возмездной сделкой. Оплата уступленного права произведена ООО КХ “Хладко“ (новым кредитором) при заключении предварительного договора уступки права требования от 15.03.2005 путем передачи векселя ЗАО КБ “Кедр“ на сумму 3 180 000 рублей ООО “Аргумент“. Указанный порядок оплаты согласован сторонами в пункте 2 предварительного договора уступки права требования от 15.03.2005, заключенному между ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ и не противоречит действующему законодательству.

Доводы истца о том, что по своей правовой природе договоры уступки права от 11.03.2005 и от 01.04.2005 являются договорами дарения, поскольку в них отсутствует указание о продаже предмета лизинга новому кредитору и цена предмета лизинга, основаны на неправильном толковании условий данных договоров. В пункте 2 указанных договоров сторонами согласована стоимость уступаемого права и установлен порядок расчетов. В пункте 6 договора уступки права от 11.03.2005 и пункте 5 договора уступки права от 01.04.2005 предусмотрено, что с момента их подписания право собственности на предмет лизинга переходит к новому кредитору и договор уступки права имеет силу передаточного акта. Перечень имущества установлен в пункте 1 договоров уступки права. Таким образом, договоры уступки права от 11.03.2005 и от 01.04.2005 не могут быть квалифицированы судом как договоры дарения, поскольку являются возмездными сделками.

Ссылки истца на то, что по договорам уступки права новым кредиторам перешло только право требования лизинговых платежей, без права требования выкупной цены предмета лизинга, признаются необоснованными. Так, согласно пункту 1 договоров уступки к новому кредитору переходит право требования лизинговых платежей в соответствии с приложением N 2 к договору лизинга от 21.10.2003 серии ДИ/ПА N 02-1003. Согласно графику лизинговых платежей, являющимся приложением N 2 к договору лизинга, сумма указанных в нем лизинговых платежей определена с учетом выкупной цены имущества и составляет 7 360 822 рубля.

Доводы ООО “Красноярское мороженое“ о том, что переход права требования к ООО КХ “Хладко“ по договору лизинга, исключает нормальную предпринимательскую деятельность истца, поскольку ООО КХ “Хладко“ является участником ООО “Красноярское мороженое“ с долей в уставном капитале 50% не принимается судом. Так, действующее законодательство не содержит запрета на то, чтобы участник общества мог являться кредитором общества.

Доводы истца о том, что личность кредитора в данном случае имеет существенное значение для истца, отклоняются судом в связи со следующим. Договор лизинга является разновидностью договора аренды, и в силу статьи 625 Гражданского кодекса Российской Федерации к отношениям, возникающим из договора лизинга подлежат применению общие положения о договоре аренды, если иное не установлено Кодексом.

Согласно части 1 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды.

Таким образом, из правового анализа указанной нормы следует, что замена лизингодателя не имеет существенного значения для лизингополучателя, поскольку переход права собственности на указанное имущество не является основанием для изменения или расторжения договора лизинга, являющегося разновидностью договора аренды.

Ссылки истца на то, что действиями ООО “Аргумент“, ООО “Арта Плюс“ и ООО КХ “Хладко“ нарушены права истца на реализацию условий договора лизинга от 21.10.2003, в частности, на приобретение предмета лизинга в собственность, отклоняются судом, поскольку исполнение сторонами обязательств по договору лизинга от 21.10.2003 не относится к предмету настоящего спора. При наличии нарушений со стороны нового кредитора ООО КХ “Хладко“ обязанностей по договору лизинга от 21.10.2003, истец не лишен права обратиться с соответствующим иском в суд.

Учитывая изложенное, основания для признания недействительными договоров уступки прав требования от 11.03.2005 и от 01.04.2005 отсутствуют, в связи с чем исковые требования удовлетворению не подлежат.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции“ по результатам рассмотрения дела по правилам, установленным Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для рассмотрения дела в суде первой инстанции, суд апелляционной инстанции согласно пункту 2 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выносит постановление, которым отменяет судебный акт первой инстанции с указанием обстоятельств, послуживших основаниями для отмены судебного акта (часть 4 статьи 270 Кодекса), и принимает новый судебный акт.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение искового заявления и апелляционной жалобы относятся на истца.

Руководствуясь статьями 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 29 апреля 2009 года по делу N А33-20620/2006 отменить.

Принять по делу новый судебный акт.

В удовлетворении иска отказать.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через суд, принявший решение в первой инстанции.

Председательствующий

Н.А.КИРИЛЛОВА

Судьи:

А.Н.БАБЕНКО

Л.Е.СПОТКАЙ